Just to be

мидидрама, хeрт/комфорт / 16+
Гермиона Грейнджер Драко Малфой
24 авг. 2014 г.
6 нояб. 2014 г.
3
25246
 
Все главы
1 Отзыв
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
«Как в море жил ты в своём одиночестве, и оно лелеяло тебя. Увы, ты снова хочешь сойти на берег. Увы, ты снова хочешь сам нести своё тело.»
Ф.Ницше «Так говорил Заратустра»

«Невозможно быть свободным от того, от чего убегаешь.»
Ф.Ницше

«Несбывшееся бывает куда важнее случившегося...»
Ф.Ницше


***


Гермиона сидела в магловском кафе, пила черный кофе без сахара и, будто ей не хватало горечи на языке, курила дешевые, и оттого гадкие на вкус, сигареты. Худое мальчишеское тело, свободная клетчатая рубашка поверх топа и узкие джинсы. Она казалась нескладным подростком. Все те же взлохмаченные волосы, убранные в хвост, те же острые черты лица, вздернутый нос, чуть полноватые губы...

Она была уже давно и безвозвратно другой. Ее глаза больше не светились добротой и участием, в них не было детской невинности и задорного блеска. На лице больше не расцветала мягкая улыбка, а на лбу не собиралась складка, когда она о чем-то думала.

Гермиона слишком устала чтобы такое замечать, а рядом никого не было чтобы об этом сказать.

Был шрам. Тонкий перламутровый, начинающийся на переносице, через левый глаз и скулу, белой стрелой тянулся к виску и скрывался под выбившимися прядями волос.  Шрам не портил лица, он был особенной его частью. Тем, что заставляло задержать взгляд.

Изюминкой.

Гермиона, облокотившись на стол, меланхолично помешала кофе в белой фарфоровой кружке, не замечая суету вокруг. Взгляд ее застыл на поверхности стола. Она думала.  О прошлом, настоящем...

О будущем она не думала никогда.

Воспоминания были сумрачные, настоящее окутано серым безжизненным мороком.

Пустой, ничего не выражающий взгляд скользнул по стенам, мазнул по людям и снова уперся в холодное стекло столика.

Как же все чертовски глупо. Люди не властны над судьбой, и бег против ее течения может кончится сломанными ногами. И даже когда очень плохо, а судьба все наносит и наносит удары по искалеченному телу, нужно найти в себе силы встать и идти дальше, в надежде на лучшее.

А хочешь ли ты вставать? Может просто опустишь руки?

Для тебя у судьбы всегда был особенный план, Гермиона. И он состоял в том, чтобы оставить тебя в одиночестве. В звенящей пустоте. Под колпаком, наполненным вакуумом. На пяточке выжженной земли, где еще десятки лет ничего не будет расти. Ты могла бы кричать от туда в окружающую пустоту, плакать, молить богов, сетовать на несправедливую долю. Но вокруг нет не единой души, готовой тебя услышать, а Ему безразлично твоё роптание.

Но к чему вся эта философия и рефлексия, если ничего изменить нельзя?
Врешь. Тебе это нужно. Просто необходимо. Ты ничего не хочешь менять. Пожалуй, ты довольна собой. Но...

Все сложилось не так. Сразу не так. С большой буквы НЕ ТАК. Жизнь не вернулась в прежнее русло, а сделала неожиданный зигзаг и спутала все ориентиры. Впору орать и возмущаться. Или восхищаться.

К черту все.


Она затянулась сигаретой и отпила давно остывший кофе, думая о том, что пора бы уже идти домой. Шевелиться совершенно не хотелось. Ее тело одеревенело от неудобной позы.

Мерлин, как хочется скинуть кеды и забраться с ногами на диван. Древняя. Ты — древняя, Гермиона Грейнджер. Не старая, не дряхлая. Древняя. Древнее Дамблдора и Фламеля. Такие как ты всегда остаются в одиночестве. Ты ужасна, и Трелони была права. Даже Рон сбежал от тебя. Хотя, нет. Он отпустил тебя. Чего ты ожидала? Что он всю жизнь будет заглядывать тебе в рот как малахольный идиот? Или терпеть твои мозги, которые ты не можешь держать под контролем, давя ими всех вокруг? Нет, он не дурак. Он сделал все правильно. И ты это знаешь.

Гермиона кисло усмехнулась.

Ты не понимала его. Никогда, между прочим. Бесилась, обижалась и ничего не понимала, вернее не хотела видеть очевидного. Поздно, для того чтобы просить прощение.

Гарри и Джинни. И ты. Мерлин, это же не гребанный треугольник?
 Она с досадой пнула ножку стола. Ты лишний угол, Гермиона. Ты же не думала что вы всегда будете вместе? Ведь правда же — не думала? О, нет, Грейнджер, ты не думала, конечно. Но надеялась. На что, кстати? Что за пустые надежды посещали твою умную головку тогда?

Всем хотелось тепла в то дикое время. Но. Не твоего.

Да ты же сама не хотела делиться теплом ни с кем! Ушла, закрылась, отстранилась, и … Опустела. Иссохла. Думала тебя будут вечно выковыривать из того кокона, который ты старательно лепила вокруг себя? Дура. Ты такая дура. Не трудно было понять, что кроме тебя есть еще люди, которым плохо. Идиотка. Да что ты вообще возомнила о себе?

Эгоцентризм. Вот как это называется. Одно простое емкое слово, которое полностью соответствует твоим выкидонам.

Иди, спроси у Поттера почему он не пошел работать аврором. Почему он не захотел вновь окунаться в тот ужас и мрак. Зачем спрашивать? Ты сама все прекрасно знаешь.


Гермиона вспомнила бледное лицо Гарри сразу после смерти Воландеморта. Это было лицо человека, который в первый раз убил. Нахлынувшие усталость и облегчение сменились немым ужасом.

Да. Ему было страшно. Он больше не хотел видеть все это дерьмо. Гарри нашел свой способ спрятаться от этого странного нового мира. Его нельзя обвинить в трусости или малодушии, просто в свои двадцать лет он расплатился по долгам на две жизни вперед.

А тебе мало. Ты любишь страх? Ты делаешь новые и новые дырки в себе, в соей душе. Зачем, Гермиона? Думаешь, что можешь истончиться и стать призраком? Лучше просто убей себя. Не можешь? Боишься? Да ты просто чокнутая.


Что ты сделала со своими родителями? Ее кулаки сжались в бессильной ярости. Сигарета смялась, и тлеющий конец осыпался на стол. С отвращением кинув сигарету в пепельницу, она достала из пачки новую. Закурила.

Ничего. Ты сделала ни-че-го.
Думаешь ты исчезнешь совсем, если родители тебя не вспомнят?
Но ты же сама этого хочешь.
Слабачка.

Ты осталась одна. Без друзей и родителей. Сожгла все мосты, и не спешила посыпать голову их пеплом.
Тебе комфортно. Именно так. Ком-форт-но.

Кто были эти люди для тебя сейчас, в этой жизни?
Пройденный этап.
Помнишь ли о них сейчас?
Конечно помнишь. Нельзя за десять лет выкинуть прошлую жизнь на помойку, но можно каждый день не вспоминать о ней.

Правда удобно?


Она мотнула головой, будто отгоняя прошлое.

Когда-то Рон и Гарри страстно желали стать мракоборцами, но не стали.
Ты сделала свой выбор. Хотелось того дерьма которого так боялся Гарри?

Ты привыкла разгребать его. Со всей тщательностью и упорством, которые присуще только тебе, Грейнджер. Знала, что эта работа не то же самое, что сидеть в библиотеке заваленной кучей литературы «для легкого чтения», или искать философский камень. Знала, что будет в сотню раз сложнее, чем выбить Экспеллиармусом палочку из рук. Потому что этого мало. Нужно уметь противостоять, и нельзя с уверенностью сказать, как  поведет себя противник, на что способна его фантазия или безумие, какие темномагические заклятья он знает и как долго ты проживешь после их применения.

А еще нужно уметь убивать.

Почему ты стала аврором?
Интересный вопрос.


В глубине души она знала ответ на него, но это было не важно. Уже не важно. Спустя десять лет она не жалела о сделанном выборе. Наверно.

Это дурацкое слово - наверно. Оно выбрасывает свои щупальца в зону дискомфорта. Твоего дискомфорта. Жутко бесит.

Гермиона в последний раз затянулась сигаретой, и, запрокинув голову, выпустила дым в потолок. Руки замерзли, кончики пальцев онемели. Мерлин, как приятно.

Она улыбнулась.

Ты опять рефлексировала, Грейнджер. Ты обещала себе, что перестанешь ЭТО делать. Но будто нимфоманка — делаешь это снова и снова. Безостановочно. До оргазма. До, драклова, оргазма.


- Кхм, кхм...-послышалось справа чье-то покашливание с явным намерением привлечь внимание. Гермиона недовольно поморщилась.
О, нет. Только не это. Слишком много прошлого на сегодня.
- Что!?  - с вызовом спросила она, переводя взгляд со стола на подошедшего. Серые глаза, словно маяки из прошлого, сверлили ее висок.
Как же бесит. Просто жутко раздражает.
- Можно мне присесть за твоим столиком? - голос до боли знакомый. Такой привычный. Почти родной. Почти забытый. Всегда ядовитый, никогда ласковый. Но сейчас без прежних горьких и обидных нот. Голос усталого человека. Ей очень хотелось крикнуть: «Нет. Нельзя. Сегодня тебе нельзя. И никогда в жизни. Уйди. Пожалуйста, уйди.»
Но ты молчишь. Почему, Грейнджер, ты молчишь? Скажи хоть что нибудь.
- Кхм... - выдавила из себя Гермиона и достала из пачки лежащей на столе новую сигарету. Что ты делаешь, Гермиона? Ты что всерьез позволишь ему ворваться в твою жизнь? Вот так внезапно? Позволишь сверлить себя его невыносимо холодными и чужими глазами? Позволишь яду его слов снова проникнуть в кровь? Она нервно постучала пальцем по столу. — Если у тебя есть чем прикурить, то милости прошу.

Слова против воли уже вырвались.
Все. Это конец. Зачем, Гермиона, зачем? Ты хочешь кончить еще раз? Драклова нимфоманка. Тебе мало, как всегда. Ты ненормальная, Грейнджер.

- Есть — невозмутимо сообщил Драко. Холеные тонкие пальцы выудили из внутреннего кармана блейзера стальную гладкую, будто монолитный серебренный брусок, зажигалку.
Серьезно? Зажигалка? Да что с тобой не так, Малфой?
Гермиона взяла ее в руки, покрутила в пальцах, удивленно хмыкнула и прикурила. Драко устроился на диванчике напротив, вальяжно закинул ногу на ногу и откинулся на спинку. Стряхнув невидимую пылинку с лацкана, он выразительно уставился на Гермиону.

- Знаешь, Малфой, что по зажигалке можно определить что за человек перед тобой?
Замолкни, Грейнджер. Просто заткнись, пока не наговорила всякой ерунды. Чертов Малфой.
Гермиона поджала губы, и пристально посмотрела в глаза Малфою.
Мерлин, врешь. Ты нагло врешь ему в глаза. Чего ты добиваешься? Какая, к дементорам, зажигалка? Это что еще за гадания такие?

- Нет, - его глаза странно сузились. Да он тебе не поверил! - И что же я за человек?

Он улыбнулся, растягивая губы в тонкую полоску, не показывая зубов. Совсем как раньше. На левой щеке проступила ямочка. Гермиона завороженно смотрела, забыв про сигарету. Кажется, раньше она не замечала этой ямочки. Или забыла?

- Интересный вопрос...- Опомнилась девушка, напряженно соображая о чем вообще идет речь. Продолжать она не торопилась, набросив вуаль невозмутимости, Гермиона снова повертела в пальцах зажигалку, откинула крышку и пару раз зажгла.
Да ты ничего не знаешь. Какой еще интересный вопрос? Мерлин, ты в самом деле чокнутая.
Она положила ее перед собой, затянулась сигаретой и выпустила клуб дыма. Лихорадочные мысли. Она пыталась их скрыть, и тянула время. Перехватила левой рукой локоть правой и прищурившись посмотрела на Малфоя. Тот поморщился от неприятного запаха дешевой сигареты, но промолчал. Внутри все сжалось.
Он промолчал.

Он другой. От этой мыли Гермионе стало легче. Она негромко хохотнула и снова затянулась сигаретой. Смешок вышел нервный.

- Ты изменилась, - серьезно сказал Малфой, разглядывая носок начищенного ботинка, будто ее лицо было именно там.
Как же бесит. Заносчивый болван. Гермиона снова поджала губы.

- Да-да, - раздраженно бросила она, затягиваясь. Ей очень хотелось пустить дым прямо ему в лицо. Чтобы он подавился им. Закашлялся. Или ушел. Ты точно хочешь чтобы он ушел? - Ты тоже изменился.
- Я? - Наигранно удивился он и тут же нагло улыбнулся. - ты это по зажигалке поняла?

Нахальный заносчивый ублюдок. Смейся, смейся, Малфой. Ни на кнат не изменился!
Нет.
Он другой. Другой.


- А? Ага… - задумчиво протянула Миона. Внутри, как раньше, завязывался узелок раздражения. Это напрягало. Давно пора перестать реагировать на его шпильки. И эти холодные серые глаза, полные...Полные... Черт. Что-то изменилось. Что? Что? Что? Гермиона, смотри внимательно. Что случилось? Они полны... Чего? Все. Хватит. Ты слишком долго и пристально смотришь. - Давно она у тебя?
- Лет пять, может меньше, - Драко постучал пальцами по поверхности столика. Будто его тоже что-то раздражало. Что-то назойливое как муха отвлекало его. Еще чуть-чуть, и, кажется, он начнет отмахиваться. -  Какое это имеет значение?
- Имеет, поверь... - Чертова зажигалка!  Какого наргла у него именно эта зажигалка?  Девушка снова затянулась и выпустила сизый дым изо рта. Сигареты ее ничуть не успокаивали. Это бесило в два раза сильнее. Видя как Малфой каждый раз морщится она, тяжело вздохнув, затушила сигарету. Этот вечер не хотел заканчиваться.

Чего ты ждешь, Гермиона? Просто встань и уйди! Иди от сюда скорее. Беги. Пока его глаза совсем тебя не заморозили. Пока его дурацкая ямочка на щеке всерьез не начала нравиться. Пока эта зажигалка не выжгла мозг.

- Мерлин, что за гадость ты куришь!? – Драко, скривился так, что Гермионе захотелось сползти под стол, только бы не видеть его перекошенного лица. Ей стало стыдно за свое малодушие. И тут же злость на себя сковала ее.
Какого черта, Малфой, ты заставляешь меня стыдиться?!
Гермиона еле сдержала гнев, выдавив ядовитую улыбку. Вопрос словно мыльный пузырь, лопнул об нее, оставшись без ответа.

- Зачем тебе зажигалка, ты же не куришь? - Да, Гермиона. Это хороший вопрос. Действительно,  Малфой, зачем она тебе? Грейнджер вцепилась в край столика с нетерпением ожидая ответа. Это не ускользнуло от глаз слизеринца. Он недоверчиво прищурился и сложил руки на груди. Свои красивые ухоженные руки. Мерлин, Грейнджер, перестань!
- Не курю, - коротко бросил он, опять разглядывая носок ботинка. - Но другие курят, например ты.

Он резко оторвался от созерцания своей обуви и поднял голову, посмотрев на Гермиону так, что у нее мурашки побежали по спине. Светлая прядь, выбившись из идеально уложенной прически, упала ему на глаза. Он сморщился и привычным движением быстро убрал ее обратно.

- Да, я курю... - она снова завороженно замерла, с трудом соображая что говорит. Стая мурашек добралась до затылка, вызывая сладкую дрожь. Гермиона еле подавила стон. Боже, Грейнджер, что с тобой? Успокойся. Это всего лишь Малфой. Мерзкий засранец. Он портил тебе нервы семь лет. Ты не можешь просто взять и нахально любоваться им! Давай, соберись тряпка! Ведешь себя как малолетка.  Гермиона собралась с мыслями. - Будешь кофе?
- Пожалуй, не откажусь. - Малфой загадочно улыбнулся. Гермиона, мысленно отмахнулась, поймав взглядом официантку кивнула ей.

Минуту они молча прожигали дыры друг в друге.  Он выигрывал, потому что Гермионе очень хотелось опустить взгляд. Но она не собиралась так просто сдаваться. Было невыносимо пялиться на него. Это очень злило.

На стол перед Драко поставили чашку черного кофе с одним кусочком сахара на блюдце.

- Хм...- Драко, наконец, отвел взгляд. Гермиона с облегчением вздохнула. Мысленно, конечно же. - Как ты угадала?
- Я не угадывала, - О, да, Грейнджер. Мяч на твоей стороне. Давай, сделай правильный бросок. - Я пью именно такой.
- Но не сегодня? - покосившись на кусочек сахара в пепельнице, уточнил Малфой.
Черт!
- Но не сегодня, - с досадой призналась Гермиона.

Она почувствовала дикую усталость. Все эти игры в превосходство — не для нее. Ей захотелось просто расслабиться, закурить и откинуться на спинку диванчика.
Невыносимо хочется снять кеды и забраться на диван с ногами. Посмотреть бы на лицо Малфоя в этот момент. Наверняка скорчит такую рожу! Недовольно скривит губы... Свои красиво очерченные губы... Наверно такие мягкие... У Гермионы скрутило внутренности. Она поняла что не дышит и бесцеремонно пялиться на его губы. Черт, Гермиона, прекращай уже! Она медленно выдохнула. Постаралась изобразить невозмутимость и перевела взгляд сначала на стол, а потом подняла глаза обратно на Драко. Он улыбался. Хищно, бесстыже.
О, да, Гермиона, он все прекрасно понял.

- Ты так и не сказала, какой же я человек. - Он вальяжно развалился на диване, засунув обе руки в карманы брюк.

Гермиона снова улыбнулась и печально поглядела на блондина. Игра проиграна. Сил больше нет. Пусть он видит как все на самом деле. Надоело. Одинокая слезинка скатилась по ее щеке.

- Ты плачешь? - искренне удивился Малфой. Гермиона почувствовала неподдельную тревогу.
Ты беспокоишься, Малфой? Интересно...
- Малфой, как думаешь кем я работаю? - хищно оскалилась Гермиона.
- Ну не знаю... Медиведьмой? - пожал плечами Драко.
- Серьезно?! - с сарказмом спросила она. - Я похожа на медиведьму? По-твоему они выглядят так? - Грейнджер указала на себя рукой.
- Откуда мне знать как выглядят медиведьмы в нерабочее время! - немного раздраженно бросил он. Гермиона рассмеялась и смахнула слезу. Она снова почувствовала облегчение.
- Я аврор, - Она пожирала Малфоя глазами, ожидая его реакции.
- Серьезно?! - передразнил Гермиону блондин. — По-твоему как я должен был это понять? Слегка неожиданный выбор профессии для тебя.  И вообще причем здесь твоя работа?

Драко слега наклонился вперед. Достав из кармана левую руку, он схватился пальцами за край блюдца и пододвинул его к себе.

Он в замешательстве! Мерлин, как приятно!

- Видишь этот шрам?  - повернувшись левым боком и убирая волосы за ухо, спросила Гермиона. Дождавшись положительного кивка она продолжила. - Он от темномагического заклятья, что-то вроде «секо», после него раны плохо заживают. Заклятье повредило мне глаз, рассекло щеку и ухо. Теперь иногда из этого глаза идут слезы. Сами по себе. Это не лечится, как и все темномагическое. Вообще у меня много шрамов, удивительно что на лице только один. Скоро я стану как Аластор Моуди.

Гермиона громко рассмеялась, Драко, не оценив юмор, наоборот нахмурился.

- Знаешь кто мне его оставил? - Малфой отрицательно помотал головой. - Руквуд. Август Руквуд. Он убил Фреда Уизли.

Драко понимающе кивнул.
Какого дементора, Малфой?! Что ты можешь понимать?

Гермиона злилась. Она снова поджала губы и намотала локон на палец. Ее бесил Малфой.  Она снова заглянула в его глаза силясь понять его. И увидела. Увидела что они не полны, а пусты. Пустые серые, как пыль. Пустые как ее прошлое. Мертвые. Без сожаления. Без тоски. Просто два маяка из прошлого, к которым она привыкла. Два маяка без огня. Она каждый день видела эти глаза. В зеркале.

«Что с тобой случилось, Драко Малфой?!» - Ей хотелось крикнуть ему это в лицо. Хотелось схватить его за ворот рубашки и тряхнуть хорошенько. Или дать пощечину. Растормошить. Услышать от него: «Что ты себе позволяешь, грязнокровка!».
Ей стало грустно. Очень.

- Возможно поэтому я стала аврором, а может и нет. Не знаю, - она поморщилась и неопределенно махнула рукой. Опустила глаза на стол, только чтобы не видеть этих понимающих пустых глаз напротив. - В общем, он был первым моим...Моей жертвой... Кого я убила.

Слова давались с трудом.  Гермиона сглотнула и снова посмотрела на Драко.

- Я была не сдержанна, хотела отомстить, - кулаки непроизвольно сжались, взгляд стал жестким и сумрачным. - Думала у меня все под контролем. Я хотела чтобы он долго мучился, истекал кровью. Знаешь, чем я его добила? – Гермиона сделала паузу. -  Сектумсемпрой.

У Драко не дрогнул не один мускул на лице, только пальцы левой руки нервно дрогнули и потянулись к груди. Он переборол себя и отдернул руку.

- И я отомстила. Он долго мучился, и истекал кровью. все как и планировала. Но я потеряла бдительность и решила подойти, заглянуть в его лицо. Увидеть его  глаза, его черную душу. Не знаю, что я хотела увидеть, но легче мне не стало. Перед смертью он успел чем-то запустить в меня и оставил это. - Девушка ткнула пальцем в скулу не переставая разглядывать Малфоя. Он смотрел внимательно и серьезно.
- Я не жалею, что убила его, этот шрам будет мне напоминанием на всю жизнь. Напоминанием, что расслабляться нельзя никогда, тем более рядом с врагом, пусть и полудохлым. Я вижу его каждый день вот уже восемь лет, и я ни разу не забыла.

Вот так, Грейнджер. Ты рассказала ему то, что никому не рассказывала. Зачем? Надеешься, что он тебя поймет? Гермиона грустно усмехнулась и потянулась за новой сигаретой, но не успела. Драко резко вытянулся вперед и накрыл пачку ладонью.
- Предупреждение принято, - Гермиона растянула губы в подобии улыбки и откинулась на диван. Драко тоже вернулся на место.

- Ты мне все еще не сказала, что я за человек. И это уже третий раз. - Блондин усмехнулся. - Может все-таки расскажешь?
- Хорошо, - Гермиона снова замолчала, лихорадочно обдумывая, что можно сказать о нем. Черт, Малфой, что же ты такой настырный?! Она посмотрела на зажигалку, перевела взгляд на Драко, и... И не знала что сказать.
- Ладно, говори уже. Думаю, я смогу пережить. - Он снова постучал пальцами по столу и прищурился.
- Ты носишь маски... - сказала Гермиона первое, что пришло на ум.
- Это все? - Драко удивленно вскинул брови. - Я же Малфой! Тысяча масок это и есть я. - Он улыбался так, что аж зубы сводило. Такая невыносимая тоска и самоирония, совершенно ему не свойственная. Он будто признавался в чем-то постыдном, будто его фамилия — грязь налипшая на подошву его ботинок. Гермионе стало не по себе. - Иначе как бы я смог выбраться из того...дерьма, что случилось с моей семьей после...После войны.

Гермиона снова взяла в руки зажигалку. Ей хотелось найти ответ на его трижды заданный вопрос. Кто ты такой, Драко Малфой? Она смотрела на свое отражение через блестящий бок зажигалки. Кто ты?

- Посмотри на нее, - Гермиона указала на зажигалку. - Такая идеальная и такая простая. На ней нет ни символов ни рисунков ни гербов. Нет ни царапин, ни щербинок, которые образуются от небрежного использования. Зажигается она легко и быстро. Ты заботишься о ней как о собственной волшебной палочке.

Она замолчала.

- Все это говорит лишь о том, что я люблю свою зажигалку. Но обо мне лично это ничего не говорит, - Драко насупился, сверля носок ботинка. Его взгляд можно было назвать злым.

- Ты не смотришь на обертку, тебе важна сама суть, - продолжила девушка. - Она такая же идеальная как ты. Твои волосы, руки, рубашка... Все должно выглядеть достойно, со вкусом, но без лишних изысков. Ты стараешься угодить многим. - сделав паузу, будто раздумывая продолжать или нет, Гермиона громко вздохнула и продолжила: -  Война никогда не проходит бесследно, да Драко?

Он вскинул голову и удивленно посмотрел на Гермиону, будто не веря тому, что только что услышал.

- Она и тебя растоптала, заставила кланяться любому, кто хоть мало мальски влиятелен и сможет помочь. Это, мягко говоря, не по-Малфоевски. Наверно отец тебя за это презирает. Я права?

На последних словах лицо Драко побелело и вытянулось. Ладони сжались в кулаки. Осторожно, Гермиона! Ты ходишь по тонкому льду.

- Это ты тоже по зажигалке поняла? – зло выплюнул Малфой.
- Нет, догадалась.  - Гермиона серьезно, без тени насмешки, смотрела на него.

Драко, глубоко вздохнул, сощурил глаза, глядя куда-то в сторону, и заговорил. Слава давались ему с трудом, бессильные ярость и злоба, пережимали горло. Гермиона почувствовала, что он хочет хоть кому-то это рассказать. Выговориться.

- Я делал все, что в моих силах. Я унижался перед министерскими чиновниками. Я уговаривал инвесторов отца. Я сделал все. Все ради семьи. Ради Него. Я даже пошел к Поттеру на поклон, чтобы тот замолвил словечко за отца. Спасибо ему - отца выпустили из Азкабана.  А Он... Он меня ненавидит, за то что я сделал ради него. Он говорил, что я опозорил род, что Малфои никогда не унижаются и ни у кого ничего не просят. - Костяшки его пальцев побелели, на лбу залегла вертикальная складка.

- И что же ты сделал, Драко Малфой? - Гермиона говорила, не слыша сама себя. Ей было страшно. Казалось, что она коснулась чего-то очень мрачного и темного. Это нечто грозило утянуть ее с головой в свои недра. - Сбежал из дома?
- Да! - Почти выкрикнул Драко. - Я сбежал. Но не из дома, а от Него.

Очень захотелось курить. Гермиона достала из нагрудного кармана рубашки новую пачку сигарет и свою зажигалку. Руки тряслись, пальцы снова похолодели, но приятно уже не было. Она зажгла сигарету воспользовавшись своей зажигалкой, и положила ее рядом с зажигалкой Малфоя. Драко уставился на них и напрягся. Его еще не отпустила удушливая волна гнева. По его лицу метались мятежные тени, грозя вызвать пожар. Гермиона испугалась. Волна мурашек снова пробежала вдоль позвоночника.

- Откуда она у тебя? - напряженно спросил Драко. Гермиона молчала. - Она очень похожа на мою. Но моя не ширпотреб... - Малфой замолчал разглядывая Грейнджер, а потом неуверенно спросил: - И что? Все что ты сказала про меня относится и к тебе?
- Нет, у меня хуже — Гермиона нервно хохотнула. Драко поморщился, складывая руки на груди.
- Убери эту гадость изо рта. Тебе это совершенно не идет. - Грейнджер пожала плечами и затушила в пепельнице сигарету.

Они снова замолчали. Оба опустили глаза вниз.

Все, Гермиона, тебе пора. Иди домой. Возвращайся в пустоту и холод. Возвращайся в одиночество. Почему ты до сих пор сидишь?! Ты не хочешь уходить? Почему? Из-за НЕГО? О, нет, Грейнджер, только не это. Ты хочешь остаться. С ним. Здесь. Почему именно он? Да. У вас одиночество и пустота на двоих. Он такой же как ты. Глядя в его глаза ты видишь отражение своих. Нет. Он другой. Не такой, как раньше. Но и не такой как ты. Кто же ты, Драко Малфой?

- Знаешь, я хочу волосы обстричь. Очень коротко. По-мальчишечьи. Уже давно хочу, - опять слова против воли сорвались с ее губ. Что за гребанные откровения? Мерлин, перестань уже болтать всякую чушь!
- Почему же не остригла до сих пор? - Драко задумчиво посмотрел на нее. Как нормальный человек посмотрел, не как Малфой. Кого ты боишься? Его? Боишься что он оттолкнет тебя? Разве ты не хочешь чтобы он ушел?
- Не знаю. Завтра обрежу. Наверно.
Опять это "наверно".

Оба замолчали. Драко, наконец, отпил свой уже холодный кофе. Гермиона отстранено смотрела в окно.
Нет, он не оттолкнет тебя. Больше не посмеет. Он другой.

- Мы ведь раньше не особо ладили, правда? - Малфой усмехнулся. - А теперь сидим тут вдвоем, мирно беседуем и пьем кофе.

Он поднял чашечку, отсалютовал ей Гермионе и отпил кофе.

- Не особо ладили говоришь? - недобро усмехнулась Гермиона. - Мы вообще не ладили, и это еще мягко сказано. Но это было давно, в прошлой жизни. - отмахнулась она, отгоняя неприятные воспоминания. - Мы выросли, Малфой, и если ты этого еще не понял, то самое время задуматься. Прошлое теперь нас не касается.

Я хочу забыть об этом.

- Что с нами случилось? - Малфой снова уперся взглядом в носок своего ботинка.
- Не ожидала от тебя такой лирики, – с недоумением посмотрев на блондина, ответила Гермиона и тоже отпила свой холодный кофе. - Что с тобой, Малфой? Ты когда последний раз смотрел на себя в зеркало? Нет, не для того чтобы причесаться, а посмотреть себе в глаза! Мне страшно, когда я смотрю в них. Потому что там пусто. Я боюсь тебя, Малфой! А ты боишься себя?

Драко молчал.

- Ты боишься, я знаю это, - продолжила Гермиона. - Ты боишься, потому что идешь по этой жизни один. Ты не нашел родственную душу, которая будет тебе опорой, которая поможет идти и не оглядываться, не сожалеть о пройденном пути.
- Если ты такая умная то почему тогда тоже боишься? - с каким-то надрывом спросил Драко. - Я тоже видел твои глаза. И в них точно такая же пустота. Почему ты все еще одна? где твоя родственная душа?
- Я ее еще не нашла, - ответила она.

Они надолго замолчали. Гермиона, задумавшись, легонько приподнимала кончиками пальцев кружку над блюдечком и ставила ее обратно. Кружка тихонько постукивала донышком, издавая мелодичные звуки.Что-то много молчания на сегодня. Межджу вами двумя. Молчания и пустоты. Вот так, Гермиона. Ты такая же пустая, как и он. Он тоже видит. Он видит тебя насквозь.

Драко смотрел в окно, наблюдая за проходящими мимо людьми. Гермиона невольно залюбовалась им. Да. Он идеальный. Он и раньше был таким, только его мерзкий характер все портил. Вырос и возмужал. На его фоне ты просто замухрышка. Растрепа. Пацанка. Интересно, каких женщин он любит? К каким женщинам он прикасается своими тонкими музыкальными пальцами? Каких женщин целует своими волшебными губами? Каким женщинам позволено прикасаться к нему? Явно не таким как ты. Он никогда не посмотрит на тебя. Смирись. Что? Смирись? Ты что хочешь оказаться в его постели? Мерлин,признайся уже! Ты хочешь этого! Гермиона нервно сглотнула, ее бросило в жар, а кончики пальцев опять похолодели. Она посмотрела на свои дрожащие руки.

- Надо прекращать курить, - пробубнила себе под нос Гермиона и сложила пачку сигарет обратно в нагрудный карман.
- Ты что-то сказала? - Драко перевел взгляд с окна на нее.
- Нет-нет, - пробормотала девушка и вцепилась в чашку, будто остывший кофе мог согреть ее.

- Все таки откуда у тебя эта зажигалка? - спросил Малфой. - Она такая странная... Что ты с ней делала, Грейнджер? Использовала вместо метательного снаряда, кидая ее в голову преступнику? Или отрабатывала на ней заклинания? Она вообще еще работает?

Драко широко улыбнулся, обнажая зубы. Гермиона ответила ему ядовитой улыбочкой, но не стала комментировать его остроты. Она перевела взгляд на зажигалки и вспомнила тот день, когда впервые увидела их.

- Это магическая копия твоей, или наоборот. По словам торговца они должны всеми силами стремиться друг к другу. Бред конечно. Не помню ни одного подобного заклинания. Когда-нибудь я расскажу тебе эту историю, если захочешь. Но не сейчас. Хорошо?
- Хорошо, - удовлетворенно кивнул Драко. - Значит это не единственная наша встреча? Хочешь чтобы мы встретились еще раз? - Малфой довольно жмурился.
- Ага, сплю и вижу, - буркнула Гермиона. Да, Гермиона. Сегодня ты будешь спать, и видеть как вы еще раз встречаетесь. Я тебе гарантирую.
- Выходит, не соврал торговец, - с довольной усмешкой проговорил Драко, не обращая внимания на ее бурчание.
- Это еще почему? - устало и недовольно спросила девушка.
Чего ты злишься на него? Успокойся.
- Мы все же встретились, - Драко улыбнулся еще шире. Малфой, не тресни!
- Ничего это не значит, просто совпадение...  - развела руками девушка.
- Может быть, но мне хочется верить, что нет, - Драко перестал улыбаться.

Малфой потянулся за своей зажигалкой. Его не остановили и он спрятал зажигалку во внутренний карман блейзера.

- К тебе или ко мне? - неожиданно для самой себя спросила Гермиона. Слова опять сорвались с губ против воли.

Против воли? О, да, Грейнджер! Сейчас он рассмеется тебе в лицо. Давай, стань для него мишенью для новых насмешек. Грязнокровка, которая возжелала самого Малфоя!

- Ко мне,  - не раздумывая, будто ожидая этого вопроса, ответил Драко.

У Гермионы в голове взорвалась атомная бомба.