Смотрящий

максидрама, хeрт/комфорт / 18+ слеш
10 июл. 2016 г.
10 июл. 2016 г.
14
53966
5
Все главы
2 Отзыва
Эта глава
1 Отзыв
 
 
 
Груп­па под­рос­тков, шум­но об­суждая толь­ко что прос­мотрен­ный фильм, вы­вали­лась из за­ла ки­ноте­ат­ра.
— А мне не пон­ра­вилось на­чало! Ба­наль­щи­на ка­кая-то, вро­де как се­мей­ную ки­нох­ро­нику пос­мотрел, — го­рячил­ся Сти­вен, приз­нанный оп­по­нент во­жака этой мо­лодеж­ной стай­ки. — Но ко­нец хо­роший.
Маль­чиш­ки зас­ме­ялись: ко­нец у трил­ле­ра был в ду­хе «Сай­лент Хилл», сов­сем не хо­роший, и да­же на­мека­ющий на про­дол­же­ние кош­ма­ра.
— Ну, то есть, пло­хой ко­нец, — не сту­шевал­ся Стив, — Но на­чало!..
Не­ожи­дан­но за их спи­нами проз­ву­чал нас­мешли­вый вкрад­чи­вый го­лос:
— А вы не за­меча­ли, юно­ша, что все страш­ные ис­то­рии с пло­хим кон­цом на­чина­ют­ся имен­но так вот ба­наль­но? Нап­ри­мер, с по­хода с друзь­ями в ки­но?
Стив и ос­таль­ные на­чали ог­ля­дывать­ся. Кто-то прис­вис­тнул: по­зади них сто­ял са­мый на­тураль­ный граф Дра­кула. Толь­ко не тот, ка­ким его изоб­ра­жа­ют на кар­тинках, а слов­но бы со­шед­ший с эк­ра­на ле­ген­дарно­го «Дра­кулы Брэ­ма Сто­кера» Френ­си­са Фор­да Коп­по­лы. Эле­ган­тный кос­тюм из тем­но-се­рого шел­ка, длин­ные ло­коны цве­та во­роно­ва кры­ла, свер­ка­ющая брил­ли­ан­та­ми бу­лав­ка на шей­ном плат­ке. Но боль­ше все­го Сти­вена по­разил вы­сокий ци­линдр, ко­торый нез­на­комец дер­жал в ру­ке. И бо­тин­ки.
— Вау! Вот это при­кид! Кос­плей? — за­ин­те­ресо­ван­но за­гал­де­ли ре­бята. Нез­на­комец улыб­нулся, де­монс­три­руя иде­аль­ный вам­пир­ский при­кус с длин­ны­ми, бе­лос­нежны­ми клы­ками.
— Ра­бота. Рек­ла­мирую оче­ред­ную вам­пир­скую са­гу. На­чина­ет­ся со втор­ни­ка. При­ходи­те, бу­дет скид­ка по кар­точкам, — муж­чи­на раз­да­вал уже всем же­ла­ющим плот­ные пря­мо­уголь­нич­ки про­мо-карт, яр­ко и без­вкус­но рас­кра­шен­ных в чер­ный и алый, с не­лепы­ми жел­ты­ми и зе­лены­ми бук­ва­ми го­тичес­ко­го шриф­та. Стив не стал тя­нуть­ся: на по­доб­ный шир­потреб он хо­дил ис­клю­читель­но ред­ко, и толь­ко ес­ли во­лок­ли за ком­па­нию. Как и се­год­ня.
— А что же вы?
Юно­ша вздрог­нул: за­думав­шись, он не за­метил, ког­да про­мо­утер ус­пел так близ­ко к не­му по­дой­ти. По­качал го­ловой, твер­до от­ве­тив:
— Спа­сибо, нет, с ме­ня хва­тило «Twightlight»*. Боль­ше я на та­кой бред не хо­док.
Муж­чи­на с па­ру се­кунд смот­рел ему в гла­за, по­том рас­сме­ял­ся:
— Вы мне нра­витесь, су­дарь. Пох­валь­ное стрем­ле­ние к хо­роше­му. Что же вы за­были здесь се­год­ня?
— Ком­па­нию, — бур­кнул Стив. Ему сов­сем не пон­ра­вил­ся взгляд про­мо­уте­ра. Он был очень жес­ткий, но, од­новре­мен­но, и вкрад­чи­вый, изу­ча­ющий, хо­лод­ный. Гла­за нез­на­ком­ца за­тяги­вали, как омут.
— О! Яс­но. Что ж, су­дарь, поз­воль­те от­кла­нять­ся, ме­ня ждет ра­бота, — ус­мехнул­ся нез­на­комец, раз­вернул­ся и мгно­вен­но сме­шал­ся с тол­пой. Стив толь­ко че­рез нес­коль­ко ми­нут по­нял, что так и не рас­смот­рел, ка­кого цве­та бы­ли гла­за это­го че­лове­ка, хо­тя пя­лил­ся в них со­вер­шенно не­веж­ли­во ми­нут пять.
— Что этот чу­вак от те­бя хо­тел? — на вы­ходе Сти­ва ткнул в бок лок­тем его ста­рый при­ятель, ра­ди ко­торо­го он и по­шел на се­анс, Дэ­нис.
— Да ни­чего. Спро­сил, по­чему я не взял кар­точку.
— Ты не пой­дешь на «Кро­вавый пир»? — уди­вил­ся Дэн.
Стив толь­ко гла­за за­катил:
— Я же го­ворил: на та­кую па­кость мне жал­ко тра­тить да­же бакс.
— Лад­но-лад­но, — при­мири­тель­но под­нял ру­ки Дэн, — твое пра­во. Идешь в Мак?
— Нет, я обе­щал прий­ти до­мой и по­мочь от­цу с по­чин­кой на­шего до­ходя­ги.
— Окей, уви­дим­ся в по­недель­ник, — Дэ­нис мах­нул ему ру­кой и при­бавил ша­гу, на­гоняя ушед­шую впе­ред ком­па­нию.
Стив вздох­нул. Ни­чего он не обе­щал, тем бо­лее, суб­бо­та, отец, ско­рее все­го, сно­ва на­дира­ет­ся пи­вом где-ни­будь в ба­ре на Джей­мсон-стрит, мать бу­дет пи­лить за пот­ра­чен­ные на ки­но вре­мя и день­ги, хо­тя пос­ледние бы­ли лич­ны­ми за­работ­ка­ми Сти­ва. Хо­телось под­нять во­рот кур­тки, чтоб про­моз­глый ве­тер с за­лива, здесь, на на­береж­ной, еще бо­лее рез­кий и от­четли­во-осен­ний, не за­дувал за ши­ворот, и нес­пешно про­гулять­ся по ули­цам. Толь­ко не в тол­пе. Ес­ли свер­нуть с Ай­риш-кей на Эдис­сон-стрит, че­рез па­ру квар­та­лов мож­но доб­рать­ся до ти­хих и по­лутем­ных пе­ре­ул­ков ста­рого го­рода. В этот час там пус­то: доб­ро­поря­доч­ные го­рожа­не уже лег­ли, а мо­лодежь еще ту­су­ет­ся в цен­тре.
Стив под­нял го­лову, гля­дя на яр­ко ос­ве­щен­ный ци­фер­блат ста­рого си­ти-хол­ла. Узор­ча­тые чу­гун­ные стрел­ки по­казы­вали поч­ти по­лови­ну две­над­ца­того. Юно­ша все-та­ки под­нял во­рот­ник и свер­нул на уз­кую Эдис­сон-стрит, зас­тро­ен­ную ста­рин­ны­ми до­ход­ны­ми до­мами, ла­воч­ки на пер­вых эта­жах ко­торых дав­но прев­ра­тились в рес­пекта­бель­ные бу­тики, сей­час зак­ры­тые, а са­ми до­ма бы­ли от­рестав­ри­рова­ны и счи­тались ис­то­ричес­ким ар­хи­тек­турным ан­сам­блем.
Стив брел мед­ленно, пи­ная по­пав­шу­юся под но­ги проб­ку от пи­ва, не ду­мая ни о чем. Так что поч­ти вздрог­нул, ус­лы­шав смут­но зна­комый го­лос:
— Ос­то­рож­нее, су­дарь, вы же не хо­тите вре­зать­ся в ме­ня?
Он под­нял го­лову и за­мер, оша­рашен­но раз­гля­дывая да­веш­не­го про­мо­уте­ра. Без кос­тю­ма Дра­кулы тот выг­ля­дел… все рав­но гра­фом, по мень­шей ме­ре. Стив оце­нил стиль­ные тем­но-си­ние джин­сы, ко­жаный ко­рот­кий тренч и на­чищен­ные до зер­каль­но­го блес­ка бо­тин­ки, по­том спох­ва­тил­ся, что без­застен­чи­во раз­гля­дыва­ет со­вер­шенно нез­на­комо­го муж­чи­ну в без­людном пе­ре­ул­ке, и пок­раснел.
— П-прос­ти­те, я за­думал­ся.
— Ни­чего, бы­ва­ет, — дру­желюб­но ус­мехнул­ся «граф», но отой­ти с до­роги от­че­го-то не спе­шил.
Мол­ча­ние за­тяги­валось.
— Эм-м-м… — на­рушил его Стив, — а за­чем вы раз­го­вари­ва­ете, как тог­да?
— Что? — кра­сивая, гус­тая чер­ная бровь при­под­ня­лась в удив­ле­нии.
— Ну, со вся­кими эти­ми «су­дарь», и все та­кое… — юно­ша ра­зоз­лился на се­бя за то, что мям­лит, как маль­чиш­ка, и гру­бова­то за­кон­чил: — И во­об­ще, на «вы»?** Не ка­жет­ся, что это глу­по?
— Пред­ла­га­ешь пе­рей­ти на «ты»? — в го­лосе муж­чи­ны от­кро­вен­но заз­ву­чала нас­мешка, — Бо­юсь, ес­ли я приг­ла­шу те­бя в бар, вы­пить бру­дер­шафт, те­бя ту­да не пус­тят.
— Мне уже во­сем­надцать! — вски­нул­ся Стив.
— А спир­тное в ва­шей стра­не про­да­ют с двад­ца­ти од­но­го, ес­ли я не оши­ба­юсь, — фыр­кнул муж­чи­на.
— А… ну, да, — Сти­вен сту­шевал­ся и пос­та­рал­ся как мож­но не­зави­симей по­жать пле­чами, — Но я все рав­но не бу­ду пить спир­тное.
— Что, отец-ал­ко­голик сов­сем дос­тал? — вкрад­чи­во за­метил «граф».
Юно­ша скри­вил гу­бы, раз­дра­жен­но от­ки­дывая с глаз рас­трё­пан­ную вет­ром ру­сую чел­ку, бур­кнул:
— Да… — и по­ражен­но за­мер. А по­том изум­ленно вски­нул го­лову: — А вы от­ку­да…
Пе­ре­улок пе­ред ним был пуст.

Как он доб­рался до­мой, Сти­вен не пом­нил со­вер­шенно. Ког­да зах­лопнул за со­бой дверь, не осо­бо за­ботясь, ус­лы­шит ли мать гро­хот, сер­дце ко­лоти­лось в реб­ра, как су­мас­шедшее. Су­дя по все­му, весь неб­лизкий путь он про­делал бе­гом. Мать ус­лы­шала, из гос­ти­ной пос­лы­шал­ся ее го­лос, но Стив быс­тро прош­мыгнул в свою ком­на­ту и зак­рыл дверь. Рух­нул на кро­вать, не раз­де­ва­ясь, пы­та­ясь со­об­ра­зить: что это бы­ло? Глюк? Чем та­ким он на­дышал­ся в этом ки­ноте­ат­ре? Или в поп­корне был гал­лю­цино­ген? Мож­но, ко­неч­но, поз­во­нить Дэ­ну и спро­сить, а был ли про­мо­утер? Но тот, ско­рее все­го, поп­росту под­ни­мет Сти­ва на смех. Так ни­чего и не ре­шив, Сти­вен встал, раз­делся и лег уже нор­маль­но, уку­тав­шись в оде­яло. Не­замет­но при­шел сон, в ко­тором ему все вре­мя ка­залось, что за ним наб­лю­да­ет очень вни­матель­ный, хо­лод­ный и ос­трый, как лез­вие скаль­пе­ля, взгляд.

Ут­ром Стив уже поч­ти за­был ноч­ное про­ис­шес­твие, да­же нем­но­го пос­ме­ял­ся — хо­роший был фильм, раз так вста­вило, а тот му­жик мог прос­то шаг­нуть в пе­ре­улок и все. За­то эф­фек­тно выш­ло.
Бы­ло вос­кре­сенье, и он мог пот­ра­тить весь день на что угод­но. До­ма си­деть не хо­телось со­вер­шенно, на ки­но тра­тить день­ги — то­же, а вот уви­деть то­го «гра­фа» — еще как. Прос­то что­бы убе­дить­ся в его ре­аль­нос­ти еще раз. Око­ло ки­ноте­ат­ра бы­ло мно­го вы­кину­тых рек­ла­мок, ста­кан­чи­ков, вся­кого цвет­но­го му­сора. Бы­ли и те са­мые кар­точки, под­ни­мать Стив, ко­неч­но, не стал, про­читал с вы­соты сво­его рос­та. Над­пи­си на них не из­ме­нились, все те же жел­то-зе­леные го­тичес­кие бук­вы на чер­но-алом фо­не. Все то же, что он пом­нил. Зна­чит, хо­тя бы од­на де­таль вер­на, а не прис­ни­лась во сне. Он за­мер нап­ро­тив вхо­да в ки­ноте­атр, ме­шая прой­ти зри­телям, но по­чему-то не то­ропясь ми­новать стек­лянные вра­ща­ющи­еся две­ри.
— И что зас­тыл? — нед­ру­желюб­но ряв­кнул кто-то.
Стив пе­редер­нул пле­чами, слов­но оч­нувшись, во­шел внутрь в фойе, пах­ну­щее поп­корном и га­зиров­кой. На уши сра­зу об­ру­шил­ся гул го­лосов, треск касс, хруст и буль­ка­ние. Он ото­шел к ок­ну, ог­ля­дывая по­меще­ние, но вы­соко­го ци­лин­дра ниг­де не бы­ло вид­но, не мель­ка­ли чер­ные куд­ри и кос­плей­ный кос­тюм. Проз­ве­нел зво­нок, опо­вещая о на­чале се­ан­са, тол­па на­чала втя­гивать­ся в две­ри ки­ноза­ла.
«Мо­жет быть, се­год­ня прос­то не его сме­на?», — осе­нило Сти­ва.
Вмес­то Гра­фа Дра­кулы бы­ла ка­кая-то дев­чонка в по­тас­канном бар­хатном платье на об­ру­чах. М-да, не са­мый удач­ный на­ряд, бо­лот­но-зе­леный бар­хат на гру­ди при­поро­шен пуд­рой, осы­пав­шей­ся со щек, тушь по­тек­ла — в фойе бы­ло жар­ко, да еще и на­роду мно­го. Де­вуш­ка ус­та­ло при­села на лав­ку, зад­ра­ла платье, и Стив фыр­кнул: под ним бы­ли меш­ко­ватые шта­ны, из кар­ма­на ко­торых она вы­тащи­ла бу­тыл­ку с во­дой.
— А она кто, не­вес­та Гра­фа или од­на из ки­кимор треть­его пла­на… — про­бор­мо­тал он.
Сто­ять тут прос­то так бы­ло глу­по, при­дет­ся ухо­дить. Он по­думал и рис­кнул по­дой­ти, каш­ля­нул, прив­ле­кая ее вни­мание.
— Прос­ти­те, мисс, а вы не в кур­се, кто ра­ботал про­мо­уте­ром вче­ра?
Де­вица раз­дра­жен­но воз­зри­лась на не­го.
— Я ра­бота­ла, че­го те­бе, па­рень? Кар­ту по­терял?
— Как — вы? — опе­шил Стив. — А тот па­рень во фра­ке и ци­лин­дре? Он встре­тил нас пос­ле ве­чер­не­го се­ан­са.
— Ка­кой еще па­рень? Не знаю ни­како­го пар­ня во фра­ке. Здесь всег­да ра­ботаю я, мо­жет, ты ки­ноте­атр пе­репу­тал?
— А… Стран­но, лад­но. Спа­сибо, мисс.
Те­перь воп­ро­сов ста­ло еще боль­ше. Что это был за Граф? От­ку­да он во­об­ще взял­ся? По­чему по­дошел к ним? И по­том встре­тил­ся на пу­ти Сти­ва… Сле­дил? От­ку­да ему из­вес­тно о том, что отец пь­ет? Бр-р-р, му­раш­ки по те­лу от стран­ностей!
Стив встрях­нул го­ловой и ре­шитель­но нап­ра­вил­ся прочь от ки­ноте­ат­ра. На­до встре­тить­ся с Дэ­нисом и ос­таль­ны­ми, мо­жет, удас­тся их уго­ворить на ка­кое-ни­будь вре­мяп­репро­вож­де­ние без спир­тно­го. Он круп­но сом­не­вал­ся, что удас­тся, это рань­ше по­луча­лось, ког­да они бы­ли млад­ше, ин­те­ресо­вались чем-то, кро­ме те­лочек, вы­пив­ки и си­гарет. Тог­да уда­валось и кни­ги ка­кие-то об­су­дить, и иг­ры, и прос­то по­бол­тать о том, кто о чем меч­та­ет. Стив не ку­рил, пи­тал неп­ри­язнь к вы­пив­ке. И с де­вуш­ка­ми то­же как-то не скла­дыва­лось. Вот с пар­ня­ми… С од­ним кон­крет­ным… Во­об­ще не скла­дыва­лось и не сло­жилось бы ни­ког­да.
Он мол­чал о сво­ей ори­ен­та­ции, как ры­ба. Уз­най отец — при­бил бы, стоп­ро­цен­тно. Да и мать… то­же не пог­ла­дила бы по го­лов­ке, не вста­ла бы на его сто­рону ни-ког-да. И Дэ­нис ему в луч­шем слу­чае бы прос­то вре­зал. Так что Стив мол­чал, прос­то мол­чал, как всег­да. Он в со­вер­шенс­тве это умел, от­малчи­вать­ся. Иног­да хо­телось орать, вып­леснуть из се­бя все, что го­дами ко­пилось в ду­ше. Вык­рикнуть в ли­цо дру­гу, что они не друзья, по­тому что дру­зей не хо­чет­ся це­ловать, про­буя веч­но пот­рескав­ши­еся гу­бы на вкус, не хо­чет­ся встать на ко­лени и от­со­сать, гля­дя в ли­цо. Ни­чего та­кого с друзь­ями не де­ла­ют! Но он пря­тал­ся в свое мол­ча­ние, как в ра­куш­ку.
Стив раз­вернул­ся и за­шагал на на­береж­ную. Толь­ко не на ту, что счи­талась офи­ци­аль­ной, а на ста­рую, за вол­но­резом, про­ход к ко­торой ог­ра­ничи­вала алая стро­итель­ная лен­та, по­ряд­ком за­пылен­ная и пор­ванная. А там заб­рался на пот­рескав­ший­ся бе­тон­ный па­рапет и за­мер, прик­рыв гла­за. Здесь бы­ло ти­хо, хо­тя шум гу­ля­юще­го на­рода, го­лосов и ма­шин, кри­ки ча­ек, де­рущих­ся за бро­шен­ную ре­бен­ком бул­ку до­носи­лись и сю­да.
— Все так пло­хо? — го­лос за спи­ной зас­та­вил вздрог­нуть, Стив ед­ва не по­летел в во­ду.
— А, это сно­ва ты… А ты во­об­ще кто? — Стив уб­рался по­даль­ше от во­ды, па­дать вниз не хо­телось, не­из­вес­тно, что ту­да ски­дыва­ют и сли­ва­ют.
— В смыс­ле — кто? — смеш­ли­во со­щурил­ся Граф, вот толь­ко гла­за… в гла­зах у не­го улыб­ки не бы­ло.
— Зо­вут как, — по­яс­нил Стив. — Толь­ко не го­вори, что Влад, бу­дет во­об­ще не­лепо.
— Да нет, зо­вут ме­ня Ро­ланд, — дер­нул го­ловой, от­ки­дывая ло­кон, муж­чи­на. — Ро­ланд Фер­гюссон.
— Я да­же не знаю, я рад или ра­зоча­рован, — хмык­нул Стив. — Ты ведь так по­хож на нас­то­яще­го вам­пи­ра. А имя для вам­пи­ра ду­рац­кое.
— Вот как? По­хож? — Граф ух­мыль­нул­ся, не раз­жи­мая губ. — По-тво­ему, вам­пи­ры все до еди­ного хо­дят, как ден­ди?
— Нет, прос­то мод­ные вам­пи­ры ро­дились в том ве­ке, ког­да так глу­по де­тей ник­то не на­зывал, — отоз­вался Стив. — Имя у те­бя ста­рин­ное и фран­цуз­ское, граф Ро­ланд, а вот фа­милия не ка­тит на вам­пир­скую и во­об­ще да­леко­вато от Фран­ции. Ви­димо, пред­ки бы­ли аме­рикан­ские пе­ресе­лен­цы или ка­тор­жни­ки из ко­лоний.
— Здесь, ес­ли мне не из­ме­ня­ет па­мять, все бы­ли рань­ше ка­тор­жни­ками из Ста­рого Све­та, — Ро­ланд уг­нездил­ся на па­рапе­те, от­ку­да сов­сем не­дав­но спрыг­нул Стив. — Но кое в чем ты прав, имя у ме­ня в са­мом де­ле фран­цуз­ское, ма­туш­кин «по­дарок». Она ув­ле­калась.
— Кра­сивая ле­ген­да про Ро­лан­да, по­чему б и не впе­чат­лить­ся, — хмык­нул Стив, пос­мотрел на не­бо. — Ско­ро дождь со­берет­ся, на­до от­сю­да уби­рать­ся. Во­нять от во­ды нач­нет, а то еще и всплы­вет ка­кой-ни­будь труп трех­днев­ной дав­ности, как раз раз­ду­ет­ся до нуж­но­го уров­ня мер­зотнос­ти.
— Не лю­бишь ты этот го­род, да? — в го­лосе Гра­фа бы­ло по­нима­ние.
— Ну что вы, граф Ро­ланд, я люб­лю его столь же неж­но, сколь­ко ва­шего тез­ку мав­ры***.
Ро­ланд при­под­нял кра­сиво очер­ченную бровь, умуд­рившись вы­разить этим свое удив­ле­ние и вос­хи­щение на­читан­ностью юно­ши из за­холустья. Да еще и то­го воз­раста, в ко­тором пар­ни обыч­но ду­ма­ют толь­ко об од­ном и од­ним мес­том.
— Я пой­ду, — Стив кив­нул в сто­рону ста­рого ка­фе. — Пе­реси­жу там па­ру ча­сов.
— Поз­воль­те вас угос­тить… ну, хо­тя бы ко­фе и чиз­кей­ком, раз уж мы сош­лись на том, что я не вам­пир, в за­мок не та­щу и ви­но не пред­ла­гаю.
— В ок­ру­ге нет зам­ков, так что та­щить не­куда. Хо­тя по­сидеть при лу­не на кры­ше фа­миль­но­го скле­па бы­ло б за­бав­но. Но от­ку­да там ви­но?
— Те­бе все еще во­сем­надцать, — ух­мыль­нул­ся Граф. Проз­ви­ще, ка­жет­ся, при­лип­ло на­мер­тво, во вся­ком слу­чае, в мыс­лях Сти­ва — точ­но.
— Да, дей­стви­тель­но. А фа­миль­ный фар­фо­ровый сер­виз на кры­шу скле­па вам­пир не по­тащит, по­тому что ки­пяток для чая взять все рав­но не­от­ку­да. А жаль, бы­ло б при­ят­ное раз­но­об­ра­зие. Кста­ти, Граф, по­чему вы, как по­рядоч­ный вам­пир, не рас­сы­па­етесь пеп­лом на днев­ном све­те или, как не­поря­доч­ный, не свер­ка­ете бруль­ян­та­ми и са­моц­ве­тами?
Граф сло­жил­ся по­полам от хо­хота, ед­ва не сва­лив­шись с па­рапе­та в во­ду. Вы­вер­нулся ка­ким-то ко­шачь­им дви­жени­ем, прыг­нул на раз­би­тый ас­фальт.
— Не сто­ит до­верять ки­ноп­ро­мыш­леннос­ти так сле­по, пра­во же. Нас­ме­шили, юно­ша, весь­ма.
— Очень рад, что по­весе­лил. А те­перь ко­фе? На­де­юсь, к кон­цу ста­кана мы ста­нем луч­ши­ми друзь­ями.
В ка­фе по­дава­ли от­кро­вен­ное пой­ло, по­рош­ко­вую дрянь, за­литую ки­пят­ком. Но Стив при­вык к это­му, так что не воз­му­щал­ся. За­то кей­ки бы­ли неп­ло­хими, за них мож­но бы­ло прос­тить и эту дрянь. Граф за­казал се­бе чай.
— Не люб­лю здеш­ний ко­фе, тем бо­лее, та­кой. Зна­ли бы вы, мой юный друг, ка­кой ко­фе ва­рят в од­ной чу­дес­ной ко­фей­не в Ве­не! И я уж мол­чу о Ри­ме и Пра­ге.
— Я бы приг­ла­сил вас в «La Rosa», граф Ро­ланд, но вы не­дос­та­точ­но пре­зен­та­бель­но выг­ля­дите для дан­но­го за­веде­ния, ска­зал Стив, де­монс­тра­тив­но оки­нув взгля­дом его джин­сы, тренч и ок­сфор­ды.
— Да что вы? Тог­да единс­твен­ное, что мне ос­та­ет­ся — это са­мому приг­ла­сить вас ту­да, ска­жем, в сле­ду­ющее вос­кре­сенье, в шесть, — Граф со­щурил гла­за, цвет ко­торых Стив все ни­как не мог рас­смот­реть. Ему они ка­зались то тем­но-си­ними, то чер­ны­ми, а то и зе­лены­ми.
— Я рас­смот­рю воз­можность при­нять ва­ше приг­ла­шение, граф. Хо­тя… Нет, не мо­гу, к со­жале­нию, брил­ли­ан­то­вые за­пон­ки в чис­тке, со­роч­ку все ни­как не пос­ти­ра­ют, а на ру­кав кос­тю­ма я кап­нул с ко­ролев­ской ин­дей­ки бе­лый со­ус.
— Тог­да пред­ла­гаю пе­ренес­ти на­ше ран­де­ву в за­бега­лов­ку «У Мэ­ри». Там, кста­ти, то­же мож­но нап­ро­сить­ся на не­дур­ной эс­прес­со, ес­ли как сле­ду­ет раз­жа­лобить хо­зяй­ку.
Чем-то Граф Сти­ва бе­сил, чем-то пу­гал, нап­ри­мер, ког­да вот так вот улы­бал­ся, свер­ля пар­ня хо­лод­ным взгля­дом. Но еще боль­ше Сти­ву хо­телось раз­га­дать, кто он та­кой.
— В сле­ду­ющее вос­кре­сенье в шесть, я за­пом­ню. А те­перь вы­нуж­ден от­кла­нять­ся.
Ко­фе по­чему-то встал по­перек гор­ла.
— Жаль, но что по­делать, де­ла, я по­нимаю. Уда­чи, Сти­вен, — Ро­ланд кив­нул, от­ло­жив вил­ку, ко­торой ве­ликос­вет­ски ко­вырял свой ку­сок пи­рога, под­нялся, ру­ки не по­дал — чуть скло­нил го­лову, чер­то­ва ма­нер­ная тварь.
Стив убе­жал, нап­ле­вав на дождь и ды­рявые крос­совки, в ко­торых сра­зу зах­лю­пало. Чок­ну­тый ро­левик с при­дуроч­ным име­нем его пу­гал. До ус­рачки. Те­перь еще пу­гало это «ран­де­ву», на ко­торое он, сам то­го не по­няв, под­пи­сал­ся. На­до бы­ло ска­зать, что он в вам­пир­ские иг­ры не иг­ра­ет и лю­бит эль­фов. И был бы у не­го при­дурок с ос­тры­ми уша­ми, ага.
Стив, сос­ре­дото­чен­но ша­гая по лу­жам, нап­ле­вав на про­мок­шие нас­квозь крос­совки, да и все ос­таль­ное, поп­ро­бовал пред­ста­вить се­бе Гра­фа в эль­фячь­ем при­киде, но не выш­ло. Об­раз сте­кал, как ак­ва­рель с мра­мор­ной ста­ту­эт­ки. Вот вам­пир — это да. Ин­те­рес­но, до­рого сто­ит пос­та­вить та­кие зуб­ные им­план­ты? А, кста­ти, он ни ра­зу не ви­дел зу­бов Гра­фа пос­ле той встре­чи в ки­ноте­ат­ре. Улы­бал­ся тот нас­то­ящей вам­пир­ской улы­боч­кой — не раз­жи­мая губ, толь­ко чуть при­под­ни­мая их угол­ки. А ког­да хо­хотал — умуд­рился от­вернуть­ся. Лю­бопытс­тво за­еда­ло.
Стив доб­рался до до­ма, ски­нул нас­квозь про­мок­шую одеж­ду и влез под го­рячий душ. Не за­болеть бы толь­ко. Го­рячая во­да кон­чи­лась слиш­ком уж быс­тро, тру­бы за­сипе­ли свою веч­ную пес­ню обез­во­жива­ния.
— Черт! Не­нави­жу!
Приш­лось вы­лезать и плес­тись в свою ком­на­ту, а там за­капы­вать­ся под оде­яло, что­бы сог­реть­ся и выг­нать из те­ла про­тив­ную дрожь. Стив об­хва­тил се­бя ру­ками за пле­чи, но по­мога­ло это сла­бо. Че­рез ще­ляс­тое ок­но ве­тер про­дувал ком­на­ту сво­бод­но. А где взять день­ги на по­чин­ку? При­дет­ся ра­ботать усер­днее.

Ут­ром он еле под­нялся. Гор­ло пер­ши­ло и дра­ло как наж­да­ком, го­лос си­пел, сле­зились гла­за. Но ес­ли он про­фило­нит хоть день, Кар­трайт вы­кинет его из мас­тер­ской и най­дет ко­го-ни­будь дру­гого по пер­во­му же щел­чку. Мать не за­мед­ли­ла ряв­кнуть, что ес­ли его вы­кинут с ра­боты, до­мой он мо­жет не при­ходить. Стив мол­ча вы­пил еле теп­ло­го чаю и поп­лелся в мас­тер­скую. Ра­бота бы­ла прос­то не­об­хо­дима — отец про­пивал боль­шую часть зар­пла­ты, жить бы­ло ту­по не на что. На ра­боте об этом зна­ли, по­это­му Сти­ва и под­кар­мли­вали, и ста­рались да­вать ра­боты по­мень­ше. Глав­ным бы­ло на гла­за вла­дель­цу мас­тер­ской не по­пасть­ся жу­ющим что-ни­будь или пь­ющим. Или от­ды­ха­ющим. Или каш­ля­ющим.
День про­тянул­ся, как в ту­мане, гор­ло уже не пер­ши­ло — бо­лело и рас­пухло так, что он с тру­дом мог прог­ло­тить па­ру глот­ков во­ды, о еде да­же ре­чи не сто­яло. По-хо­роше­му, ему бы сей­час очень не по­мешал креп­кий ку­риный буль­он или теп­лое мо­локо… Но до­ма бы­ла толь­ко ком­ко­ватая че­чевич­ная ка­ша, и он да­же не стал се­бе нак­ла­дывать, толь­ко на­лил слад­ко­го чаю и ушел на­верх.
Отец явил­ся пь­яным и ре­шил сно­ва по­казать, кто в до­ме хо­зя­ин. По­казы­вал он это прос­то: су­нуть ку­лаком же­не в нос и на­под­дать сы­ну. Пер­вой «под раз­да­чу» по­пала мать, по­лучи­ла свое и от­ва­лила в ван­ную, за­пер­шись там. Две­ри этой ком­на­туш­ки Стив год на­зад под­но­вил сам, ук­ре­пив и пос­та­вив вмес­то хлип­кой ще­кол­ды креп­кий крюк, пет­лю от ко­торо­го прик­ру­тил на­мер­тво. Так что мать, ес­ли бы не ту­пила и сра­зу бе­жала ту­да, впол­не мог­ла бы обой­тись на­зав­тра без блан­ша под гла­зом. Стив выб­рался из ком­на­ты уже тог­да, ког­да отец под­ни­мал­ся по лес­тни­це. Его ша­тало и тряс­ло, тем­пе­рату­ра уг­ро­жа­юще под­полза­ла к от­метке в сто че­тыре гра­дуса****, и оп­ле­уха швыр­ну­ла его на ко­лени. Вер­нее — на сту­пени, где он поп­росту не удер­жался и по­катил­ся вниз. Даль­ше сквозь пе­лену пе­ред гла­зами и ог­лу­ша­ющую боль он ус­лы­шал ка­кое-то то ли ры­чание, то ли ши­пение. Но ра­зоб­рать ни­чего не су­мел, при по­пыт­ке сфо­куси­ровать взгляд на том, что там тво­рит­ся, Стив поп­росту от­ру­бил­ся.
___________________________

Примечания:
* «Twightlight» - да-да, те самые "Сумерки".
** мы в курсе о том, что в английском нет разделения на "вы" и "ты". Этот момент нужен для того, чтобы обыграть возраст Стива.
*** см. "Песнь о Роланде".
**** 104 градуса Фаренгейта соответствуют 40 градусам Цельсия