Как рождаются легенды

от Mark Cain
миниюмор / 13+
10 нояб. 2014 г.
10 нояб. 2014 г.
1
1.274
 
Все главы
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
10 нояб. 2014 г. 1.274
 
– Хозяяяюшка…
Молчание.
– Добрая госпожа, я измучен тяжёлой дорогой, и если у вас найдётся кружечка пива…
Фингалл осёкся и вздохнул. Трактирщица, на две головы выше самого менестреля, даже не обернулась, продолжая протирать деревянные пинты, в которые с трудом протискивался её кулак. Фингалл привстал на цыпочки, набрал в грудь воздуха и совершил последнюю попытку разжалобить эту медвежью дочь.
– У меня совсем не осталось монет, но я мог бы спеть для вас и благородных гостей. Вы какие песни предпочитаете: про любовь, поучительные или и то, и другое вместе?..
– Слышала я уже все твои песни. – Трактирщица снизошла наконец до собеседника, взглянув на него через плечо, как на надоедливого овода, которого сподручнее прихлопнуть, когда руки освободились от работы. – Сочини что-нибудь новенькое или проваливай к троллю в…
– Эй, Фингалл, – на его счастье, парня окликнули из-за дальнего столика. – Дай-ка я тебя угощу, пока от твоего блеянья пиво не прокисло.
От таких предложений не отказывались, тем паче что перед седобородым сказителем Ринахом лежали и кусок хлеба, и лук, и яйца. Пива, судя по мокрым поникшим усам, он успел выпить немало и потому был добрее, чем обычно. А для молодого собрата по ремеслу это было несказанной удачей – каждому хотелось знать, какое колдовство помогало Ринаху зарабатывать на стол и кров. Усевшись на липкую скамью, Фингалл оторвал себе ломоть и вкрадчиво поинтересовался:
– Достославнейший Ринах, о чём ты рассказывал сегодня? Должно быть, о великих сражениях древности? Или о варварах, приходящих из-за моря?
– Кому это надо? – отмахнулся, посмеиваясь, Ринах. – Если хочешь сытно набить свою волынку, трави байки о Шеймусе, непобедимом кельтском воине: вот за что каждая красавица охотно поиграет на твоей дудочке. – Старик подмигнул трактирщице, и та улыбнулась в ответ с нежностью голодного людоеда.
– О Шеймусе? Кто это такой?
– Сила и ярость его непомерны, – Ринах вдохновенно возвёл очи долу, не забывая при этом загибать пальцы, как если бы делился рецептом похлёбки и перечислял необходимые овощи. – Кожа его бела, как у сидов, а волосы цветом подобны жаркому пламени…
– А лицом? Каков он из себя? – Фингалл так увлёкся, что не заметил, как позволил себе перебить старшего. Подавшись вперёд, он старательно мотал на ус, хоть усов у него ещё и не росло. Если этот Шеймус и впрямь так хорош, то, выучив назубок его портрет, половину того обеда, который он сейчас разделял с Ринахом, Фингалл себе уже обеспечит.
– Все те, кто имели честь столкнуться с ним лицом к лицу, помнили только его подошву, когда их приводили в чувство, – сказитель усмехнулся в усы. – А коль скоро странствует Шеймус пешком, всякий раз это было неожиданное зрелище: воин ступал и по вереску, и по грязи, и по…
– А почему он ходит пешком? Потому, что ни одна лошадь не выдержит его могучее тело? – радостно догадался Фингалл.
– Нет. Потому, что езда в нетрезвом виде дорого ему обходится. После того, как он загнал чужого романского жеребца…
– Это ведь не единственный подвиг, которым он славен? – уточнил Фингалл, пододвигая пинту поближе к разговорившемуся старику.
– Он неуязвим и бессмертен. Говорят, в юности он жил у друидов, что зашифровывают свои знания тайными письменами, тем самым сохраняя их и передавая другим мудрецам. Он участвовал во многих битвах, давал отпор иноземцам и нечистым духам. Его называют Ирландским Проклятием…
– А почему его так называют, если он защищает свою родину? – молодой менестрель недоумённо потряс головой.
– Увидишь его, когда он будет с похмелья, – сразу поймёшь. А кстати, вот и он…

Тяжёлая дубовая дверь распахнулась от мощного пинка, жалобно скрипнув. Фингалл во все глаза уставился на мускулистого детину, на котором из одежды были только килт, сапоги и странный берет с подобием козырька.
– У него на лице след… от ступенек, – пробормотал он, рассматривая две симметричные багровые полосы.
– Прикуси язык! – громко прошипел Ринах. – Это боевая раскраска его клана!
– Не шуми так, Шима, ты напугаешь крошку Милли, – проворковала, а точнее, басовито пророкотала трактирщица, поспешно выкатывая пивной бочонок, в котором Фингалл смог бы спрятаться целиком. Бледнокожий богатырь подхватил бочонок одной рукой и, выдернув пробку, поднёс его к губам.
– Скучно пить без музыки, а? – заявил он после первого глотка. – Пусть менестрели сыграют что-нибудь весёленькое.
Фингалл почувствовал, каково это – когда слишком повезёт. Как если бы он съел целую поляну четырёхлистного клевера и ему стало нехорошо. Он огляделся в поисках путей отступления, обнаружил приоткрытый ставень и начал пятиться к нему спиной, рассчитав, что если вылезет и продолжит играть под окном, после окончания мелодии проще будет дать дёру. На ходу он не переставал терзать лютню дрожащими пальцами и изобрёл несколько диссонансов, которые войдут в музыкальный обиход только десяток-другой веков спустя. Однако завершить свой план ему не удалось: пятка уткнулась во что-то мягкое и мохнатое. В то же мгновение две лапы опустились ему на плечи, а бородатая морда замаячила чуть выше лица.
Фингалл издал боевой клич амазонки, сорвавший аплодисменты.
– Мимимимилли, – тембр голоса трактирщицы от нежности сравнялся с камнепадом. – Иди скорее к мамочке на ручки.
Раскормленный волкодав нехотя оставил новую игрушку и потрусил к хозяйке, а Шеймус одобрительно расхохотался.
– Мне нравятся эти двое! – воскликнул он. – Я хочу с ними выпить.
Вблизи кельтский воин выглядел менее опасным, к тому же Ринах, не тратя время на церемонии, сразу взял расщедрившегося и на пиво, и на истории героя в оборот.
– Поведай нам, великий Шеймус, с кем ты бился и как одержал победу? – с профессиональной ловкостью Ринах расстелил перед собой видавший виды кусок пергамента и принялся что-то записывать.
– Подрался с одним громилой… – главная достопримечательность острова, когда дело доходило до вербального общения, обнаруживал удивительную скромность, как английская королева в публичном доме. – Поломали чужие телеги. Полдюжины холопов не могли нас разнять.
– Как было его прозвище? – уточнил Ринах.
– Большая Потеха.
– М-да, не очень внушительно, – сказитель задумчиво прикусил кончик пера. – Что ж, я сложу песню о том, что это был великан.
– Ледяной великан? – подал голос Фингалл, слегка захмелевший от дармового пива. – Или одноглазый?
– Нет. Просто гигант, – веско отрезал Ринах. – Иначе будет перебор. А нам должны верить! Шеймус, не встречал ли ты какого-нибудь противника… пострашнее?
– Был один, с таким лицом, что на маскараде Самайна может без личины сойти за гоблина, – охотно сообщил Шеймус. – Поэтому во все остальные дни он носит маску человека.
– Скажем, что это был сам дьявол! – Фингалл был в курсе современных тенденций.
– Нельзя. Тот парень, Патрик, рассказывает, что дьявол был повержен кем-то другим, – возразил Ринах. – Но я всё время забываю, кем именно, потому что он, как выпьет пару кружек, так славно описывает дьявольские шабаши с девственницами, что просто невозможно ему отказать и не покреститься ещё разок в ближайшей речушке.
– Тогда пусть будет сын… нет, любимый бес дьявола, – не унимался Фингалл.
– Нас будут слушать дети! – возмутился Ринах, но всё же что-то тайком записал.
– А я сочинил припев! Шеймус – наш суперзвезда, всем противникам…
– Заткнись, Фингалл. Ради Мерлина. Просто заткнись.

Трактирщица, чья выносливость заслуживала отдельной баллады, подносила один бочонок за другим, и к концу вечера непобедимый ирландец слегка потерял воинственный вид и приобрёл редкий розовый оттенок.
– Я леп… лек… лерпекон! – рычал он и гулко ударял себя в грудь. – Хватайся здесь, и мы улетим по радуге!
Но его уже никто не слушал: менестрели узнали всё, что хотели. Ринах спокойно собирал свои пожитки, а Фингалл вертелся вокруг него, размахивая руками от счастья:
– Теперь я смогу рассказывать обо всех этих удивительных приключениях и больше никогда не останусь голодным!..
– Нет, не сможешь. Подвиги Шеймуса, бессмертного кельтского воина, продвигаю… то есть воспеваю только я. – Ринах, казалось, в мгновение ока протрезвел, вытащил из торбы ещё один пергамент, аккуратно свёрнутый в трубку, и помахал им перед носом Фингалла. – Вот, у меня и контракт есть.
Вышеупомянутый нос обиженно шмыгнул, но Фингалл всё равно увязался вслед за Ринахом к выходу из таверны.
– Ну и ладно, и пожалуйста. Найду себе другого героя, и он твоего героя побьёт.
– А кому из нас поверят, тебе или мне? – снисходительно заметил Ринах.
– А мы пригласим всех-всех людей на это посмотреть! И возьмём с них плату за это.
– Выручку пополам?
– По рукам.
– Но комментировать ты не будешь!
Написать отзыв