Самая несмешная шутка Джокера

миниангст / 13+ слеш
Кайдан Аленко Капитан Шепард
31 мар. 2016 г.
31 мар. 2016 г.
1
1757
 
Все главы
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
 
Поцелуй был долгим, от нехватки воздуха мучительно горели легкие, однако он все никак не мог прервать это касание губ, чтобы сделать вдох. Наконец, Кайден сделал шаг назад, забирая с собой эту обжигающую ласку, оставляя взамен только поток холодного воздуха, сразу выстудивший все вокруг.
— Подожди, — хрипло попросил Шепард. — Не уходи. Останься.
Кайден молча посмотрел на него, улыбнулся и сделал шаг навстречу, затем лицо его исказила странная гримаса, словно мужчине внезапно стало больно.
— Что с тобой? — Шепард протянул руку, пытаясь коснуться щеки Кайдена.
В темных глазах того отразилось пламя, затем вспыхнул и сам Кайден, за считанные мгновения превращаясь в пепел.
Проснулся Шепард мгновенно, рвано дыша, в голове мерно ударял гигантский молот, ладони вспотели. Снова кошмар, снова Кайден, одно и то же, которую ночь подряд — поцелуй, затем вспышка и пепел на руках.
— Я так больше не могу… — с отчаянием произнес Шепард, обращаясь к пустой каюте. — Я так больше не могу.
Никто не отвечал. Шепард поднялся, чудом удержавшись на ногах, казалось, внезапно кто-то изменил гравитацию на корабле, заставляя слабое человеческое тело желать лишь распластаться горизонтально и не вставать больше. Хотелось умыться, нет, залезть под холодный душ, чтобы смыть это воспоминание, смыть прошлое, чтобы открыть глаза и оказаться в прошлом, где жив Кайден.
Шепард слишком поздно понял, что этот проклятый саларианский двигатель взорвется слишком быстро; что забрать всех, рвануть его на расстоянии и посмотреть, как планы Сарена вместе с лабораторией обращаются в ничто, они не смогут; что кому-то придется остаться, чтобы остальные ушли.
— Вперед, мой капитан, — сказал Кайден.
Надо было приказать ему возвращаться, оставить с саларианцами Эшли, чертову ксенофобку Эшли, вместе с ее отцом, дедом и стихами. Шепард уже почти был готов, когда Кайден нашел самый весомый аргумент:
— Ты должен зачистить район закладки от гетов, забирай Эш, улетайте, иначе погибнем все.
— Я заберу вас, Кайден.
— Думаю, мы оба знаем, что будет, Шепард, — и связь замолчала.
Эшли… Идиотка Эшли, испугавшаяся гетов и активировавшая бомбу до того, как отряд саларианцев вместе с Кайденом смог подойти на точку высадки. Ее пришлось спасти, взять с собой на корабль. Надо было приказать Кайдену бежать к «Нормандии», а Эшли отправить к их нежданным союзникам, приказав заманить на себя как можно больше гетов. Но Шепард этого не сделал.
Через три минуты на поверхности Вермайра расцвел огненный цветок, а в душе Шепарда образовалась кровоточащая дыра. Три минуты, отсчитанных ударами пульса, дыханием, взглядом. Когда на кону судьба Галактики, приходится приносить жертвы, личное становится неважным, главное — победа и общее благо. И того, кого ты любишь, нужно оставить погибать, потому что ты сам должен выжить.
— Запишите на мой счет принесенных жертв — Кайден Аленко.
В дверь постучали. Шепард пошел открывать, наверное, там какие-то важные известия, раз уж с ним не связались по интеркому. На пороге стояли Тали и Гаррус, чем-то взволнованный. Кварианка, наверное, тоже волновалась: за глухим шлемом понять было невозможно.
— Шепард, мы кое-что принесли.
— Что именно? — из вежливости спросил он.
На самом деле ему было наплевать, что они там такое приволокли. Но проклятая учтивость не дала отправить прочь соратников. Тали и Гаррус вторглись в каюту, сходу развернули какие-то графики на планшете, принялись тыкать в них и на два голоса что-то произносить:
— … из расчета взрыва по категории наземного…
— … двигатель саларианского корабля, соответствующий расчетным характеристикам…
— … таким образом, мы имеем…
Шепарду больше всего хотелось зажать руками уши, выпроводить прочь что-то решивших обсуждать технических умников и сунуться уже под холодный душ, но от него явно ждали ответа, а он прослушал, что там такое от него хотели.
— Я ничего не понял, — наконец, сказал он. — В двух словах.
— В два не уложусь, можно три? — Гаррус посмотрел с каким-то словно бы участием.
— Валяй, — сказал Шепард.
— Кайден жив. Возможно.
— Что?
— Шепард, вы знаете о том, что биотическая способность Кайдена обусловлена нулевым элементом, образующим нервные утолщения его мозга? — начал Гаррус.
Коммандер кивнул. Безумно важная информация, разумеется.
— При подаче электрического заряда на нулевой элемент происходит образование поля темной материи. По сути, саларианский двигатель при помощи эффекта массы заставил лабораторию схлопнуться внутрь себя, а пламя что мы видели — детонация гетов и подземного комплекса.
— И как связаны мозг лейтенанта Аленко и двигатель корабля?
— Вы знаете, что такое пространственно-временной континуум? — тут речь уже взяла Тали. — Замедление времени в гравитационном поле возможно, вы сами видели, как биотики это делают. Мы с Гаррусом провели расчеты сравнительной мощности получившейся энергии двигателя, приняли во внимание примерное расстояние от центра взрыва до местонахождения Кайдена, приплюсовали время от последнего сеанса связи до детонации, перемножили на количество имеющихся биотиков. В сухом остатке имеем возможную массовую телепортацию отряда на расстояние, равное переходу в безопасную зону с запасом времени в десять секунд.
— Дальше мы взяли суммарную мощность отряда, посчитали количество поглощаемого тепла в общем кинетическом барьере, — подхватил Гаррус. — Получается, что взрыв, эквивалентный двенадцати килотоннам, выделяет количество тепла, рассеиваемое в зоне предполагаемого местонахождения отряда при барьере с поглощаемостью в четыре биотика с имплантом L-2.
— А отряды гетов вы в расчет тоже приняли?
— Разумеется, — кивнул Гаррус. — Я просчитал вариант отхода, учитывая рельеф местности, встречающиеся на пути укрытия и точки для ведения подавляющего огня по гетам. Получилось, что при планируемом отходе отряд добирается до джунглей с потерей десяти процентов бойцов.
— А выкладки верны?
— Шепард, я турианец, если дело касается ведения боя, тактики и стратегии — я знаю об этом все.
— А с чего вам вообще пришло в голову начать эти расчеты?
Слушать не хотелось. Они говорили красиво, умно, правильно. Но они же давали надежду. Шепард не хотел думать, что будет, если окажется, что все напрасно, в графики вкралась ошибка, а Кайден погиб.
— Я был офицером СБЦ, Шепард, как-то мы брали один склад, выкурить засевших внутри не удалось… Забросали гранатами. Полыхало так, что можно было целиком изжарить варрена на приличном расстоянии от склада.
— И?
— Три часа назад я получил сообщение о том, что глава того отряда наемников жив, он прислал полное сарказма, назовем его так, письмо, в котором сообщал, что запечь биотика у меня не получилось. Я сразу подумал о Кайдене. Мы с Тали провели все возможные расчеты.
— Допустим… Я сказал — допустим. Но откуда там еще три биотика?
— Саларианцы всех своих биотиков сразу отправляют в ГОР. Я видел, как некоторая часть отряда, оставшегося с Кайденом, «синеет». Киррахе ничего не сказал, видимо, счел эту информацию не совсем уместной в текущих обстоятельствах.
— Капитан, прикажете развернуть «Нормандию» к Вермайру и забрать Аленко? — по громкой связи спросил Джокер.
На корабле воцарилась какая-то гробовая тишина, нарушил которую задыхающийся от возмущения голос Карин Чаквас:
— Это самая несмешная ваша шутка, Джокер.
— Я не шучу, док… Капитан?
— Курс на Вермайр, — пробормотал Шепард, затем уже более уверенно повторил. — Да, Джокер, приказываю подобрать лейтенанта Аленко на Вермайре.
Гаррус и Тали, догадавшись, что их присутствие здесь сейчас излишне, удалились, оставив свои расчеты. Шепард взял планшет, посмотрел на цифры, графики и какие-то схемы. И все-таки пошел в душ.
Холодная вода текла по лицу, смешиваясь с горячими солеными каплями. Кайден может быть жив. Три минуты — разве он мог успеть спастись? Но из каких расчетов тогда исходили Гаррус и Тали? Они взяли их не на пустом месте. Кто лучше кварианки разбирается в технике и лучше турианца — в том, что касается взрывов? Они должны быть правы.
— Шепард, зайдите к доку Чаквас, она просила, — ожил интерком в каюте.
Шепард взял себя в руки, несколько раз глубоко вздохнул и выключил воду. Нужно действовать, положиться на боевых товарищей, которые наверняка просчитали все по десять раз перед тем, как сказать эту фразу. Кайден жив.
Доктор Чаквас нервно ходила возле стола, в воздухе пахло успокоительными каплями — пила она их, по старинке отмеряя в стакан с водой.
— Звали? — спросил Шепард.
— Если лейтенант Аленко и остался жив, могут быть необратимые повреждения мозга, электромагнитный импульс выводит из строя электронику в радиусе нескольких километров, его имплант вряд ли выдержал.
Шепард кивнул, потом покачал головой:
— Кайден умен, он мог как-то его экранировать или что-то в этом духе. Я не разбираюсь в биотических имплантах, но разве они не рассчитаны на определенную нагрузку?
— Если бы они выжили, саларианцы бы подали сигнал своим…
Шепард посмотрел на пузырек с успокоительным. Нет, не думать об этом, на Вермайре нет никакой связи, они не смогли сообщить, что живы, вот и все. Или сигнал пробивает только вблизи планеты, все-таки станции должны были пострадать из-за взрыва.
— Капитан, получаю сигнал бедствия с планеты… — прорезался на связи Джокер.
— Принять и ответить.
— … Аленко, лейтенант сил Альянса. Меня кто-нибудь слышит? Повторяю…
— Мы вас слышим, лейтенант Аленко, — как можно спокойнее отозвался Шепард. — Сообщите свои координаты.
— Передаю. Кто вы?
Нервным смехом грохнул весь экипаж.
— Корабль «Нормандия» с первым человеком-СПЕКТРом на борту, лейтенант, — простонал Джокер. — Держись, Кайден, мы уже заходим на посадку.

Поцелуй был долгим, от нехватки воздуха мучительно горели легкие, однако он все никак не мог прервать это касание губ, чтобы сделать вдох. Наконец, Кайден сделал шаг назад:
— Кажется, на нас все смотрят.
— Я не смотрю, — сразу возмутился Гаррус, отворачиваясь и прикрывая лицо ладонями.
— О, Кила, нет-нет, я не смотрю, — Тали тоже повернулась к ним спиной, отключив вывод звука.
— Тут никто не смотрит, лейтенант, не волнуйтесь, — уверил Джокер, пробормотав себе под нос. — Это будет самое улетное фото в моей коллекции.
Надо было оказать помощь раненым, осмотреть обугленные развалины центра, убедиться, что по планете не шляются каким-то чудом выжившие геты, расспросить, как же так получилось, что Кайден выжил, но Шепард никак не мог даже с места сдвинуться от накатившей внезапно усталости. Он смотрел, как все поочередно подходят к Кайдену, обнимают, хлопают по плечу, шумно радуются, как доктор Чаквас хлопочет над саларианцами.
— Тебе надо поесть как следует после такого выплеска, — опомнился Шепард. — Рекс, Гаррус, ведите лейтенанта Аленко на корабль, Лиара и Тали идут со мной на разведку. Джокер, свяжись с ближайшим саларианским кораблем.
Жизнь продолжается, борьба за мир во всем космосе — тоже.