Из секретных архивов Абвера: Как я убила Гитлера

миниAU, фантастика / 13+
16 нояб. 2014 г.
16 нояб. 2014 г.
1
2849
 
Все главы
1 Отзыв
Эта глава
1 Отзыв
 
 
 
 
Марта Краузе (Шнейдер)
Как я убила Гитлера: Мистическая правда о том дне. Автобиография. - Талькауано, 2011г. - 118 с.


Я родилась в 1904 году в тихом городке Браунау-на-Инне. Да, в том же городе, из которого и тот, кого теперь называют самым кровавым тираном ХХ века. В начале же века, благодаря своему уникальному расположению на месте силы, го­род дал миру немало великих медиумов, как, например, мои двоюродные кузены, прославленные Вилли и Руди Шнейде­ры, мадам Стокгамм, и сам фюрер. Детство мое было ничем не примечательно, поэтому я успешно вышла замуж за при­личного во всех отношениях человека, и серьезно и не без успехов занялась историей и письменностью древнего Егип­та. И только уже во вполне зрелом возрасте открылось мое истинное великое предназначение. Во время случайной встречи с с мюнхенским прославленным спиритом, бароном Шренк-Нотцигом, барон заметил во мне способности медиума, или, как сейчас модно говорить, экстрасенса. Но выступать на сцене я считала ниже своего достоинства, и проявляла свой уникальный дар только изредка в интересах семьи. Так было до тех пор, пока мне не поступило предложение о сот­рудничестве от Немецкого общества по изучению древней германской истории и наследия предков. Там я смогла про­явить себя и как специалист-египтолог, и как медиум.
[...]
Однажды к нам в отдел попали бумаги одного исследователя Египта, Франка-Каменецкого. Я сразу почувствовала, что в них будет нечто очень значительное, и моя отличная интуиция меня не обманула. Дочь Каменецкого отказалась сотрудни­чать с нашим институтом, так что переводом занимался наш отдел, в том числе я. Документ был весьма любопытен - в нем было заклинание, позволяющее открыть нечто и призвать некую древнюю сущность. Это было то, в чем нуждалась Великая Германия - мы нашли способ связаться с древними ариями! Благодаря осознаваемой важности проекта, нам бы­ла предоставлена возможность провести обряд не где-нибудь, а в самом Вевельсбурге, в Зале Обергруппенфюреров. Но из-за режима строгой секретности народу присутствовало очень мало: собственно, я, исполнитель ритуала; адмирал Ка­нарис в качестве потенциального заказчика, и доктор Вернер фон Браун, для обеспечения научной поддержки. Для свя­зи с древними арийцами была выбрана Эвелин Каменецкая - наконец она осознала важность происходящего и готова бы­ла начать сотрудничать, все-таки даже недолгое пребывание в Аушвице прочищает мозги и напоминает о долге.
Я кратко, но в форме, доступной даже для военного и сугубого материалиста-ученого, рассказала о предстоящем мисти­ческом действе. Доктор фон Браун задавал каверзные, по его мнению, вопросы по ритуалу и его целям, а адмирал Ка­нарис высказал опасение, что фройлян Каменецкая может попытаться настроить тех, с кем мы хотим связаться, против нас. Я вынуждена была напомнить адмиралу, что мы рассчитываем встретить древних ариев, а уж они-то наверняка раз­берутся, до какой степени можно доверять еврейке. Меня раздражали их неуместные вопросы, они опошляли торжествен­ность момента. Через несколько секунд должно было случится великое событие в истории Рейха, и самое важное в моей жизни!
Наконец фройляйн встала в центр круга с Черным Солнцем, я прочитала заклинание - и портал открылся! Он был настоль­ко мощен, что в него затащило и нашу посланницу, стоявшую в круге, и нас, находившихся в зале на, казалось бы, бе­зопасном расстоянии! Через неуловимый миг мы все уже находились в тысячах километров от зала, Вевельсбурга и Гер­мании - мы буквально свалились с потолка в какой-то гробнице. Это был успех, потрясающий успех, опыт прошел удачно! Я внутренне возликовала, но тут оказалось, что нас окружают мумии в развевающихся бинтах, и что-то истошно вопит че­ловек, бывший в гробнице. Отстреливаясь, мы выбрались на поверхность, где мумий уже раскатывали и вдавливали в пе­сок танки. По счастью, это были наши танки - мы попали прямо в расположение африканского корпуса генерала Ромме­ля.
Сначала нас всех хотели арестовать, как шпионов, но потом ограничились одним подозрительным якобы археологом с ти­пично неарийским именем Индиана Джонс, который нам попался в гробнице. Да и то, даже не арестовали, мотивировав, что бежать ему отсюда все равно некуда, пустыня кругом, а только отобрали оружие. К сожалению, меня такое наруше­ние устава не насторожило должным образом, хотя и должно было... Так же, как и многое другое. Доктор фон Браун, нап­ример, собираясь сказать тост, обратился к присутствующим:
- Дамы, господа и прочие вариации!
Я, прожившая немало, но сохранившая моральную чистоту, присущую моей расе, даже не сразу поняла, что он имел в ви­ду, и догадалась только потом, видя его практически не скрываемые и мгновенно сложившиеся извращенные отношения с американцем, которые они, не стесняясь, фотографировали. Видимо, фон Браун был арийцем только на словах.
- А не могли эти мумии быть новым оружием союзников?
Адмирал Канарис ловко переключил всеобщее внимание на малозначащую проблему, с которой танки уже практически справились. Гробницу, в которой мы появились, они тоже уже раскатали. Между военными завязался спор, есть ли смысл в таком оружии, которое ничего не понимает и все, что может - это тупо вышагивать вперед даже под выстрелами. Меня же Эва отвлекла просьбой дать ей текст того заклинания, что было прочитано в Вевельсбурге. Я, пристально наблюдая за ней, дала ей посмотреть. Да, теперь, когда мы видели, как оно работает, стали понятнее некоторые тонкости в написа­нии, которые она - только теперь! - тоже не преминула заметить и озвучить:
- Это было заклинание, открывающее потусторонний мир, мир мертвых. И оживляющее кого-то...
Тут все заметили, что доброе пиво (у некоторых) и трофейное виски (у остальных) превратились в некую красную жид­кость. Это была кровь, как в казнях египетских! И такое произошло во всем лагере, что можно было понять по сбегав­шимся к Роммелю докладам.
- А следующей казнью должны стать полчища саранчи. А потом тьма. А потом Смерть пройдет и заберет по первенцу у всякой твари! - пыталась запугать эта еврейка настоящих арийцев. Несмотря на то, что ее слова сбывались, даже италь­янский генерал держался вполне мужественно.
Несмотря на бушующие вокруг казни египетские, я нашла в себе силы встать и пойти на осмотр того, что осталось от гробницы. Наш якобы научный консультант и фройляйн Каменецкая во кои-то веки проявили сознательность и последова­ли за мной. В гробнице был обнаружен саркофаг, уже открытый. Мистер Джонс уверял, что он не открывал, и следы на саркофаге намекали, что это было сделано изнутри. Нам удалось разобрать надпись на крышке - Имхотеп.
- Выходит, он сейчас бродит где-то по лагерю, - продолжала вещунствовать Эва. - Проверьте, все ли люди на месте, на­верняка он уже кого-нибудь убил для пополнения сил! А потом он пойдет завоевывать весь мир.
Действительно, пропало несколько часовых. Но все равно, нельзя не признать, что даже в такой тяжелый час люди дер­жались спокойно, уверенно, никто не паниковал. Мы устроили импровизированный научный совет, во время которого расспросили американца, что же он успел увидеть в гробнице, и поняли, что наш единственный шанс - это найти Книгу Ра, и с ее помощью запечатать обратно ход в мир мертвых, из которого прибыло это чудовище, уничтожить само чудови­ще, и заодно вернуться домой. Книга нашлась на удивление быстро - после того, как танки разнесли все, включая, веро­ятно, и тот тайник, где она была спрятана, она оказалась просто под ногами, чуть присыпанная песком.
Распущенный американец к этому времени уже делил свое внимание между фон Брауном и еврейкой. К нам подошел ад­мирал Канарис. Выслушав наше предложение, он согласился на него, добавив, что попутно мы можем сделать еще кое-что. И тут предложил такое, что я едва смогла поверить своим ушам - так же, как во время первого перехода мы поменя­лись местами с пятью мумиями (пятым с нашей стороны был пилот Ганс Рудель, которому не посчастливилось в момент ри­туала пролететь над местом силы) он предложил в момент перехода взять с собой Имхотепа и поменять его на фюрера! С тем, что танки Роммеля будут стоять наготове и ожидать тех мумий или существ, которые окажутся здесь вместо нас, что­бы тут же раскатать их. Это была измена! Как честная патриотка, я сделала вид, что пошла вернуть хозяевам стакан, а са­ма вполголоса предупредила Роммеля, что тут созрел заговор против фюрера, возглавляемый Канарисом, просила его сообщить в Берлин, чтобы там успели принять меры. Роммель посмотрел на меня странно, но мне, к сожалению, было не­когда анализировать его взгляд - чтобы не вызывать подозрения, я быстро вернулась к гробнице.
Вся, вся верхушка Рейха была прогнившей! Роммель и пальцем не пошевелил, видимо, он уже был в сговоре с Канари­сом, фон Брауном, еврейкой и американским шпионом, так что план Канариса удался. Еврейка осталась с Джонсом в Египте, кстати сказать, фон Браун тоже очень быстро покинул свою страну, продавшись американцам. В суматохе возвра­щения я успела отправить Имхотепа обратно в мир мертвых, и сбежала из страны, бросив почти все, потому что чувство­вала, что Канарис не оставит в живых свидетеля своего предательства.

[...]
Мне уже много, очень много лет. Уже давно в стране, бывшей когда-то Великим Рейхом, умер мой муж, уже не один де­сяток лет у меня нет необходимости подкрашивать волосы в черный, чтобы не слишком выделяться среди местных, давно воспринимающих меня как тихую, немного чудаковатую одинокую старушку, и в последние годы я мечтаю только об од­ном - успеть попасть туда, куда я должна, куда влечет меня мой последний невыполненный долг. Мой багаж будет не­велик, по сути - только одна древнеегипетская книга.

Тираж ординарной историко-мистической книжицы, выпущенный автором за свои деньги, через несколько дней был пол­ностью изъят из магазинов и склада. Автора найти до сих пор не удалось.
Написать отзыв