Слепой

рассказобщее / 16+ слеш
12 окт. 2015 г.
12 окт. 2015 г.
1
971
1
Все главы
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
 
Слепой вылезает из душа, оставляя за собой на полу цепочку маленьких блестящих лужиц. В его кедах хлюпает и причмокивает вода, мокрые шнурки обернуты вокруг щиколоток. С вымытых волос стекают настоящие ручьи, заливаются за край джинсов, необъяснимым чудом держащихся на тощей заднице. Тонкая ткань рубашки липнет к бедрам, и сквозь нее просвечивают восхитительные выпирающие косточки, покрасневшие, видно, натертые грубой тканью.
Сфинкс сглатывает и пытается отвернуться. Глупо полагать, что Бледный не слышит, как он шумно дышит и ерзает на скрипучей кровати, но то, каким тихим ровным издевающимся голосом он произносит: "У меня вся рубашка промокла", переходит все мыслимые границы.
— Ну так сними, — Сфинкс нервно облизывает пересохшие губы и тут же поправляется. — Переоденься.
Слепой тянется к пуговицам и начинает по одной, медленно, испытывая терпение Сфинкса, расстегивать их, затем стягивает с себя рубашку, отдирая ее от обтянутых белой кожей костей красноватыми ледяными пальцами. С прядей по худой груди текут обжигающе холодные капли, мокрое тело обдувает прохладным ветерком, и мерзнущего Слепого слегка потряхивает. Острые плечи вздрагивают, впалый живот втянут, вниз по ребрам стекают тоненькие струйки. Губы тоже еле заметно дрожат, если приглядеться.
— Подойди, — просит Сфинкс, и Слепой, слишком покорно для вожака и со слишком очевидной готовностью для себя самого, делает осторожный шаг к кровати и садится рядом. Рубашка мокрым комом шлепается к его ногам.
Бледный наклоняется к Сфинксу, так, что его грудь при вдохе почти касается чужой груди, и замирает в ожидании. Волосы стекают по его ключицам, соскальзывают на подушку и разбрызгивают по ней мелкие капли. Сфинкс отрывает от нее голову и касается обгрызенных синевато-ледяных губ Слепого своими, теплыми, проводит между ними самым кончиком языка. В уголках губ у Бледного красные всполохи, Сфинкс мягко поглаживает их, слизывает с зубов привкус чьей-то крови и толкается языком в горячий рот. За эти годы Сфинкс научился целоваться, как Бог, так, чтобы у его вожака окончательно сносило крышу, восполняя недостаток всего остального, то есть того, что он мог бы сделать, будь у него руки.
От Слепого пахнет шампунем, сыростью и — совсем немного — Сфинксом. Тем, кто прижимается к своему вожаку, обнимает его за шею металлической рукой, притягивает к себе поближе, греет своим теплом до костей промерзшее тело, даже сквозь одежду явственно ощущая его мелкую дрожь. Пальцы Бледного забираются под сфинксову футболку, гладят его грудь, заново изучают каждую его черточку, проверяют, не изменилось ли что-нибудь в нем, рассматривают шершавыми подушечками, пересчитывают ребра, чуть царапают обкусанными ногтями. Сфинкс трется пахом о пах Слепого, потому что у него уже стоит, да так, что ему хочется выть от боли и он, кажется, готов кончить от одних только тихих хриплых бархатных постанываний сквозь зубы и от охрененно горячего рта вожака, который он грубо трахает языком.
Пальцы болезненно сжимают его член, и Сфинкс, еле сдерживаясь, толкается навстречу размашистым движениям. Губы спускаются на грудь, клыки еле-еле царапают кожицу, скользят по гладкой поверхности, язык тут же зализывает следы зубов, самый его кончик вычерчивает круги вокруг соска, черные пряди мажут холодом по ключицам и плечам. Сфинкс низко урчаще стонет и выгибается, его руки неуклюже гладят талию Слепого, такого бесстыдно охеренного, такого странно горячего внутри и ледяного снаружи, уже до дрожи в коленях возбужденного и непривычно покорного.
Бледный проводит подушечками пальцев по губам Сфинкса, и Сфинкс понимает без слов: приоткрывает рот, оглаживает их языком, посасывая костяшки, с таким остервенением, что по подбородку стекает слюна, но кого это волнует, когда о его бедро трется такой потрясающий вожак, виляющий своей тощей задницей и готовый по первой просьбе подставить ее ему, Сфинксу, эту свою невероятную восхитительную узкую задницу.
Слепой стаскивает с себя чавкающие кеды, носками ступней приминая задники и сталкивая обувь с кровати, с мучительно-будоражащим стоном слезает со Сфинкса и откатывается от него. Дрожащими пальцами цепляет джинсы за край, снимает с себя вместе с бельем, расставляет ноги так широко, как только может, и проталкивает в себя сразу два неестественно длинных пальца, кусая губы и приподнимая поясницу. Сфинкс завороженно смотрит, не в силах оторвать глаз от пальцев, с хлюпаньем трахающих его великолепную задницу, и от пульсирующей покрасневшей дырки, влажно блестящей от его, Сфинкса, слюны, и все это так блядски красиво, что почти кончает от одного этого вида, но помочь себе сам не может, поэтому надрывно сбивчиво просит:
— Слепой, Слепой, пожалуйста... Хватит, перестань, не нужно, помоги мне.. Хватит...
Слепой с сожалением вынимает пальцы, седлает бедра Сфинкса, обнимая их коленями, и, помогая себя рукой, медленно, сука, очень медленно начинает насаживаться на его член, терзая клыками нижнюю губу. Садится почти до самого конца и снова соскальзывает, сжимая его в себе от неприятных ощущений, продолжает пытать Сфинкса, даже когда сам уже на пределе, и тискает свой упирающийся в живот и пачкающий его смазкой член. Сфинкс приподнимается на локтях, почти садится, облокачиваясь спиной о спинку кровати, сжимает бедра Слепого железными пальцами, оставляя на коже царапины и синяки, которые потом будет облизывать и обцеловывать, сам толкается в него, насаживает его на себя, уже под другим углом, и Слепой по-кошачьи выгибается, и шипит, запрокидывая голову, и вскрикивает, и сжимает свой член у основания.
— Сфинкс... Сфинкс, я уже сейчас, почти...
Сфинкс впивается губами в тонкую выгнутую шею, вгрызается, всасывает кожу, кончая в Слепого, и сразу вслед за ним, заливая обоих спермой, кончает Слепой. Он обессиленно валится на Сфинкса, роняя голову ему на плечо, а тот наконец отрывается от его шеи, оставив на ней громадный яркий засос, который Слепой, конечно, не увидит, но зато увидят многие другие. Помечает вожака, как собаки помечают свою территорию, и удовлетворенно обмякает, довольный, как кот, прерывисто дыша Слепому в макушку.
Написать отзыв