С чистого листа

от Antilopa
мидиомегаверс, романтика (романс) / 18+ слеш
Бэкхён (Бён Бэкхён) Лухан (Лу Хань) Сэхун (О Сэхун) Чанёль (Пак Чанёль)
13 июн. 2015 г.
20 апр. 2017 г.
38
150738
1
Все главы
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
– Думаешь, получится? – Сехун покрутил в руках нож с ручкой в виде оленьего копыта, играясь с балансировкой оружия. Пальцы слишком резко и рвано удерживали крутящуюся «игрушку», норовя вот-вот выпустить её и с головой выдавая его нервозность.
– Через пять минут увидим, – Чанёль посмотрел на часы на своём запястье и сделал глубокий вдох, оглядывая высокие потолки заброшенного завода, битые стекла на окнах виднеющихся цехов и ржавые рельсы подвесного крана.
     Если бы ещё три года назад ему сказали, что он будет заниматься незаконным сбытом оружия, он бы скептически повёл бровью и выдал: «Я, как бы, ещё жить хочу». Спустя три года жить он не перехотел, и даже наоборот – начал ценить её на порядок выше, но его группировка стремительно набирала обороты, охватывая всё большие возможности удержаться на плаву в жестоком бандитском мире. Несколько лет назад он в буквальном смысле слова кровью отвоевал себе территории нескольких провинций, а позже умудрился вовремя появиться, когда завязали войну две банды, не поделившие между собой окраины города. Те никак не ожидали, что в самый разгар их разборок появится третья сторона и просто перебьёт их к чертям. Это было нагло, нечестно, против правил, но затянувшаяся междоусобица настолько надоела лидирующим группировкам, что они просто закрыли глаза на устанавливающую порядки теперь уже на своей территории банду Феникса. К удивлению тех же лидирующих, пернатый вёл дела относительно беспроблемно и достаточно перспективно, и, хотя на серьёзные счета его не ставили, но наблюдать не перестали.
     Полгода назад, как бы Феникс этого не хотел и не отдалял, пришлось включить в рамки своей деятельности и оружейный бизнес. Опасный, скользкий, принёсший с собой бессонные ночи, два покушения и Сехуна – заядлого любителя огнестрелки и профессионала по части холодного.
– Он пунктуальный, – Сехун сделал шаг назад и встал позади Феникса, наблюдая, как к ним приближался солидный мужчина, окружённый с обеих сторон вооружёнными до зубов людьми.
– Ладно, парни, поехали, – тихо дал отмашку Феникс, и пошёл мужчине на встречу.



     Спустя несколько лет...

     Бэкхён сонно потянулся и улыбнулся, почувствовав ласковые руки на своём уже округлившемся животике, а следом прижался к груди альфы, заурчав от удовольствия.
– Я не дождался тебя, – немного виновато выдохнул омега. – Хотел, но опять уснул.
– Всё хорошо, – успокоил его муж. – Это я виноват. Но я уже вернулся и здесь, рядом с тобой. Так что спи, мой маленький, – прошептал мужчина. – Мои маленькие, – он погладил горячий живот омеги и поцеловал его в затылок. – Люблю тебя.
– Джинсу, у тебя всё в порядке? – омега неуклюже перевернулся на другой бок и оказался лицом к лицу с мужем. От того приятно пахло кофейным гелем для душа и мятной зубной пастой.
– Да. Не переживай, – альфа улыбнулся в темноту, представляя, какой сейчас его муж сонный, расслабленный и сладкий, и поцеловал его в нежную щечку, вдыхая умопомрачительный запах спелых персиков с явно заметными вкраплениями лимона – их малыш подрастал, уже заявляя о себе невинными толчками. – Кажется, мы кое-кого разбудили, – альфа осторожно опустился на кровати ниже и прижался губами к выпирающему из-под широкой футболки животику. – Малыш, ты тоже переживал, что меня долго не было? – спросил он, счастливо проводя носом по чужой коже. Сколько Джинсу себя помнил, запах его Бэкки всегда приводил его в умилительный восторг. – Не волнуйся, твой горе-отец уже дома. А завтра, чтобы загладить свою вину, он приглашает вас с папой на свидание. Что скажешь, малыш? – мужчина услышал, как омега хрипло рассмеялся и зарылся пальчиками в его ещё влажные после душа волосы.
– Он согласен, – прошептал Бэкхён, мило закусывая нижнюю губу и почти мурлыча от приятных прикосновений любимого альфы. – И я тоже.
– Тогда будьте готовы, после обеда я заеду за вами, и мы съездим на побережье.
– На побережье? Правда? – восторженно выдохнул Бэк, вспоминая, как давно он не видел моря. Джинсу в последнее время был постоянно занят своими делами, а одному, то есть – что ещё менее прельщало – в компании телохранителей, ехать не было абсолютно никакого желания.
– Правда, мой хороший, – омега счастливо запрокинул голову, даже слегка высунув язычок от накатившего удовольствия. – А теперь давайте спать. Я очень устал, и ты, наверное, тоже, – альфа вернулся на подушку и, нежно коснулся губ мужа. Потом ещё раз и ещё, но уже более серьёзно и тягуче, понимая, что Бэкхён сам затягивает его в совсем не целомудренный поцелуй. Мужчина ласково провёл рукой по его бедру, едва царапая ногтями, сжал ягодицу и проник рукой под пижамные штаны, запуская пальцы в межягодичную складку и оглаживая сокровенное местечко.
– Мм… – послышался томный вздох омеги прямо в поцелуй, и его попка подалась навстречу ласке. – Дразнишься? – Бэкхён прикусил нижнюю губу мужа, чувствуя, что начинает возбуждаться.
– Нужно быть осторожными, – немного неуверенно прошептал Джинсу, проникая в горячую дырочку лишь одними подушечками и нежа пока ещё упругие упрямые стеночки.
– Если ты это сейчас же не сделаешь, – мило выдал омега, – я наплюю на все предосторожности и сам тебя изнасилую.
– Боже, Бэкхён! – рассмеялся мужчина. – И это мой муж? Чёрт, мне это нравится…
     Джинсу осторожно перевернул омегу к себе спиной и, стянув ненужные штаны, продолжил подготавливать того, не забывая и про другие нежности вроде поцелуев в шею, плечо, лопатку. Он шептал Бэкхёну приятные глупости, заставляя парня теряться в теплоте своего голоса и жаре ощущений, что медленно накатывали на тело, и прикусывал мочку маленького ушка, которое омега неосознанно подставлял и просил большего.
– Джин… – простонал Бэкхён и выгнулся, когда умелые пальцы точно коснулись заветного бугорка внутри. – Джин, Боже, да…
     Альфа прижался возбуждённым членом к упругой попке, проводя головкой по горячей ложбинке, подогревая страсть.
– Скажи это… – мужчина улыбнулся, оставляя мокрую дорожку языком на плече Бэкхёна и чувствуя, как его естество испачкалось в тёплой выделившейся смазке. – Скажи это, Бэкки… – он накрыл свободной рукой член омеги, услаждая свой слух сбившимся дыханием мужа, прерывающимся на стоны. – Скажи… – альфа обжёг шею мужа своим дыханием.
– Хочу тебя, – выдохнул омега. – Просто безумно хочу, – и в следующее мгновение блаженно охнул, потому что Джинсу подхватил его под бедро, опуская руку под коленку и слегка приподнимая ногу, а потом мучительно медленно вошёл.
– Если что-нибудь будет не так… – начал было мужчина.
– Заткнись и двигайся, альфа, – недовольно перебил его Бэкхён, закидывая руку и прижимая к себе сильнее ягодицы мужа.
– Уже, мой хороший, уже...



ά ω * ά ω * ά ω


– Что скажешь об этом Паке? – невысокий толстый альфа обратился к Джинсу, указывая своим полупустым коньячным бокалом в сторону высокого статного мужчины в другом конце огромного зала.
– Феникс? Достаточно перспективный, – Джинсу сощурил глаза, рассматривая объект их обсуждения. – Я работал с ним несколько раз. Немного хамоватый, берёт нахрапом и конкретными аргументами. Хорошо стоит на своей территории. В центр не суётся, соображает, что нельзя, но периферия сейчас вся под ним.
– Вот и я о чём. Лихо разогнался, – толстяк недовольно цыкнул и махом допил свой крепкий напиток. На его лбу появилась испарина, и он достал из кармана идеально белый платок, промокнув пот. – Меня это напрягает.
– Ну, все мы с чего-то начинали, Го. И меня в своё время называли выскочкой. Пока он не приносит головную боль лично нам и совету, предлагаю не трогать.
     Джинсу надпил шампанское и поискал в толпе своего мужа. Тот беседовал со своим другом, широко улыбаясь и – О, Боже, альфа просто плавился от этой привычки парня – закусывал нижнюю губу. Видимо разговор был о беременности Бэкхёна, потому что собеседник осторожно коснулся живота омеги, провёл рукой и отдёрнул её, мило хлопая в ладоши: скорее всего, их маленький опять шалил внутри.
     Го проследил за взглядом партнёра и тоже улыбнулся.
– Он с каждым днём всё прелестнее. Беременность отлично на него влияет, – выдал он и коснулся плеча Джинсу. – Бён, если хочешь, я могу познакомить тебя с отличным омегой, он без обязательств скрасит твоё время, пока Бэкхён не разродится.
– Спасибо, но не нужно, – альфа усмехнулся и повернулся к собеседнику. – Мне не нужны беспечные интрижки за спиной у Бэка. Он самое дорогое, что у меня есть в этой жизни.
– Негоже омеге иметь такую власть над альфой, – пробрюзжал собеседник и выхватил у проходящего мимо официанта очередной бокал с коньяком.
– Го, прости, но это уже наши с Бэкхёном дела, – фыркнул Джинсу.
– Ты становишься подкаблучником, – буркнул альфа.
– Если это никоим образом не влияет на наш бизнес, мои чувства к мужу никого не должны интересовать.
– Ну, смотри… – протянул толстяк. – Если что, обращайся.



ά ω * ά ω * ά ω


– Чанёль, это чьи такие красавчики? – Сехун указал взглядом на пару омег, разговаривающих неподалеку. – Если блондин свободен, я бы подкатил.
– Сехун, держи себя в руках, – тихо одёрнул его Чанёль. – Мы, к твоему сведению, в приличном обществе и здесь не принято «подкатывать». Если он окажется чьим-нибудь мужем или любовником – огребёшь по первое число, и я, кстати, тоже.
– Что-то ты совсем стал правильным. Приличное общество на тебя плохо влияет, – усмехнулся Сехун, хотя с интересом разглядывать красивого блондина не перестал.
– Я предупредил, – недовольно произнёс Пак.
– Ты предупредил, – изобразил покорность О, но тут же недовольно скривился. – Вот чёрт, ты, кажется, был прав.
     Пак вновь посмотрел в сторону омег, которых разглядывал Сехун, и с удивлением заметил, что к ним подошёл Бён Джинсу – с недавних пор его «коллега по бизнесу». Бён обнял одного из парней, видимо своего мужа, и поцеловал его в щёку, улыбаясь блондину и что-то увлечённо рассказывая. Все трое рассмеялись и полноценно развернулись к Чанёлю лицом, направляясь в его сторону. Оглядев темноволосого омегу, которого Бён с таким трепетом обнимал, Пак искренне озадачился его положению – он и не знал, что муж Джинсу беременный.



ά ω * ά ω * ά ω


– Джин, не смейся, – хохотнул Бэкхён. – Я, правда, обещал, что познакомлю Ханя с кем-нибудь достойным. А здесь сегодня сплошные толстопузы и их пассии. Ну, что я могу поделать? – Бэк сжал губы, изо всех сил сдерживая смех. – Ханни, прости, я не знал, что всё так плачевно, – все трое рассмеялись.
– Лу, скажу по секрету, что даже я никого не могу посоветовать. А лишь бы кому мы с Бэком тебя не отдадим. Обязательный кастинг и только самый лучший претендент.
– Джин, Господи, да что же вы так упрямо вознамерились меня замуж выдать? – смешно покривил носиком блондин. – Может, я ещё не созрел для этого.
– Созрел, – с притворной серьёзностью великого свахи уверил его Бэкхён и все вновь рассмеялись. Омега повернулся к мужу и коснулся его руки, посмотрев на него снизу вверх: – Я ускользну от тебя на пару минут в уборную.
– Идёмте, я проведу вас, – Джинсу обнял мужа. – Бэк, если что, я буду в саду. Захотите уехать, предупреди меня, чтобы я не волновался.
– Ты останешься? – омега вскинул взгляд. Он не любил, когда они с мужем возвращались с приёмов порознь, но уже привык к такому положению дел.
– Да, мой хороший. Нужно ещё кое-какие вопросы решить. Хань, – альфа обратился к другу мужа, – вверяю тебе его. Не шалите. Или шалите, но не очень сильно, – он подмигнул блондину, а потом вдруг поднял глаза и встретился с жёстким упрямым взглядом мужчины, который их разглядывал. Джинсу на мгновение задумался и указал головой, чтобы следовали за ним.



– Я набрал ещё три кило, – обречённо сообщил Бэкхён, поправляя рубашку и рассматривая себя в огромном зеркале туалетной комнаты. – Ем за двоих. Хань, это вообще нормально, что у меня такой аппетит?
– Совершенно нормально, – услышал он характерный звук воды, и одна из кабинок открылась. – Ещё успеешь иссохнуть, когда будешь нянчиться с маленьким. Поверь мне, набранные килограммчики быстренько уйдут вместе с бессонными ночами. А, зная тебя, я уверен, что няню нанимать ты не будешь.
– Не буду, – подтвердил омега. – Мой ребёнок – моя забота. Ну, не смогу я доверить своё маленькое чадо чужому, пусть и квалифицированному человеку.
– И правильно. Полностью поддерживаю, – Хань сунул руки под прохладную воду и слегка похлопал ими по щекам. – Отлично выглядишь, – он улыбнулся, умиляясь тому, как Бэкхён ласково проводил рукой по животу.
– Правда, так думаешь? – Бён немного покрутился.
– И я и Джинсу, что важнее, – Лу оглядел друга и себя, и остался вполне довольным. – Может, выйдем на свежий воздух?
– Давай.




– Пак, ты потерял нюх, – спокойно произнёс Джинсу, смотря в темноту сада. Он медленно ступал по дорожке из мелкого гравия, освещаемой вдоль лишь декоративными светильниками. – Поставь своих людей на место, либо это сделают мои. Только во втором случае это не пойдёт тебе на пользу.
– Этот район в данный момент пустует. Если вы раньше не заявляли на него права, чего сейчас встрепенулись? – Чанёль посмотрел себе под ноги, прислушиваясь к голосам, доносившимся из особняка.
– Я тебе сказал не наглеть. То, что он пустует, не значит, что он бесконтрольный. Там есть кому навести порядок и без тебя. Не дёргайся с окраин – тебя не поймут. И мой тебе совет – веди себя скромнее.
– Я сам буду решать, как мне себя вести, – так же спокойно ответил мужчина, никоим образом не выказывая злость и раздражение.
– Ошибаешься, – усмехнулся Джинсу. – Ты мелкий щенок, который начал тявкать на взрослого пса, по какой-то непонятной глупости позабыв о разнице в размере, опыте и банальной силе. Не боишься быть разорванным в клочья? – Бён остановился, с интересом поглядывая на Пака. Этот самодовольный альфа уж очень напоминал ему себя в недавнем прошлом, когда он сам карабкался наверх, вгрызаясь в возможности зубами. А теперь ему дышали в спину. Феникс сильный и авторитарный, своё дело знает прекрасно и работает с хорошо отлаженной командой. Правда, это не давало ему никакого права ставить под вопрос состоятельность и авторитет глав и совета. Его нужно было осадить, любыми способами. – Послушай меня, даю тебе неделю на то, чтобы ты ушёл оттуда. В противном случае будут нежелательные жертвы. Усёк? – Джинсу требовательно посмотрел исподлобья.
– Простите, глава Бён, но нет. Вы территорию бросили, я подобрал – всё честно, – Чанёль пожал плечами. – И я думаю… – он замолчал, услышав жужжание чужого мобильного.
     Джинсу достал телефон из кармана взглянул на экран, но не скинул так не вовремя поступивший звонок. Он отвернулся и ступил с дорожки на траву, отходя от Пака на несколько шагов.
– Да, Бэк… точно всё в порядке? Хорошо, водитель отвезёт вас. Увидимся дома, – альфа закончил разговор и, убрав телефон, обернулся, смерив взглядом собеседника.
– Не лезь на рожон, – Бён отрицательно помахал головой, – сам знаешь – это чревато последствиями и мне будет абсолютно плевать на то, что ты хороший поставщик, – он невесело улыбнулся. – Мы не на детской площадке и не песочницу между собой делим.
– А я не зелёный юнец, чтобы ко мне так обращались, – лишь искреннее уважение и, наверное, всё ещё присутствующий страх к этому мужчине удерживали Чанёля от открытого фырканья.
– Я не повторяю свои условия дважды, – процедил Бён и, развернувшись, последовал к особняку, выходя на летнюю террасу и вскоре скрываясь в доме.
– Чёрт, – прошипел Сехун, что всё это время стоял в нескольких шагах от Пака. – Они, кажется, поняли, что там ещё можно было поработать, но этот шанс ими глупо упущен. Может, поговорить с Го или Хваном?
– Нет. Бён в этом смысле самый лояльный, – Чанёль задумался, прикидывая все варианты и раскладки. – Го, если захочет, сможет проехаться по нам как танк, Хван даже своих людей не пожалеет, а Бён будет единственным, кто сможет их остановить. Нам не выгодно с ним ругаться.
– И что же делать? У нас срок – всего неделя.
– Я что-нибудь придумаю. Возможно, придётся делиться, но нам любыми способами там нужно остаться.
– Так мы незаметно подобрались к центру? – усмехнулся О. – Опасное соседство, скажу я тебе.
– Сам знаю, – Пак прикрыл глаза и помассировал переносицу. – Попробую завтра ещё раз поговорить с Бёном, но уже при другом раскладе.
– Завтра воскресенье, – скептически напомнил Сехун.
– Вот и посмотрим, если он согласится на разговор, значит, есть шанс, а если нет… – альфа сжал губы в тонкую линию. – Ладно. Ты, наверное, езжай, а я побуду ещё с часик, присмотрюсь. Здесь есть несколько человек, с которыми можно плодотворно побеседовать.



ά ω * ά ω * ά ω


– Нервничаешь? – Сехун обернулся к Чанёля с переднего пассажирского сиденья, видя, что тот молчит и задумчиво смотрит в одну точку.
     Водитель медленно въехал через открывшиеся для них ворота на территорию большого особняка, останавливаясь в том месте, где ему указала охрана, и мужчины осмотрелись, сразу примечая достаточное количество вооружённых людей, что охраняли территорию.
– Я пойду один, – наконец подал голос Чанёль и открыл дверь.
– Но…
– Сехун, он не из тех людей, кто будет пачкать свой дом.
– Ладно, – нехотя согласился О, но также следом вышел из машины и обошел её, опираясь бедром о капот и провожая Чанёля напряжённым взглядом. Он с осторожностью пробежался взглядом по роскошному двухэтажному строению, рассматривая несколько открытых окон, занавешенных воздушным тюлем и заинтересованно остановился на одной из верхних террас – там, к его искреннему удивлению, стоял вчерашний омега–блондин. Парень стоял, облокотившись о широкий каменный поручень, и что-то жевал, постукивая пальчиками по камню и время от времени запивая фруктовым соком из стакана. Сехун прищурился и стал пристально наблюдать, пока внимание омеги не переключилось на него. Тот несколько секунд смотрел на мужчину, даже голову на бок склонил, а потом резко развернулся и кому-то улыбнулся, забирая свой стакан и удаляясь. – Интересно… – усмехнулся альфа и сложил руки на груди.



– Подождите здесь, – совершенно безэмоционально произнёс бета, указав Чанёлю на диван в гостиной, и быстро удалился. Пак посмотрел вслед уходящему мужчине, но на диван так и не сел. Он подошёл к большому, во весь рост, окну и выглянул в сад, засаженный газонной травой и деревьями, гармонично сочетающимися и создающими уютную тень. Среди деревьев виднелись несколько маленьких плиточных дорожек и плетёных лавочек, и даже был слышен тихий щебет птиц. Вокруг всё было настолько комфортным и по-домашнему уютным, без лишнего пафоса и кичливости, что Пак в который раз изумился, понимая, что практически ничего не знает о Бён Джинсу – одном из главных боссов, что владел практически всем в этом городе и не меньшим в этой стране.
     Чанёль глубоко вдохнул, попытался задержать дыхание, но воздух споткнулся на половине пути к его лёгким, когда он дёрнулся, оборачиваясь на звонкий смех. В гостиной появились двое парней, уже визуально знакомые ему, и сразу же затихли, заметив гостя.
– Доброе утро, – внезапно поприветствовал его беременный омега и слегка склонил в приветствии голову, проходя мимо и выходя через стеклянные двери в сад.
– Доброе… – как-то странно выдохнул Чанёль, не выпуская того из поля зрения. Омега разулся и ступил босыми ногами на траву, что-то тихо сказав своему другу, а потом вдруг оглянулся и посмотрел на Пака. Слегка нахмурился, закусил нижнюю губу и приоткрыл было рот, будто хотел что-то сказать или спросить, но…
– Господин Пак, господин Бён готов вас принять. Пройдёмте за мной.