В конце времен

максиприключения, фэнтези / 13+ слеш
12 июл. 2014 г.
21 июл. 2014 г.
7
31449
 
Все главы
6 Отзыва
Эта глава
1 Отзыв
 
 
 
Александр сидел на ступенях веранды дачного домика и щурился на солнце. Погода была совсем уже летняя, несмотря на то, что еще в начале месяца лили совсем по-майски холодные ливни. В высокой молодой травке вовсю стрекотали кузнечики, наполняя сознание приятными мечтами о теплой водице в озере и о рыбалке с Леонидом Васильевичем ранним утром, когда еще туман стоит над водой. Мысли Сашки плавно перетекли на своего наставника, и он погрустнел.

Леонид Васильевич Лозиевский считался лучшим полевым хирургом и был наставником Александра. Но существовала одна проблема: он часто пил. Когда же он был трезв, Леонид Васильевич отличался суровым нравом и тяжелой рукой. Вечно недовольный, он порой срывался и на Сашке. Руки его постоянно сопровождал абстинентный тремор такой силы, что он чашку чая до рта не мог донести. Но, когда он выпивал хотя бы сто грамм, а такое случалось почти каждый день, то настроение его улучшалось, и трясучка проходила. В таком состоянии он мог проводить операции. И пока ни один пациент не умер под его скальпелем, руководство закрывало на алкоголизм главного хирурга госпиталя глаза.

Лозиевский и Сашкин дед были старыми друзьями и военными товарищами. Не в одном военном конфликте вместе участвовали. Нужно отметить, что вся семья Александра состояла из потомственных военных как со стороны матери, так и со стороны отца уже в нескольких поколениях. Та же судьба ждала и Сашку, но он четко дал понять, что это не его путь. Затасканный по военным частям, разным городам, вечно меняющий школы, он не успевал заводить  друзей. Глядя на другие семьи военных, он думал, что такая жизнь еще вполне терпима. Живут же люди. Но когда один из супругов или их детей уезжал в горячую точку и не возвращался оттуда… Сашка понимал, что он не хочет такой жизни, и выбрал для себя гражданскую профессию. В детстве он просто хотел стать врачом, но ближе к одиннадцатому классу определился со специализацией.

Естественно, семья не сразу приняла такую новость, отец с дедом много и долго беседовали, а десятилетний Сашка ждал своего приговора. Его два старших брата и пятилетняя сестра косились на него с недоверием. Они не понимали, как он может желать чего-то другого. В их понимании это было предательством. Но Александр всегда отличался исключительной упертостью. Наконец, после двухнедельных баталий, «святая инквизиция» в лице деда и отца устроила аутодафе. Приговор был не слишком жесток, как полагал сам «еретик», и заключался в том, что его внешкольное образование ничем не будет отличаться от военной подготовки. Он должен уметь проходить полосу препятствий, владеть парой видов боевых искусств, холодным и огнестрельным оружием. Дед же заявил, что, если Сашка серьезно хочет стать доктором, то он каждое лето должен проводить у его боевого товарища и набираться опыта. Александр, естественно, согласился, даже не думая об отступлении.

Спустя шестнадцать лет Саша так и не отступил от своих убеждений, и через пару недель его ждали последние экзамены перед выпуском. Диплом с отличием уже маячил на горизонте, а белый халат уже грел плечи. Он выполнил все условия, поставленные перед ним родителями. Его могли поднять ночью и затеять бой на ножах или заставить отжиматься. Он мог ассистировать при несложных операциях. Иногда самостоятельно, под чутким руководством Лозиевского, проводить их. У него могло быть великое будущее полевого хирурга. Но Александр закрывал глаза и представлял, как он сидит в чистом уютном кабинете, на стенах которого наклеены цветные аппликации мультяшных персонажей. Как он слушает сердечко грудничка, прикасаясь к его нежной коже холодным стетоскопом.

- Сашок, поди-ка сюда, - позвал уже захмелевший Лозиевский, мирно сидящий в плетеном кресле на лужайке перед домом.
- Сейчас, дядя Леня, - все еще жмурясь солнцу, весело отозвался Александр. На душе его было спокойно и тепло.

Легко поднявшись со ступеней веранды, Саша направился к наставнику. Но, не успев сделать и двух шагов, почувствовал резкую боль в голове. Сделав еще шаг, Александр потерял ориентацию в пространстве и упал навзничь. Сознание быстро уплывало, где-то далеко он услышал испуганный вопль Лозиевского. «Неужели инсульт?» - было последней его мыслью.

***
Очнулся Сашка, как ему казалась, в больничной палате. Над ним нависали незнакомые дяденьки с длинными седыми бородами, но в белых халатах. «Ага, врачебный консилиум. Значит, дела мои не так хороши», - резюмировал сам себе Александр. Дяденьки стояли молча, только переглядывались друг с другом да его разглядывали. Сашку это насторожило.

- Какой диагноз, господа? – серьезно спросил Сашка. - Инсульт или еще чего хуже?

От такого вопроса дяденьки, видимо, опешили и отшатнулись от него как от чумного, будто не ожидая, что он с ними заговорит. Сашке стало смешно, и он попытался сесть в кровати, чтобы лучше разглядеть палату и пугливых докторов. Тут-то ему как раз стало не до смеха. Палата была вовсе не палатой, как и дяденьки-доктора не докторами. Тут уже Александр сам испугался, но виду не подал. Бородатые между собой переглянулись и на дверь всей толпой покосились. И та не заставила себя долго ждать – распахнулась, впуская внутрь комнаты еще одного дядьку с бородой. Борода, надо сказать, была длиннее остальных, да и одежды на господине другие, богаче.

- Слава Вечному Свету, матери Земле, и дочери ее - Воде! – патетично воскликнул вновь вошедший. – Мы очень рады, что ты пришел в себя, о, великий герой света!

Саша сначала подумал, что он еще не очнулся, и это бред. Даже ущипнув себя до слез, он не убедился, посчитав, что бред бывает достаточно реалистичным. Не зная, что ответить, Саша решил вовсе молчать, пока не разберется в чем тут дело, лишь головой кивнул в знак понимания. Дядечки, что до этого молча стояли, зашевелились, улыбаясь Сашке во весь рот и глядя на него вопросительно.

- И Вам мое почтение, кем бы Вы ни были, - ответил Алекс, поняв, что так просто отмолчаться не получится.
- О, как не учтиво с моей стороны! - спохватился длиннобородый. - Мы – владыка сих чертогов, владыка света, владыка земли и воды, Юстий шестнадцатый. А это, - указав на толпу дяденек, - мой светлый совет.
- Ого, сколько титулов! - удивился Алекс. - Меня зовут Александр. Просто Александр.
- Мы знаем, - опять говоря о себе в третьем лице, надменно заявил Юстий. - Это по нашей воле ты оказался здесь.
- А здесь – это где? - задал давно интересующий его вопрос Сашка.
- В величайшем из миров под лучами Вечного Света — Метида. На земле, принадлежащей силам света, имя которой Пасифе. В храме матери Земли и дочери Воды.
- Э-э-э, - только и смог выдавить из себя Сашка, пытаясь уложить в привычную систему координат все вышесказанное. Очевидно «Вечным Светом» они здесь называют солнце, но что за Метида и Пасифе? Что за секта такая, в которой поклоняются воде и земле? - Что значит по ВАШЕЙ воле я здесь? Вы меня украли?!

Дяденьки молча переглянулись, хитро улыбаясь. А Юстий шестнадцатый даже отвернулся, очевидно,  пытаясь скрыть смешок. Сашке это не понравилось совсем.

- Ты избранный, - пафасно начал «Владыка Света», - в наших легендах говорится о герое, благословленном самим Вечным Светом, который придет, когда не останется надежды, и чаша весов склонится, потеряв равновесие. Он вернет людям мир и спасет от гнета тирании. Герой будет воином, порожденным из зерна воина и простирающий длани свои к свету. Вступит он в противоборство с врагом и победит его оружием, доселе невиданным. Острым, как игла, гибким, как молодые ветви, и быстрым, как ветер, будет его оружие. С ним герой придет в этот мир, им в нужное время воспользуется.
- Красивые легенды у Вас, - задумчиво изрек Сашка. - Вы думаете,  этот герой – я?
- Мы знаем, - убежденно заявил Юстий.
- Почему вы думаете, что я поверю в этот бред?
- Это не бред, - обиженно заявил один из светлого совета, - мы пожертвовали многим, чтобы ты оказался здесь, в этом мире. Лучшие маги согласились провести темный обряд призыва, отдав взамен свою жизнь в надежде на то, что ты спасешь нас от тирании Эйтернума. Ты теперь не можешь отказаться. Ради памяти людей, поверивших в тебя, ты должен.

Последняя фраза сильно задела Сашу за живое: он всю свою жизнь только и делал,  что был кому-то должен. Родителям, обществу, учителям и наставникам. Ради осуществления своей мечты он проделал долгий путь, и не сказать, что он был легким. И вот, когда мечта почти осуществилась,  ему заявляют, что он опять должен. Когда он успел понабрать столько кредитов? Вся эта ситуация злила его своей нелепостью. Но нужно было держать себя в руках, по крайней мере, до тех пор, пока все не станет ясно. Глубоко вдохнув и досчитав до десяти,  Алекс успокоился.

- Значит, я вам должен, - с досадой констатировал Сашка, припечатав гневным взглядом светлый совет. - Хорошо, какие условия? Что я должен сделать? Победить зло? Допустим, я его победил, что дальше?
- Вечная слава и почет герою! - отозвался Юстий.
- Вы вернете меня туда, откуда взяли? - с надеждой спросил Алекс.

Все бородатые тут же молча потупились, а Юстий тяжко вздохнул.

- Вернуть мы тебя не сможем, - виновато ответил Светлый Владыка, и тут же заискивающе залепетал: - Но здесь тебя ждут всяческие почести. Можешь взять в жены мою дочь и стать правителем Эйтернума.
- Что?! - негодованию Александра не было предела. - Мало того, что вы меня затащили сюда! Я даже не знаю куда — сюда! Да еще и назад вернуть не можете?! Давите мне на чувство долга! Почти попрекаете жизнями неизвестных мне людей, которые, как я понял, отдали свои жизни добровольно!

На этом месте дядечки как-то нервно сглотнули и отошли на шаг, Сашка недобро прищурился.

- Или я чего-то не понял, и они отдали жизни не совсем добровольно? - бородатые замотали головами. - Вы — чудаки, которым я и на грамм не верю. Хотите, чтобы я изничтожил зло, которое, между прочим, лично мне еще ничего не сделало. Суете мне в знак благодарности девицу, которую я в глаза не видел, и шкуру неубитого медведя. Да вы здесь совсем охренели!

Саша, откинув одеяло, встал с постели и направился к двери. Все длиннобородые ошарашенно на него смотрели.
- Пошли вон из этой комнаты! -  заорал на светлый совет и Светлого Владыку Александр, открывая дверь. Бородатые тут же засуетились и, подхватив полы своих длинных одеяний, выскочили за дверь. Последним, величественно подняв подбородок и стараясь не растерять по дороге остатки достоинства, вышел Юстий. Только он переступил через порог, как Саша с силой захлопнул за ним дверь. Остаться спокойным у Алекса не получилось, и он был недоволен этим.

Нужно было успокоиться, собрать анамнез на этот мир, поставить диагноз и назначить лечение. Он еще не был уверен до конца, что не сможет отсюда выбраться. Возможно, его выкрали чокнутые сектанты и держат в каком-нибудь заброшенном санатории. Ждут, что он кого-нибудь убьет, а после, когда он выполнит «высшую миссию», они его в жертву принесут вместо того, чтобы женить.

Но, как только он подошел к окну, уверенности в том, что эти дяденьки чокнутые, поубавилось, ровно как и уверенности, что у него с головой все нормально.

Как оказалось, «вечный свет» в этом месте давало вовсе не солнце, вернее, не только солнце. Светил было два. Одно из них было вполне обычной желтой звездой, а вот второе скорее голубой карлик. Эту классификацию Сашка помнил еще со школы. Растительность тоже была не характерна земной. Неизвестные кусты и трава колосились ярко-красным, изредка отливая оранжевым и желтым. Саша мотнул головой и, пытаясь успокоится, выдвинул версию, что здесь сейчас осень и поэтому все таких неестественных цветов.

Чтобы немного успокоиться, Саша вернулся в кровать с намерением заснуть и со слабой надеждой проснуться на даче у дяди Лёни. Заснуть-таки ему удалось, но сновидения были беспокойные. Ему мерещилось, что он оперирует, но вместо привычных инструментов у него консервный нож и вилка и вскрывает он уже не человека, а банку с тушенкой. Начинает есть ее и подцепляет на вилку не кусок свинины, а чьи-то кишки. Банка начинает стонать, будто от боли, совсем по-человечески. Саша пугается, бросает инструменты и банку на пол и бежит. Бежит очень долго, красные деревья и трава то и дело встречаются ему на пути, а он не может остановиться. «Хвала светлому герою!» - слышится со всех сторон. «Слава! Слава!» - вторют ему другие голоса. «Эй, герой, проснись», - слышится третий голос, но он какой-то другой, будто не из этого странного места. «Эй, герой, очнись уже», - настойчиво требует этот голос. Кто-то хватает его за плечо и тормошит. Тут до Саши доходит, что это всего лишь сон, и его кто-то зовет из реальности.

Открыв один глаз, Алекс увидел перед собой девицу, которая трясла его за плечи.

- О, наконец-то очнулся, - закатив глаза, заявила девушка, - я уже думала целителя звать.
- Барышня, вы кто будете? - схватил за запястья девушку Сашка. Та попыталась дернуться, но поняв, что не на того нарвалась, успокоилась.
- Я-то? - хитро прищурившись, переспросила девушка.
- Ты-то, - нахально передразнил Алекс.
- Дочь Светлого Владыки, — горделиво задрав нос, насколько позволяла неудобная поза, ответила барышня.
- А я Герой. Можно просто — Герой Вечного Света.
- О, да мы уже шутим, - скривилась девушка, тряхнув лезущей в глаза чёлкой.
- Да, не без этого. В вашем ошалелом мире только так и можно.
- Слушай, Герой Вечного Света, не мог бы ты меня отпустить уже?
- Завсегда пожалуйста, прелестница, - и Сашка послушно отпустил девицу.
- Ого, сколько силищи в тебе, - разглядывая покрасневшие запястья, подивилась дочь владыки. - Это хорошо. Значит, сможешь Темного Владыку победить.
- И ты туда же, - досадливо шлепнул себя по бедру Алекс. - Может, ты хотя бы объяснишь, что у вас здесь происходит?
- А то! - нахально заявила девица. - Папенька - глупенький. Не умеет с Героями Вечного Света разговаривать. Вот мне и приходится все самой до ума доводить.
- Тогда я слушаю внимательно.
- Я расскажу тебе легенду о сотворении нашего мира, о непримиримой вражде света и тьмы, об их бесконечной битве. О герое, который должен явиться из другого мира и спасти незнакомый и чуждый ему мир, когда не останется надежды.
- Частично мне уже рассказали, но я хочу знать всю историю.
- В давние-давние времена,  - начала рассказывать как сказку девушка, - когда своим вечным светом с Метидой делились три светила, не было тьмы и света. Все люди были едины. Жили они в мире и не знали ни о магии темной, ни о светлой. Но Три вечных светила поссорились между собой, не желая больше светить вместе. Каждое из них желало благословлять своим светом единолично. Не могли они договориться друг с другом, кому в какое время быть на небе, и развязали войну. Не желая уступать, светила появлялись, когда им вздумается, то выходя все вместе, то совсем не появляясь.

Люди волновались и не понимали, отчего их вечные спутники обиженны на них, воспринимая войну светил за гнев. Постепенно на Метиде стали иссякать реки, гибнуть урожаи, люди умирали от голода, слезно прося прощения у светил. Увидев, что натворили, два из трех светил осознали свою ошибку и решили прекратить войну. Но третье не поддавалось на уговоры. И тогда Флави и Иякинто решили изгнать с неба Виридис. Но не получилось у них это сделать. В битве зажали они Виридис между собой, и лопнул он, изливая на землю зеленый свет. Реки и земли наполнились его кровью, и на людей попало. И воцарился на небе мир. Флави и Иякинто решили светить вместе, как и прежде, уняв тщеславие. Светят они вместе и по сей день.

Но не выдержала Метида крови Виридис и треснула на четыре части — три маленьких и одну большую, разделяя народы. На трех маленьких частях, на которых меньше всего попало крови зеленого светила, люди стали выращивать пышные урожаи, растить скот и изготовлять нужные в хозяйстве изделия. Мирно живут и процветают они до сих пор.

Но на четвертую часть больше всех пролилось крови светила. Люди стали замечать за собой странные вещи. Теперь могли они управлять огнем, водой, воздухом и землей. Но по-разному они стали развивать способности. Те, кто управлял водой и землей, встали на сторону света, помогая выращивать урожаи, пахать землю, лечить. Но тех, кто выбрал огонь и воздух, посчитали опасными и запретили им использовать дары Виридиса. Возмутились эти люди и встали на сторону тьмы. И четвертая часть суши разделилась на две части, — Пасифе и Эйтернум — образовав отдельные государства.

Не успокоились темные на этом. Мало им стало их территорий, и решили они захватить Пасифе. Пошли они войной на светлых. Та война длится, не прекращаясь ни на день и доныне. Ни светлые, ни темные не могут взять верх. Уже сотни сотен поколений магов темных и светлых стоят на границе между государствами, защищая ее. Чаши весов не склоняются ни в чью пользу.

Тысячу лет назад Флави и Иякинто предсказали людям героя, благословленного их вечным светом. Но не сказали, на какую сторону он встанет. Мы думаем, что на нашей стороне правда, и герой явится на помощь именно к нам. Но и темные уверены, что правда на их стороне.

Желая склонить чашу в нашу сторону, отец собрал светлый совет. Решили они сами призвать героя, не дожидаясь, пока темные додумаются до этого. Помимо управления стихиями воды и земли, маги света владеют побочными разновидностями магий — специализациями. Например: целительство, созидание, магия жизни. Магия призыва — темная магия, но отец решил прибегнуть к крайним мерам. Нашлись люди, которые пожертвовали собой, дабы призвать героя. И в результате чего появился ты.

Девушка замолчала, давая время Александру на переваривание информации. Подумать было над чем. Занимательная история у этого мира, и на некоторые сказочные элементы легенды у Сашки были вполне реальные и логичные объяснения. Не нравилась вся это история с вечной войной и Героем Вечного Света Александру. Не хотелось ему вмешиваться в сложные отношения между двумя государствами. Да и ничью сторону он принимать не желал.

Светлая сторона вызывала не меньше подозрений, чем темная. Юстий, оказывается, был вполне себе жестоким тираном, обрекающим людей на смерть, преследуя свои цели. Еще неизвестно на чьей стороне правда. Про легенды Сашка знал твердо одно: в них правда всегда на той стороне, с которой ее рассказывают. Небось, темные такую же баечку могут завернуть, где светлые похлеще нацистов себя ведут. Ох уж эти сказочки! Ох уж эти сказочники! Но решил Александр пока с выводами повременить. Тем более, дочка владыки нравилась ему. И с хитрецой, и с задором. Отличный боевой товарищ из нее получится.

- Кстати, - напомнила о себе барышня, - папа приглашает тебя посетить светлый совет завтра утром.

А вот и возможность разобраться во всем.
Написать отзыв