Ни в этом Цикле, и ни в каком другом

миниангст, фантастика / 13+ слеш
Кайдан Аленко
8 авг. 2014 г.
8 авг. 2014 г.
1
4932
 
Все главы
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
 
**
Все расплылось, и были видны очередные всплески темной энергии, а спустя секунду перед глазами предстало сплошное черное марево, совершенная пустота в обрамлении темных синих всполохов биотики. Всего через несколько секунд все это исчезло. У лейтенанта не получилось сделать сингулярность.

В седьмой раз. В седьмой долбаный раз.

От безысходности лейтенант ударил со всей силы кулаком стену, и где располагался удар, стена слегка покрылась мелкими трещинками, рука начала неприятно ныть, организм нуждался в энергетической еде. У Кайдена начали сдавать нервы.
«Почему?» - прошептал Аленко, уткнувшись лбом в холодную стену, пытаясь собраться с силами и сделать эту чертову сингулярность.

Неделю назад коммандера Шепарда, первого СПЕКТРа среди людей, спасителя Цитадели от Сарена и Властелина, погиб. Погиб, спасая пилота Джокера на Нормандии, когда тот отказывался идти в спасательную капсулу. Новость о том, что Джон Шепард погиб, облетела весь экстранет за несколько дней. Кайден боялся представить, как чувствовала себя Ханна Шепард, мать Джона. Наверное, осела на пол и плакала, закрываясь руками, или, быть может, спокойно поблагодарила адмирала за то, что он сообщил ей ужасную новость и, не проронив слез, удалилась прочь. Кто ее знает, но по рассказам самого коммандера, его мама была спокойной и волевой женщиной, чего им стоило пережить потерю отца Джона и мужа Ханны Шепард.
После смерти коммандера, состав Нормандии разбрелся кто куда, ведь не было связующего звена – Шепарда, который мог просто взять и сказать «Идите за мной». И они шли: Гаррус, Рекс, Тали, Лиара, Эшли… и Кайден. Все они пошли бы за ним в любое пекло и умерли за него, но этому не суждено сбыться. Командир мертв – и с ним вся сплоченность команды тоже.

**

- Первый человек СПЕКТР, солдат Альянса, коммандер Шепард, - сказал Кайден, увидев своего командира.

Спустя два года на Горизонте увидеть его… - это не передать словами. Одновременно от сердца отлегло и стало хорошо, ведь Кайден знал, знал, что он жив, но в то же время не верил своим глазам: коммандер Шепард с Цербером. Несмотря на заверения Джона, лейтенант не смог поверить, подвергся своим моральным устоям и Альянсу. Кайден не смог поверить также и в то, что Джон и правда сотрудничал с Цербером, а не работал на них. И Кайден будет до сих пор помнить, что он сказал, когда Джон предложил пойти с ним.

«Я всегда был и буду солдатом Альянса, Шепард, и никак иначе».

Позже Аленко корил себя за то, что он был груб со своим бывшим командиром, и часто спрашивал себя: «А что было, если бы Кайден пошел за Джоном?»
Он задавал себе этот вопрос в дни, когда его мучила бессонница, а мучила она лейтенанта постоянно.
Аленко думал, что могло быть еще хуже, если бы он сотрудничал с Цербером, и сотрудники про-человеческой организации думали бы что Кайден – шпион и хочет выведать все о них. И когда глаза совсем уже слипались от усталости, лейтенант приходил к одному выводу: он сделал все правильно.

***

- Шепард… - сказал Кайден, увидев Джона в сопровождении адмирала Андерсона и лейтенанта Джеймса Веги.

- Майор, как обстоят дела? – спросил Андерсон у Кайдена.

- Майор? – удивился Шепард.

- Разве тебе не сказали? – посмотрел Андерсон на Джона. Тот лишь пожал плечами.

Кайден всегда будет помнить выражение лица Джона, когда он услышал, что Аленко повысили. Смесь удивления и, быть может, восхищения. Черт его дери, он должен был сконцентрироваться на вопросе адмирала, но никак не мог отвести взгляд от бывшего коммандера, и майор сумбурно ответил Андерсону:

- Да ничего, все в порядке. Жду дальнейших указаний. Удачи, Шепард.

- Поздравляю вас, майор, - сухо отозвался Джон и поспешил за Андерсоном на заседание суда Альянса.
Когда мужчины скрылись из виду, Джеймс Вега подошел поближе к Кайдену и спросил:

- Вы знали коммандера?

- Знал когда-то, - вздохнул Аленко.

И это было правдой. Ведь Кайден уже не смог бы понять Джона, он стал другим, изменился. Да и мало ли что ему Цербер мог изменить, добавить или вовсе отнять.

**

Когда наступили Жнецы, никто не ожидал, кроме Шепарда. Он все время об этом говорил, но ему никто не верил. Поговаривали в некоторых кругах, что он свихнулся и зациклился на этих врагах, которых видели один раз во время штурма Цитадели Властелином. И вот сейчас, когда Жнецы наступили, вывели своих хасков, каннибалов на чистку территорий и собирания органического материала, все мигом поверили Шепарду. Но было поздно. Хотя к такому нельзя подготовиться. К войне нельзя быть готовым, когда ты потерпевшая сторона.

*

Кайден направлялся в доки Нормандии, когда услышал, что один из Жнецов разрушил штаб Альянса. Сердце майора ухнуло вниз, сильная боль в висках била набатом.
Когда Нормандия успела на сигнал, поданный Джоном, Кайден был рад, что коммандер цел. Правда, есть шрамы и ссадины, но живой. Сердце майора понемногу начало успокаиваться.
Майор даже не удивился, что адмирал Андерсон выразил желание остаться на Земле. Как-то Дэвид рассказывал, что он родился в Лондоне, и не помешало бы навестить свою малую родину.
Шепард пытался уговорить адмирала, но тот был непреклонен и на прощание кинул ему жетоны Джона, сказал, что восстановит его в звании. Это лишь означало то, что все начинается по-старому: опять перестрелки, битвы, дипломатические встречи. Совершенный в своем безумии замкнутый круг для Шепарда.

*

Когда Нормандия высадилась на Марсе по приказу адмирала Хакета, никто не ожидал, что все обернется настолько большими потерями: сотрудники научного комплекса были мертвы, о Лиаре ничего не известно. Позже они узнали, что за всем этим стоит Цербер. Аленко был мысленно рад, что он был прав насчет этой организации, и даже высказался по этому поводу Шепарду, но тот лишь сказал, что тут что-то нечисто. И позже Кайден будет винить себя за то, что он сказал Джону, что это не он уже, а другой человек, над которым работали агенты Цербера. Шепард на это лишь сухо ответил, что он всегда был тем Джоном, которого Кайден мысленно боготворил, и пора майору уже понять и принять. Аленко хотел было извиниться, но разговор пришлось отложить на неопределенное время. Их прервала Лиара и охотящиеся за ней агенты Цербера.
И началось: погоня, перестрелки, охота за Евой, Модуль… Потом Кайден уже не помнил, что случилось. Очнулся он в больнице Гуэрта, та, что на станции Цитадель и в окружении медицинских приборов. Позже Аленко узнал от врача, что когда он спал, к нему приходил Джон и просил врача уведомлять его о состоянии майора. Если сказать, что Кайден был тронут, значит, ничего не сказать. После такого Шепард мог бы и не появляться в его палате и вообще забыть о нем, скинуть как балласт. Но нет, он пришел, навестил незадачливого майора, когда его ждал Совет, как сообщил он потом.
Когда Кайден уже был в сознании, Шепард все равно его навещал. Аленко хотел спросить у него: «Почему ты меня навещаешь, у тебя много других проблем и забот», но не смог. Видеть Шепарда было для него как наркотик, хотелось еще и еще, и больше дозы. И майор понял, что влюбился в коммандера, как бы глупо это ни звучало. Это случилось, когда Шепард пришел к Кайдену, с презентом - виски Т88, и Джон сказал, что он нужен им на Нормандии. Аленко просто не мог отказать Шепарду. Тем более, как все сейчас развернулось. Подумать только, майор влюбился в Спасителя Галактики, смех, да и только. А может, это вовсе и не было любовью, просто обыкновенная симпатия, влечение, и все это можно списать на возбужденное состояние майора, тем более его имплант «фонил», как он объяснял коммандеру. Мысли шли бесконечным потоком, и становилось от них только хуже. Проще было не думать об этом, но Кайден не мог.

**

Когда началась атака Цербера на Цитадель, Кайден в это время охранял Совет и не мог понять, почему Джон наставил на него оружие, как и Лиара с Джеймсом. «Что вообще случилось?» - думал Кайден, но оружие не убрал. Все-таки члены Совета Цитадели доверили ему свои жизни, не право же все пускать на самотек. Аленко не верил, что Шепард способен работать с Цербером, как верещал Удина, уже подходя к парковке аэрокаров. Спустя несколько хороших доводов Шепарда, что Удина предатель, а он с командой не враги, Кайден убрал оружие.
Ох, как сложно давался этот выбор Аленко. Наставил пистолет на своего бывшего командира, потом вовсе убил посла от людей. Карьера СПЕКТРа началась весьма странно.
После столь неприятного инцидента Кайден быстро ушел, обдумывая все, и на сей раз более тщательно. Неплохо было бы сначала напиться, но не пристало военному утром пить, так что пришлось размышлять на трезвую голову. Итак, что есть на сегодня: Кайден влюбился в Джона, и, скорее всего, безответно, это первая причина поговорить с Шепардом. Кайден наставил на Джона пистолет, это вторая. И третья причина – Кайден не был уверен, что коммандер примет его в команду после всего что произошло. Аленко не вписывал причины визитов Джона к нему в палату, майор был уверен, что Шепард пытается так загладить свою вину за то, что не сумел сберечь солдата на поле боя. Но попытаться стоило, хотя бы поговорить о предательстве Удины и о Цербере, тем более, что вся Цитадель на ушах из-за них стояла.
Когда Кайден встретился с Шепардом, он уточнил, практически расставил все точки над i, успел попросить прощения за то, что не доверял Джону, тот лишь хмыкнул и предложил место на Нормандии. Кайден не думал, что ему так повезет, он вообще ничего не ожидал, но майор охотно согласился на такое предложение, даже руку пожал и отдал честь. Черт, как двусмысленно это звучит.

*

Спустя миссию Аленко решил, что скрывать чувства по отношению к Шепарду больше не может и лучше поскорее с этим разобраться. Кайден отправил сообщение Джону на личный терминал с просьбой встретиться с ним в кафе Аполло. После всех этих манипуляций Кайден сильно пожалел об этом. Что скажет Шепард? О чем он подумает, как только Аленко ему признается? Подобные мысли убивали майора, медленно, верно, как при пытках… невыносимо больно, но ты еще жив и ждешь момента, когда все это закончится.
И этот день настал. После очередной миссии Нормандия спокойно пристыковалась к докам Цитадели, и каждый из команды ушел по своим насущным делам, включая Шепарда. Кайден не спеша сел за столик в кафе Аполло и уже было хотел открыть меню, как услышал до боли знакомый голос:

- Тут не занято?

- Конечно, нет, - улыбнулся майор, когда Джон уселся напротив его, - как ты думаешь, здесь есть канадское
пиво?

- Я более чем уверен, что здесь имеется батарианское осколочное. Итак, о чем ты хотел со мной поговорить?
Вот так сидеть и слышать препирательства владельца кафе с одним посетителем, видеть официанта, который спешно записывал заказ одной супружеской пары, было бесценно. На несколько секунд Кайден подумал, что войны нет, ее не существует и это был замысел одних высокопоставленных канцлеров и правителей. Черт, как хотелось в это верить, но нет, это было неправильно. Жнецы здесь, повсюду, они уничтожали, уничтожают и будут уничтожать все живое, что есть в городе, на планете, системе. Они повсюду, но их нет на Цитадели. Пока.
Поэтому именно сейчас Кайден решился признаться Шепарду в том, что он ему небезразличен, и, может быть, что-то из этого выгорит.

Неловко, смущенно, попутно выражаясь витиеватыми словами, Аленко с горем пополам рассказал Джону о своих чувствах, точнее, Кайден остановился на полуслове, и тут майор не ожидал услышать от Шепарда:

- Ты и я… мне нравится. Да, я тоже этого хочу.

Кайден даже предположить не мог, что все обернулось вот таким образом. Он думал, что Шепард просто скажет «давай останемся друзьями» и пойдет дальше, куда ему нужно, а Аленко наконец-то забудет об этом, похоронит свои чувства и будет жить дальше. Но этого не произошло. Шепард согласился и признался, что хотел этого.

- И как ты говоришь, поправить голову? – спросил Джон, мельком просматривая меню кафе.

- Да, поправить голову, - согласился Кайден.

*

После увольнения, проведенного на Цитадели, начались тяжелые военные будни: спасение бывших ученых Цербера, улаживание конфликтов между кварианцами и гетами, затем то, что майор никогда не сможет забыть - падение Тессии. На той миссии Шепард должен был забрать протеанское устройство, которое могло бы в корне поменять все в сложившейся сейчас печальной ситуации. Но не успел. Чертов агент Цербера Кай Ленг забрал протеанский ВИ, который считался тем протеанским устройством, о котором говорила Советник азари. Джон был вне себя от ярости и бездействия, что не мог помочь планете. Позже на Нормандии, Шепард узнал, что Жнецы крепко осели в Тессии, еще позже, что у коммандера появился шанс свести счеты с Цербером. Трейнор – отличный специалист по обработке информации, проследила путь Кай Лена и вычислила местонахождение агента Цербера.
Это Горизонт, в системе Иера. После того, как Трейнор озвучила планету, в разуме Кайдена образовалась цепочка неприятных воспоминаний: Коллекционеры, похищенные колонисты, Шепард с Цербером заодно. Головная боль сразу дала знать и неприятно стучала по вискам, словно тикала, как часы, выверено и строго в определенном порядке.

*

Джон включил Кайдена и Гарруса в группу высадки Горизонта. Неприятные воспоминания снежным комом росли в душе майора, как только челнок высадил их на площадку в «Святилище». Было что-то нехорошее в этой планете, ее всегда притягивали неприятности, несмотря на то, что она славилась комфортным климатом и красивой флорой и фауной.
Позже оказалось, что центр беженцев «Святилище» - это научный комплекс Цербера по превращению людей в хасков? и заведовал этим всем Генри Лоусон – отец Миранды, бывшей оперативницы Цербера.
В одном из терминалов Джон нашел сообщение от Миранды, в нем было указано, что Генри Лоусон похитил Ориану – сестру Миранды, и Кай Лен был здесь. С боем прорываясь через толпы хасков, тварей и прочих слуг Жнецов, парни дошли до зала, где находился отец Миранды и Орианы. Расправившись с ним и выяснив, где находится база Призрака, Кайден понял: этот день будет последним, когда он увидит Джона таким. Обычное предчувствие, ничего более. Но оно грызло, разрывало на мелкие части крупицы сознания майора и подталкивало сделать еще один шаг к Джону. Если он не сделает, то, быть может, этого «шага» больше и не будет.
Кайден успел застать Шепарда в его каюте, когда тот собирался уже уходить с кпк в руке. «Вовремя успел,» - подумал Аленко и предложил Джону выпить, но коммандер вежливо отказывался и майор решил пойти на уловку.

- Просто выпьем. Потрачу всего пять минут, и я сразу же уйду.

И Шепард сдался.

*

Нежно целовать ключицу, губы, шею, да все тело Джона, для Аленко было как дар с небес.
Шепард для него как море. Погружаясь все глубже в него, ты увидишь то, что никогда тебе и во снах не снилось. В море легко можно утонуть. И Кайден тонул, с улыбкой на лице и радостью в глазах. Джон был для него всем и им останется навсегда, оставив след в своем сердце.

****

После всего, что произошло на базе Призрака и на Земле, Аленко не верил. Не верил в то, что Джона нет. Нормандия была далеко от Земли, когда красный луч ГОРНа поразил ретрансляторы во всех системах. Таковы были первые данные Альянса о Шепарде, когда разбирали обломки Цитадели. И даже тогда, когда надо было вешать табличку с именем коммандера на мемориальной доске Нормандии, Аленко не решался, он просто не мог этого сделать. Он все еще верил. Верил, что Джон жив, и то, что он обещал вернуться к нему, чего бы это ему ни стоило.
Спустя несколько часов Альянс сообщил, что коммандер Шепард найден под обломками Цитадели и находится в тяжелом состоянии, все знали: Джон выживет. Вопреки всему. Только эта мысль и поддерживала майора в эти часы, когда Нормандия полетела на сверхсветовой скорости.
Наконец-то прилетев на Землю, майор сразу побежал в военный госпиталь Альянса, где находился коммандер.
Он не верил своим глазам. Шепард здесь, все еще живой, в окружении всевозможных медицинских приборов, которые издавали тихое попискивание, обозначая давление коммандера. Боже, как он был рад этому звуку и одновременно его боялся. Вдруг в один момент все закончится, прибор измеряющий давление перестанет издавать звук, и Джон больше никогда не проснется.
Все из команды навещали своего коммандера. Первым был Гаррус, затем Джокер, Лиара, Джеймс и потом Кайден уже не помнил, кто был пятым или последним, все менялось как калейдоскоп. Аленко день и ночь проводил в палате Джона, не отходя от него ни на шаг, благо палата была оснащена ванной и туалетом, а еду приносили ему медсестры. Кайден боялся, что если он отойдет от Шепарда хоть на секунду, все это закончится, Джон перестанет бороться за свою жизнь, и все лопнет как мыльный пузырь, по крайней мере, для майора. Но этого не случилось. Коммандер Шепард, герой этого Цикла, победивший Жнецов, спустя несколько месяцев очнулся. Было утро, майор убрал жалюзи и впустил в палату лучи солнца. Кайден видел, как глаза Джона медленно открываются и сразу же закрываются от слишком яркого света.

И майор понял, что все только начинается. Они пройдут этот путь вместе и ничто им не помешает. Ни в этом Цикле, и ни в каком другом.