День, когда он пропал.

миниобщее / 13+ слеш
3 нояб. 2013 г.
3 нояб. 2013 г.
1
922
 
Все главы
1 Отзыв
Эта глава
1 Отзыв
 
 
 
3 нояб. 2013 г. 922
 
«Завтра… Он возвращается завтра…»
Стас сидел на своей маленькой кухне, взобравшись на табурет с ногами и обняв колени. Нужно было стереть со стола, убрать чашку и нож, положить батон обратно в хлебницу. А из раковины, нависая над её краями, зазывно приглашала к водным процедурам гора посуды. Но парень и не думал двигаться с места. Глубоко вздохнув, он опустил голову, утыкаясь подбородком в колено. От этого движения, длинные каштановые волосы шёлковым дождём проскользили вниз, укрывая скрещенные руки.
Завтра возвращался домой Артём. Он честно отслужил положенный год, отдав свой долг государству, у которого, к слову, ничего не занимал. К спокойствию родных и близких, его служба проходила довольно тихо и ровно, и избежала всех стандартных армейских «ужасов». Хотя, даже если и было не всё так гладко, Артём ничего бы не рассказал. Стас был уверен в этом. Он знал своего друга, как никто другой.
Они умудрились подружиться в самый первый день школы. Пока вокруг гремела музыка, и звучали приветственные и поздравительные речи первому сентября, двое принаряженных мальчишек, будущих первоклассников, оказавшись рядом в строю, увлеченно общались между собой. На следующий день, день начала учёбы, они не сговариваясь, уселись за одну парту. И все последующие одиннадцать лет, какие бы грозы не гремели на горизонтах их дружбы, они не меняли соседа. И оставались вместе при любых обстоятельствах. Два друга, так разительно отличающихся друг от друга и характерами, и внешностью. Артём – заводила, человек-праздник, вечная батарейка, с шоколадно-карими глазами и длинными, до плеч, блондинистыми волосами. Стас – всегда спокойный, выдержанный, серьёзный, голубоглазый парень, с копной каштановых волос, той же длины, что и друга. Вообще, рост и длина волос были единственными вещами, в которых эти двое были похожи. Но, прожив столько лет одной жизнью, отстояв свою дружбу перед разными внешними помехами, будь то козни завистников, откровенная клевета, или неоднократные попытки разладить их отношения, ребята осознали, что их непохожесть и есть то клейкое вещество, что связало их так крепко. И если в школе всё было хорошо, то после выпускного, трамплина во взрослую жизнь, пришлось столкнуться с грубыми реалиями. Артём хотел в армию. Имея возможности оттянуть, он не стал этого делать, решив отслужить именно в это время.
- Это всего лишь один год, Стас. Потом я вернусь и присоединюсь к тебе.
С ВУЗом они определились ещё в девятом классе. И теперь один сдавал в него вступительные экзамены, а второй проходил медкомиссию в военкомате. Через два дня после четвёртого, успешно сданного, экзамена Стаса, они провожали Артёма. Много раз потом, прокручивая в памяти тот вечер, Стас задумывался о том, что тогда он не понимал сути, во всём том веселье на грани и хорошем алкогольном угаре, мысль, что они расстаются, никак не оформлялась. Отсюда и было такое оглушающее откровение на вокзале. Стоя на перроне, у нужного вагона, и наблюдая, как мятые похмельные друзья пожимают руку и хлопают Артёма по плечам, а его взволнованные до предела родители пытаются «держать лицо» перед сыном, Стас вдруг почувствовал, как понимание ситуации настигло его. Настигло мгновенно, присушив к месту, разливаясь по телу струями ледяного ужаса. Артём уезжает… Уезжает! Он не увидит его ни завтра, ни послезавтра, ни через неделю… Крик собственного сердца оглушает. Оказывается, сердце умеет кричать. Да так громко и неистово, что поднявшийся от этого крика ветер, сметая всю шелуху, обнажает истину. И истина в том, что отпускать Артёма нельзя, потому что без него невозможно, потому что он всё для тебя, потому что твоей жизни не существует без него. А Артём уже подошёл прощаться. Он крепко обнимает, встряхивает за плечи, долго всматривается в глаза друга, не переставая улыбаться этой приклеенной улыбкой. Стас это видит. От всей активности происходящего вокруг он отключился. Кто-то смеётся, кто-то толкается, пробивая дорогу в толпе, противно скрипят колесики чемодана. А Стас всматривается в друга, уже поднимающегося по ступенькам. Прежде чем исчезнуть в глубине тамбура, Артём поворачивается, выискивая глазами своего друга и найдя, вцепляется быстрым, коротким взглядом. И Стас говорит себе, что это – тот самый день. День, когда он пропал. Завтра исполнится ровно год с того самого дня. Год своей почти незамеченной жизни. Год существования в ворохе его фотографий. Год слёз и улыбок над редкими смс по выходным.
И вот оно – завтра. Вокзал, перрон, прибывающий поезд. Весело галдящая толпа общих знакомых с фотоаппаратами наперевес. Среди народа, Стас замечает человека, которого здесь быть как бы не должно. Света, бывшая Артёма, порвавшая с ним за пару месяцев до ухода парня в армию. Что она здесь делает? Мысль обрывается, так как поезд останавливается. Пять долгих минут, открытые двери, улыбающаяся проводница… И, наконец, спрыгнувший прямо на перрон, и тут же утонувший в обступивших его телах, Артём. Смеётся, позирует на фото, и напряженно шарит глазами, ища кого-то конкретного. Стас подходит ближе, и увидевший его Артём, направляется к нему, предварительно отлепив от себя повисшую на нём Свету. Несколько секунд, пока он идёт, Стасу хватает, чтобы вспомнить и изучить новое. Вместо длинных волос – короткий светлый ёжик. Заметно раздавшийся в плечах, с прямой, по выправке, спиной. Обновленный, но всё такой же его Артём. Вот он уже обнимает Стаса, и тот слышит, как бешено колотится сердце друга. Артём разрывает объятия, и, не отходя, запускает пальцы в распущенные каштановые волосы. Притягивает к своему лицу, прижимаясь лбом ко лбу и прерывисто шепчет:
- Я скучал… Как же я скучал по тебе…
И губы Артёма, накрывшие его губы, кажутся Стасу таким обычным явлением, словно это совсем не первый раз. И все эти изумлённые возгласы, писки и визги, сливаются для него в один звук, когда Стас приоткрывает рот, погружая себя в полноценный поцелуй. Спустя целую вечность, они размыкают губы, и, ловя тяжелое дыхание Артёма, глядя в ставшие почти черными, его глаза, Стас понимает, что ошибся. Сегодня! Это сегодня тот день, когда он пропал! Окончательно, бесповоротно, безумно прекрасно…