Размер шрифта  Вид шрифта  Выравнивание  Межстрочный интервал  Ширина линии  Контраст 

Заблудшие души.

от In Flame
драбблыДетектив, Семья / 18+ / Слеш
Виктория Грейсон Нолан Росс Эмили Торн
7 апр. 2016 г.
7 апр. 2016 г.
1
1.550
 
Все главы
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
7 апр. 2016 г. 1.550
 
- Почему ты не спишь?
Нолан стоял за спиной в своих цветастых трусах. У Нолана всегда все так просто и он не усложняет. Или может он просто не понимает, для чего все сложности и условности.
А они нужны для того, чтобы скрыть то, что надо скрыть. То, что не для всех других. Не для Бэна, Джека и Дэвида.
Эмили сомневалась, что это вообще для кого-то из внешнего мира. А в ее внутренний мир был не вхож никто.
Но лишь до поры.
- Эмс, все хорошо?
Нолан настойчив, и как никогда чувствует то, что, возможно, его пугает в Эмили. Эмили сама боится того, что у нее внутри. То, что может прорваться и больно ужалить тех, кто не причастен.
Нолан, обходит диван и садится напротив Эмили на корточки. На нем все еще эти безобразные цветастые шорты. Эмили смотрит на них и ей кажется, что надень она такие, все подумают то, что всегда думают о Россе. Просто Росса не волнует, что о нем думают. Он просто живет.
- Слушай, может бросим все тут на время и съездим на Гавайи, м?
Странное желание сбежать, Эмили тоже не покидает. Но куда бы она не отправилась, чувство, которое расцвело внутри, не даст ей сбежать от себя. Оно и так преследует по пятам и неприлично рвется из груди.
Но только рядом с Викторией. Рядом с этой ведьмой у Эмили холодеет спина, часто бьется сердце и ни одной приличной мысли в голове. Куда она может сбежать от этого чувства, что ей надо быть здесь?

Все когда-то кончается. После гибели Дэниела, они с Викторией будто стали ближе. Стали ведь? Конечно, нет. Это все очередная иллюзия, что все будет хорошо, когда ничего уже не поправить. Потому что Дэниел мертв, а Виктория всегда будет винить Эмили, то есть, Аманду, в том, что ее сына больше нет. Эмили и сама винит себя в этом. Даже в том, что она до сих пор скучает по тем временам, когда они с Викторией были врагами. Сейчас они друг другу просто никто.
- Никто, - повторяет Эмили, лежа в постели, в доме Грейсонов.
Бывший дом Грейсонов, хранит тишину и ночное умиротворение. А Эмили думает о том, что они играли с Викторией вместе, в одной команде, когда им грозила опасность. Они были словно одно целое и это незабываемое чувство. Но, конечно же, оно не забылось только ей. Виктория скорее всего даже не помнит о том, что помогала девушке. Да и вспоминать не желает.
Девушке, из-за которой погиб ее сын. Девушке, которая разрушила ее жизнь. Девушке, которую не может простить. Девушке, дочери своего любимого человека.
Иногда это просто невыносимо, так жить.
- Эм, ты чего не спишь? - вопрошает Нолан, когда приходит на кухню выпить воды.
Смотря на то, как он жадно поглощает живительную влагу, Эмили вспоминает Викторию. Как на какой-то из вечеринок, она мерно пила вино, поглядывая на девушку, стараясь сделать так, чтобы Эмили следила за каждым ее шагом, жестом и словом.
Эмили и следила.
- Эми…
Нолан все еще настойчиво ждет ответа.
- Я… Мне не спиться чего-то. После всего, что было, мне не помешает прогуляться.
Очередная блестяще разыгранная ложь. Но скорее всего, Росс многое понимает и не пытается удержать Эмили в особняке, в котором даже стены пропитаны духом Грейсонов.
Росс просто кивает и бросает в след: «Будь осторожна»
Эмили всегда осторожна, даже когда ей этого не хочется. Сейчас больше всего хочется на этом одиноком, ночном берегу встретить Джека. Но скорее всего Джек решил выспаться перед работой. Ему сейчас не до ночных прогулок. Он спит крепким сном, и Эмили завидует ему. Джек ничего не знает. И Эмили радуется этому, потому что узнай он то, что знает Эмили, это разбило бы ему сердце.
Эмили бьет сердца, как чашки фарфоровые. Эйден, Дэниел, Джек, Бэн… Двое из них мертвы. И они были для Эмили очень большой частью жизни. Еще двое - живы, но не является важной составляющей. Только частью, но не всем, за что бы стоило жить.
Эмили хорошо понимает, что таким человеком для нее является тот, кто на противоположной стороне полюса. И этот человек, никогда не позволит ей прикоснуться к себе так, как бы Эмили хотела.
Когда-то она прикасалась к Виктории, но это было еще тогда, когда у Эмили не было даже намека на симпатию.
Сейчас, у Эмили одно целое чувство. Сильное и испепеляющее. Которое готово выдать ее с головой, и растоптать гордость, всю, без остатка.
- Скажи мне, что я не сплю!?
Голос Виктории обрушивается вдруг на Эмили среди ночной тишины пустынного берега. Она разворачивается, чтобы понять, кажется ли ей или это правда.
Оказывается, что Виктория уже давно стоит за ее спиной. Наблюдает.
- Не спишь, - отзывается Эмили, засовывая руки в карманы куртки.
Виктория стоит всего в десяти футах от нее. Не подходит. Раздумывает.
- Что привело? - спрашивает Эмили, поворачиваясь спиной к женщине.
Говорить не хочется, но Эмили не приятен взгляд в спину.
- Меня успокаивает ночной океан, - отвечает Виктория. - Раньше, я всегда приходила на него посмотреть перед сном.
Эмили чувствует, как Виктория медленно делает шаги по направлению к ней. Она все еще смотрит девушке в спину, и взгляд этот колючий и неприятный.
Но тем не менее, именно этот взгляд запускает по телу мелкую дрожь. Эмили дрожит, хотя на улице не намека на холод или промозглость. Эмили дрожит и эта дрожь пробегает по спине, уходя в ноги. А потом поднимается оттуда чтобы поселиться тягой внизу живота. Эмили не поворачивает головы, хотя точно знает, что Виктория стоит рядом, и тоже смотрит на океан и вдыхает его дивную свежесть.
- Лемаршал хочет тебя уничтожить, - говорит Виктория после долгого молчания. - И она сделает это, поверь мне.
У Эмили внутри образовывается горячее чувство, что Виктория пришла сюда, чтобы предупредить своего бывшего злейшего врага. Это нелепо. Зачем Виктории разрушать свои же грандиозные планы? Ведь она столько лет мечтала, чтобы Эмили не было на этом свете, в этом городе. Что изменилось за последние полгода?
- Зачем ты мне это говоришь? - вопрошает Эмили, хотя знает примерный ответ.
Виктория опускает голову, улыбается. Эмили не смотрит на нее, но чувствует ее улыбку, будто сама является ее причиной.
- Просто знай и будь готова сражаться за свою жизнь, - тихо говорит Виктория.
Ее голос странно спокоен, словно она смирилась сейчас со всем что произошло. Со смертью Дэниела, с разлукой с Дэвидом, с тем, что Эмили всегда будет любить отца, а значит, ей нет места в их семье. Но смирение имеет побочные эффекты, Эмили ли не знать.
- Не думала, что тебя волнует моя жизнь - усмехается Эмили.
Это правда забавно.
- Меня волнует Дэвид, - так же спокойно говорил она. - А Дэвид волнуется за тебя. Значит, и я тоже.
Отлично разыграно, миссис Грейсон! Виктория сама удивляется. как у нее все слова просто логично складываются в картину ее нынешнего мира, в котором не осталось ничего, как раз благодаря Эмили. Но именно благодаря ей, она перестала врать себе и всем.
Только одному человеку она все еще не может сказать всей правды. И этот человек перед ней.
- Тебе на него наплевать, и на меня тоже - выплевывает Эмили, не знамо зачем.
Она ведь верит, что Виктория изменилась, она чувствует эти изменения, словно бы они и ее затрагивают. Но она все равно не может смириться до конца с тем, что сделала Виктория в прошлом. Это просто так не выкорчевать, и не растереть в порошок.
Виктория снова улыбается. Но на этот раз она смотрит на Эмили, которая не может пересилить страх, и тоже посмотреть на женщину. Но не только страх бродит в крови, но еще и желание. Этот грех Эмили не желает делить с Викторией, хотя жаждет этого больше всего.
- Ты никогда не перестанешь меня ненавидеть, да? - интересуется женщина, все еще наблюдая за эмоциями на лице Эми.
Ах, если бы она знала, как на самом деле Эмили к ней давно относится. Но она не узнает, просто потому что для Эмили это может сыграть злые шутки. Нельзя отдавать врагу то, что он больше всего добивается, даже если это бывший враг. Эйден говорил, что бывшие враги, должны быть мертвые, только тогда, они могут узнать правду.
Пост-фактум.
- А ты никогда не перестанешь желать мне смерти! - парирует Эмили, наконец-то смотря на Викторию.
Руки в карманах сжимаются до боли в костяшках пальцев. Эмили чувствует, как живот скручивает от желания, но она не даст ему волю. Она слишком сильна для подобных срывов. И даже если сейчас ей хочется совсем не разговоров, она просто уйдет.
Она сможет.
Взгляды яростно скрещиваются, рождая то ли жгучую ненависть, то ли колкую страсть. Виктория делает два шага навстречу Эмили, и на не отступает под натиском врага. Она смело встречает взгляд Грейсон, про себя молясь, что ее руки не обнимут ее, и не сделают то, что желают.
Губы Виктории близко, и Эмили готова потерять всю свою выдержку, а с ней и власть над разговором. Опыт берет верх над молодостью, и Эмили готова сорваться, но на лице ни одной эмоции. Взгляд направлен на губы Виктории, которые размыкаются и женщина произносит:
- Я не желаю тебе смерти. Я просто хочу, чтобы ты была осторожна, потому что Марго опасна так же, как когда-то была ты сама. Уезжай.
Последнее слово странно перекликается с другим словом в голове Эмили: «Не провожай!»
Это напряжение между ними, заставляет Эмили отступить, но Виктория словно охотник, хватает свою добычу, за плечи, впиваясь в уже обветрившиеся губы Эмили, горячим желанным поцелуем.
Эмили даже не успевает подумать. что все может для них плохо кончиться. Сейчас она хочет чтобы женщина продолжала, не отпускала ее, не давала сбежать.
Ведь все так очевидно. Они обе заблудшие души в поисках тепла и любви. И может быть, именно благодаря Лемаршал и ее коварному плану разрушить жизнь Эмили снова, они сегодня ночью будут счастливы.
 
 
 Размер шрифта  Вид шрифта  Выравнивание  Межстрочный интервал  Ширина линии  Контраст