Шанс на жизнь

максиприключения, фэнтези / 13+ слеш
1 нояб. 2014 г.
1 нояб. 2014 г.
3
13105
1
Все главы
3 Отзыва
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
Семён слишком устал. Чтобы удержать фирму на плаву  - мало хороших мозгов и подвешенного языка, еще нужны связи и огромный бюджет. Но ни того ни другого у Барских не было, кроме фамилии конечно, она у него была бАрская. В свои не маленькие тридцать два года и уже несколько провальных попыток создать свое детище, он почти отчаялся, когда, наконец, получил предложение, от которого невозможно было отказаться. Много надежд он не питал и прекрасно знал, что бесплатный сыр бывает только в мышеловке, но тут, как раз, роль сыграли те самые очень нужные связи. Бывший однокурсник познакомил Семёна с важным клиентом, и этот клиент готов был отвалить кругленькую сумму за заказ, а также в перспективе рассматривалось дальнейшее плодотворное сотрудничество. Поэтому, Барских сейчас летел на встречу с ним сломя голову. Он понимал, что торопиться особенно на дороге - опасно, но азарт, который проснулся раньше инстинкта самосохранения, пинками подгонял к цели. Семён не лихачил, но из-за нетерпения немного набрал скорость. Машин, к счастью, было мало, как вдруг, перед машиной на дорогу вылетел мячик, а за ним парнишка лет шести. Затормозить Семён просто не успевал, все происходило в доли секунд. Понимание, что он не успевает, накрыло с головой, решение появилось моментально: раз остановиться не получается, то нужно съехать в сторону. Только когда синий седан «поцеловался» с бетонными блоками, сложенными заботливыми строителями стеночкой, Барских понял свою ошибку, но вернуться назад и повернуть в другую сторону - означало сбить других мальчишек. Что было дальше столкновения с бетонными блоками - он не знал, сознание решило отключиться, чтобы не мучить себя.

Приходил в сознание Барских урывками, это было не удивительно. Чудо, что он вообще выжил. До его слуха доносился чей-то тихий бубнеж. Видимо, врачи не хотели тревожить пациента и разговаривали шепотом. Семён то приходил в сознание, то проваливался в один единственный кошмар, где он вновь и вновь врезается в бетонные блоки.

Но в один прекрасный день он, наконец, очнулся окончательно. Он почувствовал лучи солнца, просачивающиеся сквозь щель между штор, пригревающие веки. Семён с трудом открыл глаза. К его удивлению, он увидел не обычную больничную тускло-унылую палату, а роскошно убранную комнату с узорчатой лепниной на стенах и потолке. Радость оттого, что все обошлось, перехлестнула все остальные ощущения, отвлекая от странного, для лечебного учреждения, интерьера. Сначала надо было удостовериться, что с его телом все в порядке. Приподнявшись на руках, Семён с огромным облегчением обнаружил, что все конечности целы и отвечают легким покалыванием, от долгого бездействия. Этого ему показалось мало, поэтому, он скорее откинул толстое одеяло вместе с накинутым сверху покрывалом, на ощупь шелковистым, и в шоке уставился на ноги. Не так: он в шоке уставился на чужие ноги, росшие из его тела. Тело было одето в длинную белую сорочку, больше напоминавшую средневековую пижаму. В мозгу что-то щелкнуло, боясь передумать, он сорвал с себя «пижаму» и с ужасом понял, что на этом сюрпризы не закончились. К счастью, он все еще был мужчиной, но чужие ноги, как оказалось, росли из чужого тела.

- Что за чертовщина?! – Семён резво подскочил на королевском ложе, по-другому и не назовешь. Резво не получилось - ноги плохо слушались, поэтому, рухнув обратно, он приметил между столешницей и резной дверью зеркало во весь рост, в вычурной раме. Более аккуратно, маленькими шажками на трясущихся ножках, а это были именно ножки, он поковылял на встречу к истине. Барских окаменел перед ее лицом. Слов просто не было. Не было даже нецензурных.

Из зеркала на него ошарашено, открыв рот, смотрел паренек, не старше двадцати лет. Черные как смоль волосы чуть ниже плеч, торчали в разные стороны. Семён ощутил некий дискомфорт, он привык разглядывать свои ноги несколько с другой высоты. У парнишки был девчачий рост. Впалый живот, мышц кот наплакал, было такое ощущение, что парня морили голодом. Ну не мог Семён никак иначе оценить хило развитую мускулатуру нынешнего тела. На лицо симпатичный, не смазливый, хотя что-то такое, едва уловимое, проскальзывало, но не слишком очевидно. Вообще он был, не смотря на общую субтильность, очень даже пропорциональным, общую неразвитость тела можно было списать на издержки возраста. В целом, картина была вполне не плоха, если бы не одно очень жирное НО. Тело было чужим целиком и полностью. Ни о каких операциях думать не приходилось, если пришитые ноги можно было объяснить с горем пополам, то трансплантацию мозга не делают ни в одной стране мира, разве что на страницах фантастических книг.

Семён заметил, что с ушами что-то не то и даже потянулся потрогать это «не то» рукой, но его любование собой прервали гулкие шаги, доносящиеся от одной из резных дверей в противоположном конце комнаты. Да и люди за дверью не стеснялись болтать на повышенных тонах.

Максимально быстро, насколько это было возможно, Семён на негнущихся ногах добежал до кровати, плюхнулся в нее и еле успел натянуть на себя одеяло. Двери тут же с грохотом распахнулись и в комнату вошли незнакомцы, прервав все споры.

Не зная, чего ожидать от вошедших, он оторопело молчал. Осмотрев неизвестных, Барских сделал некоторые выводы. На повышенных тонах разговаривали молодой человек, (Семёну показалось, что он его только что видел в зеркале) и мужчина средних лет. Из услышанного разговора Семён понял, что второй, скорее всего, врач. Рядом с ними стоял Высокий блондин с холодными зелеными глазами и держал за руку мальчика лет десяти, удивительно на него похожего, только глаза были глубокого синего цвета. Увидев пристальный взгляд Семёна, мальчик выдернул ладонь из руки отца и совершенно серьезно уставился в ответ. И последний из вошедших очевидно был отцом нового тела Семёна. Такие же темные волосы, голубые глаза, но при этом очень суровое выражение лица. Глубокий шрам пересекал бровь и щеку. Незнакомцы смотрели на Семёна, а он на них.

- Ну, вот видите, герьян Садар, все с ним в порядке, а вы слишком переживали, – первым пришел в себя и прервал тишину молодой человек, носком сапога подцепляя сорочку, скинутую Семёном. – Эрлан еще не успел встать, а уже разделся.

Барских смутился, забраться на ложе он успел, а вот о «пижамке» забыл. Подавив желание закутаться до ушей в одеяло, он постарался принять невозмутимый вид. Герьян Садар был все же не доволен, и тем более его не радовало странное поведение пациента.

- И все же, я бы рекомендовал отложить этот разговор на некоторое время, – настаивал на своем доктор. – Советник Имар, может все же…

Садар осекся, встретившись с советником взглядом. Имар перевел взор с доктора и недобро посмотрел прямо в глаза Семёну. И тут Барских понял: его сейчас будут ругать, только вот за что было пока интригой интриг.

- Эрлан, твой поступок был не достойным настолько, что просто ниже некуда, – Семён все-таки засомневался, ниже куда, конечно, было, только вот об этом он разумно промолчал, все же не пятилетний ребенок. – Как ты мог принять вызов на дуэль? Даже не просто на дуэль, а на дуэль с членом семьи Бергато! Своим неосмотрительным поведением ты чуть не поссорил нашу семью с самой опасной и высокоуважаемой семьей при дворе, после королевской. И, как оказалось, это именно ты спровоцировал дамира Феликса.

Семён, обозванный Эрланом, хмуро молчал, что-то он все же понял. Очевидно, и с этим не поспоришь, он - настоящий мертв. Погиб, разбившись о бетонные блоки. Но, что же с ним произошло тогда? Теорию что он сошел с ума, Семён отмел сразу. Во-первых: потому, что нельзя проверить; во-вторых: он слишком адекватен, для умалишенного, ну, а в-третьих: ему просто не хотелось об этом думать. Может он как Эдди Дин из «Темной башни» - прошел через двери в другой мир? Но тогда почему не со своим телом? Похоже, он перечитал Стивена Кинга. Время шло, что-то нужно было говорить, не хотелось получать чужое наказание. Поэтому, чтобы не добавлять больше подозрений, он решился на сырой, рискованный шаг – амнезия. Очень удобная болячка, ей можно объяснить практически все.

- Простите, а вы кто? - Все решающие слова произнесены, ход сделан, теперь вся надежда на противника. Присутствующие застыли в недоумении, словно каменные изваяния. Родитель, не ожидавший такого поворота, растерялся на секунду, но в следующий момент недоверие отразилось на его строгом лице. «Не прокатило» - понял Семён – «дело труба, бежать бы, только куда?» В этот момент доктор быстро подскочил, принялся мерить пульс, смотреть зрачки и загадочно вопросил:
- Как вы себя чувствуете, дамир Эрлан? Кроме потери памяти есть какие-нибудь еще проблемы? – Врач имел вид исследователя, открывшего Америку.
- Садар, объясните, – недовольно потребовал отец Эрлана.
- Понимаете советник, дамир Райель не сказал вам одну важную вещь, которую поведал королю, не способный на ложь дамир Феликс. – Герьян Садар выглядел настолько загадочно-восторженно, что его сияния хватило бы на освещение одного замка. Заметив, что присутствующие ждут продолжения, доктор заговорил вновь:
- Дамир Феликс во время дуэли использовал один запрещенный артефакт, так что ему очень повезло, что дамир Эрлан остался жив.
- Что за артефакт, Садар? – в голосе советника чувствовалось напряжение.
- Артефакт сильнейшего мага древности - Легала. – судя по изменившимся выражениям лиц присутствующим, он был  им хорошо знаком. Садар продолжил: – Всем известно, что этот артефакт вне зависимости от силы мага действует одинаково. И ваш сын является первым выжившим, с минимальными потерями.

На этом месте доктор многозначительно замолчал. Барских был просто счастлив, врач вмешался вовремя, и теперь можно не беспокоиться за наспех придуманное решение. Для себя Семён уже все решил, как бы то ни было, ему дали шанс прожить жизнь заново в другом мире и другом теле. В своем мире он уже для всех был мертв, поэтому, сейчас нельзя растрачивать свои силы на сожаление и тоску. Семёну предстояло выжить в новых условиях. На этом моменте глаза стали слипаться, он услышал, словно сквозь вату:

- Мальчику нужно восстановиться, а нам нужно многое обсудить.
Написать отзыв