Если б я имел коня

от Mark Cain
рассказюмор / 18+ слеш
Зорро
10 нояб. 2014 г.
10 нояб. 2014 г.
1
1.047
 
Все главы
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
10 нояб. 2014 г. 1.047
 
— Что за имя такое — Торнадо? — недоверчиво и насмешливо прищурились глаза под чёрной маской.
— А что за имя такое — Зорро? — нагло парировал тот, разглядывая своего загадочного спасителя.
Зорро, в свою очередь, украдкой любовался Торнадо. Смуглый андалусец с непокорной гривой вьющихся чёрных волос, и впрямь напоминающих смерч, попался на глаза Зорро, когда его тащили через рыночную площадь сразу несколько запыхавшихся солдат. Незнакомец яростно рвался из пут, ругаясь и дико сверкая глазами из-под густой чёлки. Зорро часто освобождал каторжников, но на сей раз от него потребовалась лишь небольшая помощь — едва почуяв запах свободы, Торнадо сам с лёгкостью раскидал вооружённых противников и даже прикрыл его спину в неравном бою. Удирали они вместе — Зорро едва поспевал за стремительным беглецом, но поймал себя на смутном ощущении, что может ему доверять.
Торнадо не был похож на обычного разбойника из бывших работяг — приземистых, обросших, грубоватых. Породистые черты лица и гордый, независимый нрав выдавали благородное происхождение, но Торнадо о своём прошлом разговаривать не желал — хмуро отмалчивался, почёсывая светлеющие на хребте рубцы от кнута. И всё же Зорро чувствовал, что найдёт в этом человеке и умного собеседника, и ловкого партнёра по ночным вылазкам. Тем временем под его кровом Торнадо отъелся, дразнил его видом холёного мускулистого тела после каждого купания, называл «хозяином», страстно желал отблагодарить — и остался, вполне по собственному желанию.

— …Потом я свистну, и ты появишься, — вдохновенно объяснял Зорро подробности их первого совместного неожиданного маневра.
— Я тебе собака, что ли? — Торнадо фыркнул, помотал головой в знак несогласия и, давая понять, что дальнейшие обсуждения его не интересуют, потянулся за яблоком. Зорро с обречённым вздохом пронаблюдал, как белозубый андалусец аппетитно захрустел добычей, и невольно улыбнулся. Раз его партнёр был так уверен в успехе — быть может, никакого плана и не требовалось.
В итоге на дело они пошли вдвоём. Гвоздики на подкованных сапогах Торнадо звонко цепляли булыжники мостовой при каждом шаге, заставляя Зорро нервно озираться — казалось, их слышно по всей округе. Однако Торнадо чувствовал себя словно в родной стихии — и, едва они перелезли через забор самой роскошной гасиенды, куда-то исчез, растворившись в сумерках.
Уйти незамеченным Зорро, как обычно, не удалось: поднялся переполох, забегала охрана, пришлось отбиваться, прибегая к подручным предметам вроде ваз и канделябров, и перепрыгивать с балкона на балкон, рискуя зацепиться развевающимся плащом за кованую решётку. Наконец, неуловимый мститель в чёрной маске оторвался от преследователей и, готовый покинуть гнездо порядком напуганного врага, протяжно свистнул. Никакого результата. Как перегревшийся соловей, Зорро просвистел ещё раз, потом ещё…
После третьей трели Торнадо, умывавшийся прохладной водой из стоявшей во дворе бочки, нехотя оторвался от своего занятия и потрусил к замершему в тени галереи Зорро.
— На что это ты здесь время тратишь?.. — Торнадо при свете луны увидел красовавшийся на свежей штукатурке кривой росчерк буквой «зет» поперёк колонны и заливисто заржал. — Вот за эту закорючку ты и прославился? Давай делать ноги, художник.
— Ты бросил меня одного! — обиженно заявил Зорро на бегу. Насмешки Торнадо над его манерой эффектно преподносить своё появление и исчезновение его задевали, но признаваться в этом он стеснялся.
— Не «бросил», а учу обходиться собственными силами, ты уже большой мальчик, — наставительно возразил ничуть не запыхавшийся Торнадо. — Не всё же мне на тебя пахать.
Зорро только потом заметил, что заплечный мешок, который Торнадо на себя навьючил, порядком потяжелел. Перехватив взгляд компаньона, тот заговорщицки подмигнул и извлёк на свет две небольшие шкатулки.
— Драгоценности здесь, — сообщил он, поставив перед собой первую. — А здесь письма.
— Зачем письма?.. — слабо пробормотал шокированный Зорро. Торнадо с жалостью посмотрел, как горе-герой изменился в лице — и без маски мать родная не узнала бы.
— Чему тебя вообще учили?.. А, можешь не говорить. Стрелять хлыстом папиросы, вырезать шпагой сердечки из бумаги и прочие цирковые фокусы, да? И ещё хорошие манеры. Сеньорита, позвольте вашу ручку, же не манж па сис жур. Ты уверен, что это тебе поможет защищать невинных?
Зорро мрачно молчал.
— Письма — значит, шантаж! — жизнерадостно закончил Торнадо, потрясая вынутыми из шкатулки документами.
Зорро застонал и накрыл лицо ладонью.

Неуёмный энтузиазм Торнадо пришлось держать в узде, дабы он не привёл их обоих на виселицу. В отместку скучающий взломщик всё чаще задерживал Зорро, неубедительно взывающего к его патриотическим чувствам и ссылающегося на беззащитных вдов и сирот, дома на всю ночь. Каждый раз, когда гарнизон вздыхал с облегчением, никто не подозревал, что обязан спокойствием тем вздохам и стонам, что издавал Зорро в постели со своим ручным ураганом. А то и прямо на сеновале, где гораздо больше нравилось ночевать Торнадо.
Зорро предпочитал начинать в позе наездника, но рано или поздно оказывался опрокинутым на спину и подмятым поджарым телом темпераментного андалусца. Длинные пряди, иссиня-чёрные, как вороново крыло, падали ему на лицо, чуткие ноздри Торнадо раздувались, вдыхая запах двух разгорячённых тел, и Зорро проводил ладонями по атласной коже, чувствуя, как под ней перекатываются мышцы, пришпоривал бёдрами тугие бока. Торнадо, неутомимый, неукротимый, брал его нахраписто и жадно, входил резкими сильными толчками, загоняя крупный член так глубоко, что у Зорро из глаз сыпались искры.
Когда его «хозяин» уже изнывал от возбуждения, обняв его за крутой загривок и хватаясь за спутанные волосы, разохотившийся Торнадо лишь ускорял темп, ходко и звучно охаживая его крепкий и узкий зад, о котором грезило немало сеньорит, да и сеньоров, должно быть, тоже. Зорро хрипло смеялся, называя его жеребцом, а Торнадо в ответ всаживал ему до упора, вырывая сдавленные крики, которые подстёгивали двигаться, закусив удила, всё быстрее и яростней. Жаркая животная страсть Торнадо позволяла Зорро наконец забыться — с ним не нужно было притворяться, осторожничать, менять маски, с ним можно было быть самим собой. Как хорошо, что он не завёл в качестве слуги какое-нибудь невинное бессловесное создание…
В финале этой долгой бешеной скачки оба тяжело дышали — и взмыленный Торнадо с багровеющими следами чужих ногтей на плечах, и распластанный Зорро с раскинутыми ногами и влажным пятном под натруженным задом. Всё тело сладко ныло, и мчаться кому-то на помощь Зорро в такие моменты не заставил бы и глас небесный. Беспощадный Торнадо же был готов продолжать хоть до утра, и речи Зорро о справедливости на него не действовали.
— Хотел бы и я объездить тебя хорошенько, — в очередной раз мечтательно произносил он, поглаживая Торнадо по крупу.
— Сумеешь оседлать и удержаться? — усмехался тот, и в его больших чёрных глазах поблёскивали знакомые дикие чёртики.
Зорро лениво жмурился, потягивался и перекатывался на живот. Он знал, что в рукопашном бою Торнадо нет равных. Но не сомневался, что во время одной из их тренировок однажды сумеет взять верх — это была одна из немногих вещей, учиться которым у Торнадо было действительно приятно и полезно.
Написать отзыв