Мистер Поттер, вы слишком громко думаете

мидиAU, юмор / 18+ слеш
01 дек. 2014 г.
01 дек. 2014 г.
5
20752
4
Эта глава
1 Отзыв
 
 
 
Камин затрещал. Физиономия Альбуса сообщила, что педсовет уже начался и ждут только Северуса. «Аваду тебе в печёнку, Альбус». На котёл пришлось наложить чары консервации, сменить любимую рабочую мантию на обыкновенную и идти в логово главного интригана. 

После войны Дамблдор воспылал непонятной любовью к подобным посиделкам. Остальные профессора, как и сам Снейп, этой странной любви Альбуса не разделяли. Коллеги, собираясь, гудели каждый о своём. Сам зельевар на этих междусобойчиках всегда устраивался в самом тёмном углу и сладко кемарил минут тридцать. Пропустить что–то важное он не боялся. Многолетняя карьера двойного шпиона позволяла выработать ряд полезных привычек. Спать вполглаза – одна из них. Директор планомерно зарабатывал диабет, треская лимонные дольки в невообразимых количествах. Макгонагалл шипела, что серебристо–зелёные опять задирали её львят. Можно подумать, что представители краснознамённого – милые домашние киски. И не Поттер ли это на прошлой неделе навалял Крэббу так, что на того извели три порции костероста и бессчётное количество мази от синяков и ссадин. Что ни говори, а площадь поражения была просто таки необъятной. В последнее время Винсент отъелся так, что напоминал Хагрида в миниатюре. 

Это собрание мало чем отличалось от предыдущих. Помона с пеной у рта требовала с директора тонну драконьего навоза. Хагрид под это дело пытался стрясти разрешение на содержание Венгерской Хвостороги в школе.

- Милая же зверюшка, - гудел лесник, подсовывая директору прошение, написанное на невероятно замызганном пергаменте. С полувеликана сталось бы высморкаться в несчастную бумаженцию. 

Ага! И совершенно безобидная. Жаба Лонгботтома отдыхает.

Профессор маггловедения шевелила губами, считая петли в своём вязании. Крючок так и мелькал. Женская половина профессорского состава уже была осчастливлена подарками в виде жутких кружевных шалей с кистями. И теперь Северус с ужасом думал о том, кто же станет следующим обладателем этакой «красоты». Биннс в позе лотоса парил под потолком и медитировал на лепнину. Хуч что–то на ухо рассказывала Флитвику. Судя по хрюкающему визгу, который тот издавал, – похабные анекдоты про Пожирателей.

Трелони, как обычно распространяла облака хересного аромата и предсказания. После того, как Тёмный Лорд благополучно почил, она перестала всем сообщать об их возможной мучительной смерти. Зато стала пророчить счастливую семейную жизнь с кучей разнокалиберных детей. Обычно она зажимала испытуемого в тёмном углу, вцеплялась, как клещ и начинала загробным голосом вещать: «И ждёт тебя ночною порой трефовый валет с зелёными глазами и шрамом во лбу». Этим трефовым валетом прорицательница осчастливила уже полшколы. Северуса как–то сия перспектива не прельщала. 

Синистра и Вектор, хихикая, разглядывали разворот в «Ведьмополитене». Совершенно случайно Северус знал, что там изображено. Не далее, как вчера он уже конфисковал у учеников три экземпляра данного выпуска. Самое паршивое было то, что один их журналов профессор забрал у слизеринцев. Парней с седьмого курса. Все трое живо обсуждали одно из колдофото. Профессор через плечо одного из них всмотрелся в изображение. Мистер Поттер во всей своей полуголой красе рекламировал новую модель гоночной метлы. По разговору выходило, что недостатков у Героя нет. Сплошные достоинства. 
- А на вкус он наверное… - мечтательно протянул Бэддок и испуганно осёкся под гневным взглядом декана. 
Снимать баллы со своего же факультета Снейп не стал, зато вкатил такие отработки, что подростки взвыли. Вечером, от нечего делать, Северус полистал журнал и остановился на рекламе мётел. С мнением учеников он нехотя, но согласился. У Поттера было ладное стройное тело. С небольшими, но рельефными мускулами. Достаточно широкие плечи и узкие бёдра. А если вспомнить, как он двигается. Как молодой грациозный хищник, которому ещё предстоит заматереть. Зельевар провёл пальцем по фигурке парня, на что тот дёрнул плечом и отвернулся, демонстрируя красивую смуглую спину и аппетитную попу, обтянутую маггловскими джинсами. Разозлившись непонятно на что, Северус спалил чтиво заклинанием.

Из задумчивости его вырвал гневный вопль Минервы:
- Альбус, я требую, чтобы Северус перестал цепляться к Гарри! Мальчик и так пережил многое. 

Снейп почувствовал, что все присутствующие уставились на него. Он криво усмехнулся и мысленно пририсовал Макгонагалл струйки дыма, идущие из ноздрей, и язычки пламени - изо рта. И на кой чёрт Хагриду дракон? В школе уже есть один. Декан Гриффиндора. Ну, да. Ну, снял он сегодня с Поттера и его подружки по пятьдесят баллов. А нечего слипаться, как два маггловских пластыря у входа в Большой зал. 

- Северус? – директор смотрел на него поверх очков. 
- Они с мисс Уизли вели себя аморально.
- Когда это ты стал таким ханжой, Северус? – фыркнула Макгонагалл. – А как тогда быть с твоими слизеринцами? Те же мистер Малфой и мисс Гринграсс. У моих, значит, аморалка, а у твоих – проявление высоких чувств? Так, что ли?

Женщина прищурилась. Пожалуй, с таким–то ядом Минерва вполне себе спокойно прижилась бы на Слизерине. 

- Я не собираюсь оправдываться, - сладко улыбнулся Северус. – Мистер Поттер и мисс Уизли вели себя недопустимо. 
- Они - жених и невеста, Северус. Поженятся через неделю после выпускного. Что в их действиях недопустимо? – всплеснула руками Минерва. 

Зельевар передёрнул плечами, всем своим видом давая понять, что продолжать разговор не собирается. Краем глаза он заметил ошарашенное лицо нового преподавателя ЗОТИ. Адам Трамп до недавнего времени был аврором, но в последней битве получил серьёзное ранение и вынужден был уволиться из правоохранительных органов. Вообще–то Дамблдор звал на это место Люпина, но волк отказался, заявив, что ему и собственного ребёнка хватает по самое немогу. Трамп легко влился в коллектив, но никак не мог привыкнуть к тому бедламу, что царил на педсоветах. «Ха! – Северус мысленно посмеялся. – А вы, милейший, думали, что тут всё чинно–благородно? Мы пьём чай и ведём интеллектуальные беседы о смысле бытия? Это вы ещё не застали распределение средств на учебные пособия. Вот уж где рукопашная». 

- Так! Всем спасибо, все свободны, - хлопнул вдруг руками по столу директор. – Прошу всех вернуться к их прямым обязанностям. 
Ворча и переговариваясь, преподаватели потянулись к выходу. 
- Северус! А тебя я попрошу остаться!
Мысленно помянув Волдеморта и Нагайну в недвусмысленной позе, Снейп вернулся.
- Альбус, у меня зелье. 
- Я не задержу тебя надолго. Тебе не кажется, что с мальчиком происходит что–то странное?
- Директор, я бы попросил уточнить. У вас и Хагрид – мальчик. А он никогда не переставал вести себя странно.
- Я говорю о Гарри. 
- О! И что опять не так с Избранным? Позолота с героического нимба осыпалась? Или Орден Мерлина потускнел? 
- Северус, я прошу отнестись тебя ко всему серьёзно. Мальчик необыкновенно тих и задумчив. Минерва сказала, что он стал хуже учиться.

«Задумчив. Ага! А кто в прошлый четверг скандалил с Малфоем так, что стёкла во всей школе дребезжали? И можно подумать, что раньше он демонстрировал нам чудеса интеллекта». 

- У него, кажется, свадьба на носу. Может, он обдумывает фасон парадной мантии, - скривился зельевар. 
- Это не мистер Малфой.

Это точно. Белобрысый гадёныш с первого курса доводит домовиков до истерики, придираясь к тому, как выстираны и выглажены мантии. Если бы не дружба с Люцем – давно бы выпорол.

- Мы должны выяснить, что беспокоит бедного мальчика и помочь по мере сил. 
- Ага. Бедный. Беднее некуда, - съязвил Снейп.

Этим летом мальчишка полностью вступил в наследство, приняв двойной титул лорда Поттер–Блэка. Теперь его состояние лишь немногим уступало малфоевскому. А если учесть, что он не транжирит галеоны направо и налево, как Нарцисса и Драко, то вполне возможно, что вскоре займёт первую строчку в рейтинге самых богатых магов Британии. Северус, вот хоть убейте, не понимал, какого лысого гоблина Герой приехал доучиваться. Лучше бы свалил за границу денежки проматывать, а не мозолил тут глаза своей… хмм… попой.

- Ближе к делу, Альбус. Что вы предлагаете? 
- Сейчас, - директор с кряхтением принялся рыться в ящике стола. – Да, где же? А, вот!

Он положил на стол перед зельеваром браслет. Сплетённый из трёх тонких кожаных полосок, унизанный бусинами, выточенными из кости, дерева и камней. Каждую покрывала вязь рун.

- Что это?
- Артефакт, позволяющий слышать мысли любого человека. Делали гоблины по заказу Отдела Тайн для какой–то суперсекретной операции. Мне выдали по приказу Кингсли под расписку и Непреложный Обет, что я воспользуюсь им лишь для того, чтобы узнать, что с Гарри. 
- И что вы хотите от меня? – впрочем, Северус уже предполагал, что услышит в ответ на своё вопрос. 
- Ты его наденешь и прочитаешь все мысли Гарри.
- Что?! – зельевар вскочил. – Ну, уж нет. Мне вполне хватает своих собственных. И я не желаю слушать завывание сквозняка, гуляющего в черепной коробке Поттера. И к чему такие сложности? Примените к нему легиллименцию. С его–то уровнем мыслительной деятельности это будет несложно.
- Ну–ну, мальчик мой. К тому же легиллименция не воспроизводит мысли дословно. Тебе ли не знать? Мне бы хотелось быть в курсе абсолютно всего.
- О чём он может думать? Наверняка планирует будущую совместную жизнь с мисс Уизли. А у меня зелье. Экспериментальное. Мне некогда отвлекаться на всякую ерунду. Поговорите с ним - и дело с концом. 
- Пробовал. Гарри говорит, что всё хорошо. Северус, я прошу тебя.
- Почему бы вам самому этим не заняться?
- Завтра я буду весь день в Министерстве. Вернусь поздно. И у меня почему–то от него звенит в левом ухе.

«Ага. И колет правую пятку».

- Есть ещё Минерва. В конце–концов, она его декан.
- Она же женщина. А вдруг мысли мальчика приобретут какой–нибудь неожиданный оттенок?
- Полагаете, что он может начать рассматривать её, как объект своих эротических фантазий? – невинно осведомился Снейп.
- Северус! – укоризненно воскликнул директор, но его глаза смеялись. – Я могу доверять только тебе. Ты никогда не воспользуешься полученной информацией во вред Гарри. 

Зельевар возвёл очи к небу (в данном случае – к потолку). Если уж Дамблдор вбил что–то себе в голову, переубедить его не сможет и воскресший Мерлин. На каждый довод он приведёт свой собственный контраргумент, оспорить который не получится. 

- Хорошо. Давайте сюда эту побрякушку. 
- Я не сомневался в тебе, мой мальчик, - просиял директор. 
- Как им пользоваться? – Северус вертел в руках браслет. 
- Надеть на левую руку и произнести: «Scio secretum» (с лат. – знаю тайное) и добавить имя того, чьи мысли хочешь узнать. 
Северус в очередной раз закатил глаза:
- Повторюсь, мысли мистера Поттера – это не та информация, которой я хотел бы владеть. Как долго длятся чары? В конце–концов, мне нужно вести уроки. Да и засыпать я бы хотел спокойно. Без сопровождения потуг, называемых «размышлениями Поттера».
- Всё время, пока тот, кого ты слышишь, находится в радиусе ста метров. Снимаются простым Фините. Можешь попробовать на мне.

Снейп провёл все необходимые манипуляции. Браслет на секунду засветился мягким белым светом. Слова сами всплывали в голове.

У тебя всё получится.

- Фините Инкантатем. Хорошо. Завтра, сразу с утра. Сегодня за ужином у меня нет ни сил, ни желания, ни времени. 
- Конечно–конечно, мой мальчик. Если что – ты знаешь, где меня искать. 

«И хотел бы забыть, да всё время напоминают».