К чему приводит скука

от Aaronida
минимистика, юмор / 13+ слеш
1 сент. 2016 г.
1 сент. 2016 г.
1
1345
1
Все главы
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
 
В далекой-далекой стране Руссии жил-был купец по имени Парамон. Богатства его были несметны. Всего, что только можно пожелать, было у него в избытке: в конюшнях жили самые редкие породы лошадей, на полях пасся самый лучший скот, дом, как говорится в Руссии, полная чаша. Семья тоже была заглядение: жена умница-красавица, и подрастали двое замечательных ребятишек: сыночек и дочурка.
Да только заскучал купец, не радовали его ни диковинки заморские, ни путешествия дальние, ни домочадцы любимые.
Долго думал Парамон, как вкус к жизни вернуть, а никак не мог придумать. Пока не встретился ему на рынке улыбчивый паренек.
- Дяденька, а купите чудо! – весело обратился он к проходящему мимо купцу.
- Какое чудо, малец? – неожиданно заинтересовался тот странным предложением
- А вот. – паренек развернул тряпицу, которую держал в руке и показал небольшой амулет. –Это волшебный камень. Он поможет вам увидеть, что делают ваши родные, покуда вас дома нет.
- И сколько ты просишь за это диво-дивное? – усмехнулся Парамон.
- Самую малость: дайте мне в полнолуние с призраком увидеться, что в доме вашем живет.
- С призраком говоришь? – усмехнулся купец, понимая, что продешевил парнишка: отродясь призраков в их доме не водилось. – А давай. Приходи в полнолуние, поговоришь, ежели найдешь его. Даю тебе свое купеческое слово.
Расплылся юноша в улыбке, протянул мужчине тряпицу, а когда тот, взяв ее, отвернулся чтобы охране пару слов сказать, пропал, словно сквозь землю провалился.
- Да уж, каких только странных людей не встретишь на ярмарке. – пожал плечами купец и пошел дальше по своим делам.
О тряпице и чуде странном он вспомнил только вечером. Решив подшутить над супругой, а заодно узнать, чем она в его отсутствие занимается, надел купец на шею амулет… и пропал из виду. Как ни пытался Парамон снять проклятую штуку – все без толку, приклеилась она намертво, словно частью кожи став. Взвыл купец раненым волком, бросился к своей супруге, в покои вошедшей. Но не увидела его любимая жена, только вскрикнула, когда столкнулась с чем-то странным в воздухе, и убежала.
- Чертов пройдоха.  - воскликнул мужчина, понимая, что голоса его тоже никто не услышит. – Только попадись мне на глаза – живьем шкуру спущу!
Да только до полнолуния ждать еще полных семь дней и ночей осталось. Застонал купец, понимая, что скукой своей могилу вырыл и себе и делу своему. – Всех покупателей растеряет он за неделю: сманят их остальные купцы товарами редкими.
- Не убивайтесь так, пожалуйста, - раздался слева тихий-тихий голос.
- Ты видишь меня? – вскинулся купец, и замер увидев собеседника: на него смотрел худой бледный юноша в белой сорочке. Но самым страшным была не его мертвенная бледность и пустые глаза – парень оказался почти прозрачным. И это пугало до дрожи. – Ты тоже напялил проклятый амулет?
- Нет, я просто…умер…и живу теперь здесь. – пожал плечами призрак.
- Так вот ты какое, фамильное привидение…И почему тебя раньше не видел никто? Ты очень хорошо прячешься.
- Да я и не прячусь, просто людям очень сложно обнаружить нас без специальных амулетов.
- А у меня, похоже, этот специальный амулет есть… И как теперь быть? Из-за глупой шутки дружка твоего, потеряю я свою лавку, нечем будет детей кормить,
- Да ладно тебе. Мы оба знаем, что твоих средств еще и внукам хватит. – отмахнулся призрак. – Напишешь записку жене. Она будет следовать твоим указаниям, и спасешь ты свое дело.
- Вот только как бы показать жене, куда смотреть надо… - задумался Парамон и покосился на призрака. – Слышь, бледный. А ты видимым стать сможешь?
- У меня имя есть, - обиделся дух.
- Ты мне его не называл.
- Ивашка я.
- Ну так вот, Ивашка, ты видимым сможешь стать?
- Могу… да только нет никакого желания. Разве что развлечешь ты меня…а то скучно, знаешь ли веками бродить по хоромам в одиночестве.
- Ну не знаю… Давай в картишки перекинемся, на желание… Ты умеешь играть?
И поздним-поздним вечером случайно зашедший в комнату купца служка с ужасом увидел, как летали по комнате карты и слышался страшный смех. Испугался мальчишка до ужаса, побежал рассказывать домоправителю, и был высмеян и отправлен спать: от усталости и не такое привидится.
В первый раз проиграл Ивашка. Загадал купец ему передать жене записку, чтобы закупила она завтра у селян овса отборного для лошадей, забрала завтра в лавке деньги у приказчика, и передала их купцу Агафону, живущему на соседней улице, на словах сказав, чтобы повторил он последнюю партию товара. Прочитал призрак письмо и проказливо добавил, что должна сделать это женщина в одежде купца, сажей усы себе нарисовав.
На следующий день с ужасом смотрел Парамон, как любимая Маришка одевается в его кафтан и штаны, рисует угольком на лице усы и идет по его поручениям.
- Это что за чертовщина? – пробормотал он ошарашено. Тут взгляд его упал на письмо  с дополнениями. – Ты чего творишь шельмец? – прорычал купец, бросившись на Ивашку, но призрак на то и дух, что может становиться нематериальным. И все атаки мимо него прошли.
- А в желании было только передать. – уворачивался парнишка, заливисто смеясь. – Про то, что изменять нельзя договора не было. А так ведь действительно смешнее. А может, еще разок в картишки, пока ждем?
Бросил купец на призрака недовольный взгляд, согласился сыграть…и проиграл.
- Желаю я, чтобы ты дернул за косичку Аленку, дочку свою, а сына Ваську щелкнул по носу.
Не хотел купец выполнять желание это глупое, да делать нечего – карточный долг – это святое. Завизжала Аленка от ужаса, почувствовав, как кто-то за косичку дернул ее, Васька вторил ей, когда из пустоты получил щелчок по носу.
Так и играли призрак и невидимка-купец на желания. Под их играми вложила Маришка часть денег купца в развитие верфи судоходной, закупила полностью все товары и с блеском выдержала проверку королевского казначея, а потом покрасилась в рыжий цвет, отдала Ваську в школу кашеваров, а Аленке наняла мастеров по бою с мечом; слуги боялись лишний раз по коридорам ночью пройтись, дабы не столкнуться с  гремящими цепями, летящими в пустоте,  а некоторые из них утверждали, что по ночам на поляне отплясывает гопака прекрасный тонкий юноша.
Не заметили двое, ставшие друзьями, что пришло полнолуние, и появился у дверей купца парнишка, с которого все началось.
- Купец Парамон, я пришел за обещанным. – громко сказал он, стоя у входа и смотря прямо на невидимку.  – Теперь не боюсь я, что слово свое не сдержишь ты, можешь снять волшебный амулет.
И, повинуясь его словам, соскользнуло украшение с шеи Парамона, вновь делая его видимым.
- Ах, за обещанным пришел он, жулик мелкий! – разозлился купец. – Ты во что меня превратил?
- Когда я обманул тебя? Разве не видел ты, что дома без тебя происходит?
Не нашел, что ответить купец. Действительно увидел он то, что раньше скрыто было от него.
Доверяла ему Маришка настолько, что выполняла все, даже самые нелепые его просьбы. Аленка стала прекрасной воительницей, даром, что девчонка, а Васькины яства не стыдно даже царю подавать.
- По глазам вижу, что ни слова неправды тебе не сказал. Так сдержи и свое слово, купец.
Отошел тогда Парамон в сторону показывая Ивашку, ставшего из бледной немочь немочью розовой.
- Ивашка, сердце мое, - шагнул вперед парнишка, руки к призраку протягивая. – Нашел я тебя, теперь ты не скроешься боле. Пойдем со мной, буду любить тебя, баловать да на руках носить.
- Не могу я покинуть дом, Любомирушка. – покачал тот головой в ответ. – Здесь теперь мое место, здесь и останусь я навек».
- Эй, мелочь, - весело ответил Парамон, разглядывая двух парней, отводящих взгляд друг от друга.  – Ты в карты играть умеешь?
- Совсем немного. – ответил Любомир, недоумевающее глядя на купца.
- Отлично. Теперь у нас появится третий, кто будет выполнять все наши пожелания. – хлопнул в ладоши мужчина. – Что смотришь? Заходи уже. Где одно приведение, там и второе уживется.
Повторного приглашения не потребовалось. Засиял парнишка в ответ и прошмыгнул в дом.
С тех пор слуги с ужасом рассказывают как летают карты в комнате купца, да раздается  жуткий смех. Маришка в ответ на все жалобы лишь вздыхала ласково -  чем бы ни занимался Парамонушка, главное, что всегда он думает о своей семье.
А Любомир тогда покривил душой – погиб-то он несколько веков назад, убит был за шулерством пойманный.