Мышка

от Mark Cain
рассказэротика / 18+ слеш
10 нояб. 2014 г.
10 нояб. 2014 г.
1
2578
 
Все главы
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
 
– Что. Это. Такое? – пахнущий свежей типографией газетный лист жалобно трепыхался в руке, вытянутой в обвиняющем жесте.
– Мышка, – Мёрдок обезоруживающе улыбнулся.
– Что?.. – от удивления Кот забыл моргнуть, застыл с широко открытыми золотисто-зелёными глазами.
Мёрдок посуровел: не любил повторять дважды.
– Мышку. Принёс.
Кот развернул лист к себе и, словно ещё не до конца поверил своим глазам, снова уставился на фотографию, обведённую траурной чёрной рамочкой. Со снимка самодовольно косился мимо камеры худощавый мужчина лет пятидесяти с седыми усами, побуревшими от табака.
– Знаешь, дорогой, – сообщил Кот задумчиво, – я бы предпочёл находить утром возле своей постели свежий букет цветов или хотя бы чашечку капучино, а не сообщение об убийстве.
– Не стоит благодарности, – сухо обронил Мёрдок, запихивая кожаную куртку в гардероб. Уголки его глаз покраснели после бессонной ночи, но движения и жесты оставались уверенными и точными, ничем не выдавая усталости. – Сам же мне рассказывал, сколько он награбил на своём посту и сколько предприятий довёл до банкротства. Твоё лучшее расследование, да?
Кот страдальчески вздохнул, продолжая стоять перед кроватью, кутаясь в халат, босиком, сминая пальцами клочок утренней газеты. Погружённый в собственные мысли, на Мёрдока он, казалось, внимания не обращал.
– Мёрдок, я журналист, а не революционер, понимаешь? – нервно ворчал он. – Я никому не желаю смерти. И не готов так рисковать. Ты подумал о том, что мне делать, если меня заподозрят? Все серийные убийцы сначала мучили кошек в детстве, а потом уже переходили на людей, а ты, похоже, наоборот…
– Я его мучаю! – Мёрдок резко развернулся и неожиданно оказался вплотную к нему. Кот попытался было отступить, но тот крепко ухватил его за длинные рыжие волосы, потянул назад и вверх, заставляя запрокинуть голову и напряжённо переступать на цыпочках, чтобы сохранить равновесие. Слишком просторный халат, принадлежавший хозяину дома, легко соскользнул с плеч, так что Кот остался полностью обнажённым. – Я его кормлю. Даю ему кров. Покупаю дорогие игрушки. Я его трахаю, кстати. – Разжав хватку, Мёрдок сделал ещё шаг вперёд, и Кот, споткнувшись о край кровати, уселся на смятое одеяло. – А он ещё жалуется.
– По последнему пункту я не жалуюсь, – поспешно возразил Кот, настороженно следя за сильными пальцами, расстёгивающими пряжку ремня и ширинку на джинсах. Он привык первым приходить к Мёрдоку, ластиться, отвлекать от дел, а Мёрдок, хоть и ворчал что-нибудь про «март круглый год» или «бесстыжее животное», никогда ему не отказывал. А сейчас Мёрдока, кажется, не волновало, получит он согласие или нет.
– Вот и хорошо. – Мёрдок был опасно спокоен, краешки улыбки прятались в бороде, на Кота он смотрел сверху вниз, приспустив джинсы и бельё на бёдрах. Какого ответа он ждёт от собеседника, можно было понять без слов, и Кот завозился, устраиваясь на четвереньках. – Но я, знаешь ли, наёмник. Бесплатно не работаю. Давай, расплачивайся.
– Я тебе… этого – не заказывал! – возмущённо фыркнул Кот, прежде чем его опять дёрнули за волосы. Повторного приглашения не потребовалось, он взял у Мёрдока в рот, сосал старательно, прикрыв глаза. Мёрдок не гладил его, вопреки обыкновению, удовлетворённо вздыхал, но не затыкался, что порядком нервировало и мешало самому получить удовольствие от процесса.
– Ничего. Напишешь, куда денешься, как Белфастскому Снайперу снова удалось скрыться от правосудия, – размеренно говорил Мёрдок, и непонятно было, издевается он или предвкушает. – Как он держит в страхе всех политиков и бизнесменов. Парочку интригующих подробностей, намёки на связи между мафией и конкурентами покойного… Это будет бомба, малыш. Признайся, ты ведь со мной только ради этого.
За мгновение до того, как Кот вознамерился прервать своё занятие и внести некоторые уточнения в этот монолог, Мёрдок сжал пальцы у него на загривке и, продолжая удерживать за шкирку, принялся толкаться уже твёрдым членом в глотку – глубоко и грубо. Кот давился, всхлипывая и стоная, но вырваться было невозможно, тяжёлый ствол по-хозяйски входил снова и снова, заставляя растягивать уголки губ, протискивая крупную головку сквозь дрожащее узкое горло. Под зажмуренными веками выступили слёзы, Кот болезненно сглатывал и тяжело сопел, не замечая, как Мёрдок оперся о кровать коленом и склонился над ним. Он невольно вздрогнул, когда увесистая мёрдокова лапа легла на его приподнятый зад, потискала одну из упругих половинок и забралась бесцеремонными пальцами в тесную ложбинку.
Кот и хотел бы сказать, что ещё не готов, но не мог – Мёрдок не переставал двигать бёдрами, безжалостно всаживая свой член короткими частыми рывками, так что Кот не успевал дышать и только чувствовал, как пульсирует тугая кровь в том мощном орудии, что рисковало вывернуть его глотку наизнанку. И как жёсткий палец Мёрдока – прислуга шепталась, что он может убить одним пальцем, если ткнёт им человека в висок – с силой надавил на сопротивляющееся колечко ануса и одним движением проник внутрь на всю длину. Хоть и всухую, но это было ещё терпимо – Кот расслабился, открылся, а сердце со звонким эхом колотилось о рёбра, понимая, что Мёрдок не наиграется так быстро.
Второй палец не без труда вонзился рядом с первым, что отозвалось тупой резью, Кот мельком представил себе маленькие красные пятнышки на влажной салфетке – Мёрдок и прежде не раз бывал несдержан – и беззвучно взвыл, когда тот согнул пальцы и потянул на себя. Кот прогнул спину глубже, шире расставляя колени, почти лёг грудью на руки, запрокидывая голову, и всё тело, пусть тренированное и гибкое, заныло, поскольку всё-таки не было кошачьим. Теперь Мёрдок одновременно имел его членом в рот и пальцами в зад, загоняя их по самые костяшки так настойчиво, словно добывал огонь трением – и был недалёк от успеха, судя по тому, как Кот хрипел и мотал головой, как разъезжались его ноги в складках разворошенной постели.
Мёрдок ослабил хватку, и Кот, выпустив изо рта его член, спрятал лицо в ладонях, переводя дух. Горло саднило, ослабевшие бёдра под натиском чужой руки легли на одеяло, коснувшись прохладной ткани влажной кожей. Мёрдок перебрался на кровать, удосужившись скинуть только обувь и полив лубрикантом влажный член, всё так же, пальцами за край ануса, подтянул к себе Кота, как рыбу на крючке, и развёл пальцы в стороны. Сам Кот ещё не разобрался, чего в его волнении больше – желания или страха, а Мёрдок уже пристроил к его заду, такому маленькому в сравнении с его словно высеченной из глыбы веснушчатого мрамора фигурой, возбуждённо подрагивающий член. Прижал к постели добычу, положив руку на поясницу, и уверенно вошёл до середины члена разом. Кот безуспешно рванулся, протяжно застонав.
Рыча ругательства, Мёрдок крутанул на кулак блестящую рыжую гриву, взглянул на затуманившиеся зрачки, на припухшие раскрасневшиеся губы, толкнулся до конца. Кот прикрыл глаза, вслепую хватаясь за сбившуюся жгутом простыню, он всегда только и мог, что скулить, распластанный, пока хозяин всласть пользовал своего питомца, не позволяя ему инициативы. Но на сей раз Мёрдок драл его почти с яростью – размашистыми резкими ударами, сбиваясь с ритма, глубоко и жадно, казалось – желая вколотить его в кровать, поскрипывающую в унисон несдержанным хриплым стонам Кота. Мёрдок намеренно вырывал у него надсадные вопли, поддавая бёдрами так, что в глазах темнело, или заставляя сжаться звонким шлепком, наваливался на него, как зверь – и ноздри Кота трепетали от его запаха, запаха разохотившегося самца, победителя, не сомневающегося в своём праве.
Мёрдок обрабатывал его зад неутомимо, крепко забивал горячий член в отменно тугой проход, хватал – наверняка останутся синяки – то за плечи, то за бёдра. Вынимал блестящую пунцовую головку, тёрся ею о припухшие края натруженной дырки и вновь погружался в изнывающее, дрожащее тело. Прижимал к одеялу руки Кота или заламывал их за спину, не позволяя прикасаться, грубо дрочил ему сам. Кот давно потёк, ёрзая головкой по одеялу, а затем кончил, вскрикивал и бился под Мёрдоком, пожелавшим кончить в него и вжимавшимся в него жёсткими бёдрами. Обожгло внутри нежные стенки, просочилось наружу, когда Мёрдок вышел и почти сразу поднялся, небрежно мазнув испачканным в собственном семени членом по заднице неподвижного Кота.
– Я с тобой не ради… этого, – подал голос Кот, когда Мёрдок уже отошёл на несколько шагов в направлении ванной. Голос был на удивление расслабленным, довольным даже. – Я тебе не шлюха.
– Шлюх у меня и так хватает, – миролюбиво согласился Мёрдок, потягиваясь, и вдруг, будто решившись, поинтересовался: – как ты?..
Кот не ответил – катался по кровати, жмурясь и с любопытством поглядывая на Мёрдока из-под золотистых ресниц.
– Если бы не ты, – Мёрдок, посмеиваясь, присел обратно на край постели и мягко сгрёб Кота в охапку, – я бы уже поубивал всех подчинённых. Вот и расскажи своим читателям, как ты предотвратил крупную террористическую операцию. И пусть спят спокойно. Хорошо?..
Написать отзыв