Путь обреченных

максифантастика, омегаверс / 18+ слеш
7 дек. 2013 г.
19 нояб. 2018 г.
23
79966
3
Все главы
15 Отзыва
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
Название: Путь обреченных
Автор: Джейн-Беда
Бета: shunty
Фэндом: Ориджинал
Пейринг: м/м
Жанр: Drama, Adventure, Romance
Рейтинг: NC-17
Состояние: в процессе
Размер: миди/макси
Саммари: Алфи - альфа, рожденный в мире, где правят омеги. Власть омег оправданна, пусть многие и недовольны этим фактом. По мере взросления Алфи все больше узнает об окружающем его мире, и чем больше он узнает, тем больше понимает, что был обречен с рождения.
Предупреждение: омегаверс, UST, сомнительное согласие, ненормативная лексика, инцест, слэш.
Размещение: с моего разрешения.
От автора: пишется по заявке shunty. Посвящается shunty, лучшему переводчику фикбука.


Часть первая. Начало пути


Глава 1


Сколько себя помнил, Алфи всегда играл один. Он никогда не бывал на игровой площадке, и потому не имел опыта игры со сверстниками. Даже воспитатель, который сидел с ним в отсутствие родителей, никогда не присоединялся к его играм, предпочитая читать какие-то журналы, устроившись в отцовском кресле. Впрочем, Алфи все равно не было скучно. Он давно научился развлекать себя сам, благо на игрушки родители никогда не скупились. В его распоряжении всегда были кубики, конструкторы, цветные мелки и куча всяких интересных штук, которые можно было разобрать, поэтому он не скучал, быстро находя себе занятие.
Больше всего Алфи нравилось, когда с ним сидел папа, потому что он всегда приносил с собой книжки и, усевшись в свое любимое кресло, начинал читать вслух. Иногда он читал сказки, иногда какие-то истории, а иногда мог прочесть и что-то взрослое, совершенно непонятное. По большому счету, мальчику было все равно, что ему читают, он просто радовался звуку чужого голоса и бездумно повторял за отцом слова, которые казались ему интересными.
Бывало, с ним оставался и оми(1), но ему явно было скучно с Алфи. Он почти не следил за игрой отпрыска, предпочитая заниматься каким-то бумажками или лэптопом, принесенным с собой, но мальчик не жаловался, напротив, старался привлекать как можно меньше внимания и играть потише. Бывало, оми все же отвлекался от своих дел, и тогда Алфи чувствовал на себе его странный взгляд, не выражающий ни радости, ни привязанности. Он не знал, что этот взгляд означает, но интуитивно избегал его, ежась или отворачиваясь.
Алфи привык, что все дни в его жизни похожи один на другой, потому очень удивился, когда сегодня его вдруг переодели в новый костюм, посадили в М-мобиль(2) и отвезли в незнакомое место, которое оказалось питомником(3). Он слышал о нем от отца, и знал, что когда-нибудь окажется здесь, но не думал, что так скоро.
Все для него здесь было ново: просторное помещение, обстановка, взрослые воспитатели и конечно же дети. Многие из них выглядели его ровесниками, но некоторые явно были старше, и это бросалось в глаза, потому что они держались особняком, отгоняя любопытную «малышню».
Оказавшись в новом окружении, Алфи растерялся. Он даже не заметил, как отец ушел, оставив его на попечение воспитателей.
- Внимание все! – повысил голос один из них. – Сегодня у вас появился новый друг. Его зовут Альфред. Альфред, поздоровайся с ребятами.
Алфи не любил, когда его называли полным именем, и потому промолчал, лишь настороженно оглядел собравшихся вокруг детей. По правде сказать, он просто не знал, что нужно делать в подобной ситуации, ему нечасто доводилось общаться со сверстниками. Весь его опыт ограничивался парой визитов кузена, да и те были недолгими и в присутствии взрослых.
- Ну же, поздоровайся, - немного раздраженно поторопил его воспитатель.
Этот тон был знаком Алфи и очень ему не нравился, так с ним часто говорил оми, когда был не в настроении. По опыту Алфи знал, что если продолжить молчать, вскоре взрослый отстанет от него. Так и произошло. Устав подгонять угрюмо молчащего мальчишку, воспитатель махнул на него рукой и вернулся в отгороженный закуток, где продолжил прерванный разговор с другим взрослым.
- Ты немой? – неожиданно раздался робкий вопрос.
Переведя взгляд на говорившего, Алфи нахмурился. Мальчик, задавший вопрос был маленьким, бледным и лопоухим.
- Отойди, - буркнул Алфи. – Я не хочу с тобой дружить.
Мальчик вздрогнул, его глаза увлажнились, и уже через секунду он разразился громким ревом. Из своего закутка выскочил воспитатель и, окинув детей взглядом, тут же нашел виновника. Это было несложно: ушастый мальчишка стоял в каких-то двух шагах от Алфи и, заливаясь ревом, тыкал в него пальцем.
- Альфред, ты только появился, а уже создаешь проблемы! – прикрикнул на него воспитатель. – Ты наказан! Будешь сидеть в этом углу, пока другие играют.
Воспитатель усадил его на стул, стоящий прямо перед игровой площадкой, и запретил вставать без позволения. Алфи не возражал, все равно он не знал, как вести себя с другими детьми, и был даже рад, что более близкое знакомство откладывается. Наверное, такое наказание было невыносимо для большинства детей, но Алфи было не привыкать, да и не хотел он особо играть – наблюдать за сверстниками было куда интересней.
Тот лопоухий мальчишка, из-за которого Алфи наказали, быстро успокоился и уже через минуту играл в салочки с другим мальчиком. Другие дети тоже были увлечены играми. Они строили городки, перекидывали мячик, решали головоломки, катали машинки и много чего еще. И все это они делали, разбившись на небольшие группы. Глядя на них, Алфи понял, что тоже хочет что-нибудь сделать вместе с остальными, чтобы они оценили, какой он умный, сильный и ловкий. Те головоломки были совсем не сложными, а такой конструктор есть у него дома, мячик он поймал бы ловчее и уж точно ускользнул бы, если бы тот мальчик погнался за ним. Такие мысли не давали Алфи покоя, и тогда он решил, что если кто-нибудь подойдет к нему в следующий раз, он ни за что не станет отказываться от дружбы.
День прошел, а к нему так никто и не осмелился подойти, так что до самого вечера он так и сидел в гордом одиночестве. Тем не менее, Алфи не видел в этом проблемы, просто в следующий раз, нужно подойти самому, решил он.
Когда на следующий день его привели в питомник, Алфи не стал тратить время на выбор игры, а подошел к первой же паре ребят, строящей дорогу для игрушечного поезда.
- Давайте играть, - с ходу предложил мальчик, даже не представившись.
Ребята прервали стройку и удивленно уставились на него.
- Ты правда будешь с нами играть? – удивился один из них.
- Буду, - уверено ответил Алфи.
Мальчик тут же подвинулся, освобождая для него место.
- Меня Томой зовут, - представился он. – А тебя?
- А я Расти, – вклинился второй мальчик. – Как тебя зовут?
- Алфи, - назвал он свое имя и присел на предложенное место. – Я в такое раньше не играл, - сознался он, с любопытством разглядывая деталь дорожного полотна.
- Хочешь покажу? - предложил Тома.
- А мне папа обещал подарить такую на день рождения, - тут же похвастался Расти.
- Врешь ты все, ничего он тебе не обещал, - осадил его Тома.
- Обещал, обещал! Я не вру!
- Нет, врешь!
- А я верю, - поддержал его Алфи, потому что когда его отец что-то обещал, то всегда выполнял это. Правда и обещал он что-то от силы раза два.
Обрадованный Расти придвинулся поближе к Алфи и выпалил:
- Давай дружить!
Расти был коротышкой, возможно, он был самым младшим из ребят, но Алфи понравилась его живость, он подумал, что с таким болтуном скучно не будет, и согласился:
- Ты тоже хочешь со мной дружить? – обратился он к недовольно надувшемуся Томе.
- Ничего я не хочу, - обижено буркнул мальчик. – Дружишь с Расти, ну и дружите. А я с вами дружить не буду.
- Почему? – искренне удивился Алфи.
- Потому что, - неопределенно ответил Тома и отвернулся.
- А со мной ты тоже больше дружить не будешь? – приготовился разреветься Расти.
Услышав вопрос, Тома вжал голову в плечи и Алфи вдруг догадался, что он просто ревновал. Ему не хотелось, чтобы Расти плакал, да и Тома в его глазах выглядел отличным кандидатом в друзья, поэтому он решил добиться его дружбы во чтобы то ни стало.
- Если пообещаешь с нами дружить, я нарисую тебе женщину, - решился на крайность Алфи.
Тома замер, а потом с любопытством покосился на него.
- Ты умеешь рисовать женщину?
- Что такое женщина? – тут же влез Расти.
- Женщина – это чудовище, которое есть людей, - авторитетно заявил Алфи.
- А оно страшное?
- Папа говорил они притворяются красивыми, а у себя в пещере превращаются в чудищ и едят людей.
Расти распахнул и без того огромные глазищи и заныл, дергая Тому за рукав кофты:
- То-ома-а-а, ну То-о-ома. Пожалуйста, я хочу посмотреть на женщину.
- Ну, хорошо, - сдался мальчик. – Давай дружить, - выпалил он и протянул руку Алфи, как это делили взрослые.
Скрепив новую дружбу рукопожатием, трое малышей направились к секции творчества, где были оборудованы крошечные столы со всевозможными приспособлениями для детских занятий. Пока Тома помогал Алфи устраиваться за столом и показывал, где лежат бумага и цветные карандаши, вокруг них собралась небольшая кучка любопытных детей, увязавшаяся за ними из-за Расти, который каждому встречному сообщал, что Алфи собирается нарисовать женщину.
Когда приготовления были закончены, Алфи уселся перед белым листом бумаги и оглядел всех собравшихся заговорщическим взглядом, намекая на значимость этого события. Малыши затаили дыхание, а он торжественно взял в руки красный карандаш и приступил к работе.
Пока он рисовал, вокруг то и дело слышались удивленные возгласы и предположения, привлекшие внимание остальных ребят.
Наконец рисунок был закончен и, сопровождаемый восторженными возгласами и смехом, пустился по рукам.
- Ух ты, ну и страшилище!
- Вот бы мне подарили такую куклу!
- А нарисуешь мне такой же?!
- Я тоже хочу!
- Он не будет ничего для вас рисовать, - запальчиво объявил Расти. – Потому что вы с ним не дружите, а я дружу, и для меня он нарисует.
- А я тоже подружусь! И я! – тут же загомонили дети.
- Что здесь происходит?! – вдруг раздался строгий голос воспитателя. Дети испугано умолки, застигнутые врасплох, а мальчик, который был на хорошем счету у воспитателей, объяснил:
- Алфи нарисовал женщину, - и протянул лист бумаг.
Воспитатель озадачено рассматривал изображение. На рисунке была изображена… корова. У коровы была длинная жирафья шея, из которой торчали стрекозиные крылья, на спине находилась вторая пара крыльев - птичьих, а сзади торчал рыбий хвост.
- Что это? – спросил воспитатель.
- Это женщина! – уверенно заявил Алфи.
- Почему ты решил, что она выглядит так?
- Я знаю, мне папа книжку про них читал! Называется «О женщина, тебе я посвящаю…».
Воспитатель ошарашено уставился на мальчика. Книга, которую он назвал, была классическим сборником стихов древних авторов, посвященных женщинам. В них было очень много сравнений и идиом, так что не удивительно, что мальчик в воображении нарисовал такой дикий образ. Снова переведя взгляд на рисунок, воспитатель не выдержал и… захихикал.
- Алфи, подари мне этот рисунок, пожалуйста, - вежливо попросил он.
Удивленные взгляды детей переместились на Алфи, гордо восседающего за столом.
- Хорошо, дарю, - великодушно кивнул мальчик.
- Спасибо, - поблагодарил воспитатель и, все еще похихикивая, удалился в воспитательскую.
В этот момент авторитет Алфи среди сверстников взметнулся до небес, и со всех сторон наперебой посыпались предложения о дружбе. Алфи никому не отказывал, соглашаясь дружить со всеми. Только вчерашний мальчик с оттопыренными ушами, которого он довел до слез, помня старую обиду, не стал ничего предлагать, и даже отошел подальше, хоть ему и хотелось присоединиться к остальным.
С этого момента, одинокая жизнь Алфи кончилась. Он стал самым желанным другом для сверстников и со временем их интерес к нему только рос, ведь он всегда находил идеи для новых игр, знал все обо всем и безвозмездно дарил свои классные рисунки. Даже воспитатели изменили свое мнение о нем, находя полезным его желание учить других «интересным штукам». Сам Алфи с нетерпением ждал встреч с новыми друзьями и очень расстраивался, когда выпадал свободный день, и ему приходилось оставаться дома, довольствуясь редкими и однообразными визитами папы и оми. Однако не все было так радостно.
Более старшие ребята недолюбливали Алфи, считая выскочкой, но и задирать его не спешили, так как застать его в одиночестве было практически невозможно. Один из старших мальчишек однажды попытался отнять у него мячик-летун, который он выбрал для игры с друзьями, но неожиданно столкнулся с активным сопротивлением, а потом в потасовку вмешались и другие малыши, навалившись на обидчика всей гурьбой. Повезло, что вовремя вмешался воспитатель и остановил беспорядок, а то мальчишке пришлось бы туго. Незаметно для себя Алфи стал центром, объединившим малышей, сплотившим их. Лишь один мальчик их возраста все еще сторонился его общества, тот лопоухий плакса, которого, как оказалось, звали Леандрос. Оставшись один, он стал легкой целью для нападок старших ребят, которые безнаказанно отбирали у него игрушки и всячески обижали, когда воспитателя не было рядом.
В тот день все повторилось. Старшим для постройки города не хватило материалов и они решили забрать кубики, с которыми играл одинокий малыш.
- Малявка, отдай-ка нам это, - дерзко приказал лидер компании.
Леандрос обижено глянул на него и молча отодвинул от себя кубики. На этом бы все и закончилось, если бы лидеру старших ребят не захотелось подразниться.
- Малявка-козявка. Ты – слабак и плакса. С тобой даже дружить никто не хочет. И уши у тебя большие, как у мартышки. Мартышка, вот ты кто!
Леандросу было обидно все это слышать. Он действительно был трусом, слабаком и плаксой, и с ним никто не дружил. Даже сейчас ему на глаза навернулись слезы, и от этого было еще обидней. Не сдержав порыва, Леандрос вскочил на ноги и изо всех сил толкнул обидчика. Тот не ожидал нападения и от толчка упал прямо на приятеля, стоящего позади. Оба повалились на пол.
- Ну все, малявка, теперь мы тебя побьем! – выкрикнул лидер, неуклюже поднимаясь с пола.
Леандрос испуганно отступил, гневный запал прошел и он, наконец, понял, что натворил. Ему ни за что не выстоять, потому что он младше и слабее. А еще он был один. Поняв, в какую беду он попал, Леандрос втянул голову в плечи и зажмурился, но удара, которого он ожидал, так и не последовало. Осторожно открыв глаза, он увидел перед собой спину другого малыша. Это был Алфи.
- А тебе чего надо? Убирайся, а то ударю – завопил лидер, но с места не двинулся.
- Если ударишь, я тебя тоже ударю, - пригрозил Алфи.
- И я! И я! Я тоже! – раздалось с разных сторон.
Постояв секунду с рукой, поднятой для удара, лидер медленно опустил ее и отступил, бросив напоследок:
- Я еще тебе задам, малявка.
Было непонятно, к кому он обращается, к Алфи или Леандросу, но оба приняли это к сведению.
- Спасибо, - выдавил Леандрос, вытирая со щек слезы.
Алфи промолчал – он не знал, что сказать. По правде, он винил себя в произошедшем и считал, что его не за что благодарить. Алфи никогда раньше не извинялся, но сейчас чувствовал, что должен это сделать.
- И-извини, - заикаясь выговорил он.
Леандрос поднял на него удивленные глаза.
- Я… только… ты…, - отчаянно пытался найти нужные слова Алфи. – Будь моим другом! – наконец, выпалил он.
- Правда можно? – недоверчиво переспросил Леандрос.
Алфи решительно кивнул и совершенно растерялся, когда вместо того, чтобы обрадоваться, стоящий перед ним мальчишка разрыдался.
- Альфред! – строго прикрикнул воспитатель, только что вошедший в игровую, но, прежде чем он успел хоть что-то сделать, плачущий мальчик закричал:
- Я буду твоим другом! Давай дружить!
Воспитатель так и не наказал в тот день Алфи, потому что Леандрос все время повторял «Алфи не виноват! Он мой друг!», продолжая при этом реветь. В конце концов, чтобы он успокоился, воспитатель отменил наказание и вернул мальчиков на игровую площадку.
С того дня Леандрос не оставлял Алфи ни на минуту. Он ходил за ним везде, за что ребята в шутку прозвали его Хвостиком. Расти ревновал Алфи к его новому другу и всячески старался отвлечь его от Леандроса, чем создавал немало проблем, и лишь Томе как-то удавалось урезонивать его. Так уже получилось, что именно эти трое вошли в ближний круг друзей Алфи. Остальные ребята тоже участвовали в их играх, но только с этими троими, Алфи чувствовал настоящую эмоциональную близость.
Не заметить, что происходит, было невозможно. Воспитатели тоже обратили внимание, на то, как симпатии и антипатии детей концентрируются на одном ребенке. Он был для них примером для подражания, предметом восхищения или ненависти, любое сказанное им слово имело вес.
- Альфред Петерс – прирожденный альфа, - высказал однажды всеобщее мнение один из воспитателей. Это был первый раз, когда по отношению к себе Алфи услышал слово «альфа».

(1)Оми – родитель омега.
(2)М-мобиль – автомобиль на магнитном двигателе.
(3)Питомник – учреждение дошкольного образования вроде детского сада.
Написать отзыв