Размер шрифта  Вид шрифта  Выравнивание  Межстрочный интервал  Ширина линии  Контраст 

Стойкость и шарм.

от In Flame
Открыть саммари
драбблыДетектив, Триллер / 16+ / Слеш
Виктория Грейсон Эмили Торн
8 окт. 2016 г.
8 окт. 2016 г.
1
974
 
Все главы
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
8 окт. 2016 г. 974
 
В этот вечер пляж был одинокий и безлюдный. Такой, как тьма в душе Эмили. Тьма имени ее сладкой мести. Но было в этой блестящей продуманной до мелочей программе одно слабое звено. Механизм цепи, который больно впивался осознанием того, что Эмили могла бы влюбиться в злейшего врага.
Нет, не могла бы.
Еще каких-то полгода назад, точно. Но сейчас…
Эмили знала, что Виктория сегодня одна в особняке Грейсонов. Одинокая прекрасная ведьма, которая всеми фибрами души ненавидела Торн и желала лишь распять ее на смертном одре. Неважно, каким способом. Просто сделать это.
Эмили не желала сегодня видеть эти шальные взгляды Виктории.
Но пляж кончился быстро, и Эмили оказалась на пороге ненавистного особняка, где ей открыла дверь именно та женщина, которая казалась доступной всем, кроме Эмили.
Женщина, которая могла стереть ее в порошок одним ядовитым прикосновением и испепелить единственным особым взглядом.
Но не делала этого.
- Вина?
Только сейчас Эмили заметила босые ноги, нетвердую походку и бокал красного вина в изящных пальцах.
- Не доверяешь мне? - проигнорировала предложение Эмили, переступая порог.
- Ты еще не поняла, дорогая Эмили? Доверие - это роскошь, которую я не могу себе позволить.
Виктория стояла спиной.
Идеальный ракурс, чтобы всадить нож между лопаток. Но у Эмили не было ножа.
Идеальный ракурс, чтобы пустить пулю в поясницу, но Эмили не брала пистолет.
Идеальный ракурс, чтобы свернуть шею, но Торн любовалась ее изгибами.
Идеальный ракурс, чтобы дать волю тому, что у молодой девушки бушевало внутри.
Ярость. Злоба. Ненависть, переходящую в страсть. Страсть, которую они обе не могут себе позволить.
- А что можешь?
Вопрос звучит отвлеченно, будто Эмили сама не знает, зачем она ведет разговор ни о чем. И обо всем сразу. Эмили знает, она всегда знала, что момент, когда ей придется выбирать между местью и страстью - придет.
Он придет, чтобы растерзать сердце и взломать душу, вырывая остатки того, что там валялось по воле случая. Или… судьбы?
Виктория оборачивается, усмехаясь тому, что не может ответить на данный вопрос. Не потому что не знает, а потому что, это разоружит ее перед Торн.
Виктория изящно хранит свою честь и шарм, улыбаясь, Эмили лишь уголком губ. Она поднимает недопитый бокал, говоря:
- Предлагаю выпить за прекрасную ночь!
Ночь и правда поистине прекрасна, особенно учитывая тот факт, что у Эмили тянет низ живота от того, что она просто смотрит на голые ноги Виктории.
«Тори»
Именно так хотела бы называть ее Эмили.
«Моя Тори»
Искры собственничества прорастают сквозь стойкость и выдержку. Но в победе над загнанным зверем нет никакой доблести, поэтому Эмили желает, чтобы Виктория сопротивлялась ей. Как можно дольше.
И Виктория делает это. Она не дает усомниться Торн, в том, что она Царица, Королева и Светская львица.
Эмили улыбается, нежно и улыбка словно застывает на милом личике, когда пальцы касаются запретных плеч. Виктория отворачивается, пытаясь налить себе еще вина, но она все чувствует. И дрожит.
А Эмили не может ничего сказать, все ее инстинкты направлены на то, чтобы сдерживать сумасшедшую страсть, бушующую внутри, за милой улыбкой. Она даже не замечает, как под платьем твердеют соски, и тело напрягается в ожидании хоть какого-то ответного действия Виктории.
«Ты будешь моей, Тори»
Сейчас это похоже на танец. Смертельный и опасный. Танец, который может стоить Эмили ее мести, а Виктории - ее жизни. Но ведет в этом танце страсть, которую Торн желает разделить с врагом, шарм которого застилает глаза, заставляя закусывать губу и сглатывать слюну. Виктории же, каждое прикосновение к ее коже кажется болезненным, наэлектризованным, но в то же время издевательски нежным.
- Ты не желаешь пить со мной?
Виктория разворачивается, представая перед немного растерянной Эмили, в божественном великолепии врага, которое может убить даже просто дыханием.
Опоить, а потом залпом осушить. И облизнуть губу, слизывая кровь напополам, с вожделенным запахом Эмили Торн. Неповторимым запахом Эмили Торн.
Но нет, убить, это просто. Издеваться - сложнее.
- Я. Желаю. Раскаяний.
Слова Эмили отрывисты, она не собиралась их говорить. Сейчас низкий голос выдает совсем не желание слов. Эмили сама себя загоняет в эту ловушку. Ее руки словно повисли в воздухе, над грудью Виктории. Они не спешат опускаться, заполняя духом неуверенности легкие. Сейчас как никогда Эмили хочется уйти, сбежать.
- Я раскаиваюсь, - шепчет Виктория, смотря прямо в глаза девушке. - В том, что никогда не была раньше так близка к осуществлению моего плана.
Эмили не двигается, а Виктория наклоняется к ее губам, и продолжает:
- Я раскаиваюсь, в том, что никого и никогда мне не хотелось убить, как тебя.
Горячее дыхание обжигает щеки и губы Эмили, но она словно завороженная смотрит в глаза женщины.
- Я раскаиваюсь, в том, что никогда и никого так не хотела ненавидеть.
Это настоящая игра в сопротивление, но руки Эмили сами пытаются оттолкнуть захмелевшую Грейсон.
- Я раскаиваюсь, в том, что никогда и никого так не хотела…
Голос срывается, и Виктория замолкает, остановившись в трех дюймах от губ Эмили. Она не смеет целовать ее, даже зная, что они обе хотят этого. Она помнит, что убить слишком легко, гораздо важнее - мучить.
Между ними красноречивая тишина. Ее нарушает частое дыхание обеих женщин. Эмили готова сдаться на милость врагу, хотя понимает, какой это огромный шаг назад. Но Виктория берет инициативу в свои руку, делая движение, которое вмиг ставит всю месть Эмили под вопрос.
Грейсон отклоняется от губ Торн, и прижимается к девушке низом живота. Внутри Эмили пульсирует огонь. Он словно жжет нервы, запуская по венам похоть и вожделение. Эмили прикрывает глаза, чувствуя, как руки Виктории обвивают ее за талию, делая их союз теснее, жарче, пламеннее.
- Я раскаиваюсь, в том, что никогда не смогу быть с тобой такой, как сейчас!
Последнее раскаяние наполнено издевательской правдой, которую Эмили и без Грейсон знает. Она уже влюбилась во врага. Она уже раскрыла себя полностью. Просто Виктория лениться прочесть все то, что написано в глазах девушки. Или она слишком пьяна сегодня, чтобы контролировать мозг, и направить его в нужное русло.
Эмили сжимает зубы, вырываясь из влажных ладоней женщины. Кто бы знал, как ей хочется сдаться в плен этим рукам навсегда?! Но Эмили не желает вести двойных игр, не сегодня, не сейчас.
Торн уходит, зная, что шарм сегодня предпринял новую попытку победить стойкость.
Написать отзыв
 
 
 Размер шрифта  Вид шрифта  Выравнивание  Межстрочный интервал  Ширина линии  Контраст