Тяга к прекрасному

миниэротика, юмор / 16+
Гаррус Вакариан Тали'Зора вас Нормандия
12 авг. 2014 г.
12 авг. 2014 г.
1
3175
 
Все главы
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
 
Название: «Тяга к прекрасному»
Фэндом:  Mass Effect
Персонажи:   Тали'Зора, Гаррус Вакариан, м!Шепард
Рейтинг:  R
Категория: джен, пре-гет
Жанры:  UST, пропущенная сцена, романтика, юмор.
Размер:  мини, 1280 слов
Статус:   закончен
Саммари:  Скучающему Шепарду интересно, как выглядят кварианки без скафандров или зачем Гаррусу визор. *
Предупреждение:  Вуайеризм, ксенофилия, подглядывание, намёки на пре-слеш
Таймлайн:   Новерия, перед поездкой на "Вершину 15"


«Тяга к прекрасному»



     Внезапная атака гетов прямо в ангаре Хань-Шаня ошарашила всех. Одно дело — контрабанда, разборки наёмников и промышленный шпионаж, и совсем другое — сознательная диверсия, да ещё и со стороны главного акционера Норверийской исследовательской лаборатории.

     — Сколько ящиков привезла с собой матриарх? — спросил Шепард у начальницы охраны Маэко Мацуо, как только отдышался.
     — Несколько десятков, половину Бенезия-сан забрала с собой, — с ноткой тоскливости ответила женщина.
     — Надо их найти и проверить. Если в них есть геты, вы сможете с ними справиться?
Мацуо опередил один из наёмников-турианцев, щёлкнув по подсумку с гранатами.
     — Хей, с этими малышками мы обезвредим кого угодно!

     При этих словах Тали ощутимо вздрогнула. Использование взрывчатки в помещении до сих пор её нервировало. Кварианка тронула Шепарда за локоть и тихо спросила:
     — Зачем Бенезии понадобились геты?
Подошедший сзади Гаррус пожал плечами и ответил покровительственно:
     — Азари — самые великолепные воины в галактике. К счастью, их немного.

     От перспективы вступать в бой с десантницами-азари Шепарду отчаянно захотелось выпить. Желательно водки.

     Он уже намеревался приказать отряду садиться в МАКО, чтобы ехать на Вершину «15», но в этот момент прозвучал вызов по интеркому.
     — Говорит вр.и.о. администратора Новерианской корпорации развития Джанна Паразини. Коммандер Шепард, Совет Директоров просит вас об услуге. Если ваш специалист возьмётся перепрограммировать неактивных гетов, мы со своей стороны готовы выплатить ему премию за каждый неповреждённый экземпляр.
     Шепард оглянулся на Тали. Кварианка еле заметно кивнула головой.

     Пробить по шифрам груз Бенезии — дело нескольких секунд, ура бюрократии. Биотика Шепарда подтвердила, что в ящиках действительно находятся геты. А вот дальше возникла сложность. Активация магнитного замка одновременно служила активацией гетской платформы. Так что четыре талиных премии отряд расстрелял собственноручно.
     Пришлось разбирать ящики по старинке, отвёртками. Тали занималась деактивацией, Гаррус раскручивал крепежи, Шепард… Шепард маялся бездельем, потому как турианец прошипел вполголоса что-то про безруких биотиков и намекнул, что лучшая помощь — это когда не мешают.

     В справке звёздного каталога Нормандии говорилось, что средняя годовая температура на Новерии -1 градус по Цельсию. Но в объективной реальности на этой части планеты царил мороз. Было зябко даже в жилых кварталах Хань-Шаня. Что уж говорить об ангаре?
     В стандартную комплектацию брони Спектра входил подогрев, Тали просто скорректировала теплообмен скафандра, а вот Гаррус сидел совсем синий, с серебристым инеем на мандибулах и жвалах. «Красиво», — отстранённо подумал Шепард.
     — Совсем замерз?
     Гаррус усмехнулся через силу.
     — Турианцы не любят холода. Я бы не отказался сейчас от тёплого одеяла.
     — Одеяло я тебе не достану, но кое-чем помогу. — Шепард придвинулся к Гаррусу поближе и создал максимально плотный биотический барьер. — Так хотя бы не будет сквозняка. А тепло мы сейчас надышим.
     От Гарруса приятно пахло. Тонко и чуть волнующе. Некстати вспомнилось, что, по слухам, кожа турианцев сладковатая на вкус… Неужели у них и пот сладко пахнет?
     — «Леса Павониса», — неожиданно произнёс Гаррус.
     — Что?
     — Мой парфюм. Ты принюхивался.
     — О, прости. Задумался. — Шепард смешался. — У нас так жимолость дома пахла. Цветёт всего неделю, но всю эту неделю я передвигался от куста до куста.

     Гаррус отвлекся от отвёртки и внимательно посмотрел на Шепарда. Шепард моментально покраснел.
     — Ты не подумай неправильно, я не по этой части. Мне девчонки нравятся.
     — Я знаю, — кивнул турианец и пояснил: — Когда ты смотрел стриптиз азари, у тебя сердце билось значительно быстрее.
     — Эээ… Прости?
     — Мой визор довольно чувствителен, — туманно ответил Гаррус.
     — Настолько, что позволяет за двадцать метров определить, у кого как бьётся сердце? Фантастика! — не поверил Шепард. «И не поймёшь этих птиц. Подёргивание мандибулами — это аналог улыбки или раздражения?»
     — Вообще-то, дальше. Так, помоги снять.
     Снимать с ящика требовалось только боковые крышки. Геты были упакованы в два ряда: четыре, шесть, иногда восемь платформ, в зависимости от размера. Жаль, что больше помочь кварианке они не могли. Разве что быть рядом и на всякий случай держать наготове оружие и биотику.

     Было приятно сидеть, привалившись спиной к тёплому боку прогревающейся МАКО, и смотреть, как Тали колдует с омни-инструментом, переключаясь с одного гета на другого… Любоваться стройной фигуркой, отточенными движениями профессионала…
     — Она такая изящная… — прошептал Гаррус.
     Шепард согласно кивнул и проговорил мечтательно:
     — Интересно, как кварианки выглядят по-настоящему, без скафандров?
     Турианец вдруг смущенно закашлялся и пробормотал что-то невнятное. Шепард нахмурился, но через секунду заржал и, похлопав товарища по колену, махнул рукой Тали, которая удивлённо оглянулась на его смех.
     — Вот только не говори мне, — сказал он вполголоса, — что ты не можешь снять видео с визора и переслать мне на инструментон.
     Гаррус наклонился к самому уху человека и еле слышно прошептал:
     — Кварианцы — лучшие техники в мире. Я не рискну делать запись.
     — Ну, так словами расскажи! — так же на ухо прошептал Шепард.
     Турианец перевёл взгляд на Тали. Помолчал несколько долгих секунд, потом спросил, чуть прищурившись:
     — Ты отдаешь себе отчёт, что тебе ничего не светит?
     — А тебе, думаешь, светит? — в тон ему ответил Шепард.
     Гаррус, не отрывая взгляда от хрупкой фигурки, очень медленно покачал головой из стороны в сторону и неожиданно склонился к уху Шепарда, смотря через визор на кварианку. Горячее дыхание защекотало человеку щеку, и Шепард неожиданно осознал, что страшно замерз и устал.
     — У неё очень светлая, с голубоватым отливом кожа. Она покрыта голубым узором в виде вертикальных линий. Нос и рот почти как у людей, глаза обычные… Гладкие чёрные волосы, шея длинная, тонкая… Хрупкие плечи с выступающими ключицами. Грудь маленькая, формой… как капля воды на стекле. Скорее, не как у азари, а как у человеческих женщин — у них иногда бывает такой же узор на груди…
     — Это не узор, балбес! У людей нет узоров на коже. Это вены просвечивают... Погоди, «человеческих»? А откуда... Эх, Гаррус, Гаррус!!!
     — Заткнись, коммандер, — шикнул турианец.
     — Извини.
     — Соски вот такие, золотистые. Иногда уменьшаются до такого размера и становятся светло-коричневыми… Руки и ноги короче обычного, ступни и ладони, как у всех…

     Шепард нахмурился. Посмотрел на свои руки, руки Гарруса, на руки и мелькнувшую пяточку Тали…
     — Погоди. «Как у всех» — это как у турианцев, что ли? Значит, и глаза у неё, как у тебя?
     Гаррус скосил взгляд на человека, сморгнул пару раз.
     — О… Да, наверное. Они немного похожи на нас… У неё есть пупок, как у людей и азари. Ниже пупка два тёмных пигментных пятнышка…
     — Родинки, — дрогнувшим голосом поправил Шепард. — Они генетически передаются, из рода в род, поэтому их называют «родинки». Слушай, это ты вот так вот видишь сквозь скафандр и два ряда Праймов?!
     — Не совсем. — Мандибула турианца рефлекторно дернулась, слегка царапнув Шепарда за ухом. Термодатчик в броне командора, видимо, барахлил — человека бросало то в жар, то в холод. — Она такая изящная и так похожа на турианку…
     — Поздно смущаться, парень, — подбодрил Гарруса Шепард. Турианец вздохнул и продолжил чуть более хриплым шёпотом.
     — Спина и ягодицы у неё, как у Эшли...
     — Гаррус, ты извращенец! — завистливо прошептал Шепард. — Откуда я знаю, как выглядит задница Эшли? У меня же такого визора нет!
     — Как не знаешь? — Птичьи глаза обескураженно уставились на человека. — Вы разве не… Я думал, вы друзья. — И Гаррус изобразил полюбившийся турианцам жест «воздушные кавычки».
     — Эээ… Да ладно. Ты хочешь сказать, что Эшли на меня запала? Я думал, она по Кайдену сохнет. Мы с ней и разговаривали-то всего пару раз. — Шепард провёл рукой по волосам. — Чёрт, я даже как-то не догадывался... Да, мне бы такой визор… Как думаешь, не-инженер сможет с ним разобраться...
     — Я не помешаю? Или мне подождать в кабине, пока вы до конца обсудите эти непристойности?!

     Человек и турианец подскочили, как ужаленные. То, что кварианка рассержена, угадывалось без всякого визора. Как она так незаметно подошла?

     Шепард поднялся — дробовик в руках девушки заставлял его нервничать.
     — Тали, подожди, я всё объясню…
     — Не надо ничего объяснять! — отмахнулась прикладом Тали. — Я и так знаю, что все мужчины, вне зависимости от расы — скоты! А ты, Гаррус Вакариан, если ещё раз посмеешь заговорить со мной, клянусь Килой, я пристрелю тебя!

     Кварианка закинула дробовик за спину и запрыгнула в МАКО. Шепард скрылся за ней, твердя что-то успокаивающе.

     Вместе с Шепардом исчез и биотический барьер. Лицо турианца ожгло холодным потоком воздуха. Он стоял, не обращая внимания на пронизывающий ветер и на нарастающие кристаллики льда на броне и гребне. Иней на мандибулах намерзал и тут же таял, капая на броню.
     — Тали… — прошептал турианец. — Тали…
Написать отзыв