Бульдоги тетушки Мардж

максиAU / 6+
Гарри Поттер
4 нояб. 2013 г.
4 нояб. 2013 г.
20
42426
9
Все главы
6 Отзыва
Эта глава
3 Отзыва
 
 
 
Марджори Дурсль была женщиной гренадерских пропорций. Дядя Вернон, при всем его необъятном пузе, на фоне своей старшей сестры казался мелким и даже где-то худым. Тетя Мардж придерживалась убеждения, что хорошего человека должно быть много, а посему свою комплекцию воспринимала, как подтверждение своей собственной несомненной святости. Усики над верхней губой она тщательно выщипывала, но Гарри все равно представлял, что усы у нее тоже гренадерские, закрученные кренделями. И голос вполне подходящий, чтобы на плацу команды отдавать.

Гарри, как самый маленький и тощий, занимал в списке тети Мардж место Самого Плохого человека. Гарри никогда не было «много». За ним в списке шла тетя Петуния, которую Мардж при встрече всегда осматривала с жалостью в глазах: опять нисколечко не поправилась. И тут же следовали бесконечные советы, как именно нужно держать себя в форме, чтобы люди не подумали, что Петуния больна чем-нибудь неудобосказуемым, а то и вовсе – что Вернон не в состоянии прокормить свою жену.

Большой любви к Мардж это у невестки не вызывало, но поскольку Мардж была единственной и любимой сестрой Вернона, Петуния стискивала зубы и выдавливала из себя приветливую улыбку. Благо, родственница приезжала нечасто и оставалась гостить недолго.

- Я бы с радостью, -  басила тетя Мардж, располагаясь в комнате для гостей, - но не могу оставить своих песиков, они там без меня заскучают.

Песиков у тети Мардж было много, целая псарня. Марджори Дурсль была заводчицей английских бульдогов, причем одной их тех энтузиасток, которые пытались возродить породу староанглийских бульдогов  - выносливых, бесстрашных до безрассудства, невосприимчивых к боли, всегда настроенных на поединок.  Говорить о своих песиках Мардж могла часами, не замечая, как кривятся губы невестки. При всей своей любви к сплетням, Петуния никогда не обсуждала кровавые подробности жестоких убийств или автокатастроф с жертвами, сообщения о которых так часто появлялись в новостях.  А от любимой байки Мардж про «настоящего бульдога», которому хозяин поочередно отрубал лапы на пари, при этом пес висел, вцепившись в морду быка, которого травил, у Петунии и вовсе начинались судороги. Байку Мардж рассказывала часто, особенно, чуточку подвыпив.

- Измельчали люди, - говорила она при этом, - придумывают себе всякие глупости – общества защиты того, сего, корриды требуют отменить, быков им, видите ли, жаль! А кушать прикажете травку? Или вовсе какую синтетику? Тупую скотину выращивают, чтобы ее ели! Вырезки из воздуха не появляются. А травкой пусть лошади питаются, - тут она обычно выразительно косила глазом на невестку, в которой и впрямь было что-то лошадиное. Сама же Мардж напоминала собой того самого «настоящего бульдога»: огромная, слегка кривоногая, с тройным подбородком, из-за которого шею было не углядеть, все терялось в жирных складках.

Собак она выращивала еще и для подпольных собачьих боев, которые регулярно проводились где-то на севере Англии. Хвастаться она этим не хвасталась, но иногда в разговорах проскальзывали подробности, как натаскивают таких собак, как их учат слушаться хозяина – и только хозяина, потому что ко всем остальным, и людям, и собакам, такой пес испытывает  только безграничную ненависть.

Однажды в сильном подпитии, Мардж решила показать брату и невестке, как именно натравливают бульдогов на быков. В тот раз она привезла с собой своего любимого пса, Злыдня, победителя какого-то собачьего конкурса. Злыдень не отходил от хозяйки, всегда пристраиваясь поближе к ее креслу, и вид имел самый меланхоличный и сонный. Под присмотром Мардж, Дадли гладил его целый вечер, пес только поворачивался, подставляя нечесаный  бочок и сладко похрапывал.  Вернон, тоже приложившийся в тот вечер к коньяку, только расхохотался:

- Да он же у тебя плюшевая игрушка! Кого он там травить будет, пройдет два шага, и заснет!

Мардж возмущенно вскинулась:

- Ты ничего не понимаешь, братец, ни в травле, ни в собаках! Ну-ка, Дадличек, отойди в сторонку, сейчас  мы вам со Злыднем покажем, что такое бульдоги! Злыдень, - внезапно тон ее голоса поменялся, - куси его, куси!

Поскольку быков в Литтл Уинингсе отродясь не водилось, роль быка выпала Самому Плохому человеку – Гарри Поттеру.

Гарри повезло трижды. Во-первых, в отличие от родственников, он не расслаблялся, сидя в мягких креслах,  из которых и выбраться без посторонней помощи тяжело, а отмывал тарелки на кухне, прислушиваясь к разговорам из гостиной. И полупьяные рассказы тетки Мардж слышал прекрасно, отчего  его шестое чувство, всегда предупреждавшее об опасности, взвыло просто дурным голосом. Поэтому он не стал дожидаться, пока Злыдень торпедой влетит на кухню, а выскочил во двор.

Во-вторых, Злыдень немного не рассчитал траекторию бегства юркого мальчишки и хлопнул пастью  не за ногу, а за слишком широкие штаны, перешедшие в собственность Гарри от Дадли. Гарри рывком развязал бечевку, благодаря которой штаны с него не сваливались, и быстрым движением выскользнул из штанов, оставшись в одних трусах.

А в-третьих, на заднем дворе Дурслей росло довольно высокое дерево, на которое испуганный мальчишка влетел одним прыжком и теперь, держась за ветки, пытался перебраться повыше от жутких челюстей Злыдня.

Злыдень, расстроенный своим промахом, угрожающе рычал внизу, терзая трофейные штаны. Мардж с Верноном пьяно хохотали:

- Бычок неправильный, это не бычок, а белка!

С дерева Гарри удалось спуститься только через пару часов, когда родственники переключились на другие развлечения, а Дадли начал ныть, что хочет еще погладить песика. Весенний ветер продул Гарри насквозь, царапины от веток противно зудели, а судорожно сжатые вокруг ствола руки не хотели разжиматься, заледенев.

Весь следующий день Гарри провел в своем чулане, потому что тетя Петуния испугалась, что он своим чиханием заразит милого Дадличку. А Гарри радовался, что заболел, так можно было избежать встречи со Злыднем, который прекрасно знал, что науськивали его не на штаны, а на тощего бычка, который в тех штанах так забавно путался...
Через день тетка Мардж уехала, и Злыдня с собой увезла. А собак с тех пор Гарри боялся.
Написать отзыв