Выжившие

от amallie
максиобщее / 13+
Гарри Поттер Гермиона Грейнджер Джинни Уизли Рон Уизли Тед Ремус Люпин "Тедди"
4 янв. 2014 г.
15 сент. 2014 г.
7
33.656
 
Все главы
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
4 янв. 2014 г. 3.587
 
Переводчики: amallie, Ярк
Автор: Alixe
Ссылка на оригинал: https://www.fanfiction.net/s/3858286/1/Les_Survivants
Пейринг: Гарри Поттер/Джинни Уизли, Рон Уизли/Гермиона Грейнджер
Рейтинг: PG-13
Жанр: Detective/General/Romance
Размер: Макси


Хронология:

2 мая 1998 — Битва за Хогвартс
Действия в главе разворачиваются: 3 мая 1998



Гарри предложил друзьям заночевать в Хогвартсе, но Рон покачал головой и, старательно отводя взгляд, прошептал:

— Мне нужно домой.

Гарри смущенно залился краской, не подумав о том, что друг захочет побыть со своей семьей перед похоронами.

— Конечно, — поспешно ответил он. — Мы пойдем с тобой.

Они вернулись в Большой зал и сразу заметили, что все семейство Уизли уже ушло, равно как и большая часть тех, кто выжил в Битве и не особо пострадал. Все помещение переделали в некое подобие Больничного крыла, преподавательский стол тоже убрали, вместо него теперь висело огромное полотно. Гарри даже гадать не надо было, чтобы понять, что там нечто вроде морга.

Они не успели решить, куда идти дальше, как в дальнем углу, где отдыхали раненые, заметили Горация Слагхорна — тот призывно махал им рукой. Однако профессор не стал их дожидаться и сам подошел к ребятам.

— Вас ждут в «Норе», — объявил он. — Артур уговорил свою жену не разносить на кусочки то, что осталось от школы, чтобы найти вас. Но инструкции она дала вполне четкие: вы должны вернуться домой.

— Спасибо, сэр, — вежливо ответила Гермиона. — Вам не нужна наша помощь здесь?

— Вы уже и так многое сделали, — улыбнулся Слагхорн. — Из Мунго нам прислали подкрепление. Так что я собирался пойти немного отдохнуть, да и профессор Макгонагалл с минуты на минуту вернется в свой кабинет. Так что поспешите! Не имею ни малейшего желания встречаться с твоей матерью, Ральф. Кто бы мог подумать, что крошка Прюитт будет однажды такой грозной особой!

— Его зовут Рон, — менее любезным тоном поправила преподавателя Гермиона.

— Да-да, Рон, — рассеяно согласился Гораций. — Можете воспользоваться этим, — добавил он, указав на огромный камин. — Его на сутки подключили к общей сети.

Однако прежде чем исчезнуть в зеленом пламени, Гарри коротко бросил декану Слизерина:

— Тело профессора Снейпа в Визжащей Хижине, в Хогсмиде.

Мгновение он раздумывал над тем, не рассказать ли всю правду о роли, которую сыграл этот человек в только что окончившейся войне, но он чувствовал себя таким измотанным и обессиленным, что сил уже не было ни на что. Он выкрикнул место назначения и сделал шаг вперед.

В это раннее утро «Нора» казалась совсем пустой и вымершей. Никого не было на кухне, только на столе лежала короткая записка:

«В холодильнике есть пирог. А потом сразу по кроватям!»

Рон слабо улыбнулся и устало поплелся наверх. Гермиона остановилась возле комнаты Джинни, махнула на прощание рукой и исчезла за дверью. Гарри хотел было последовать за ней, чтобы узнать, в порядке ли Джинни и как она себя чувствует, но сдержался и поднялся за Роном на следующий этаж. Едва ввалившись в комнату, они, не сговариваясь, рухнули на расстеленные на полу матрасы и, даже не раздевшись, провалились в сон.

* * *

Гарри проснулся около шести часов вечера от того, что Рон неловко пытался переступить его, чтобы выйти из комнаты. Недовольно буркнув что-то под нос и с болезненным стоном отвернувшись к стенке, он постарался опять заснуть. Но сон всё никак не шел, уступая место жестокой реальности. Поэтому Гарри решил, что пора вставать, да и желудок уже давно недовольно бурчал, требуя еды.

Он спустился на кухню. Рон придвинул к себе внушительных размеров тарелку с завтраком, которую поставила перед ним Молли. Джинни, выглядевшая очень бледной, кажется, уже поела, но, заметив Гарри, улыбнулась и жестом указала на пустой стул рядом. Они молча смотрели друг на друга, не в силах отвести взгляд, просто радовались, что оба остались живы. Миссис Уизли поставила перед Гарри тарелку с яичницей и беконом. С извиняющимся видом он отвернулся от Джинни и принялся за еду.

— Что вы собираетесь теперь делать? — спросила она.

— Достать себе новую волшебную палочку, — проворчала Гермиона. — Не собираюсь и дальше пользоваться палочкой этой…

Она не стала говорить неприятий эпитет, вертевшийся на языке, но по взгляду миссис Уизли все поняли, как именно она хотела назвать Беллатрису Лестрейндж.

— А потом поеду в Австралию за родителями и привезу их сюда. А дальше надеюсь вернуться в Хогвартс и сдать ЖАБА.

— Хорошая идея, — хрипловатым голосом согласилась Молли. — Нужно думать о будущем.

Гарри внимательно разглядывал ее: серый цвет лица, застывшее выражение, будто все свои силы она тратила на то, чтобы вести себя как обычно.

— Я не собираюсь возвращаться в Хогвартс, — твердо сообщил Рон. — Мне уже восемнадцать, я хочу устроиться на работу.

— Но тебе для этого нужны ЖАБА! — машинально запротестовала мать.

— Вообще-то, мам, Фред и Джордж прекрасно обходились и без…

Рон в ужасе замолчал. Лицо миссис Уизли окаменело, она прикрыла глаза, чтобы сдержать рвущиеся наружу эмоции. Джинни опустила голову. Гарри и Гермиона застыли, так и не опустив вилки.

Тишина становилась невыносимой, и Гермиона неуверенно спросила:

— А где Джордж?

— Он еще спит, — убито прошептала миссис Уизли. — Я вчера дала ему зелье сна без сновидений.

И отвернулась к умывальнику. Плечи ее заметно тряслись.

— А ты, Гарри? — поинтересовалась Джинни, резко вскидывая подбородок, словно отказываясь сдаваться.

— Я еще об этом не думал, — осторожно ответил он. Решение Рона выглядело таким соблазнительным, но Гарри понимал, что сейчас для этого не самое лучшее время.

Неожиданно он вспомнил, что у него тоже есть некоторые семейные обязательства.

— Мне нужно сегодня повидаться кое с кем.

Они как раз доедали свои завтраки, когда на кухню вялой походкой зашел Джордж — застывшее выражение лица, почти неузнаваемое. Молли быстро подошла к нему и обняла. Остальные решили оставить их наедине и поспешно выскользнули из помещения.

Приняв душ, Гарри уставился на свое отражение в зеркале. Лицо и тело покрыто царапинами и едва зажившими ожогами. Он откинул челку, чтобы внимательней изучить свой лоб. Шрам был на месте, но побледнел и стал тоньше, не осталось и следа от вчерашнего воспаления. Он провел пальцем по неровной поверхности зигзага, но не ощутил никакого дискомфорта или покалывания. С явным удовольствием он подумал, что теперь шрам его уже никогда не потревожит.

* * *

В гостиную они спустились все вчетвером. Гарри взял щепотку летучего пороха и, присев на колени, бросил его в камин. Андромеда ответила сразу же и, ни секунды не колеблясь, пригласила их войти.

Когда ребята вывалились из камина, она уже встречала их с малышом на руках. Гарри подумал, что теперь он точно никогда не спутает Андромеду Тонкс с ее сестрой. Темно-русые с проседью волос, а на лице — выражение болезненного достоинства, именно оно сильно отличало ее от старшей гиперактивной сестры.

Он смущенно улыбнулся, не зная, как правильно выразить соболезнования, и решил пойти легким путем:

— Мы пока еще не знакомы с Тедди.

С грустной улыбкой Андромеда протянула ему сверток с младенцем. Гарри инстинктивно сделал шаг назад, наступив Джинни на ноги. Он еще ни разу в жизни не держал в руках ребенка и не хотел, чтобы первым оказался его крестник. Рон издал тихий смешок, за что тут же получил от сестры чувствительный тычок в спину. Понимая, что отступать некуда, Гарри мужественно вытянул руки. Когда головка ребенка прислонилась к его плечу, он машинально захотел приподнять локти, чтобы малыш не выскользнул. Новоиспеченная бабушка показала ему, как правильно держать Тедди и наконец отступила.

— Прошу вас, входите, — тоном не терпящим возражений пригласила она их в гостиную и указала на мягкие кресла.

Оба Уизли и Гермиона подошли поближе и поздоровались. И только Гарри остался стоять возле камина, не смея пошевелиться.

— Тебе лучше сесть, тогда падать Тедди будет с меньшей высоты, — иронично посоветовала Гермиона.

Гарри окинул ее недовольным взглядом. Но все же осторожно подошел к креслу и медленно согнул колени, усаживаясь. В конце концов, Гермиона права. Он немного расслабился, хотя и ощущал некоторую опасность, исходящую от спящего малыша. С виду обычный толстощекий красавец-младенец, правда, с фиолетовым пучком волос на макушке. Ребенок открыл глаза, и Гарри заметил, как его радужка медленно меняет цвет от голубого к желтому.

— Его цвет глаз постоянно меняется? — спросил он.

— Нет, только когда он удивлен чем-то или обнаружил что-то новое, — с нежной улыбкой пояснила Андромеда.

Малыш активно зашевелил ручками и ножками.

— Приятно познакомиться, я — Гарри, — представился он. — Надеюсь, мы с тобой будем часто видеться.

В ответ Тедди отрыгнул молоком. Гарри сглотнул и понял всю бесполезность нагрудника, который был завязан на шее ребенка. Конечно, ситуацию он немного спас, но, к несчастью, кое-что попало на его чистую мантию.

Единственной хорошей новостью было то, что мантия принадлежала не ему, а Рону.

— Кто-нибудь хочет познакомиться? — жалобно спросил счастливый крестный.

Джинни, видимо, сжалилась и уверенно, будто проделывала такое по двадцать раз на дню, забрала у него малыша. Она принялась тихо укачивать его и нежно вытерла Тедди рот нагрудником. Гарри оставалось только удивляться, откуда взялся этот профессионализм. Скорее всего, видела, как Молли возилась с детьми знакомых.

— Рада, что с тобой всё в порядке, — произнесла Андромеда, обращаясь к Гарри. — Дора и Ремус очень сильно беспокоились за тебя.

— Я… Мне очень жаль… — пробормотал Гарри, в очередной раз стыдясь того, что выжил, тогда как многие другие — нет.

Тяжелый взгляд женщины лишил его охоты продолжать самобичевание.

— Каждый из нас отдал все, что мог, — с достоинством ответила она, глядя на Уизли. — Главное, что мы победили. И что мой внук сможет с высоко поднятой головой войти в Хогвартс, когда придет время.

Она посмотрела на Джинни, которая по-прежнему убаюкивала ребенка. Тедди, казалось, уже начинал задремывать.

— Он просто чудо, — прошептала Гермиона.

— Думаю, мы с вами впервые видимся, — заметила Андромеда, разглядывая Гермиону. — Дора и мой зять столько рассказывали о вас, что мне кажется, что я прекрасно знаю всех вас четверых. Кстати, какие у вас планы на будущее?

Гарри с ужасом понял, что теперь этот вопрос он будет слышать по тысяче раз на дню и ото всех подряд. Это был едва ли не самый нейтральный и безобидный вопрос, которым можно было поддержать беседу сейчас — в череде похорон.

— Мы продолжим учебу в Хогвартсе, — решительно ответила за всех Гермиона.

— Хороший способ вернуть жизнь в обычную колею, — согласилась Андромеда. — К тому же, так вы сможете спрятаться от тех, кто захочет использовать вашу известность в своих целях.

Последняя фраза, казалось, возродила в Гарри неведомый ранее интерес к учебе. Идея жить в замке, ожидая, пока всё утрясется само по себе, неожиданно показалась ему весьма притягательной. Особенно, если рядом будет Джинни.

Разговор плавно перетек на обсуждение последних новостей: назначение Кингсли Шеклболта новым министром магии, освобождение магглорожденных из Азкабана, нехватка волшебных палочек. Спустя полчала ребята решили, что пора и честь знать. Джинни передала уснувшего Тедди с рук на руки бабушке, и, бросив последний взгляд на спящего без задних ног малыша, они вчетвером ушли через камин.

* * *

Когда они вернулись в «Нору», Молли уже вовсю гремела сковородками на кухне — готовила ужин.

— Надеюсь, Артур и Перси вернутся не слишком поздно, — обеспокоенно заметила она. — Хотя не удивлюсь, если они не успеют к нам на ужин, учитывая, сколько дел накопилось в Министерстве. Джордж на улице со своим другом Ли, он пришел его повидать. Смелый мальчик — этот Ли. Чарли в Хогвартсе. По радио передали, что Хагрид ищет людей, которые смогут позаботиться о существах, раненых во время Битвы. Билл и Флер, скорее всего, не придут сегодня. Джинни, не поможешь мне с овощами?

Джинни кисло поморщилась, но не стала перечить матери. Из женской солидарности Гермиона тоже вызвалась помочь, предварительно ухватив за локоть готового сбежать Рона. Гарри не оставалось ничего другого, кроме как присоединиться к братии кухонных поварят — фасоль и картошка призывно манили его. Управились они быстро. Праздно прослонявшись по дому несколько минут, ребята решили выйти на свежий воздух.

Несколько мгновений они молча стояли, погрузившись в свои мысли, пока Джинни не выдержала этой напряженной тишины и не воскликнула:

— Только посмотрите, в каком ужасном состоянии наш сад!

И, вправду, гномы воспользовались отсутствием четы Уизли, которые какое-то время скрывались у тетушки Мюриэль, и размножились просто в невероятном количестве.

— А мама пока ничего не заметила. Не имею ни малейшего желания провести завтрашний день за их выдворением, — рассеянно проворчал Рон.

— Не ной, — упрекнула брата Джинни. — В последние месяцы мама не особо доставала тебя поручениями.

— Видимо, у тетушки Мюриэль было не очень весело, — посочувствовала Гермиона.

Джинни едва не подпрыгнула от радости, что сейчас выскажет всё, что думает об этой вынужденной поездке.

— И не говори! Настоящий кошмар. Уж лучше бы я вернулась в Хогвартс к этим Журодам!

— Кому? — удивился Гарри.

— Мы так называли мерзких Кэрроу. Отвратительные, тупые и злые типы! — выплюнула Джинни. — Но учитывая скверный и вредный характер тетушки Мюриэль, ее любовь к сплетням, я ничего не пропустила. Так что было самое время, чтобы все это прекратилось, мама с ней уже совсем не уживались. Не могли вы напасть на Хогвартс пораньше?

— Мы не напад… — начал Гарри.

— Эй! Мы, между прочим, там не в игры играли! — возмутился Рон, которого сетования сестры вывели из себя.

— Чем бы вы там ни занимались, я бы предпочла быть с вами, — сухо отрезала Джинни. — Хотя все верно, я ведь еще маленькая.

Последние слова она произнесла с изрядной доли горечи и посмотрела на Гарри так яростно, что ему стало сильно не по себе. Он надеялся, что Рон скажет что-то, что успокоит Джинни, или Гермиона попытается переключить ее внимание на что-нибудь другое, но, увы, его предательски оставили одного разбираться с разбушевавшейся девушкой.

— Рон, пойдем посмотрим, во что гномы превратили ваш огород, — Гермиона схватила его за руку и потащила за дом.

Гарри тоскливо проводил их глазами, но делать было нечего и помощи ждать неоткуда.

— Я беспокоился за тебя и не хотел, чтобы тебя ранили, — попытался защититься он.

— Может, мне и шестнадцать, но я могу и сама за себя постоять. Я думала, что уже доказала тебе это.

— Я знаю, что ты сильная, я никогда и не говорил обратное. Но твоя мама…

— Не надо вовлекать в это мою маму. Если бы ее действительно слушал, то никогда бы не взял с собой Рона и Гермиону.

— Послушай, Джинни. Я понимаю, что было тяжело, что ты очень смело поступила, примкнув к Сопротивлению и забрав из кабинета Снейпа меч. Я очень сильно скучал по тебе, правда. Я часто думал о тебе и даже проверял карту, чтобы узнать, где ты сейчас. Мне действительно хотелось, чтобы ты была рядом все это время, но… я не мог сказать тебе всего. Дамблдор посоветовал мне не рассказывать никому, кроме Рона и Гермионы.

— Очень практично! И вчера ты не выглядел особо радостным, когда увидел меня. Ты уверен, что на самом деле скучал по мне?

— Ну в самом деле, Джинни, Волдеморт…

— Нет, Гарри. Послушай теперь меня. Не смей считать меня девчонкой, которую нужно оберегать и защищать. Никогда не смей говорить, что не можешь взять меня с собой, потому что это опасно. Знаю, что я не Мальчик-Который-Выжил, знаю, что и в подметки не гожусь Гермионе. Но если ты позволяешь Невиллу или Луне остаться и сражаться, то не смей прогонять меня. Потому что если будет так, я не хочу быть твоим другом, Гарри.

Гарри замер с открытым ртом, но не смог ничего возразить, настолько сильно был удивлен этим пламенным монологом. Не к месту подумалось, что сейчас Джинни очень красива — покрасневшие щеки, горящий взгляд. Но, к сожалению, это не помогло ему вернуть утраченное красноречие, скорее даже наоборот. С явным облечением он услышал голос миссис Уизли:

— Дети! Ужин готов!

— Пойдем, — поспешно произнес Гарри.

Во взгляде девушки легко читались гнев и разочарование. Она сжала губы и, резко развернувшись, побежала к дому.

Когда Гарри зашел на кухню, то услышал яростный перестук каблуков по лестнице. Не долго думая, он решил вымыть руки здесь, в умывальнике, все же лучше, чем встречаться с Джинни в ванной. Ее резкая смена настроения его сильно озадачила. Впрочем, он быстро вспомнил, что и его самого после гибели Сириуса бросало из одной крайности в другую.

— Эй, Гарри! Твои руки уже блестят чистой, сколько можно! — раздался голос Рона.

Он так сильно задумался, что принялся ожесточенно намыливать руки, что, в общем-то, было совершенно ни к чему. Он поспешно уступил место друзьям, старательно избегая испытующего взгляды Гермионы.

Когда все устроились за столом — только Джинни на этот раз предпочла сесть как можно дальше от Гарри, — на кухню вошли Джордж и Ли. В течение всего ужина миссис Уизли охотно делилась со всеми новостями, которые передавали по радио. Утром новый министр отменил все законы, касающиеся чистокровности. Это решение вызвало среди чиновников бурю волнений, еще больше усиленную десятками волшебников, которые требовали немедленно вернуть им волшебные палочки. По Независимому магическому радио сообщили, что все просители должны оставить свои имена и терпеливо ждать извещения. Все заявления будут рассмотрены в кратчайшие сроки.

Тем, кто вынужден был бежать из страны, разрешили вернуться в Англию и как можно скорее приступить к работе. Необходимо было в самое ближайшее время открыть магазины и установить обычный график работы социальных служб. Всех колдомедиков переправили в больницу Святого Мунго, чтобы те смогли заняться ранеными во время Битвы за Хогвартс или теми, кто совсем тяжело переносил заключение в Азкабане.

— Я собираюсь объявить все эти новости сегодня вечером по «Поттеровскому дозору», — произнес Ли. — Я уже провел один выпуск в полдень. И собираюсь продолжать это до тех пор, пока все беженцы не услышат.

— Мы, кстати, слышали одну из твоих передач пару месяцев назад, — с энтузиазмом воскликнул Гарри. — Это просто здорово! Давно так не смеялись. Как-то всё обстановка не располагала.

— Это была наша совместная идея, — скромно ответил Ли, кивнул в сторону Джорджа.

Тот, казалось, даже не слышал, о чем они разговаривают. Он опустил голову на левую руку, а правой ковырялся вилкой в тарелке с едой.

— Тебе нужно поесть, милый, — грустно вздохнула Молли. — Нужно продолжать…

Ее голос дрогнул.

— Сегодня я буду говорить о Фреде, о Люпине и о Тонкс, — хрипло пробормотал Ли. — Не хочешь выйти со мной в эфир, Джордж?

Тот только покачал головой, даже не взглянув в его сторону.

— Тебе не обязательно брать в руки микрофон, мне просто хотелось, чтобы ты был рядом, — Ли предпринял еще одну попытку.

Джордж продолжал выводить круги на тарелке.

— Кто хочет десерт? — спросила миссис Уизли, когда стало очевидно, что Джордж так и будет молчать.

Через полчаса Ли уже хотел было уходить, когда в камине взметнулось пламя и оттуда вышел изрядно уставший и осунувшийся мистер Уизли.

— А вот и ты, дорогой. Быстрее садись за стол, выглядишь совсем неважно. С твоей стороны совершенно неблагоразумно возвращаться домой так поздно, ты ведь сегодня утром почти не поспал.

— Кинг так и вовсе не сомкнул глаз, а он все еще там, — возразил Артур. — Дел по горло.

— Оставь это молодым. Мы уже сделали все, что было в наших силах.

— Там остался Перси. У Кинга сейчас не так много людей, которым можно полностью доверять, — пояснил мистер Уизли. — Даже я не могу определить, кто из чиновников действовал из страха, а кто сознательно и по своей воле.

— А что случилось с Амбридж? — поинтересовалась Гермиона.

— Она и все те, кто активно участвовали в принятии этого закона о чистоте крови, уже отправлены в Азкабан. И получат по всей строгости закона. По крайней мере, те, кто не успел сбежать. Охотников, например, и наемников будет очень сложно найти. И Мерлин знает, что они способны устроить теперь, когда они сами по себе.

— Так авроры будут их искать? — с надеждой в голосе спросил Рон.

— Большинство авроров отстранено от должности, — вздохнул отец. — И это еще одна проблема. Кинг подумывает призвать всех тех, кто сражался с нами в Битве за Хогвартс. Он хочет создать временный отдел, который займется восстановлением порядка и поимкой всех соучастников режима Сами-Знаете-Кого.

— А можно туда записаться? — спросил Рон.

— Не может быть и речь, — возмутилась миссис Уизли. — Ты должен отдохнуть, а потом вернуться в Хогвартс.

— Я могу объявить об этом в нашем вечернем выпуске «Поттеровского дозора», — предложил Ли, до этого внимательно слушавший Артура.

— Да, хорошая идея. Пусть добровольцы идут сразу в Министерство. Воспользуемся круговой порукой. Ах да, чуть не забыл: похоронная церемония жертв битвы за Хогвартс состоится завтра в Хогвартсе в час дня. Там будут названы имена всех павших от рук Пожирателей смерти.

— Хорошо, — кивнул Ли. — А теперь мне и вправду пора. Эфир начинается через четверть часа. Идешь, Джордж?

Тот в очередной раз покачал головой.

— Значит, увидимся завтра в Хогвартсе, — заключил Ли. — Всем доброй ночи. И спасибо за ужин, миссис Уизли. До завтра.

— Это тебе спасибо, что пришел. До завтра.

Едва Ли исчез в изумрудном пламени камина, Джордж прошептал:

— Пойду спать.

И, тяжело ступая по лестнице, скрылся наверху. Гарри только сейчас сообразил, что впервые за день услышал его голос. Он видел, как мистер и миссис Уизли обменялись опустошенными взглядами. Опустив плечи, Артур направился на кухню, Молли поспешила следом.

— Итак, дети, чем вы сегодня занимались? — поинтересовался Артур. — Хорошо отдохнули?

— Да, мистер Уизли, — ответил Гарри. — Встали мы поздно, а потом все вместе навестили Андромеду Тонкс и Тедди.

— Мерлин, какая трагедия. Бедный ребенок, — сочувственно покачал головой Артур. — Едва месяц от роду, а уже сирота. И бедняжка Андромеда — осталась одна с таким тяжелым грузом на руках.

— Я его крестный, — решил уточнить Гарри. — Буду им помогать. По крайней мере, чем смогу.

— Сначала нужно научиться держать ребенка так, чтобы его головка не оказывалась внизу, — хитро улыбнулась Гермиона. — И не трясти его как куклу. Бедняга Тедди оставил на мантии Гарри весь свой обед.

— Я не виноват! — преувеличенно громко возмутился Гарри.

— Если воспитываешь ребенка, можешь забыть о чистых мантиях, — поучительно заявил мистер Уизли. — Но, скажем, некоторые пятна заслуживают награды. И тебе, кстати, Гарри от них не отвертеться. Орден Мерлина ждет.

— О нет! — простонал тот.

— Бедняжка, — с сарказмом произнес Рон.

— И тебе, между прочим, тоже, — заявил мистер Уизли.

— Серьезно?

— После любой войны медали и ордена сыплются рекой, — усмирила его пыл Гермиона. — И мы не одни такие.

— Но немногие могут похвастаться тем, что за один день умудрились ограбить Гринготтс, украсть дракона и поднять в Хогвартсе бунт, — заметил Артур.

— Откуда вы знаете, что мы были в Гринготтсе? — удивилась Гермиона.

— Это уже появилось в утреннем выпуске «Пророка». Ваше маленькое путешествие через каминную сеть не прошло незамеченным. Если хочешь почитать, можешь взять газету у меня в кармане мантии.

— Но что вы, Мерлин вас побери, забыли в Гринготтсе? — пока Гермиона ходила за газетой, Молли решила допросить «слабую» мужскую часть их трио.

— Сложно объяснить, — обменявшись с Роном взглядами, попытался увернуться от ответа Гарри.

— Кстати, — вспомнил Артур, — Кингсли будет у нас завтра к полудню. Он хочет поговорить с тобой. Но не расстраивайся, — поспешил он добавить, увидев недовольную физиономию Гарри, — если не хочешь ничего рассказывать, он настаивать не будет.

— Полагаю, ему я найду что сказать, в отличие от его предшественника, — признался Гарри.

— Поживем — увидим. Сейчас «Поттеровский дозор» начнется.
Написать отзыв