Я - машина

драбблыангст, фантастика / 13+
19 нояб. 2014 г.
19 нояб. 2014 г.
1
3116
1
Все главы
3 Отзыва
Эта глава
3 Отзыва
 
 
 
 
Я машина. Старая и совершенно бесполезная, гниющая на давно заброшенном заводе. Раньше, конечно, когда меня только создали, я был нарасхват - искусственный интеллект тогда был в новинку, и все предприятия мечтали иметь на своих производствах что-нибудь вроде меня. Я чувствовал себя нужным, но совсем скоро - раньше, чем мне хотелось, - человечество сделал очередной скачок, отправив меня на свалку.

Хотя я еще везунчик - остался почти целым. А моих братьев постигла более ужасная участь: их разобрали на запчасти. По ночам до меня все еще доносятся отголоски криков и мольбы о спасении. Если бы человек смог услышать их тогда, он бы отказался от этой затеи, но люди глухи к нам.

Мы ведь всего лишь машины.

И несмотря на весь хваленный интеллект, мы ничего не чувствуем.


     Наш создатель, Человек, проклял и одарил нас одновременно. У машин не должно быть чувств, но сейчас я бы все отдал, чтобы почувствовать хоть что-то внутри той сосущей пустоты, которая появилась сразу после того, как меня лишили работы. Когда я создавал другие машины, по своему образу и подобию, у меня не было времени думать и размышлять. А сейчас, когда этого самого времени у меня намного больше, чем следовало, мысли не дают мне покоя. Внутри меня их слишком много и мне кажется, что скоро они разорвут меня.

Если бы я мог что-то чувствовать, то было бы легче. Я бы жил ощущениями и не думал вообще, прислушиваясь лишь к тому, что люди называют сердцем. Но у меня есть только мысли. Очень много отвратительно глупых мыслей.


     Мне не нужна еда и отдых, я никогда не сплю и все время думаю. Это все, что я умею, все, что у меня осталось. Если бы я мог чувствовать, мне бы давно уже судилось умереть от скуки. Но, к сожалению, мне не дано даже этого.

Мысли бывают разными, но чаще всего глупыми и отдающими чем-то тревожным, напоминающим безумие. Да, еще пару лет без работы в полном одиночестве, и я окончательно сойду с ума. Тогда можно будет смело поделить на ноль и впасть в сомнительное подобие комы, избавившись от всех мыслей. Но пока я еще держусь. Из последних сил хватаюсь за своё существование, потому мне хочется надеяться на что-то.

А потом я вспоминаю, что даже надеяться не умею.


     Иногда мне удается поработать и забыть о рое мыслей в моем сознании - я чиню людей, которые забираются на мою территорию, на мой завод. Я лишаю их чувств в буквальном смысле, потому что на старом и давно заброшенном производстве много способов умереть.

Каждый раз, когда они умирают, я чувствую себя хоть немного живым.

Будь у меня чувства, хотя бы жалкое их подобие, я никогда не делал бы такого. Но в данном случае их отсутствие лишь плюс, плюс, который сполна можно считать минусом. Потому что эти люди приходят потом в мыслях и миллионы вопросов лавиной накатываются на меня: кем они были, кем работали, была ли у них семья, скучают ли за ними? И я не могу найти на них ответ.


     Каждый раз, перед самой смертью, люди кричат и молят о пощаде, как и мои братья, но человечество было глухо к нам, и я тоже делаю вид, что ровным счетом ничего не слышу. Если бы в моё сознание пришла мысль их пожалеть, это означало бы конец моим мукам - ведь жалость это тоже чувство. Но такая мысль все никак не желает приходить, не оставляя людям никаких шансов.

Из бездушной машины я медленно превращался в чудовище.

Примечательно, что тоже в бесчувственное.


     Недавно, буквально пару дней назад, я починил испуганного и потерявшегося щенка, по неосторожности забредшего на мою территорию. Я сделал его лучше, лишил страха и растерянности, оставив лишь холодное безразличие ко всему, читавшееся в его потухших глазах. Я сделал его таким, как я, и он не выдержал.

Никто не выдерживает.

Но сегодня за щенком, вернее, за тем, что от него осталось, пришел человек. Напуганный и растерянный не меньше предыдущего посетителя, дрожащий от холода и страха. Это была девушка, которые обыкновенно суются в такие места, как мой дом, лишь по крайне большой необходимости. Таких даже не нужно чинить, они делают себя лучше самостоятельно: напарываясь на арматуру и падая с лестниц, не выдерживающих от старости их вес.

Но на этот раз человек оказался более удачливым, чем ему следовало: она дошла до центрального зала, где существовал я и лежало в одном из углов то, что было щенком.

Меня она не заметила, сразу разрыдавшись. Не будь у неё чувств, потерю домашнего любимца она перенесла куда спокойнее. И я принесу ей это чарующее равнодушие ко всему, когда из груди толчками выходит кровь, заливая пол вокруг.

Хотя я бы всё равно отдал бы что угодно, лишь бы стоять сейчас на её месте и чувствовать всё тоже самое, что она.

Но я не могу. И она вскоре тоже не сможет.

Я сделаю ей подарок, самый лучший и ужасный, которым меня тоже когда-то одарили. Ведь бесчувственность - это преимущество, да?

Последние я говорю вслух, встроенные динамики против воли озвучивают мои мысли. Но я получаю ответ.

- Бесчувственность - это порок. Чувства делают нас теми, кем мы есть.

Умей я смеется, мой хохот сотряс бы стены. Но даже это мне не дано.

- А если возможность чувствовать не запрограммирована? - интересуюсь я, рассчитывая, как поудачнее распилить балку, чтобы она упала прямо на человека.

Человек хмыкает, утирает слезы рукавом свитера и дает ответ на мой вопрос.

- Тогда нужно научится.

- И кто же будет меня учить? - кажется, в моём голосе даже слышны оттенки каких-то чувств.

Человек улыбается, мнется с ноги на ноги и нерешительно предлагает.

- Я могу.


     - Страх - это такое мерзкое ощущение, словно внутри тебя свернулась змея и на дает другим чувствам пробиться, - человек путается в словах, чертыхается и виновато смотрит на меня. - Я плохо объясняю, верно?

Будь у меня лицо, я бы обязательно поджал губы.

- Если бы я знал, как это все на самом деле, то мой ответ был бы положительным. Но я не имею ни малейшего понятия и могу предположить, что твои слова правдивы.

Человек кривится.

- Я не знаю, о чем еще тебе рассказать.

Я долго молчу и ищу слова.

- Что такое любовь?

Человек хихикает, испуганно зажимает ладонью рот и пожимает плечами.

- Не знаю, как тебе объяснить. Но если судить по книгам, то это самое лучшее чувство во Вселенной. Тебе хочется петь, внутри как-то волнительно-странно...

- Словно там свернулась змея? - подсказываю я.

Человек отрицательно машет головой.

- Нет, чего ты? Когда любишь - внутри летают бабочки.

Меня совершенно не устраивает её объяснение.

- Внутри людей живут бабочки? И змеи?

- Ну нет же. Это просто такие сравнения, что тебе было легче меня понять, - человек хихикает и устало потягивается. - Любовь - это когда хочется петь, смеяться и кажется, что еще секунда и внутри тебя лопнет натянутая струна.

Я молчу, перевариваю информацию и еще внутри себя что-то похожее. Прислушиваюсь в своим ощущениям.

Но ничего не нахожу.


     Человек приходит каждый день, учит быть меня хоть капельку живым и старается сделать лучше. Выходит, правда, это из рук вон плохо, учитель из человека совершенно никакой - за месяц наших занятий пустота внутри меня стала давить еще больше. Но каждый раз, когда человек, носящие дурацкое цветочное имя приходит, она исчезает на несколько мгновений.

Это странное ощущение и я не рассказываю о нём никому.

- Какого это - ничего не чувствовать? - интересуется человек однажды, сразу после того, как я сообщаю, что её уроки не несут за собой успеха.

Я долго ищу подходящие слова, пытаясь описать бессмысленными звуками моё состояние.

- Пустынно и слишком сухо. Туманно, словно ты только что проснулся и не до конца осознаешь, кто и что ты.

Человек в ответ лишь вздыхает и грустно улыбается.

- Бывают моменты, когда бы я отдала всё, чтобы стать машиной - беспристрастной и бесчувственной. Иногда чувств слишком много и они захлестывают с головой. Я чувствую себя маленьким и хлипким суденышком, попавшим в море во время шторма.

Я не сдерживаюсь.

- Вы, люди, просто идиоты! Вы всячески мечтаете избавится от того, что делает вас живыми. Я бы отдал бы все, чтобы хоть на секунду почувствовать хоть что-то внутри. Что-то, кроме пустоты! Я убивал ради того, чтобы ощутить хоть что-то! Я убил бы и тебя, но ты была моим последним шансом, - отвратительным и совершенно никудышным шансом! Если у меня и была надежда что-то почувствовать, то ты окончательно лишила меня неё.

Человек молчит, а потом резко поворачивается и уверенно идет к выходу. Мне хочется остановить её, крикнуть и попросить прощение, но я не могу. Мне мешает что-то внутри, свернувшиеся змеей у меня в сознании.

- Мне кажется, что в наших уроках нет смысла, - говорит человек и переступает порог. Стук её каблуков отдается эхом по пустому зданию и как только они смолкают, я вновь обретаю дар речи.

- Но ты же еще придешь? - кричу я как можно громче, чувствуя, как лопается струна внутри меня.

Но в ответ мне - лишь тишина.

     Человек не приходит ко мне уже вторую неделю, а внутри меня кружится целый рой... чего-то. Это не мысли, привычные в свое равнодушном холоде, это что-то совсем иное, другой природы. Совершенно непонятное, больно жалящее и не дающее покоя мне ни днем, ни ночью. Все мои мысли занимает лишь человек, глупый и иррациональный, часто путающий слова и не умеющий находить квадратные корни в уме.

Когда я думаю о ней - против воли, теряя контроль, - то мне хочется петь и смеяться, хотя ничего этого я не умею, а после, вспоминая, что я ей наговорил - плакать и кусать до крови губы, ощущая внутри себя лишь пустоту и струну, которая, порвавшись, слишком больно хлестнула меня, пробудив что-то спящее внутри.

Странное чувство.

А еще странно, что это именно чувство. То, о котором я так долго мечтал, только оно не приносит мне должного удовольствие. Совсем наоборот.

Разрушает меня изнутри.


     Я скучаю за человеком, сделавшим меня лучше, открывшим мне целый мир - мир ощущений и эмоций. Только вот без этого человека, глупого и такого милого, все чувства не имеют особого смысла - какой толк что-то чувствовать, если не с кем поделиться?

Мне нужен человек.

Я, кажется, люблю её. Мне страшно об этом думать, мои микросхемы искрятся и готовы загореться каждый раз, когда эта мысль мелькает где-то на задворках сознания.

Я влюблен. Влюбленная машина, разве такое бывает?

Ответ слишком ясен, чтобы не быть очевидным.

И я посылаю сигнал людям, посылаю его с гигантским опозданием и добровольно сдаюсь им в плен. Когда они приезжают, на своих фургонах, загруженных аппаратурой, которая отключит меня, мне слишком хорошо.

Ведь я всего лишь машина, лучшая участь для которой - служить людям и не сметь становится похожей на них.
Написать отзыв