IONIC HALO. Темное начало

минитриллер, драма / 18+
Беллатрис Лестрейндж Гермиона Грейнджер Люциус Малфой Северус Снейп Том Марволо Риддл "Лорд Вольдеморт"
6 нояб. 2014 г.
15 нояб. 2014 г.
3
17631
1
Все главы
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
Ты смотришь в ее глаза. В ее полные безумия глаза. Ты ждешь ЭТОГО слова, ты знаешь, она его скажет. И она не заставляет долго ждать, произносит его. Ты видишь, как ее губы округляют «У» и образуют хищный оскал. Она произносит его с нескрываемым восторгом и предвкушением.

Ты закрываешь глаза, чувствуешь, как ноги подгибаются, руки больно ударяются о холодный пол. Все тело сковывает неописуемой болью. А в голове нет ни одной мысли. После Ее ужасного слова все твои слова теряют смысл и вылетают из горла стонами и хрипами вместе с кровью. Глаза по-прежнему закрыты, и ты не ориентируешься, кажется, что ты падаешь, падаешь, падаешь... И вот уже не руками, а затылком ощущаешь холодный гладкий пол. Пальцы выламывает так, словно в них нет ни костей, ни суставов. Ты кусок мяса. Все мышцы в диком неестественном напряжении. Так бывает, когда сводит судорогой икру на ноге, только так сводит все тело. И не каких-то там 40 секунд, а пока ЕЙ не надоест. Это страшно. Ты боишься, что боль никогда не отступит.

В голове проносится одинокая мысль, что ЕГО больше нет. ОН не может остаться жив после такого. Но тебе почему-то сразу становится безразлично. Будто это происходит не с тобой, или это можно будет исправить.

Заклятье больше не действует. Она что-то кричит, что-то хочет узнать от тебя. Ее бешеные глаза дико вращаются, Ее речь постоянно прерывается истеричным смехом. Ты лежишь уже с открытыми глазами и смотришь в потолок на огромную люстру, тихо покачивающуюся и позвякивающую хрустальными подвесками. В данный момент ее бронзовый остов занимает тебя куда больше, чем все, что происходит вокруг. Люстра висит прямо над тобой, и у тебя только одно желание. Чтобы одно звено из цепи, на которой держится этот шедевр литейного и ювелирного искусства, не выдержало и расцепилось. Ты представляешь, как эта конструкция, будто в замедленной съемке, вздрагивает, на мгновенье проседает вниз и летит прямо на тебя. Подвески взметают вверх, издавая мелодичный звон. С каждым мгновеньем она все ближе, и ты уже можешь дотронуться рукой до нее. Своим острым концом она впивается в твое тело. Подвески опускаются и снова подлетают вверх, срываясь с креплений. Ты видишь в воздухе миллионы ярких прозрачных стекляшек и среди них рубиновые капли. Ты наблюдаешь, как твоя кровь медленно перемешивается с хрусталем и все это великолепие оседает на пол, орошая все вокруг. Подвески бьются и разлетаются в разные стороны, переливаясь колокольчиками. Все успокаивается. Время ускоряется. Это видение занимает всего лишь миг, ты успеваешь только моргнуть и понять, что люстра находится на прежнем месте.

Возвращаются ощущения. Ты чувствуешь, что все тело ноет. Мышцы расслабились, но после такого долгого напряжения они не скоро придут в себя. Это еще больнее, чем сама пытка. Тебе хочется закрыть глаза, ты просишь вселенную, что дала силы пережить все это, обрушить на тебя эту ненавистную люстру.

Что-то тяжелое опускается на грудь. В нос ударяет запах немытого тела. Эта тварь сидит на тебе и приставляет нож к горлу. В ее нуаровых глазах с расширенными зрачками полыхает удивление и ожидание. Тебе хочется усмехнуться, схватиться за ее руки и надавить на нож. Но сил на это нет, мышцы задеревенели. На глазах выступают слезы. Первые слезы за все время. Ты плачешь не от боли и страха. Ты плачешь от обиды. Она, конечно, это расценивает по-своему. Ее вытянутое худое лицо с асбестовой  кожей, обрамленное колтунами черных с проседью волос, озаряет довольный оскал. Кажется, она рада, что добилась своего. Слезы по-прежнему омывают лицо и неприятно пощипывают щеки. Ты отводишь взгляд от ее лица и снова натыкаешься на чертову люстру. Тебя разбирает смех. Смеяться больно, кажется, что легкие вывернули наизнанку, но оно стоит того. Ее лошадиная морда вытягивается, она с недоумением смотрит на тебя. По-моему, ей стало страшно. А ты представляешь себе, как та люстра срывается с цепи и прошивает насквозь вас вдвоем. Представляешь, как еще большее недоумение искажает ее лицо. Она не понимает, что произошло, но когда до нее доходит...

Ты снова смаргиваешь это видение, и люстра до сих пор висит под потолком. Вздох сожаления. Она сидит с открытым ртом и не знает, что еще можно с тобой сделать. Но ее лицо снова озаряет сумасшедшая улыбка. Она задирает рукав рубашки на твоей правой руке и втыкает свой серебряный нож в предплечье. Обжигающая холодная волна накатывает на твое сознание. Ты не понимаешь, что она делает, но когда она заканчивает...

Это не так больно, как Круцио, но терпеть нет мочи, из твоего горла вырываются стоны, а сознание мутится. Ты боишься отключиться и так и не узнать, что она творит. Радостный лающий смех раскатывается по залу. Через мутную пелену боли ты чувствуешь, что она дергает тебя за волосы, чтобы привести в сознание. Она хочет, чтобы ты увидела это, тычет твоей же рукой тебе в лицо и что-то радостно декламирует, оглядывая зал. Собрав последние силы, ты напрягаешь зрение и разглядываешь плоды ее творчества. Усталый безразличный вздох вырывается из твоих легких. Ты понимаешь, что ЭТО останется с тобой навсегда, но тебя это не волнует.

В следующую минуту все встает с ног на голову. Летят разноцветные молнии, слышатся чьи-то крики, знакомый и родной голос зовет тебя по имени. Но ты так же лежишь на полу. Все резко заканчивается. А ты так и лежишь на полу.

***

Вселенную нельзя назвать жестокой и несправедливой или доброй и всепрощающей. К ней вообще нельзя применять человеческие понятия и нормы морали. Она безразлична ко всему, что в ней происходит. Вселенная не обращает внимания на мольбы, слезы, отчаянные крики живущих в ней носителей разума. Она просто следует кем-то задуманной схеме — расширяется, сталкивая между собой целые миры, зажигая и гася звезды. В ней нет понятия времени, она не отслеживает его течение, не отсчитывает минуты, секунды, мгновения. Вселенная не нуждается в таких формальностях. И если что-то происходит в ней, то это просто происходит.

Время — величина относительная. Что для Вселенной одно мгновение? Это в миллиарды раз меньше, чем для человека один вздох, один удар сердца, озарение.
За это мгновение во Вселенной может произойти великое множество событий. Сотворение и разрушение, рождение и смерть, искра разума и помутнение рассудка. И все эти события важны только одним существам в этой самой Вселенной.

***

Ты открываешь глаза и снова закрываешь их. Голова раскалывается, во рту пересохло, язык распух и прилип к небу, очень хочется пить. Ты не чувствуешь свое тело. Пытаешься пошевелить руками и понимаешь, что они затекли, а запястья жжет, будто к ним приложили раскаленный металл или облили жидким азотом. Первое желание согнуть руки. Ты дергаешь ими вверх-вниз, но они так и остаются в одном положении. Слышен только лязг металла о камень. Плечи сводит судорогой так сильно, что выступают слезы. Собравшись с духом, ты снова открываешь глаза, но это бессмысленно, в помещении слишком темно. Надеешься, что глаза привыкнут, и ты сможешь разглядеть хоть что-нибудь. Не закрывая глаз, ты пытаешься представить в каком положении оказалась. Мыслительный процесс дается не легко. Последний раз ты помнишь себя в большом холодном зале Малфой-мэнора, помнишь пытки чокнутой Лестрейндж, а дальше - провал.

Конечно, ты понимаешь, что до сих пор находишься в поместье, где-то в подвале или чем-то подобном. Ты сидишь на холодном полу, руки прикованы цепями. Если попробовать встать, то, возможно, рукам станет легче, они больше не будут держать вес твоего тела. Тут медленно и неотвратимо накатывает понимание, что ног ты совсем не чувствуешь. Надеешься, что они просто затекли, но с каждой секундой уверенность покидает тебя. Ты все еще пытаешься успокоить себя, отвлечь мыслями о друзьях, о Роне и о НЕМ. И в этот момент резко начинает «тянуть» низ живота, кажется, будто внутри маленький, не затушенный костер. В груди щемит от боли и отчаянья, ты закусываешь губу до крови и больше не сдерживаешь слез. Дура, на что ты надеялась, когда шла на все это?!

Раздается щелчок замка и дверь тихо открывается. В глаза ударяет яркий свет из коридора. Ты щуришься от боли в глазах, для тебя теперь любой источник света покажется ярким. В дверном проеме появляется темная высокая фигура. Лица ты не видишь, но что-то неуловимое заставляет тебя немного расслабиться. Ты не чувствуешь угрозы.

Человек делает шаг в твоем направлении, и дверь за ним захлопывается. В этой темноте вас теперь двое, и ты снова ничего не видишь. Ткань его мантии шуршит, знакомый голос произносит заклинание, и на кончике палочки зажигается синий огонек, освещая знакомую фигуру. Твои глаза цепляются за черты его непривлекательного лица. Сердце сжимается в груди, ты не знаешь, радоваться тебе или плакать от обиды. Он смотрит на тебя с равнодушным каменным лицом. Он никогда не позволял себе лишних эмоций, его носогубные складки и опущенные уголки рта прекрасное тому доказательство. Недолгое время вы смотрите друг на друга молча. Будто что-то решив, он почти вплотную подходит к тебе и нагибается к твоему лицу. Твой нос улавливает знакомый запах ингредиентов для зелий, но самой сильной нотой в этой какофонии является мята. Ты слабо удивляешься, потому что она практически бесполезна для зельеварения.  

Свободной рукой он берет тебя за подбородок, заставляя смотреть ему прямо в глаза. Он гипнотизирует тебя, заставляет выпасть из сознания и сам лезет в него. Перед глазами встают картины недавней сцены в зале. Быстро понимаешь, что он использует легилименцию. Ты снова переживаешь те боль и отчаянное желание сдохнуть. Бороться против внедрения в сознание ты не можешь, и горькая обида вырывает из тебя всхлипы и слезы с утроенной силой. Наконец, он покидает твою голову. В свете голубого сияния видишь, как уголки его губ искривляются в усмешке. Тебе страшно.

Недоверчиво и с презрением посмотрев на тебя, он кладет свою палочку на пол, и ее света хватает, чтобы бегло осмотреть помещение. Впрочем, ничего интересного, обычное подвальное помещение без окон. Из складок мантии он одной рукой извлекает флакон, другой зажимает тебе нос. Воздуха не остается, ты открываешь рот, он быстро вливает содержимое флакона и запрокидывает твою голову. Зелье, не встречая барьеров, быстро опускается в желудок. И ты отключаешься.

***

В сознание тебя приводит нечеловеческая боль. Резко распахнув глаза, ты смутно видишь фигуру и кучу чёрно-белых точек. Челюсти сводит настолько сильно, что тебе кажется, будто зубы крошатся. Легкие опять выворачивает, дышать невозможно. Твое громкое мычание разбавляет ее заливистый смех.

Боль резко отступает, ты продолжаешь тяжело дышать сквозь сомкнутые челюсти. Пытаешься сфокусировать взгляд на ней и с удивлением понимаешь, что в помещении есть еще кто-то. Свет его палочки освещает все вокруг. Вспышка ярости перехватывает и без того слабое дыхание. Ты зла. Ты очень зла. Ты ненавидишь.

«Идиотка! Не позволяй эмоциям овладеть тобой! Один раз ты уже позволила себе слабость. Не будь тряпкой, успокойся». - Ты мысленно уговариваешь себя. Закрываешь глаза и стараешься дышать ровно и глубоко, на сколько это возможно. Пытаешься абстрагироваться. Ты заставляешь себя представить тихое горное озеро, окруженное соснами. Хочешь представить пение птиц, но вместо этого слышишь очередной раскат хохота. Волна ярости снова накатывает. Ты открываешь глаза и смотришь на нее твердым немигающим взглядом, если бы ты была василиском, она тут же бы окаменела.

Кажется, ей снова страшно, она перестает смеяться, замирает, удивленно и испуганно смотрит своими выпученными глазами на твое сломанное тело. Выставляет вперед руку с палочкой, и снова боль врывается в тело. Такая привычная боль. Ты проваливаешься в бессознательное и будто издалека слышишь собственный голос, который повторяет лишь одно слово: - «ненавижу». Хуже того, ты осознаешь, что он звучит только в твоей голове.

Боль прекращается, ты обессилено повисаешь на цепях. Неожиданно ощущаешь тепло, исходящее от пола. Не успеваешь удивиться, как улавливаешь запах мочи. Внутри все холодеет, опустив лицо вниз, ты подтверждаешь свои догадки. Хочется разревется от стыда, но вовремя себя одергиваешь. Снова и снова напоминаешь себе о неуместных эмоциях.

В первый раз даешь себе труд посмотреть на третьего участника пыточного процесса. Его и без того бледное лицо кажется еще бледнее, серые водянистые глаза опухли и покраснели, верхняя губа брезгливо подергивается. Кажется, ему совершенно здесь не нравится, наверное, он предпочел бы оказаться где-нибудь в другом месте, а последняя твоя невольная выходка заставляет его испытывать отвращение. От всего этого тебе становится жутко смешно, и ты не стесняешься это показать. Твое сорванное горло выдает хриплый, лающий смех. Его глаза округляются, он срывается с места, но не успевает добежать до двери, как его выворачивает. Эта картина веселит тебя еще больше, смех становится похожим на булькающий кашель больного астмой. Переводишь взгляд на нее, кажется, она озадачена. Видимо, ее тронутый Азкабаном мозг не способен переваривать чужие эмоции и, не сдерживаясь, она снова выкрикивает Непростительное. Ты в очередной раз сжимаешь челюсти и плюешься кровью.

Все резко прекращается, и, пока ты приходишь в себя, они оба испаряются. Вместе с ними уходит свет. Ты снова остаешься в темноте, только теперь твое одиночество разбавляют отвратительные запахи мочи и рвоты. Тебе очень хочется почувствовать запах мяты. Но скоро привыкаешь и перестаешь улавливать запахи.

В этот раз ты не отключилась и у тебя есть время подумать, например, о том, сколько ты уже тут находишься? Где Рон и Гарри? Почему тебя пытают, но не допрашивают? И на чьей стороне Снэйп? На все эти вопросы самой тебе не ответить, но можно строить предположения. Остается только собраться с силами, не раскисать и лишний раз не давать им повода чувствовать над тобой превосходство.

***

Он снова пришел и принес с собой запах мяты. Стоя в центре подвала, он морщит нос, прикрывая лицо тыльной стороной ладони. Ровное сияние «Люмоса» блуждает по полу перед ним. Одним скупым движением палочки он очистил помещение от посторонних запахов и их источников. Тебя это радует, это первое приятное событие за последнее время. Но тут же накатило слабое разочарование, ведь это не ради тебя.

Запах мяты чувствуется прямо рядом с тобой. Ты не успеваешь моргнуть глазом, как его лицо оказывается
напротив твоего. Черные глаза внимательно ощупывают тебя. Ты кожей чувствуешь его взгляд. Одними губами пытаешься спросить про свои ноги, голос сорван, можешь только шептать. Он не слышит и не понимает тебя. Подносит свое ухо к твоему рту, и ты из последних сил выдавливаешь: - Что с моими ногами?

Он понял, выпрямился во весь рост и оглядел тебя целиком. Под его взглядом чувствуешь себя маленькой и беззащитной, хочется стать невидимкой. Горькая усмешка мелькает на его лице, ты пытаешься быть сильной и не расплакаться. Он разворачивается и уходит, оставляя тебя снова привыкать ко тьме.

Ты успокаиваешь себя в очередной раз и думаешь, на сколько еще тебя хватит. Говоришь себе, что будешь сильной ради друзей, ради Рона. Но, кажется, ты этим себя больше не сможешь убеждать. Нужны более весомые аргументы, более личные мотивы. Еще веришь, что за тобой придут и спасут.

Он снова вернулся, держа в руках большой бутыль мутной жидкости. В два шага преодолев пространство между вами, он запрокидывает твою голову, заставляя открыть рот, и без предупреждения вливает жидкость. Ты захлебываешься, через силу сглатываешь и надеешься, что голодный желудок примет зелье. Он снова уходит, и у самой двери ровно произносит: - Будет больно.

Дверь за ним бесшумно захлопывается.

Зелье начинает действовать мгновенно, ты сразу чувствовать неприятное покалывание ниже поясницы. Покалывание переходит в боль. Сначала в несильную и ноющую, в конце нестерпимую и пульсирующую. Кажется, ты слышишь, как хрустят кости. Становится одновременно и страшно и дико радостно. От боли ты кричишь, не сдерживаясь. Он был прав, но это стоило того.

Через неопределенный промежуток времени чувствуешь ноги до кончиков пальцев. Ты счастлива и с благодарностью думаешь о зельеваре. Выпростав, наконец, из-под себя вновь приобретенные конечности, ты мечтаешь, как, наконец, встанешь и рукам сразу станет легче. Захотелось жить, вернулись естественные потребности. Голод и усталость стали одолевать тебя. Если первое было пока неразрешимой проблемой, то второе вполне можно реализовать прямо сейчас. Ты даже не успеваешь закрыть глаза, как ...

Страха нет. Пока...
Написать отзыв