Чистое небо

миниомегаверс, романтика (романс) / 18+ слеш
4 окт. 2016 г.
4 окт. 2016 г.
7
9.189
 
Все главы
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
4 окт. 2016 г. 1.156
 
Du riechst so gut (Ты так приятно пахнешь).
Ich geh Dir hinterher (Я иду по твоему следу),
Du riechst so gut (Ты так приятно пахнешь).
Ich finde Dich so gut (Ты такой аппетитный).
Ich steig Dir nach (Я следую за тобой),
Du riechst so gut (Ты так приятно пахнешь),
Gleich hab Ich Dich (Скоро ты будешь моим).

Rammstein, "Du riechst so gut"


Всякая история просто обязана с чего-то начинаться. Однако мир уже далеко не нов, и часто получается так, что начало истории - а зачастую и ее конец - повторяются.
Эта история из тех, которые начинаются в грозовую ночь. Разумеется, в ней присутствовало немного драматических событий - например, едущая по скользкой от дождя асфальтовой дороге машина, в которой сидел отчаявшийся человек.

Дождь уже давно превратился в ливень, вокруг было почти совсем черно, так что дворникам на лобовом стекле и фарам предстояло трудиться не покладая механических сил. В такую погоду добрый хозяин и шелудивого пса из дома не выгонит, а вот этот парень, как видите, решился не только выйти, но и очень целеустремленно направиться по важному делу.
Сидевший в машине парень был совсем молод, его совершеннолетие вряд ли уже наступило. Собственно, для омеги его возраста должны быть важны в первую очередь отношения с альфами и мечты об успешном окончании университета.

Но этот омега попал в весьма непростую ситуацию. Не так давно у него умерли родители, оставив сыну небольшое наследство в виде автомобиля, маленького домика в пригороде и некоторой суммы денег на счету. А теперь на голову парня свалилась еще одна проблема, которую предстояло как можно скорее решить.
Проблема в данный момент сопела на заднем сиденье машины, в надежно привязанной корзинке, укутанная тряпочками и облаченная в теплый комбинезончик.

Омега торопился. Лихорадочно выворачивая руль машины, он свернул на другую улицу и глянул на расстеленную на пассажирском сиденье карту. Кажется, детский приют должен быть где-то здесь, рядом с церковью святого Варфоломея...
В небесах прогрохотало. Гроза зарядила надолго и не собиралась успокаиваться, совсем как какой-нибудь глубоко беременный омега в запущенном токсикозе. Водитель машины усмехнулся пришедшему на ум сравнению. Интересно, на небесах живут какие-нибудь альфы или омеги?

Вопрос был не к месту, но помог отвлечься от терзавшей юношу тревоги. Скоро мальчик окажется в надежном теплом месте, монахи смогут вырастить его и пристроить в любящую семью, где с ним будут хорошо обращаться... А одинокий парень, который едва успел закончить колледж, вряд ли сможет заботиться об оставленном на него малыше.
За стеклом автомобиля замелькали фонари: машина ехала по автостраде. Дэвид Торн, омега семнадцати лет от роду, сидел за рулем и ехал фактически в никуда.

Сегодня утром, когда он вышел на крыльцо своего дома, чтобы взять газету, он обнаружил там лежавшего в корзинке маленького ребенка. Малютке наверняка не было и года, он возился в своих пеленках и хныкал от голода.
По счастью, у Дэвида на кухне нашлось немного молока достаточной свежести. Он подогрел его на плите и дал ребенку через свою старую бутылочку, в спешном порядке откопанную среди залежей вещей на чердаке и отмытую.

При попытке выкупать малыша обнаружилось, что это альфа, крепенький и довольно здоровый. Непонятно было, почему такого кроху оставили одного - быть может, его папа-омега не желал детей или же остался один, без своего мужа?
Так или иначе, причин могло быть множество. И Дэвид тоже не мог себе позволить растить маленького альфу в одиночестве, он просто не умел обращаться с детьми. Даже чтобы понять, как именно покормить подкидыша, пришлось лезть в интернет.

Именно поэтому ближе к вечеру он закутал малыша потеплее, положил в корзинку на заднее сиденье машины и поехал к церкви, чтобы оставить найденыша на попечение монахов. Религиозные организации отлично умеют находить приемную семью для таких вот брошенных малюток, так что мальчику ничего не грозило.
Молния ударила в столб рядом с дорогой, вернув омегу к реальности. Охнув, он вывернул руль, уходя от опасного места, и в который раз проклял свою зависимость от чужого мнения. Дэвиду не хотелось, чтобы соседи показывали на него пальцами и шептались о том, что он прижил ребенка неизвестно от кого. По правде говоря, молодой человек пока что еще даже не встречался ни с одним альфой и не собирался изменять такое положение дел.

"Моя репутация не может быть погублена, - размышлял он. - Все-таки отец был достаточно видным бизнесменом, и если я хочу продолжить его дело, то должен заботиться об общественном мнении..."
В темноте он видел только небольшой отрезок дороги перед собой, и потому старался не слишком торопиться.

Но вот впереди сверкнули огоньки окон. Большая церковь святого Варфоломея находилась в конце улицы, за высоким резным забором. Надо быстро зайти внутрь, передать малыша на попечение священника и ехать домой. После такого напряженного дня ему точно понадобится ванна и не одна чашка кофе!
Дэвид остановил машину у церковных ворот и заглушил мотор. Ну вот, он на месте. Можно даже не заходить внутрь, а просто оставить корзинку у порога, благо, там есть козырек, дождь не попадет на ребенка. А потом постучать в дверь и уйти.
Да. Так можно поступить.

Дэвид вылез из машины, обошел ее и открыл заднюю дверцу, чтобы достать корзинку. И замер, наткнувшись на счастливый взгляд увидевшего его малютки. Альфочка находился в том нежном возрасте, когда разговаривать младенец еще не может, но уже вполне способен узнать родителя или просто доброго знакомого и отреагировать на него. Вот и этот малыш довольно загукал и заелозил, стараясь освободить ручки и потянуться к такому хорошему, по его мнению, дяде.

Омега стоял, не обращая внимания на то, что потоки дождя текут по его лицу, и смотрел на кроху, которого бросила родная семья. Отдать его, избавиться, как от ненужной вещи, только потому, что он, видите ли, боится чужого мнения? Да проще уж на обочину выкинуть, чего мелочиться!
Дэвид поднял голову и посмотрел на большой крест, украшавший купол церкви. В этот момент в просвете между клубящимися грозовыми облаками мелькнул серп луны.

Маленький альфа ежился в своих пеленках. Дверца машины была открыта, и ребенку стало холодно. Он запыхтел, что являлось преддверием горького плача.
- Да к черту! - взорвался Дэвид. Схватил корзинку, укрывая ее своей курткой, перенес ближе к себе, на переднее сиденье машины, и уселся за руль, не обращая внимания, что половина салона залита каплями и крохотными лужами, натекшими с его одежды и волос.
Автомобиль взревел, разбрасывая колесами грязь, и рванулся обратно к окраине города, где жил Дэвид.

- Плевать, - пробормотал омега. - Пусть говорят, что хотят, а я сдохну, если буду жить один в пустом доме, где никого, кроме меня, нет! Ты же меня понимаешь, да, маленький? У тебя тоже никого нет, вот теперь я буду, да? Тебе только имя нужно какое-нибудь хорошее, а дальше мы с тобой как-нибудь прорвемся...
Он посмотрел на крохотное раскрасневшееся личико ребенка и поправил пеленки.
- Сейчас, сейчас мы приедем домой, и папа больше не будет тебя под дождь выносить, мой милый, мой желанный сыночек... Желанный сын... Вилсон. Ты же не против, Вилсон?

Свеженареченный альфа не возражал. Он согрелся и задремал под гудение мотора. Судьба его была решена, хоть он об этом еще и не знал. Маленький альфа еще мало что понимал, но ему очень нравился приятный теплый дядя с запахом, который казался крохе удивительно добрым и родным.
Написать отзыв