Мой личный ангел

от Svetik 03
мидиромантика (романс), юмор / 16+ слеш
6 нояб. 2013 г.
6 нояб. 2013 г.
18
42420
 
Все главы
3 Отзыва
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
- Что теперь делать?
Создатель, сидя на высоком троне и вцепившись побелевшими от напряжения пальцами в подлокотники, свирепо прожигал взглядом своего бестолкового помощника. Тот стоял и трясся от страха, виновато опустив глаза, опасаясь праведного гнева высокого начальства. Не уследил. Не доглядел. На холодном мозаичном полу около его ног в луже крови, скорчившись, лежало странное существо. Еле слышное дыхание, белая прозрачная кожа, тонкие руки и ноги, спутавшиеся пепельные волосы, глаза закрыты, грудь еле вздымается. На спине возле лопаток две безобразные рваные раны со свисающими клочками кожи и вырванным мясом. Кровь уже остановилась и спеклась. Существо было бесполым и невесомым. Помощнику не составило большого труда принести его сюда и бросить перед своим властителем.
Создатель сморщился, словно в его рот втиснули лимон, и сжал зубы до противного скрежета. Прекрасное лицо перекосилось в гримасе страдания. Тяжело терять своё творение. А то, что он его теряет, ясно как божий день. Где сияющий миловидный лик? Где бездонные фиалковые глаза? Где белоснежные крылья, отражающие солнце? Перед ним сломанная безвольная кукла с неестественно вывернутыми конечностями, которую выбросили на помойку. Нимб над головой угас.
- Зачем?
Создатель встал. Он был огромного роста и затмевал своей мощью всё вокруг.
- Оно всегда было странным. С самого начала.
- Но почему именно крылья?
- Кейя сказало, что они мешали ему жить. Не знаю почему, но его всегда тянуло к людям.
- Так пусть теперь живёт там. Забери у него все магические способности, лик херувима и дай ему пол. Любой. Всё. Теперь это не мой ребёнок.
Создатель устало потёр лоб, в последний раз, прощаясь, кинул взгляд на то недоразумение, которое появилось на свет, благодаря его глупости, и бесшумной походкой вышел из большого светлого зала.
Худенькое тело лежало посредине круга, выложенного драгоценными камушками, от которого в стороны расходились прямые линии-стрелы. Белые гладкие стены отражали свет, падающий с потолка, и слепили до рези в глазах. Помощник медленно склонился над умирающим, брезгливо схватил его за волосы и, резко дёрнув, поднял голову вверх. Бледные фиалковые глаза медленно раскрылись. Синеватые бескровные губы растянулись в горькой усмешке. Невозможно было даже представить, как это нежное существо ломало с хрустом свои крылья, выдирая их из спины и харкая кровью. Это безумие, странное и бессмысленное, отказаться от жизни в раю.
- Идиот, - прошипел помощник, брызгая слюной херувиму в лицо. – Жить бы тебе на небесах бессмертно, но ты захотело на Землю. Ну, что же. Посмотрим, как ты справишься.
Ангелоподобное задёргалось в конвульсиях под жестокими руками. Они колдовали под звуки голоса беспощадного мучителя.
- Я забираю у тебя всё. Свет, красоту, бессмертие. Ты будешь мужчиной и никогда не сможешь обрести счастье с противоположным полом. Ты будешь один.
Шёлковые длинные волосы страдальца потемнели, приобретая чёрный цвет. Черты лица заострились, стали грубее и жёстче, подбородок потяжелел и покрылся щетиной. На шее выступил кадык. Плечи развернулись, мышцы окрепли. Существо дико закричало и выгнулось, ощущая рост полового органа. Тело скрутила оглушающая своей мощью боль - мышцы свело судорогой и задёргало, тоненькая струйка слюны вытекла из уголка рта, глаза закатились, веки чуть прикрыли их, оставляя по краю белую полоску.
- Ты похож на демона, - довольно хмыкнул помощник. – А теперь слушай меня и запоминай. Тебя зовут Николай Викторович Звонарёв. Родился в 1987 году, двадцать первого февраля. Проживал в городе Воронеже. Поехал на заработки в Москву. Больше ты ничего не помнишь. У тебя частичная потеря памяти.
Теперь уже он еле заметно кивнул головой, всё так же лёжа на полу, таком чистом, словно крови на нём не было и в помине.
- Одевайся.
В его сторону полетели вещи.
Как трудно встать! Дрожащие ноги еле держат, во рту металлический привкус. Руки путаются в одежде. Тело еле слушается своего хозяина. Внезапно к горлу подкатывает тошнота. Желудок крутит. Уже одетый, он падает на колени и мучительно кашляет.
- В «добрый» путь, - в спину летят холодные и язвительные слова.
Он падает в чёрную бездну. Она раскрывает свою бездонную пасть и затягивает внутрь, где время бесконечно. Морозная липкая пустота…