Сказка

от Mark Cain
миниангст, флафф / 13+ слеш
10 нояб. 2014 г.
10 нояб. 2014 г.
1
2126
 
Все главы
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
 
Большие пространства Кирк не любил и потому всякий раз, оставаясь здесь, перетаскивал с собой всё барахло из своего кабинета и зарывался в него, как в нору. Ноутбук, когда-то подаренная Мёрдоком кружка, чудом ещё целая, наполненная кофе без кофеина, и пластиковые папки, лопающиеся от бумаг. Непонятно было, для кого он делал вид, что поглощён работой, но в какой-то момент возникло ощущение, будто за ним наблюдают. Кирк оторвал взгляд от экрана.
— Почему ты не в кровати?
— Научи меня делать так же, — мальчишка в пижаме, точная копия отца, подобрал босые пятки на край дивана и смотрел оттуда с любопытством.
Кирк не сразу догадался, что имел в виду его поздний гость — он и не заметил, как на столе появилась целая стайка бумажных птиц, и крайние уже падали на ковёр, словно журавли с подрезанными крыльями из зоопарка после неудачной попытки взлететь. Для всех, кроме, разве что, Криса, они были просто мусором, но Мёрдок прощал Кирку всё, с единственным исключением — не курить в одном доме с ребёнком. Кирк страдал, но терпел, а иных посягательств на свои привычки позволять не желал.
— Я здесь не для того, чтобы вести бесплатный кружок оригами, а для того, чтобы кормить кота и отвозить тебя в школу.
Именно в таком порядке, в каком говорил Мёрдок, хотя коту, по мнению Кирка, поголодать пару дней немало пошло бы на пользу. Но на все обвинения в духе «эту ленивую жирную тварь ты любишь больше, чем меня» МакАлистер только ржал, сгребал Кирка в охапку и норовил почесать за ухом, а тот возмущённо шипел и пытался вырваться к вящей радости своего босса.
— Я не пойду завтра в школу, — после паузы откликнулся Крис, очень тихо и очень серьёзно, резко вырвав Кирка из воспоминаний.
— Вот ещё глупости. — Нянька поневоле глубоко вдохнул, набираясь терпения. — Почему не пойдёшь?
— Они говорят, я сирота, — выпалил мальчишка, уставившись в пол. — Говорят, что мама меня бросила. Что за мной придут... и заберут меня...
Он изо всех сил сдерживался, чтобы не расплакаться. Не требовалось быть психологом, чтобы представить, как долго эти мысли не давали ему заснуть, пока он не решился выговориться едва знакомому человеку.
— Так. — Кирк протяжно выдохнул. — Кто заберёт?
— По... полиция.
— Я — полиция. Никто тебя не заберёт, иди спи.
Кристофер, кажется, приободрился и ещё несколько мгновений что-то соображал, хмуря тёмные брови — теперь пришёл черёд Кирка на него поглядывать, закрывая документы на ноутбуке и распихивая по местам бумажки, не подвергшиеся трансформации в неоперившихся журавлей.
— А если они будут задираться? — Наконец поинтересовался Крис, как бы невзначай, но голос его по-прежнему звенел. — Дядя Мёрдок говорил, что...
— Что надо дать сдачи, а лучше — бить первым, — неожиданно для себя продолжил Кирк.
— Да, — глаза Криса расширились от удивления. Ну конечно, он угадал. Это же Мёрдок. — Но я так не умею. Можно я буду говорить, что у меня есть друг из полиции?
— Конечно, можно. — Ну вот, хоть кто-то за столько лет назвал Кирка о’Райли «другом», стоит отметить такое событие в календаре. — Теперь ты ляжешь спать?
— А ты расскажешь мне сказку? — Кристофер смущённо шмыгнул носом. — Иначе я не смогу заснуть.
Везёт тебе, парень, подумалось Кирку. Мне для того, чтобы заснуть, требуется несколько наименований. И ещё несколько, чтобы проснуться.
— Хорошо, расскажу.

Между кроватью и широким низким креслом светился, ничего не освещая, круглый розовый ночник. Кирк уселся в кресло, не зная, куда девать ноги, кружку по-прежнему вертел в руках, то и дело застревая в ручке всеми четырьмя костяшками.
— Жил-был один... мальчик, — неуверенно начал он и, не встретив возражений, продолжил: — самый обычный мальчик. И он ходил в самую обычную школу. Там ему говорили, что он неправильный. Не такой, как все. Что таких, как он, не бывает в природе.
— Как мутанты? — радостно вставил Кристофер.
— Ну... да, — Кирк криво усмехнулся. — Как мутанты.
— И у него были способности?
— Нет, — резко перебил Кирк. — В том-то и дело, что никаких способностей у него не было. И он думал, что он просто урод, и терпеть не мог своё отражение в зеркале. Однажды он разбил зеркало кулаком. Тогда он узнал, что он ещё и ненормальный. Псих. И родители говорили ему, что если он продолжит прогуливать и драться, они отдадут его в специальную школу для ненормальных. Говорили, там ему будет лучше.
Кристофер притих. Даже дышать пытался негромко. Хреновый из меня сказочник, подумал Кирк, но для того, чтобы оборвать историю, он не смог бы выбрать более неудачного момента. Пришлось продолжать.
— Тогда мальчик решил, что когда вырастет, будет ловить преступников. Не потому, что он верил в справедливость, мораль и всё такое. Но ему хотелось быть крутым, как копы из сериалов. Чтобы его звали на помощь и благодарили. Чтобы без него не могли обойтись. А потом... он вырос и очень старался научиться быть настоящим копом. Или не очень старался. Потому что понимал, что у него всё равно ничего не получится.
— А что было дальше? — шёпотом спросил Крис после долгой паузы, во время которой Кирк напряжённо вслушивался, не начал ли его подопечный засыпать. — У него получилось, да? Он всех спас?
— Не получилось, — монотонно возразил Кирк. Он осознал, что влип, но ему только и оставалось, что пытаться стать ещё более скучным, чем он был. — Зато он познакомился с самым настоящим... бандитом. Конечно, он не сразу об этом узнал, и долго думал, что эта встреча была случайной. А когда узнал, не сразу поверил. Мн... ему ещё никогда не доверяли таких тайн. На него вообще ни разу прежде никто не обращал внимания. Этот бандит тогда спросил у него: что интересней, гоняться за ним или стать его правой рукой?
Это был первый и последний раз, когда у него действительно был выбор, закончил Кирк про себя. Но разве тогда он уже дорос до этого выбора? И если нет, то мог ли Мёрдок его переоценить? Что если на самом деле никакого выбора у него и не было?
— И полицейский выбрал второе. Потому что, наверное, испугался, что не сможет тягаться с такой силой в одиночку. А ещё больше — потому, что так он мог быть для кого-то важным. Ему говорили, что он не псих, что он хорошо справляется, что он — часть семьи. Ему больше ничего не было нужно, и всё, что он делал, он делал ради общей цели. Окружающий мир интересовал его настолько, насколько мог быть полезен. И в себе самом его тоже интересовало только то, что от него требовалось. Остального просто не существовало...
Кирк перевёл дух. Он не собирался говорить всё это, оно получилось само. Темнота, пахнущая плюшевыми игрушками, внушала обманчивое ощущение, что всё это понарошку, забудется, как сон или прочитанный в поезде дешёвый детектив в мягкой обложке. Что он в безопасности хотя бы до утра, и до утра не связан самим собой, и может посмотреть на себя со стороны — глазами ребёнка, для которого всё должно заканчиваться по законам сказки, а в противном случае — вовсе не начинаться. Или начинаться сначала. Заново. Жили-были...
— Тот... бандит дал ему всё. Веру в себя. Причастность к чему-то большему. Мысли о будущем. Яркое и опасное настоящее. Силу. Поддержку... Смысл жизни, чёрт возьми. Вроде, это так называется? Смысл имеет то, что кому-то нужно. А взамен... забрал его самого.
Он посмотрел на мальчишку, который никогда не будет принадлежать самому себе, но который ещё не подозревал об этом. Кристофер спал, уткнувшись в кулак, подтянув ноги к животу.
— Но я ведь ничего ему не должен. Правда ведь — ничего?..
Написать отзыв