Туман

от H2O
минифантастика, хоррор / 16+
25 июн. 2016 г.
25 июн. 2016 г.
1
3600
1
Все главы
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
 
Челнок космической разведки "Функе", оставил на пурпурном небе огненный росчерк и врезался в поверхность планеты. Из его покореженного падением остова, пошатываясь и осоловело тряся головой, выбрался пилот. Он прошел несколько шагов по сырой, увитой синеватыми растениями, земле и упал навзничь, больше не двигаясь.

Очнулся он, когда край солнца коснулся горизонта. Солнце здесь оказалось зеленоватым и непривычно огромным, но тусклым и совсем не дающем тепла.
Пока он находился без сознания, тело окоченело на сырой, холодной земле; изо рта при каждом выдохе вырывалось облачко пара. Необходимо было найти укрытие и согреться. Можно, конечно вернуться в челнок, но там...
Нет. Лучше уж замерзнуть!
Бауэр тяжело поднялся на ноги и побрел вперед, разузнать, куда его забросила судьба.
***
Поляна с синеватыми вьюнками осталась за спиной, когда он увидел море. Но совсем не воды, нет!
Тумана.
Плотный, отливающий серебром в зеленоватом свете заходящего солнца, он медленно колыхался и переливался, клубился над поверхностью планеты до самого горизонта. Длинные туманные щупальца иногда вырывались из его поверхности, словно ощупывая воздух, шаря в поисках добычи. Бауэр оторопело остановился, не подходя ближе.
Не прошло и несколько секунд, как мимо него, жужжа, пролетело какое-то огромное, с птицу, насекомое и устремилось в сторону тумана. Его тут же схватило щупальце, утянув в переливчатое марево.
Пилот судорожно сглотнул и решил вернуться на поляну, куда упал челнок.
Хищное туманное море не выходило из берегов - если он не будет подходить к нему близко, то оно не страшно. Наверное.
Внезапно, в голову будто вогнали раскаленную спицу и перед глазами вспыхнули яркие кляксы. Бауэр упал на колени, постанывая от боли. Муторная волна тошноты подкатила к горлу и он, с хрипом, стал вдыхать воздух. Запах сырой земли забил ноздри, но тошнота постепенно прошла. Голову разорвали яркие вспышки боли и он, не вставая на ноги, на четвереньках пополз к челноку.
Кое-как добравшись до "Функе", пилот протиснулся внутрь через пробитую при падении обшивку. В кабине воняло кровью и дерьмом - всем тем, что может вытечь из раздавленного в кашу тела. Воняло смертью.
Бауэр зажал нос, борясь с очередным приступом тошноты. Электрические системы челнока больше не работали и ему пришлось насильно заклинить люк, отделяющий грузовой отсек от кабины пилота. Тот со скрежетом закрылся.
Сам грузовой отсек был пуст, не считая стоящего на специальной подставке «груза» - цели их разведовательной операции, который они должны были доставить на базу.
Операция прошла без сучка и задоринки и на обратном пути им удалось миновать линию охранной армады незамеченными. Они уже поздравляли себя с удачей, когда челнок попал в электромагнитный шторм. Защитное поле почему-то не сработало; управление и навигационная система полетели к черту, челнок завертело волчком, а потом, после нескольких секунд парения в муторной, кромешной тьме, он вдруг оказался в атмосфере какой-то планеты, и падая, горел.
Врезавшись в землю боком он замер. Покореженный металл обшивки вдавило вовнутрь, расплющивая навигатора в лепешку...
Бауэр обессиленно опустился на пол грузового отсека, стараясь держаться подальше от "груза". Его колотил озноб и тошнота снова накатывала волнами.
Притянув ноги к груди, он закрыл глаза и пытаясь дышать очень медленно, вскоре уснул.
***
Пробуждение вышло внезапным. Подскочить его заставил какой-то непонятный звук - громкий и до умопомрачения неприятный гул. Дребезжание, эхом отражающееся в черепе, заставляло слезиться глаза.
- ЧТО ЭТО??? - во весь голос заорал он и ужаснулся, не услышав собственного крика.
Бауэр закрыл ладонями уши, но это не помогло. С воем катаясь по полу, он молился всем известным богам, чтобы этот ужасный звук закончился.
Но ничего не помогало. Время тянулось безжалостно медленно, час проходил за часом, а гул все не прекращался...
В какой-то миг пилот потерял сознание, а когда снова очнулся, то стоял на краю туманного моря.
Это оно издавало этот дребезжащий, металлический звук, от которого все расплывалось перед глазами из-за слез, а из носа начинала течь кровь.
Но все же он не мог уйти - туманное марево манило, звало его к себе:
"Иди ко мне, Вилли. Здесь ты обретешь покой. Здесь ты забудешь все и станешь счастлив... Я - дом для скитальцев. Я - утешение для обиженных. Я - забвение. "
Взгляд пилота стал отрешенным. Он перестал зажимать уши ладонями. Звук, исходящий из тумана стал громче, но он будто этого не заметил.
Он сделал шаг вперед...
Режущая глаза, яркая вспышка; невыносимая боль в ноге. Бауэр закричал и, отшатнувшись от серебристого тумана, упал на спину, корчась от боли.
Кончик правого сапога вместе с пальцами исчез, как будто отрезанный лазерным резаком.
Подвывая от ужасных страданий, Бауэр стал отползать от тумана. Дополз до поляны, где упал челнок и потерял сознание.
А туман все звал и звал его, обещая покой и забвение.

***
В лицо били лучи холодного зеленого солнца, и он отвернулся. Потом с трудом открыл глаза.Тело продрогло от лежания на холодной сырой земле, мускулы одеревенели.
Он попытался встать, но вскрикнул от резкой боли в ступне. Выматерился, вспоминая о случившимся. Лишенная пальцев, нога ныла. Он осмотрел ее: рана была ровная, страшная, с почерневшими краями; она зверски болела, но тем не менее не кровоточила.
Туманное море замолчало с первыми лучами солнца, но Бауэр знал, что стоит солнцу сесть, дребезжащий вой начнется снова.
Горло пересохло. Пилот негнущимися пальцами, отстегнул фляжку с водой от пояса и стал жадно пить. Утолив жажду, он хотел было плеснуть воду на лицо, но во время остановился. Воду стоило поберечь до тех пор, пока он не найдет источник. Дезинфецирующих таблеток было навалом, но чтобы очистить воду ее сначала надо найти.
С едой дело обстояло сложнее. Космический челнок не был оборудован для долгих перелетов и экипажу приходилось брать съестное с собой.
Его сухпаек сейчас находился в рюкзаке, а сам рюкзак остался в кабине, вместе с расплющенным и теперь медленно разлагающимся телом навигатора.
Бауэр подумал, что хочет он того или нет, но открывать кабину придется – там находился передатчик, который, наверное, все еще можно починить. Их челнок скорее всего уже ищут, слишком уж ценный груз был у них на борту.
А вот навигатора придется вытаскивать из челнока и хоронить.
Подавив накатившую тошноту, пилот кряхтя поднялся на ноги.
***
Когда он увидел во что превратился Шуманн, его все же вырвало.
Металл обшивки раздавил его голову, как тыкву. Острые края разрезали тело вдоль, до самого позвоночника. Внутренности и кровь вытекли из него, образовав на полу кабины темную, почти черную, зловонную лужу.

Лазерный резак оказался разряженным и поэтому электромагнитный импульс, выведший все электронные системы челнока из строя, был ему нипочем. Пилот нашел запасную батарею и воспользовался резаком, чтобы освободить труп навигатора из-под покореженного металла. Потом подхватил тело под мышки и выволок его наружу.
Нога пульсировала болью, но он заставил себя не замечать ее, а сосредоточиться на страшном бремени, которое он нес к морю тумана.
Бауэр выбрал небольшой холм, окаймлявший его в нескольких метрах от челнока. Он затащил тело Шуманна на самую вершину и опустил на сырую землю. Присел рядом.
- Ты был прав, Шуманн, ты не вернешься из этого похода, - сказал он вслух и вздрогнул оттого, как хрипло прозвучал его голос, - Сукин ты сын! Всегда оказывался прав... Но вот что я тебе скажу: я вернусь! Еще не знаю как, но вернусь!
Он хрипло рассмеялся, но тут же замолчал – слишком безумен был его смех.
- Хорошего тебе пути, старый друг, - его горло судорожно сжалось.
Напрягшись, он столкнул тело с вершины холма, и то, перевернувшись несколько раз, упало в туман.
Бауэр постоял еще несколько минут, смотря вниз, потом решительно повернулся и похромал к челноку.
***
Портативным пылесосом, он кое-как вычистил кабину от останков Шуманна. Запах все еще оставался - казалось, он намертво въелся в стены, в пол, в пластиковые панели. Сквозь выбоину в стене тянуло холодом и гнилостным запахом сырой земли, но все же Бауэр радовался этому малому притоку свежего воздуха.
Он нашел свой рюкзак и сухпаек, но есть не смог – его все время тошнило. Выпив последнюю воду из фляжки, Бауэр сел в кресло пилота и взялся за осмотр гиперпередатчика.
Тот, как и ожидалось, был сломан; превратился в кусок пластика с путаницей проводков внутри и починить его не представлялось возможным.
Бауэр чертыхнулся вполголоса и закусил губу.
Он вспомнил, что в корпус «Функе» был так же вделан и передатчик устаревшей, маломощной радиосвязи и теперь он оказался единственным шансом на спасение. С починкой передатчика стоило поторопиться - солнце уже миновало зенит и скоро туманное море начнет свою дребезжащую песнь. Тогда он не сможет ничего делать, кроме того, чтобы, зажав уши, с воем кататься по полу, моля о скорой смерти.
Бауэр отыскал набор инструментов и сосредоточенно принялся за работу.
***
Оплавленные контакты пришлось паять заново лазерным резаком, установленным на малую мощность. Руки тряслись, но в итоге Бауэру все же удалось починить передатчик до того, как диск огромного, зеленого солнца коснулся линии горизонта.
Он щелкнул тумблером и в динамике раздался скрежет, шипение и свист помех. Покрутив колесико он прошелся по всему диапазону частот, но ничего не нашел. Похоже, в этой точке вселенной он был одинок...
Он подумал было о секретности их операции и о грузе на борту челнока, но всю осторожность смыла устрашающая мысль, что ему суждено остаться на этой проклятой планетке навсегда.
Всхлипнув от отчаяния, он настроил передатчик на общепринятую частоту для передачи сигнала SOS.
- Мэйдэй-Мэйдэй! Это космический челнок «Функе», серийный номер 29-М-18. Мы потерпели крушение. Повторяю, мы разбились вдребезги! Прием! Мэйдэй! Кто-нибудь слышит меня?
В ответ раздались одни помехи.
Он повторял сообщение раз за разом, пока голос не охрип.
А когда последний луч зеленого солнца погас – вой туманного моря заглушил все вокруг.
***
Бауэр, скорчившись, сидел в грузовом отсеке. Из глаз текли слезы; из носа – сопли вперемешку с кровью. Он заблокировал все люки, как можно сильнее ограждая себя от тумана. Но все же он прекрасно его слышал.
Туман звал его, завораживал, но пока он терпел, пытаясь отвлечься, концентрироваться на посторонней мысли. Например, подумать о том, что рядом с ним в грузовом отсеке - аннигиляционная бомба, которую они с Шуманном тайно изъяли на звездолете на-ккае, дышащих азотом, гуманоидных чужих; о том, что эта бомба смогла бы уничтожить всю планету вместе с этим чертовым воющим туманом... И наконец наступила бы полная тишина.

«Но ведь ты не собираешься делать этого, а Вилли?» - в его голове явственно раздался голос Шуманна.
- Нет. Не собираюсь, - ответил Бауэр, но за дребезжащим воем тумана не услышал своего голоса.
Черт! Он уже начал слышать голоса и разговаривать сам с собой! Еще одна ночь и он окончательно рехнется...
Но все же был не только голос в его голове - когда он случайно глянул в маленький иллюминатор грузового отсека, то увидел темный силуэт со светящимися зелеными глазами. Глазом. Вторая глазница пустовала в раздробленном черепе.
Шуманн!
Туман вернул его!
Правда, с такой светящейся фарой вместо глаза, красавцем он больше не будет... Бауэр истерически расхохотался при этой мысли.
Темный силуэт подошел ближе.
«Вилли. Пойдем со мной в червоточину. Там ты будешь счастлив. Она подарит тебе покой.»
Безумный смех оборвался и сердце Бауэра обуял страх.
- Нет. Ты умер. Тебя нет!
«Тебя там ждет Мария.»
Он увидел и другие призрачные силуэты, выходящие из тумана и направляющиеся к челноку. Среди них была хрупкая фигура девушки с длинными светлыми волосами. Мария. Та, которую он любил. Та которая погибла. Та, которую он не смог спасти.
- Нет. Нет. Вас нет.
Он повторял это, как мантру, но все новые и новые фигуры выходили из тумана.
Все те, кого он знал. Все те, кого он не смог спасти, когда на-каае уничтожили его город.
Призраки.
«ВиллиВиллиВиллиВилли» - гул голосов сливался с воем туманного моря...
Челнок содрогнулся под ужасающим ударом. Казалось, по обшивке бьет огромная, металлическая рука.

(туманное щупальце)

Она сейчас сомнет челнок, как птичье яйцо и выдавит его наружу.

«ВиллиВиллиВилли»

Гул призрачных голосов, дребезжание червоточины и страшные удары, градом сыпавшиеся на челнок, сводили Бауэра с ума.

Призраки приникли к иллюминаторам и Бауэр увидел, что лица их – сплошные кровавые маски.
Следующий удар по челноку закончился металлическим скрежетом – обшивка лопнула! Он увидел, как через прореху проникает темный силуэт со светящимися зелеными глазами и оскалом на, лишенной кожи, лице.
И закричал.
***
Дальше мысли Бауэра смешались в гротескном калейдоскопе ужаса, крови и криков. Он не знал, было ли то настоящим, или, утомленный бессонными ночами и страхом мозг, сыграл с ним злую шутку.
Он явственно видел, как призраки один за другим проникают в грузовой отсек. Руки их вытягивались, истончались, превращаясь в длинные щупальца, алчно тянущиеся к нему.
Он резал эти щупальца лазерным резаком. Призраки кричали, скалили зубы; черная жижа, выплескиваясь из ран, покрыла пол, стены и самого Бауэра, сплошной липкой коркой.
Когда остался последний их монстров, тот мощным ударам щупальца, выбил у него резак из руки. Бауэр метнулся в угол, куда отлетело оружие, но наткнулся на подставку с аннигиляционной бомбой и упал. Его тут же опутали щупальца монстра и лицо без кожи приблизилось к нему вплотную. Изо рта монстра на Бауэра пахнуло гнилью; покрытые белесой пленкой глаза с чавкающим звуком бешено вращались в лишенных век глазницах.
«Вилли! Ты дал мне погибнуть!» - в голове Бауэра взрывом раздался крик. Это был голос Марии.
Сердце Бауэра прыгнуло к горлу. Он хотел оправдаться, сказать ей, что не успел тогда, что ему очень жаль, но щупальца обвили его горло и с невероятной силой принялись душить.
«Ты не спас меня, Вилли!»
Легкие уже горели огнем, а на глаза словно накинули черную пелену, но Бауэр продолжал одной рукой тянуться к резаку, а другой пытался оттолкнуть душившее его щупальце. Рука соскользнула с покрытого слизью подбородка монстра и пальцы Бауэра впились тому в глаз. Монстр заорал от боли и отпрянул, а Бауэр наконец-то нашел резак. Узкий красный луч разрезал тварь пополам и Бауэра обдала ледяная волна черной слизи.
Когда он думал, что уже все закончилось, то с ужасом увидел, что куски порубленных тел монстров снова срастаются и они опять оживают и продолжают тянуться к нему.
Заскулив от страха и отчаяния, Бауэр начал стрелять без разбора.
Когда заряд батареи в резаке закончился, он схватился за узкий кусок титановой обшивки челнока, приспособившись, его острым, как бритва, краем, рубить монстров.

Внезапно, атака прекратилась и Бауэр увидел первые бледные лучи солнца, осветившие горизонт.
Смолк и зов туманного моря. Червоточины, как сказал призрак Шуманна.
Обессиленный, он отыскал пятачок на полу, менее всего запачканный зловонной черной жижей и через уже секунду спал.
***
Он проснулся, когда солнце почти достигло зенита, с ужасной головной болью и слабостью. Вспомнил, что не ел уже несколько дней подряд. Аппетита не было, но он заставил себя распечатать пакетик галет и, всухомятку, сжевать несколько штук. Вода закончилась еще вчера и это являлось серьезной проблемой.
Бауэр, пошатываясь и прихрамывая, доковылял до кабины, к радиопередатчику. Но там его ждал еще один неприятный сюрприз – туман, должно быть, издавал какое-то излучение, потому что радиопередатчик сгорел, даже пластиковый корпус слегка оплавился. Починить его стало невозможным. Исчезла последняя надежда позвать на помощь.
Он упал на колени и взвыл от отчаяния. Горло сдавили судорожные рыдания. Но он во время вспомнил, о том, что влагу нужно беречь. Нужно сначала найти воду, а потом уже рыдать в свое удовольствие без опасения высохнуть, точно мумия!
Вот только, чтобы найти воду, ему нужно выйти наружу. А там монстры-призраки со щупальцами и черной слизью вместо крови. Правда, они, должно быть, боятся солнечного света и сейчас попрятались в туман, но он все же опасался, что какая-нибудь тварь может прыгнуть на него из тени...
Вооружившись куском обшивки, хорошо послужившей ему ночью, и стараясь не обращать внимания на дрожь во всем теле, он пролез сквозь прореху, проделанную призраками.
«Если только призраки со щупальцами не плод твоего воображения» раздался в голове ехидный смешок, и Бауэр узнал в нем голос Шуманна.
Но вокруг челнока он обнаружил явственные следы и едва сдержал крик ужаса – его ночной бред все же оказался правдой.
***
Воду он так и не нашел, зато узнал, что кроме той самой поляны, на которую упал «Функе», всю остальную поверхность планеты поглотила червоточина.
Самым ужасным было то, что туманное марево разрасталось. Тот холм, с которого Бауэр вчера скинул тело Шуманна, теперь оказался под покровом густого тумана.
Получив жертву, червоточина проснулась и теперь она не успокоится, пока не заполучит и его, Бауэра.
Бауэр кое-что слышал о червоточинах - дырах во временно-пространственном континууме; тоннелях в другие, неизведанные миры. Говорят, они растут и делятся, и скоро вся вселенная окажется изъедена ими, словно червивое яблоко.
Похоже, челнок попал в такой тоннель и теперь было совершенно невозможно предугадать, в каком миру (и времени) он оказался.
Бауэр знал лишь одно: ему не выбраться с этой планеты. Передатчик сломан и никто не придет к нему на помощь. Сегодня ночью червоточина настигнет его.
Он наяву представил себе призраков, с лицами близких ему людей, превратившиеся в кровавые маски; представил густой туман, медленно поглощающий «Функе» и человека, спрятавшегося внутри.
Где он окажется, когда она сожрет его?
На Луне? В параллельной реальности?
В аду?
Он не знал, да и не хотел знать.
Странное безразличие охватило его, когда он осознал, что шансов выжить у него нет.
Зато у меня есть шанс, закончить все быстро и безболезненно!
Мысль вспыхнула в голове, яркая, как солнце.
Бауэр вспомнил про аннигиляционную бомбу на-ккае.
Он бегом, на трясущихся ногах поспешил к челноку.
***
Никто не знал, по какому принципу работает аннигиляционные бомбы, но они точно не были основаны ни на одном из законов термодинамики – уничтоженная материя не превращалась в энергию - она просто исчезала в никуда. Идеальная энтропия.
Специалисты и ученые советы пяти известных цивилизованных рас в галактике бились над загадкой уже не один год.
Шестая же раса - на-ккае - не торопились делиться ни с со своими технологиями, ни какой-нибудь другой информацией. Единственный способ заполучить – действовать шпионажем. Но на-ккае ясно дали понять, что и это не пройдет для других даром – они сбросили шесть аннигиляционных бомб на самую крупную колонию на Марсе. Миллионы людей были уничтожены, сама же планета была стерта с лица галактической карты.
Бауэр тогда потерял всю свою семью: родителей, брата, любимую девушку...
На-ккае объявили галактическими террористами. Хотя этот факт был для самих на-ккае до лампочки. Их волновало только одно: чтобы их оставили в покое.
Бауэр и многие другие, кто потерял близких на Марсе, поклялись отомстить. Галактической военной разведке это было только на руку – из них сформировали подразделение, работающее не на страх, а на совесть; объединенное одной целью и не боящейся потерять жизнь, чтобы добиться этой цели.
Просто уничтожить на-ккае они не могли, слишком уж совершенным оружием обладал противник. Вот и приходилось пока пакостить изподтишка, захватывая «языков» и оружие и пытаясь разнюхать технологии этой чуждой, во всех пониманиях, расы.
Теперь у Бауэра на борту была бомба, но вот исследовать ее почему-то совсем не хотелось.
Что ему хотелось, это покоя. Тишины. Забвения.
Солнце садилось. Скоро проснется червоточина.
Ему нужно поспешить.
***
Он возился с механизмом запуска до темноты, но так и не смог разобраться в устройстве. От бессилия он начал бить по нему кулаком, разбивая руку до крови. Когда мозг разорвал дребезжащий вой червоточины, все мысли словно растворились в нем, оставляя пустую оболочку, раковину, вынесенную прибоем безумия, корчившуюся на полу грузового отсека.
Мир вокруг мерцал, как в мареве горячего воздуха, которое можно увидеть жарким днем над асфальтом. Бауэр знал, что червоточина подобралась к «Функе» и теперь медленно обволакивает его.
Стало нечем дышать; голова закружилась и желудок подпрыгнул к горлу. В глазах все плыло и переливалось. Вой червоточины стал нестерпимым до боли; из носа хлестала кровь.
Бауэр кричал, срывая голос и продолжал молотить куском обшивки по механизму запуска бомбы. В веренице размытых образов мелькнули щупальца призраков.
Потом вдруг вспыхнул ослепительный белый свет. Бауэр еще успел обрадоваться...

А потом все исчезло.
***
Из космоса это даже выглядело красиво: планета раскрылась, словно цветок с огненной сердцевиной; вспыхнула в потоке белого света, и исчезла.
Осталось только тусклое, зеленое солнце, сиротливо светившее в кромешной тьме...
***
На-ккае давно знали, что взрыв аннигиляционной бомбы порождает червоточины. Ничто не создается из ничего и ничто не исчезает в никуда – просто одна форма энергии преобразовывается в другую. Законы термодинамики действительны. Уничтожая материю, аннигиляционный заряд создает прорыв во временно-пространственном континууме – проделывает этакую дыру в стене, ограждающую миры.
Взрыв бомбы на-ккае в сердце червоточины разделил ее на бесчисленные множества других, и распространил по всей вселенной.
И эти червоточины будут разрастаться, поглощать пространство и распространять заразу из одного мира в другой.
Может быть однажды, целую страну выкосит эпидемия супер-гриппа, принесенного из какого-то дальнего уголка параллельной реальности.
Может быть, возникнут, а может быть падут новые цивилизации.
А может быть пилот челнока «Функе», Вилли Бауэр, где-то снова встретит свою возлюбленную Марию, здоровую и невредимую.
Кто знает?
Туман по-прежнему хранит в себе тайны...
Написать отзыв