Попался

рассказангст, драма / 16+ слеш
Гарри Поттер Северус Снейп
1 нояб. 2014 г.
1 нояб. 2014 г.
1
3417
 
Все главы
2 Отзыва
Эта глава
2 Отзыва
 
 
 
 
Влажные ладони, спутанные мысли, рваное дыхание. Ему было тяжело сосредоточиться. Каждый раз, когда он видел профессора, мрачно бредущего между рядами столов, или восседающего за высокой кафедрой, ему становилось не по себе. И это был не липкий мутный страх, потому что он уже давно разучился бояться этого человека. Это было что-то новое. Появившееся, после злополучных уроков окклюменции, которые были больше похожи на пытки. Это неведомое новое, прокралось в его сознание в тот момент, когда профессор подпустил его слишком близко, слишком глубоко, слишком интимно, невольно позволяя увидеть картины из его неприглядной жизни. Новое ворвалось в его мир вместе с зелеными глазами его матери, так ласково смотревшей на него, точнее на профессора. Эти глаза впечатались в мозг и сломили его. Когда он смотрел на профессора, ему казалось, что это мать смотрит его глазами. Казалось, что и профессор видит это, и еще больше ненавидит его. Потому что это она смотрит, а ненавидеть ее Снейп не мог. Взамен он ненавидел Гарри. Поттер не понимал, какие отношения связывали этих двоих. Была ли это просто дружба, или что-то большее. Что бы это не было, но он теперь не мог смотреть на профессора по-старому. Один раз окунувшись в эту бездну ему хотелось еще.

Гермиона тихонько толкнула его локтем в бок и зыркнула страшными глазами.

- Три щепотки болиголова, - едва слышно прошептала она. – Не больше.

Гарри очнулся, и обнаружил себя перед котлом, в котором булькало какое-то зелье, с занесенной над ним рукой. В пальцах он сжимал шепотку сухой травы.

- Три, - повторил Гарри медленно, словно во сне. Он разжал пальцы, и посчитал про себя «раз», так же медленно собрал пальцами вторую щепотку и кинул в котел, отсчитав «два», и следом кинул третью. Зелье одобрительно булькнуло. Гермиона тоже посмотрела на него с одобрением. Он перевел взгляд на профессора. Лицо Снейпа не выражало ничего. В мозгу Гарри что-то щелкнуло, он взглянул на мешочек с сушеным болиголовом. «Четыре» - посчитал в голове Поттер и бездумно зарылся рукой в мешочек.
- Нет, - зашипела Гермиона и попыталась перехватить его руку, но не успела. Зелье зашипело и запузырилось, испаряя в пространство едкий неприятный запах. Гарри зажал нос. Гермиона, стоявшая рядом, осела на пол. В классе началась паника. Снейп взмахнул палочкой, разгоняя ядовитый туман, попутно успокаивая студентов. Гарри отнял руку от лица и посмотрел на побелевшего от бешенства профессора.

- Три щепотки болиголова, мистер Поттер, - с холодным спокойствием сказал Снейп, - всего три. Вы чуть не отравили весь класс, - профессор замолчал, борясь с желанием сказать какую-нибудь гадость или размазать Поттера по стенке тонким слоем. Он сдержался. - Троль за урок и отработка сегодня в восемь.

Снейп вдруг изменился в лице и Гарри на секунду удивился, но тут же обнаружил, что на его собственном лице застыла радостная улыбка. Он с трудом содрал ее, заталкивая поглубже все, что могло ее вызвать. Снейп с недоверчивым прищуром сверлил его переносицу.

- Отведите мисс Грейнджер к мадам Пофри, - брезгливо добавил он, и уже с меньшей уверенностью повторил: - В восемь. Сегодня.

Это прозвучало так, будто профессор сомневался в своем желании лицезреть его этим вечером. Смутная недобрая тревога тронула его мысли. Гарри кивнул и подхватил Гермиону, помогая встать с пола.

***
- Болиголов, - растягивая гласные и стараясь не переломить писчее перо пальцами, проговорил Снейп. – Мистер Поттер, что вы о нем знаете?
- Это яд, профессор, - спокойно ответил Гарри.
- У меня есть основания полагать, что вы намеренно испортили зелье, - Снейп откинул указательным пальцем длинную челку, и легонько тряхнул головой. Гарри посмотрел на него с вызовом, щуря глаза.
- Правда? – нагло переспросил он, сам не зная, откуда в нем столько неслыханной дерзости. – И что заставило вас так думать?

Пальцы Гарри похолодели, он ощутил затылком всю ярость источаемую Снейпом. Под ложечкой сладко засосало. Брови профессора взметнулись вверх.

- Вы попались, Поттер, и не смейте отпираться, - сквозь зубы выплюнул Снейп. – Я не знаю, зачем вам это было надо, но я непременно узнаю. Если будет необходимо, я залезу в вашу глупую голову.
- Вы ничего не узнаете, профессор, - с безумным смешком сказал Гарри. – У вас ни-че-го не выйдет.
- На вашем месте, я бы не был бы так в этом уверен, - стараясь говорить спокойно, ответил Снейп.
- Но вы не на моем месте, - еще шире улыбнулся Гарри.
- Вы больны? – в его голосе слышались тревога и сомнение. Он был ошарашен наглостью Поттера. Даже не так. Он давно к ней привык, но раньше наглость была совсем другая. Сейчас это было нахальство. Это факт окончательно выводил его из себя. Еще одна капля, и…
- Отнюдь, профессор, - распуская галстук, будто он его душил, пробормотал Поттер. – Это вы наглый заносчивый, ублюдок. Это вы больной на всю голову. Это с вами что-то не так.
- Да как ты смеешь, маленький паршивец, - Снейп вскочил из-за стола и метнулся к Поттеру, хватая его за грудки, - говорить со мной в таком тоне. Я размажу тебя по полу, а Дамблдору скажу, что ты практиковался в трансфигурации. Но, увы, неудачно. Советую тебе заткнуться, пока не стало совсем поздно.

Голос Снейпа пробирал до самого нутра, его пышущее жаром дыхание, горячей волной опаляло кожу лица. Волосы на затылке Гарри встали дыбом. Еще никогда Снейп не был так близко. Слишком близко для простого разговора.

- Уже. Поздно, - рассмеялся Гарри. Его плечи мелко истерично затряслись. Он схватил Снейпа за ворот мантии. – Что ты мне сделаешь, Нюнниус? – И вопросительно посмотрел в черные, заполняющиеся жгучей ненавистью, глаза.

Рука профессора задрожала, с силой сминая ворот рубашки Гарри. Снейп хотел его ударить. Ударить так, чтобы Голова Поттера дернулась в сторону, из носа хлынула кровь, а из глаз брызнули слезы слабости и обиды. Из зеленых глаз Лили. Он испугался собственных мыслей, и ослабил хватку, сдерживая свободную руку, уже готовую выбить дурь из этого наглого мальчишки.

- Что ты мне сделаешь, Се-ве-рус, - нагло ухмыляясь, протянул Гарри. Уровень бесстыдства и развязности в его крови опасно зашкаливал, отключая рациональность и чувство самосохранения. – Что ты мне можешь сделать? Ты никогда не ударишь меня. Все, что ты можешь – это назначить отработку.

Губы Гарри против воли расползались еще шире. Он судорожно вдыхал запахи зелий, давно пропитавшие неизменно черные мантии и волосы Снейпа. Он остро пах гневом, ужасом, болью и страстью. Он так безотчетно и страстно ненавидел Гарри, что это можно было спутать с безнадежно отвергаемой любовью. Поттер почувствовал легкое головокружение, будто выпил пару пинт сливочного пива. Снейп оторопел, не зная, что ответить этому наглому зарвавшемуся щенку. В первый раз в жизни он не находил слов. Левая рука по своей независимой воле потянулась к горлу Поттера и с силой сдавила, перекрывая доступ воздуху. Гарри подавился, и глубоко болезненно вздохнул, удивленно и восхищенно уставившись на профессора.

- Давай, - еле выдавил он из себя. Его голова закружилась сильнее, а ноги ослабли, с трудом удерживая Гарри прямо. – Сделай это.

Снейп резко отдернул руку, с ужасом соображая, что он делает.

- Давай! – выкрикнул Гарри, бешено и рвано вдыхая, крепче сжав мантию Снейпа. – Я заебался уже видеть тебя, думать о тебе. Сделай так, чтобы я больше не мог этого делать.
- Ты сделал это специально! – гневно выкрикнул Снейп, опасно приближая свое лицо к лицу Гарри. – Я видел это!
- Да, да, да, - судорожно зашептал Поттер, обхватывая рукой шею Снейпа, и пытаясь сократить расстояние между ними. Северусу казалось, что он сходит с ума, что они оба сошли с ума. Они, мать его, мерлиновы сумасшедшие. Потому что его прошило нелепое желание поцеловать Поттера. – Я сделал это специально. Потому что… Я, черт возьми, не знаю почему. Потому что ты не смотрел на меня! Ты. Не. Смотрел.
- Ты доволен? – прохрипел Снейп. – Я сейчас смотрю на тебя, и еле сдерживаю желание прихлопнуть, как надоедливую муху.
- Нет, - с дрожью в голосе ответил Гарри. – Теперь мне этого мало.
- Ты наглый, нахальный, бесстыжий мальчишка! – уже касаясь губ Гарри, орал Снейп, не понимая, что он делает и что вообще происходит.
- Ты попался, профессор. Ты повелся на все это, - радостно хохотал Гарри, сильнее прижимая к себе Снейпа.

Северус укусил его за щеку, и толкнул бедром, опрокидывая Гарри на парту, так удачно оказавшуюся за его спиной. Поттер оперся на нее ладонями, с трудом переводя дыхание. Сердце сошло с ума вместе с ним и теперь выбивало безумный ритм, как заправский ударник в рок-группе. Он раскраснелся, и затуманенным взором окинул фигуру Снейпа. Северус дрожал всем телом, то сжимая, то разжимая кулаки. Кажется, он решал что делать дальше. Гарри вдруг испугался, что Снейп остановится. Но его, похоже, захлестнуло безумие, и он не собирался останавливаться. Снейп схватил Гарри за непослушные волосы и отдернул голову назад.

- Я тебя сейчас трахну, Поттер. И ты даже не пикнешь ничего против, - Свободной рукой Снейп расстегнул пряжку на брюках Гарри, и, отодрав его от парты, стянул их вместе с бельем. Гарри молчал, безропотно подчиняясь. Северус развернул его к себе спиной. Поттер снова оперся руками на парту. На задворках его сознания, которое предпочло не вмешиваться в происходящее, маячила одинокая мысль, что нужно расслабиться. Будет больно, но расслабиться просто необходимо. Гарри услышал, как с тихим шорохом пуговки на брюках профессора освобождаются от петелек. Через мгновение он почувствовал легкое теплое прикосновение к своей ягодице. Снейп навис над ним, прижимаясь бедрами. Поттер судорожно выдохнул.

- Ты мазохист? – спросил Снейп, и, не дожидаясь ответа, продолжил: - Лучше бы тебе быть мазохистом.

Северус надавил на плечи Гарри, заставляя его лечь на парту, и подставить свой пока еще невинный зад. Он схватил Поттера за ягодицы и смял их, до боли и синяков, примериваясь членом к анусу. Ткнулся пару раз, и заливисто расхохотался, когда Гарри инстинктивно сжал ягодицы. Он призвал баночку с какой-то мазью и обильно нанес ее на анус. Гарри показалось это очень приятным и расслабляющим. Он даже ненадолго отключился от реальности. В чувства его привела резкая боль и осознание того, что член Снейпа по самые яйца сидит у него в заднице. Снейп толкнулся, вызывая очередной прилив острой боли, но Гарри молчал, до крови закусывая губу. Лишь слабый стон вырвался из него, когда Снейп вышел целиком. Поттер почувствовал сильнейшее облегчение, но ненадолго. Снейп снова ворвался в его плоть, огнем обжигая все внутри. Приятно не было, было ужасно больно, хотелось орать во все горло. Но опять на задворках сознания, тихий знакомый голос монотонно бубнил: «Да, тебе нравится. Ты хочешь этого. Боль. Она такая живая. Такая настоящая. Эта единственная боль, которую он может тебе причинить. Она тебе необходима. Ты живой только благодаря ей. Ты будешь терпеть. Ты будешь терпеть, и стонать от наслаждения. Ты хочешь, чтобы он насаживал тебя на свой член. Натягивал, как дешевую шлюху.» И Поттер верил этим словам, потому что это была правда. Гарри почувствовал возбуждение. Его член терся об поверхность парты при каждом толчке Снейпа. Северус оперся одной рукой на столешницу, второй схватил бедро Гарри и с силой вдалбливался в его зад, пока оттуда не потекла кровь, и он не кончил.

Только сейчас Снейп понял: насколько глубоко он безумен. Он достал свой член из Поттера и отошел на пару шагов, разглядывая дело рук своих. И, кажется, остался вполне доволен собой. Боль, которую сейчас испытывает Гарри, одновременно и наказание и поощрение. Потому что Поттер еще более чокнутый чем он. И этим все дело не закончится.

Гарри отлип от парты и с трудом, шипя от боли, касаясь кончиком языка прокушенной губы, нагнулся за брюками. Выпрямившись, и, кое как натянув их на себя, Поттер посмотрел на Снейпа. Северус окончательно понял, что попался, увидев на лице Гарри безумную, довольную улыбку.
Написать отзыв