Может быть...

миниангст, романтика (романс) / 6+
Кайдан Аленко Капитан Шепард
5 нояб. 2013 г.
5 нояб. 2013 г.
1
1435
 
Все главы
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
 
— Джейн Шепард, Спасительница Цитадели, Победитель Властелина…
Слова слишком напыщенны и слишком пусты, но Кайден говорит и говорит, чтобы хоть чуть-чуть оттянуть миг, когда придется заглянуть ей в глаза и попытаться понять, что перед ним. Громкие фразы все же заканчиваются, и приходится заткнуться – в этот миг она порывисто шагает навстречу, и Кайден автоматически раскрывает объятья, прижимает к себе крепко-крепко, как когда-то… как когда-то мечтал, но так и не решился, субординация, черти бы ее взяли. Синтетический запах брони, под ним, едва уловимый, аромат ее кожи, который он запомнил навсегда в ту оставшуюся единственной ночь.
Он видел тело. Два года Кайдену снилось то, что осталось от Джейн… командора после декомпрессии скафандра. Два года он вспоминал, как она отворачивается и уходит… не бежит, просто очень быстро идет. Стремительно и уверенно, как можно идти навстречу смерти, когда о ней совсем-совсем не думаешь, потому что главное – успеть спасти кого-то другого.
Кайден опускает руки, вглядывается в лицо под пластиковым забралом. Исчез старый шрам через бровь, зато на щеке причудливо ветвится свежий, едва подживший. Все та же россыпь веснушек, заметная даже сквозь забрало. Но взгляд – другой, уставший и как будто бы растерянный. Впрочем, нет, он видел этот взгляд. После Вермайра. Воспоминание обжигает, как всегда, сознание, какой ценой была куплена его жизнь, останется с Кайденом до конца. Как и вопрос – если бы на гибнущей Нормандии он послал к черту и субординацию и приказ, оставшись с Джейн – смог бы спасти? И пришлось бы сейчас вглядываться в знакомое-чужое лицо, гадая – она? Не она?
Два года он винил себя за то, что выжил.
— Мы считали… - приходится откашляться, - что ты мертва.
— Я и была мертва…
И голос совершенно прежний. Но мертвые не возвращаются.
— «Цербер» воскресил меня. Не знаю, как.
«Цербер»! Кайден снова оглядывает Шепард с ног до головы, только сейчас заметив то, что не разглядел сразу – или не хотел разглядеть. Эмблема «Цербера» на груди. Переводит взгляд на ее спутников: обнаженная до пояса женщина, покрытая татуировками, и чернокожий мужчина, с той же эмблемой на броне и повадками бывалого вояки.
«Цербер».
Как будто не вместе они стояли над телом контр-адмирала Кахоку. Как будто не она вела отряд сквозь поселение на Часке, все жители которой превратились в чудовищных хасков после эксперимента «Цербера». Как будто не Джейн каменела лицом, слушая капрала Тумбса, которого она считала погибшим – с его слов выходило, что именно «Цербер» натравил молотильщика на ее отряд, а потом использовал Тумбса в качестве подопытного кролика.
Его Джейн никогда бы не стала сотрудничать с «Цербером». Она никогда не предала бы то, за что они вместе сражались.
От этой мысли становится больно. Кайден почти поверил… И в то же время чуть-чуть легче, потому что больше не нужно гадать. Наверное, так чувствует себя зверь, отгрызший собственную лапу для того, чтобы вырваться из капкана. Боль. Ужас. Облегчение. Мертвое – мертво.
— Мы могли бы снова сражаться вместе…
Он почти поверил.
Кайден усмехается.
— Я присягал Альянсу. И не забыл об этом… в отличие от тебя.
Его Джейн никогда бы не попросила об этом. Да, однажды они вместе совершили то, что по букве закона называется мятежом – и тогда штабс-лейтенант Аленко пошел за командиром не задумываясь.
По букве. Но не по духу. И у них были на то причины.
— У меня есть на то причины. Если захочешь выслушать.
Кайден вздрагивает – слишком уж похожи ее слова на то, о чем он подумал только что. Его Джейн бы никогда… или…? Если бы не было тех двух лет, если бы он точно знал, что женщина, стоящая напротив – Джейн Шепард, командор Шепард, его Джейн – согласился бы? Он на миг закрывает глаза, поняв, каким будет ответ. Есть вещи, совершив которые, просто перестаешь быть собой. Есть то, на что он не пойдет даже ради Джейн. Оправдывая предательство тем, что не может больше жить без нее – чем он будет отличаться от торчка, убивающего, потому что не может жить без дозы?
Он качает головой.
— Нет. Я солдат, и буду верен Альянсу.
Она едва заметно кивает, и Кайден не видит осуждения в глазах. Только горечь… а еще – бесконечную усталость.
— Прощай.
Он чувствует спиной ее взгляд и безумно хочет обернуться. Сказать, что передумал, что ему плевать – она это, или всего лишь подделка «Цербера». Что не знает, как прожил эти два года, и тем более – как будет жить теперь. Он готов обернуться, стоит ей окликнуть, но знает – Джейн, его Джейн – не окликнет. Она тоже знает, что такое выбор между любовью и долгом, иначе их единственная ночь не осталась бы единственной.
— Джокер, забирай нас, - раздается за спиной. - Мне порядком надоела эта планета.
Вечером Кайден пишет письмо. Пытается что-то объяснить, о чем-то сказать, снова и снова стирая только что написанное, набирает одно и то же несколько раз, наконец, отправляет не перечитывая. Она поймет.
Если это та Джейн, которую он знал… Когда все уляжется, может быть…
Может быть.