Талькины сказки

максифлафф, фэнтези / 13+
4 апр. 2016 г.
4 апр. 2016 г.
4
8109
 
Все главы
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
Напрасно взрослые полагают, что дети ничего не смыслят в таинственной и полной проблем жизни. Я точно знаю, что это не так. Поэтому, когда вместо обещанного и долгожданного путешествия на море Тальке объявили о поездке к неизвестной бабушке Маше в деревню, он сразу понял: это злой и коварный кризис виноват!
Этот противный кризис уже не раз вмешивался в его жизнь, и Талька не стал капризничать. Он не будет возражать и проситься на море, а то ведь этот кризис просто съест папу и мамой закусит. Спорить-то не стал, но расстроился. Ведь в этой неизвестной деревне наверняка нет моря, и там, совершенно точно, не понадобятся новенькие ласты и маска, любовно выбранные еще зимой. Да что говорить — это была катастрофа! Но папа все чаще хмурился и работал все больше, мама даже плакала и иногда опаздывала, не успевая вовремя забрать Тальку из садика, а потом заискивающе улыбалась воспиталке и объясняла:
- Кризис...Задерживают...
И строгая воспитательница понимающе кивала. Ее, наверное, тоже мучило это чудовище.
Ужас!
И вот Виталий Сергеевич Андреев, пяти лет от роду, житель Москвы, едет с непривычно разговорчивым папой в автомобиле в неизвестное место, где живет даже не бабушка, а сестра его бабушки Мария Сергеевна. По словам папы - это замечательное место. Там и лес, и речка, и всякие фрукты-овощи растут не в магазине, а прямо на земле, и есть еще много-много всего удивительного.
Но Талька не слушал, почему-то ему было очень грустно. Он никогда еще не расставался с родителями, и ему было очень страшно. А вдруг эта неродная бабушка будет злой, как мачеха Золушки, и будет его обижать. А вдруг …
Тут воображение Тальки тормозило и решительно отказывалось работать, но это вовсе не означало, что с ребенком, которого бросили родители, ничего случиться не может.
В носу защипало, и Талька чуть не расплакался от жалости к себе, но папа рассказывал что-то веселое из своего детства в деревне и внимательно смотрел на дорогу, поэтому ничего не заметил. С этими печальными мыслями мальчик заснул, а машина продолжала ехать, увозя расстроенного Тальку дальше и дальше от дома, любимых родителей, друзей и приятелей, в деревню под названием Еловая глушь.
Видите, даже название соответствующее.
На место они приехали ранним утром, и хмурый Талька без особого любопытства рассматривал утопающую в зелени низенькую крепенькую избу и маленькую старушку, спешащую им навстречу:
- Сереженька! Приехали! Вот радость-то!
Папа крепко обнял бабульку. Он гладил ее по голове как маленькую, часто моргал и бормотал:
- Ну что ты, теть Маш... Смотри, это Талька, мой сын. Ну, не плачь же!
А у самого, честное слово, глаза были на мокром месте.
Талька удивился, раньше он никогда не видел папу в таком состоянии. И даже огорчился.
- А вон там, - начал он сердито, - ваша курица накакала на дорогу. Разве это гигиенично?
- А и правда, - старушка оторвалась от его отца и глянула на мальчика. - Ну, ты уж не серчай, Виталий свет Сергеевич. Курица она курица и есть, что с нее взять? А может возьмешься и научишь бестолковых?
Глаза у бабушки были синие-синие, и, несмотря на серьезный тон, в них читалась добрая насмешка, и Талька понял, что обижать его тут точно не будут. Он насупился. Это совсем его не обрадовало, ведь это значило, что у него не будет причины проситься домой.
- Идемте в дом! Сереженька, ты ведь успеешь позавтракать? Я пирожки сладила. Твои любимые! Виталик, пойдем!
- Ни за что не откажусь, мама Маша, - ответил улыбающийся и какой-то помолодевший папа и, взяв из багажника вещи, пошел вслед за старушкой. А потом он чуть отстал от женщины, посмотрел на сына с укором и сказал:
- Ты уж, брат, не обижай бабушку, она очень хорошая! Она мне как мама...
- А почему тогда я ее не знаю? - резонно возразил сын.
Папа не ответил, и на его лице пропало выражение какого-то детского счастья. Он нахмурился. Виталик страшно пожалел, что стал спорить с отцом, ведь тот назвал его «братом», а это бывает только когда папа в самом лучшем настроении. Но как исправить положение, Талька не знал. Он взял сумку с планшетом и «нинтендой» и поплелся за отцом в дом.
И хотя настроение у Тальки не улучшилось, пирожки ему очень понравились. Да и дом понравился. Он был чистым-пречистым, а на бревенчатых стенах висели фотографии и смешные часы с кошкиными глазами, которые смотрели туда-сюда и громко тикали, а пахло в доме чем-то очень приятным и домашним.
Талька, воспользовавшись тем, что папа и бабушка Маша о чем-то переговаривались и почти не обращали на него внимания, принялся искать глазами телевизор. Он почти не заволновался, ну не видит и не видит, подумаешь! Наверное, в другой комнате. Ведь не может же быть такого, чтобы самого важного предмета не было в доме. Ведь не может?
А потом они провожали папу, и Талька все-таки разревелся. Бабка утешать его не спешила, смотрела вслед папину автомобилю и что-то шептала.
- Скатертью дорога, сынок! - сказала она громко и оглянулась на мальчика. - Пойдем, я тебя познакомлю со своими жильцами. Тебе понравится.
- Лучше покажите, где у вас телевизор и интернет, - почти грубо ответил Талька.
Бабуля усмехнулась:
- Вот горе-то! А ить, нет у нас городских чудес! Глушь тут, - сказала, а в глазах вопреки словам, ну ни капельки сожаления.
А вот это был удар. Талька аж задохнулся:
- Как нет? А как же я?!
- И интернету нету, и телефон не берет, - вроде бы даже с удовольствием добавила она. - А ты... Ну уж как-нибудь, я думаю, не соскучишься...
- Я хочу домой! - заявил разозленный и растерянный Талик. - Я не буду тут жить! Не буду!
Он и дальше бы кричал и топал ногами, но бабка как сквозь землю провалилась. Только что была, смотрела на него с веселым удивлением - и нет ее. А раз некому кричать, то какой смысл? А еще, откуда из-за спины послышался гнусавый писклявый голос, который возмущенно фыркнул и заявил:
- Мурасик, ну ты видел?! Все пироги умял, а еще ынтырнет спрашивает. Они в городу все такие прожорливые?
Талька возмущенно обернулся, да так и застыл с выпученными глазами. Недалеко, у невысокого куста стоял кто-то совсем чудной и небывалый и, представьте себе, беседовал с толстым и сонным котом. И кота его внешность нисколько не смущала. Он сонно жмурился, и вяло кивал ушастой головой, а на морде у него было написано неодобрение поведением гостя и скука.
- Молодеш-ш-шь, — промурлыкал он отчетливо и задремал.
Его собеседник, ростом чуть повыше этого кота, одетый в зелененький кафтанчик, но без штанов, топнул босой лапкой и заголосил укоризненно:
- Вот ведь какая ты ленивая скотина, Мурасик! Я тебе — молочка, я тебе - яичко, а ты?!
- Скотина — плохое слово, - выдавил из себя Талька.
И тут... Кот забыл, что он вроде бы спит, и вскочил, вытаращив глаза и гневно распушив шерсть. А маленький человечек, открыв рот, обернулся к мальчишке и ошарашенно возразил:
- Чой-то плохое? Скотинка, она и есть скотинка, хоть называй ее так, хоть нет. Мамочки мои, он что? Он нас видит?
- А не должен? Разве вас тут нет? И коты, кстати, не разговаривают, - заявил Талька с уверенностью, которой на самом деле не испытывал.
- Конечно, не разговаривают, - уверил его успокоившийся кот, повернулся и лениво поплелся к дому. - Куда уж нам... - донеслось уже издалека.
- Он обиделся? - спросил Талька у коротышки. Произошедшее не желало укладываться у него в голове.
- Он? - в тон ему отозвался маленький незнакомец. – Неа, не думаю. Если ему на хвост или там на лапу наступить - обижается, а так... ворчит просто. Старый он. Ученый, - уважительно добавил человечек.
- Это заметно, - согласился мальчик и замолчал. В голове у него крутилась тысяча вопросов, но он боялся спугнуть чудо и приключение, которое пришло к нему там, где не ожидалось ничего хорошего, и тогда, когда он почти перестал его ждать.
Лето Тальки началось, но об этом в следующей главе.
Написать отзыв