Исповедь неизвестного

от H2O
драбблыхоррор / 16+
Себастьян Микаэлис
25 апр. 2015 г.
25 апр. 2015 г.
1
754
1
Все главы
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
 
Все изложенное на этих страницах ни что иное, как истинная правда. Не имея иных способов рассказать о произошедшем со мной, кроме этой письменной исповеди, я уповаю на милосердие Всевышнего и веру в справедливость.

Эта исповедь — единственный способ облегчить душу и покаяться в грехах, ибо губы мои скованы печатью тьмы и тело истязает тварь, имя которой демон...

***


Это началось ранней весной.

Прозрачно-звонкую красоту зимы сменила серая, слякотная погода. Было холодно но в воздухе уже ощущалось дуновение весны.

Будучи в услужении Господа нашего Иисуса Христа, я как раз заканчивал вдохновляющую вечернюю службу, когда внезапно глаза мои застлала тьма, а в голове будто бы зазвонил похоронный колокол.

Сквозь сий оглушающий грохот я отчетливо услышал чей-то голос — он пронзил мою голову словно острыми иглами. Он сказал мне, что наконец нашел то, что ему подходит, и захохотал. И это был воистину демонический хохот!

Сознание мое помутилось, и я не помню, как оказался на улице.

Промозглый ветер привел меня в чувство. В неярком освещении фонарей я увидел склоняющихся надо мной прихожан, лица их искажала тревога.

Чувствуя неимоверную слабость во всем теле, я тем не менее смог подняться и попросить прощения за столь неловкую ситуацию.

Когда прихожане разошлись по домам, я переоделся в повседневную одежду и решил пройтись, подышать свежим воздухом – обморок, случившийся сегодня, был видимо из-за недостатка отдыха.

Я прогулялся по улицам, а потом, погруженный в размышления, свернул в парк. Тот был мрачен и пуст; в голых ветвях деревьев уныло завывал холодный ветер. Поплотнее завернувшись в шерстяное пальто, я медленно зашагал по посыпанным речным песком дорожкам. Разум сковали мысли о демоническом голосе, что говорил со мной.

Я присел на лавочку, стоящую у пруда, чтобы помолиться Господу и попросить у него сил, но внезапно мою голову будто бы разорвало надвое. Тьма преисподней, разящая серой и злом, ворвалась в меня, заполняя, выворачивая наизнанку...

Когда я очнулся, то понял, что нахожусь в незнакомом месте. Краем глаза я уловил свое отражение в висящем на стене зеркале и обомлел: черты лица остались, конечно, прежними, но было оно мертвенно-бледным, а глаза, обычно серые, светились красным, будто отблески адских огней. Волосы, прежде пепельно-русые, теперь оказались черны, словно сама ночь.

Но самым страшным было то, что я уже не был хозяином своего тела... Им, словно живой марионеткой, теперь управляла богомерзкая сущность — демон, вселившийся в него.

«Что происходит?!» – мысленно вскричал я, хотя давно все понял.

Демон ответил мне лишь презрительным смехом...

Мое сознание временно впало в забытье, но очнувшись снова, я оказался в настоящем аду.

Мои руки с нечеловеческой силой сминали человеческие тела, будто податливую глину, а острые длинные когти рвали им глотки; люди падали к моим ногам, захлебываясь в собственном крике. Пол покрывали ошметки плоти и лужи крови, горячие капли ее выплескивались мне в лицо... В то время, когда у меня от ужаса мутился рассудок, внутри я чувствовал ликование твари, завладевшей моим телом, замуровавшей в нем печатью контракта мою душу.

Я рыдал, но глаза оставались сухими, а из моего рта вырывался лишь демонический смех.

Кто бы ни был ты, продавший душу дьяволу, я проклинаю тебя!

***


С тех пор минуло три долгих года.

Тем грешником, заключившим с демоном сделку, оказался юный граф Фантомхайф. Демон, владеющий моим телом, исполняет все его приказы, пожелай он приготовить клубничный щербет или вырвать глотку врагу.

Я точно знаю, что демон не служит графу взаправду, а лишь играет им, будто куклой. Единственное, что интересует богомерзкую тварь – это душа глупого, своевольного мальчишки. Я чувствую его голод, чувствую его нетерпение...

Я прихожу в себя нечасто. Иногда забытье длиться месяцами. Я знаю, что демон все сильнее завладевает мной. Я знаю, что моими руками он творит ужасные злодеяния.

Я не имею возможности молиться и каяться в грехах перед Богом. Все, что мне остается — эти строки, написанные второпях.

Я надеюсь, что их прочтут и поверят, что грехи, хоть и совершенные моими руками, не были содеяны по моему согласию.

В трудную минуту я молю Бога о пощаде и милосердии.

Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь.


Отец Д. Ф. Калла... (подпись обрывается)
Написать отзыв