Вальгалла

минипоэзия, ангст / 13+
7 мая 2015 г.
7 мая 2015 г.
1
455
 
Все главы
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
7 мая 2015 г. 455
 
Не боялся меча, не боялся копья в грудину. Даже братского прежде клинка не по-братски в спину. Не боялся вставать на рассвете, не зная, вернется ль к ночи. Не боялся за жизнь - у других ведь куда короче, чем дозволили жить ему боги с извечного льда глазами.

Он в них верил и каждой истории из сказаний.

Я его повстречал не на поле кровавой сечи, был спокоен и благостен светлый, прозрачный вечер. Я как враг с ним на узкой тропе никогда бы не разминулся, я как друг нашел слов для него и души коснулся, и с тех пор по дорогам далеким страны моих диких фьордов мы шагали вдвоем.

Боги горстью ссыпали годы,

умирало вокруг все, мы ж делались лишь сильнее. Он в богах был своих так наивно-светло уверен, без щита шел на пики, без крика, сжимая зубы, принимал свои раны, надеясь, что боги судят не по ранам - по доблести, храбрости и по чести.

Мы с ним, если случится, всегда собирались вместе по ступеням Чертога на Одина пир веселый заглянуть отдохнуть. Кто же знал, что случится скоро нам найти туда путь?

Иноземцы чертили знаки и плевали нам вслед, вслед нам лаяли, как собаки, и пинали божков наших, и топтали дар подношений. За такое ни боги, ни люди не смеют давать прощений. И мой друг отомстил. Умер каждый дурной насмешник, лишь один прошептал на издох ему: "Будешь грешник по моей правде совести да по своим законам".

Мой друг тотчас добил его, зубы сведя до стона - нож торчал из груди его, и кровь рукоять ржавила. Он пытался подняться, но не было больше силы. Я помочь ему мог, но свои залечить бы раны - чужеземца удар вероломен был и негадан.

Поля битв пред глазами стояли, манили нас - но пустое. Мы погибли, как прежде хотели - вдвоем, нас погибших двое. Не спустились валькирии. Видно, доблести было мало.

Я, глаза закрывая, видел двери святой Вальгаллы. Он, впервые крича, бил о землю рукой ослабшей, не держащей меча, и от этого было страшно.

Не спустился за нами никто. Где же шаг валькирий? Где же боги его, на кого мы всегда молились?


Я сажусь рядом с ним, он молчит, и немая жалость - это все, что досталось нам с ним, что ему досталось от меня - не богов его старых, закрывших наверх ступени, словно долгая жизнь миг последнего преступленья не омыла отвагой, не скрасила грех последний.

Он Вальгалле своей до конца оставался верным. Он к Вальгалле своей путь рубил топором и гневом. И Вальгалла манила своим бесконечным небом...

В недвижимости этой мы смотрим в него, но тщетно. И врагов, и свои тела стали щепоткой пепла сотни весен назад, но молчат небеса стальные вечной серостью фьордов.

Просили мы как, молили!..


О твоей златостенной и вечной, святой Вальгалле
нам солгали, мой друг,
нам с тобой
так жестоко

лгали.