Вампиры, оборотни и тентакли

от ur1ka
мидиприключения, юмор / 18+ слеш
Вампиры Оборотни
25 окт. 2015 г.
25 окт. 2015 г.
5
8996
1
Все главы
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
Я не параноик. Если не верите на слово, то у меня и справочка есть. Говорю это для того, чтобы вы поняли: слежка за мной не была плодом воображения. Заметил я ее случайно. Развязался шнурок, и я споткнулся, едва не шлепнувшись. А так как сумки только для лохов, настоящим мужикам хватает рук и зубов, то, спасая пару бутылок пива, чипсы, хлеб, колбасу, пачку замороженных пельменей и собственный нос, я совершил невероятно сложный пируэт, почти балетное па. В результате которого плавно, подражая умирающему лебедю, опустился на тротуар. И вот тут мимо меня протопала пара старомодных штиблет. Таких черно-белых, на пуговках. Из фильмов про революцию, если вы понимаете, о чем я.

Второй раз эту пару я заметил тоже случайно. Томился в длинной, несмотря на полуночный час, очереди и от скуки изучал под ногами растоптанную пачку йогурта. И по самому краю бело-розовой лужи снова прокрались знакомые черно-белые штиблеты. Помнится, тогда я еще лениво подумал о странных вывертах моды. И больше ни о чем. В третий раз я... В общем, мысль о том, что за мной следят, появилась не скоро. А что вы от меня хотели? Современному обывателю, без шпионских навыков, трудно представить себя объектом слежки. Кому мы, в общем-то, нужны? А за теми, кто нужен, ходит дивизия специально обученных секьюрити. У меня таких не было. Но был приятель. Из Америки. Понятно? Нет?

Тогда открываю тайну. Я задрот. Главный задрот из всех задротов. Двадцать три с половиной часа у компа. Оставшиеся полчаса уходят на поход в магазин за жрачкой. В туалет я хожу с таблеткой. Сплю с ней же, автоматически реагируя на сигналы скайпа, аськи и пингвина. Фриланс называется. Исполняю чужие хотелки. А месяца три назад я родил идею и смеху ради поделился ею с одним приятелем по танчикам. И вот тогда все завертелось. Приятель оказался самым что ни есть настоящим америкосом. А выгоду эти парни унюхивают и через океан. Он взял мою идею, вывернул ее наизнанку, навесил бубенчиков и покрасил в красный цвет. Образно, конечно. Но у меня как глаза открылись. Это же миллионы!

Так вот о бубенчиках, зарабатывать на жизнь нам пока приходилось на прежних работах. Разница в том, что компаньон уже с девяти утра скалился клиентам в офисе, а я их видел только в виде файлов и аватарок в скайпе. И потому мог вести ночной образ жизни. Удобно: тишина, покой и никаких раздражителей в виде цивилов. Да я даже владельцев квартиры, в которой снимал комнату, не знал. Они тусили где-то в солнечных краях и возвращаться пока не собирались.

Узнав о слежке, мой компаньон вспомнил и КГБ, и Госдеп, и экономический шпионаж. И тут же скинул мне кучу файлов о том, как заметить слежку, избавиться от нее и спрятать все так, чтобы не нашли. Он целый час втирал мне о важности и ценности нашего проекта, на который точит зубы даже Гугл, а я машинально раскладывал косынку и думал о ситуации. На той стадии, до которой я написал код, наш проект стоил пару центов и вряд ли заинтересовал бы даже эскимоса, но следят же! А если следят не за мной?

Уезжая, хозяева квартиры заставили вторую комнату своим особо ценным барахлом и заперли. Время шло, барахло обесценивалось, а стоимость жилья возрастала, и с полгода назад в квартиру приперся мрачный парень с чемоданом и запиской от хозяйки. С тех пор он жил рядом. И вел тот же ночной образ жизни, что и я. Только я проводил ночи в уютном свете монитора, а он где-то вне дома, возвращаясь с рассветом. Со стороны и в темноте ночи нас можно было принять за братьев: оба тощие, высокие, отдающие предпочтение черному цвету и нуждающиеся в услугах парикмахера. Может, следят именно за ним? И я решил разведать обстановку.

Проснувшись, я небритым привидением прошел в ванную, немного поплескал на физиономию водичкой, но брит опасней. Хомячок бы точно обосрался с перепугу. Но сосед хомяком не был. Покосившись на меня, продолжил есть. Его обед состоял из большого куска сочного мяса степени обжарки «издали показали сковородку».

— Любишь с кровью? — вкрадчиво начал я. И чтобы не передумать, тут же рубанул: — Род твоей деятельности предусматривает слежку? А то есть у меня подозрения, что...

— Как он выглядит? — перебил меня сосед.

Я сел напротив и рассказал о черно-белых штиблетах. Сосед доел, сполоснул тарелку и глумливо ухмыльнулся,

— Уважают, старичка послали. Ладно, разберусь. И раз мы уже об этом заговорили, то ты не будешь против посетителей?

Я несколько растерялся. Слово «посетители» вызывало во мне лишь ассоциацию с конторой. И не частной. Там говорят «клиенты». Еще в больнице бывают посетители. Или, если связать этот термин с заявлением «Уважают», то, скорее всего, мой сосед частный детектив и говорит о клиентах.

— Это по работе?

Сосед ехидно ухмыльнулся и медленно протянул:

— Упахиваться я с ними точно буду. Но все же это о сексе. Надо же порой снимать напряжение.

Секс? У соседа бывает настоящий секс? Хотя о чем это я? У всех бывает настоящий секс. Кроме меня, разумеется. Девушки не горят желанием знакомиться среди ночи. Я о настоящих девушках, если что. А не о бабочках с ценниками на сумочках. Да мне и таких услуг не предлагали. Так что приходилось развлекаться с самим собой и порнолабом. И пока я буду привычно заниматься ручной работой, сосед получит настоящий секс? Не выйдет. Не на моей территории.

— Я против! Не хочу, чтобы тут шастали всякие девицы в твоих рубашках и пытались изобразить заботу. Еще вдруг и мою чашечку помоют!

Моя чашка была моей гордостью и единственной любовью. В ней разрешалось плескаться только благородному кофе, любовно собранному, перемолотому, расфасованному и купленному в ближайшем магазине. Чашечка досталась мне от бабушки. Не моей, а с барахолки. Топал вдоль длинного ряда извлеченной из сундуков трухи и вдруг увидел ЕЕ. Приятного оттенка слоновой кости с позолотой и изящно изогнутой ручкой, и на блюдечке. Бабушка на голубом старческом глазу клялась, что чашечка единственно уцелевшая из сервиза, подаренного императрицей ее дедушке, и я бы поверил, если бы на донышке не было синих китайских закорючин. Короче, купил я ее. Хотя и не по цене императорского сервиза. Но близко к этому. Ну понравилась она мне!!! Тогда она и была вымыта первый и последний раз в моем доме.

За год эксплуатации чашечка, сохранив нежный бежевый оттенок снаружи, стала совершенно коричневой изнутри. Мне это даже нравилось. Иногда, забыв купить кофе, я наливал в нее просто кипяток, и через минуту жидкость приобретала явственный кофейный привкус. И я точно знал: появись в нашей кухне женщина, чашечка будет безжалостно отмыта. Возможно, содой. Поэтому...

— … никаких женщин!

Сосед заулыбался еще ехидней:

— Заметано. Никаких женщин! Только парни. Или мужики.

Я обмер, как монашка в мужской бане. Это что? Я сам дал разрешение на гейские оргии в моем доме? И вместо соблазнительных длинноногих красавиц в провокационно коротких мужских рубашках... клетчатых... по кухне будут шляться накрашенные эти? Я сел, потом встал, схватил чашку и прижал ее к груди, расплескивая на себя кофе. Боль ожога немного прояснила мозги, и я икнул, пытаясь подобрать необидное название для соседа. Но на язык так и просилось «пидор». Хотя я не гомофоб. Честно. Как можно фобить то, о чем вообще не думаешь? Не встречался я с ними раньше.

— Ты... эээ... гей?

— Точно, а у тебя с этим проблемы?

Я горячо заверил, что абсолютно никаких, и, прихватив термос, поплелся к себе в комнату. Немного посидел, прихлебывая кофе, подумал и вернулся к работе. До сих пор сосед на мою пятую точку не посягал, косметикой не злоупотреблял и вообще геем не выглядел. Так что жизнь продолжается, желудок просит пищи, пища требует денег, а деньги даром не дают. Увлекшись, я потерял счет времени и выполз из-за монитора, только опорожнив весь кофейник. Желудок к этому времени начал мирно переваривать сам себя, иногда испуская недовольное бурчание. Я потер живот и поторопился за едой. На кухне могло найтись что-то относительно съедобное.

На кухне нашелся сосед перед тарелкой с бутербродами. Я неуверенно кивнул ему и принялся заваривать бомж-пакет. В голову опять влезла мысль, которая давно махала хвостом на периферии сознания. Лапша еще не дозрела, и занять рот мне было нечем. Поэтому язык силой раздвинул зубы и ляпнул самый ненужный вопрос:

— А ты сверху или снизу?

Сосед изогнул бровь и проникновенно заглянул мне в глаза.

— Это предложение? — Жизнерадостно захихикал и махнул рукой: — Успокойся. Тебе бутерброд с сыром или колбасой?

Я растерялся. И то и другое одинаково соблазнительно, а получить, я так понимаю, могу только один. Пора было применять мои дипломатические навыки,

— Трудно выбрать. Люблю и то и другое. Обычно я выбираю по настроению, но...

— Вот и я выбираю по настроению. Бери оба. Влад, — и протянул над тарелкой руку.

Я пожал ее и, отпустив, тут же цапнул два бутерброда, складывая в один отличный сандвич.

— А полное имя? Потому что я тоже Влад.

— Владемир, — признался сосед.

— Надо же, — восхитился я, — и я Владимир.

— Я ВладЕмир, а не ВладИмир. Древнее такое имя. Предпочитаю думать так, а не вспоминать, что баба Люся, которая записывала меня в сельской управе, была безграмотней первоклассника.

— Так ты из деревни? — поддержал я разговор. Бутербродов было много, а двух мне явно не хватило.

— Ага. Дед умер, я дом продал и сюда махнул. В городе и работы больше, и денег.

— А родители? — Я благодарно кивнул, принимая еще бутерброд.

— Отца как такового нет. Дед не распространялся особо, но я так понял, что папаша смылся еще до моего рождения. А мать не пережила родов. Дед воспитывал. А твои предки где?

— Понятия не имею. Я подкидыш. Оставили на вокзале под лавкой.

Влад кивнул, но еще бутерброда не предложил. Пришлось начать есть уже немного подстывшую лапшу. Мы только что познакомились, поэтому молча жрать мне показалось неприличным. Тем более, что мучили вопросы.

— Ты не удивился, узнав о слежке. Кем работаешь?

Влад неопределенно пожал плечами:

— Простой охранник.

— Так уж и простой, — я старательно прищурился, надеясь таким нехитрым способом выведать побольше. Не вышло. Влад покосился на часы и решительно встал.

— Настолько простой, что если опоздаю, то вылечу с работы. До утра.

Дверь хлопнула, я доел лапшу, сделал себе еще кофе и вернулся в комнату. Немного посидел, глядя на недоделанный баннер для мелкой фирмы по производству водопроводных труб, и кликнул на иконку любимого порносайта. Задумчиво побегал курсором по меню и будто ненароком включил весьма специфический раздел. Просто из интереса. Поначалу все было, как обычно, ну кроме того, что парней было двое, а девушек ни одной. Они старательно разогревались, лапая друг друга и смачно целуясь. Что мне не нравилось во всех этих фильмах, так это поцелуи. Ну не будут нормальные люди так слюняво облизываться, громко хлюпая и чавкая.

Но потом дело пошло быстрее. Перед собой я никогда не стеснялся, поэтому с интересом наблюдал за подготовкой, попутно отмечая аккуратно выбритые стратегически важные места. Постепенно втянулся и даже возбудился. Настолько, что спустил штаны и привычно сжал руку на члене. Парни на экране вошли во вкус так, что, кажется, забыли о съемке и наслаждались вовсю. Я тоже. И меня особенно подстегивало звуковое сопровождение. Впервые на моей памяти стоны были действительно настоящими, а не фальшивой работой на камеру.

И лица. Никто из парочки не пытался выглядеть красивым. Искривленные пароксизмами страсти лица, вспотевшие лбы, спутанные волосы. И финалом — жадные хлюпающие звуки вперемешку со шлепками кожи о кожу. Оргазм был необычайно ярким и долгим. Настолько, что отдышавшись и вытершись, я задумался о собственной ориентации. Гей я или не гей? Проверить можно только одним способом, но к нему я был еще не готов.

И подготовиться так и не успел. Потому что в три часа ночи мне натянули на голову мешок и унесли в неизвестном мне направлении. Свидетельством похищения осталась сиротливо валяющаяся в подворотне упаковка колбасы. Мой завтрак.
Написать отзыв