Семьдесят квадратных метров

мидиомегаверс, юмор / 18+ слеш
10 окт. 2016 г.
14 апр. 2017 г.
7
25203
 
Все главы
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
========== Глава I ==========


«Прекрасный день!» — думал Бэкхён, подъезжая к зданию двадцатиэтажной новостройки. Улыбка расцвела на лице омеги в предвкушении, а теплое весеннее солнце позитивно настраивало на грядущие перемены в жизни. Сегодня он, наконец, переедет в квартиру своей мечты, купленную на накопленные им деньги. Семьдесят квадратных метров рая для одного маленького Бён Бэкхёна — журналиста, ведущего омежью колонку в широко известном модном журнале «Cosmo».

Когда риэлтор показал ему квартиру, это была любовь с первого взгляда. Хороший район, пятнадцатый этаж, витринное окно в зале, из которого открывался прекрасный вид на город, и уютный балкон, как раз для его коллекции цветов. Светлая, комфортная квартира с удобной планировкой и по доступной цене, очаровала Бэкхёна настолько, что он купил её не раздумывая.

Припарковав машину на стоянке, Бён с нетерпением ждал грузовик с его вещами и мебелью. Прогуливаясь по внутреннему двору, он как всегда грустно поджал губы, смотря на детскую площадку. Наблюдая за шумной детворой, «обживающей» мини-замки и качели, Бэкхён жалел о том, что у них не получилось завести детей с бывшим мужем. Если бы их уютный дом наполнили голоса детишек, то сейчас у него была счастливая семья, а не холодное одиночество, к которому он никак не мог привыкнуть после развода.

Полгода проживания на съемной квартире чуть не свели его с ума. Омеге нужен был свой собственный уголок, в котором он мог бы сделать всё, что его душе угодно. Бэкхёну нужен был родной дом, а не чужая серая квартирка. На собственное жилье пришлось поднакопить. Бэк надеялся, что в новый дом ему захочется возвращаться, а если нет, то тогда он будет вынужден завести собаку или десять бездомных котов.

Кружа вокруг подъезда, он то и дело поправлял отросшую челку, что постоянно лезла в глаза, и с интересом слушал разговоры грузчиков, которые жаловались на тяжелые коробки. Бэкхён рассматривал чужую мебель и думал, как хорошо, что не запланировал вселиться на час позже, иначе с его вещами могла произойти путаница. Грузовик с его пожитками приехал только через полчаса, видимо, собрав по пути все красные светофоры. Как только грузовой отсек открыли, омега схватил большой горшок с фикусом и направился внутрь. На подходе к двери он заметил грузчиков, которые заносили последние коробки и уже не ворчали, а улыбались от облегчения. Бэкхён придержал им дверь, помог с лифтом и приятно удивился, когда его попросили нажать на кнопку пятнадцатого этажа. Видимо, он оказался не единственным заселяющимся на его лестничной площадке.

Выйдя из лифта первым, омега обескураженно остановился посередине коридора. Дверь в его квартиру была открыта и, более того, те самые грузчики, которым он помог, вносили туда вещи. Войдя в квартиру в полном недоумении и окинув взглядом чужой хлам и кучу коробок, Бэкхён попытался понять, что происходит. Он поставил горшок на пол и прошёл в гостиную, где в окружении грузчиков стоял высокий омега и расписывался в их путевом листе.

— Какого черта? — воскликнул ошалевший от происходящего Бэкхён. Он оглядел зал, заставленный чужой мебелью, и вновь уставился на незнакомца. — Вы кто вообще такой и что делаете в моей квартире?

— Простите? — не понимая, в чём дело, спросил омега.

— Я спрашиваю: кто вы такой? — вскипел Бэкхён. — Как вы попали в мою квартиру? И что вообще здесь происходит? — уперев руки в боки, недовольно фырчал Бён — такой наглости он не ожидал. День, который начинался так хорошо, теперь неумолимо катился в тартарары.

— Тише, пожалуйста, — попросил незнакомец, окинув невысокого омегу пренебрежительным взглядом. — Вы — омега Чанёля, да? Он мне о вас ничего не говорил! Я — дизайнер, он нанял меня для обустройства этой квартиры. Возможно, он не сказал Вам, потому что хотел сделать сюрприз, — невинно улыбнулся он в попытке угомонить парня.

— Какого ещё Чанёля? Какой, к чёртовой матери, сюрприз? Это МОЯ квартира! Как вы открыли дверь? Мне вызвать полицию?! — Бэкхён зло посмотрел на омегу, что, видимо, проглотил язык. Сложившаяся ситуация разозлила его не на шутку. Он что, похож на дурачка, которого можно обмануть?

— Подождите, — замечая людей, что вносят чужие вещи, начал дизайнер. — Давайте разберемся!

— Давайте! — приподнимая одну бровь, бросил Бэк.

— Это квартира четыреста пятьдесят четыре, так?

— Так!

— Собственником, которой является …

— Являюсь Я!

— Нет, вы что-то путаете! У меня на руках копии всех документов, — омега подошёл к сумке, достал папку и с важным видом указал пальцем на договор купли-продажи.

Бэкхён со скептицизмом посмотрел на бумаги, но, заметив сходство, трясущимися руками взял их. В его машине лежали точно такие же. Было сложно не поверить своим глазам. Та же фирма и фамилия риэлтора, тот же самый адрес и номер квартиры. Это выглядело странно. Неужели это он перепутал квартиру или, того хуже, агентство перепутало адрес в его договоре купли-продажи? Но ведь показывали ему именно эту квартиру.

Сбегав за документами и удостоверившись, что он ничего не напутал, Бэкхён попросил грузчиков продолжить разгрузку и занести сначала мебель, а сам снова поднялся на этаж. На этот раз чувствуя свое превосходство и уверенность в правоте, Бэкхён, расправив плечи, прошёл в квартиру.

— Взгляните, — ткнув документом в лицо, — я не ошибся, это моя квартира! Вот оригинал договора, все положенные печати имеются. Я владею данной квартирой на законных основаниях. Поэтому прошу освободить мою жилплощадь от всего хлама, что вы притащили, — победно проговорил Бэкхён и, заметив нанятых им грузчиков, помахал, указывая, чтобы они заносили вещи в квартиру.

— В документах моего заказчика также указана данная квартира, и имеются все печати. Я с ним созвонился, он скоро приедет, и вы лично сможете поговорить и разобраться в вашей ситуации. Уверен, что в ваших документах допущена какая-то ошибка. А пока, на законных правах, все вещи заказчика останутся в этой квартире, — решительно сказал дизайнер. — Я вынужден удалиться. Пока ваши документы не будут приведены в порядок, мне здесь делать нечего. До свидания.

Бэкхён следил прожигающим взглядом за тем, как собирался дизайнер, пока тот окончательно не ушёл, и тяжело вздохнул, понимая, что день всё же неумолимо испорчен.

Пока грузчики заносили его коробки и мебель, он потихоньку выносил в коридор подъезда чужие вещи, то и дело разглядывая их и усмехаясь над кучей плюшевых игрушек и комиксов. Свою двуспальную кровать вместе со шкафом Бэкхён велел внести сразу в спальную комнату, предварительно попросив грузчиков вынести оттуда чужую.

— Чанёль… пфф, — бубнил себе под нос Бэкхён. — Да никогда в жизни я не уступлю человеку с таким именем! Хватит с меня одного Чанёля! — пыхтя от веса чужих коробок, ворчал омега. Почему судьба вновь вскрывает с трудом затянувшиеся раны? Она мало поиздевалась над ним?

И все же странно, почему в их документах произошла ошибка? Бэкхён уверен, что в его договоре всё в порядке, а вот этот самый «заказчик», скорее всего, и не осматривал квартиру, раз даже обустроить её без дизайнера не смог. Наверно, ему предлагали другую квартиру, а в документах просто допустили ошибку. Да, так и есть.

От убеждений самого себя в том, что все хорошо, Бэкхёна отвлек бас, доносящийся из подъезда и грозно просящий грузчиков прекратить заносить коробки в квартиру. Его недовольный тон вывел омегу из себя, заставляя закипеть с новой силой.

— Да как он смеет? Значит, его вещи уже все в квартире и останутся тут «на законных основаниях», — в негодовании вскрикивает Бён, встречая собственное отражение в зеркале платяного шкафа, который успели занести в спальню, — а мои вещи вносить нельзя? Да черта с два!

Разъяренный таким произволом Бэкхён решил выйти на встречу басящему альфе, чтобы с порога выплеснуть всё свое недовольство ему в лицо и выставить с пожитками вон! Он что, думает пришел, наорал и все разбежались? Ну уж нет. В конце концов, это квартира его мечты! Он уже всё продумал вплоть до того, какие шторы повесит на витринное окно в зале, какую прикупит мебель и даже цветам подобрал прекрасные места.

— Ну держись, Чанёль! Одно твоё имя выводит меня из себя! — злобно размахивая руками, потопал он навстречу к альфе.

Не замечая ничего вокруг за собственными мыслями и негодованием, Бён стремительно завернул в прихожую и с разбега врезался в чужую грудь. Пока он материл весь свет из-за того, что, кажется, повредил нос, альфа, что возвышался над ним, уже было набрал в легкие воздуха для тирады, но неожиданно резко выдохнул и притих. Запах зеленого чая мигом проник в легкие и остался в них ароматным налетом. Он сразу узнал своего истинного, ненавистного омегу Бён Бэкхёна, что когда-то растоптал его гордость, сердце и душу.

Бэкхён же, придя в себя после удара, не решался поднять голову. Знакомый до боли запах мяты вскружил рассудок. Он сделал шаг назад, медленно отводя ладонь от лица и, растеряв всю уверенность, нерешительно поднял взгляд на альфу. Перед ним стоял его истинный — Пак Чанёль — человек, которого он никогда больше не хотел видеть.

***


— Я вам ещё раз повторяю, что мы не можем ничего решить с вашей квартирой прямо сейчас, — в который раз объяснял полицейский, распинаясь перед яростно настроенной парочкой. Участковый устало потёр переносицу и вновь посмотрел на колоритное комбо, которое уже на протяжении часа веселило своей перепалкой весь отдел. Но всему есть свой предел.

— Вы не понимаете, следователь Ким, — угрожающе начал омега, оперевшись локтем на стол полицейского. — Я — журналист…

— В омежьем журнале, — хохотнул Чанёль, за что получил испепеляющий взгляд.

— Заткнись! — процедил Бэкхён, еле сдерживая себя, чтобы не побить альфу. Эмоции лились через край, казалось, такое могло произойти только в фильме. Более того, вся ситуация уже настолько измучила его, что хотелось расплакаться, но нужно держаться. Всё бы ничего, не конец же света, но тот факт, что в этом всём замешан так ненавистный ему истинный, доводит до белого каления. Плюс ко всему, его злила собственная реакция на альфу. Запах мяты как всегда сводил с ума, да и сам Чанёль с их последней встречи стал выглядеть более серьёзным и повзрослевшим. Казалось, в плечах он стал ещё шире, теперь его лицо обрамляли чёрные волосы, а не ярко-красные, как в студенческие времена. Пак стал мужественнее, сексуальнее, и за эти сравнения Бэкхёну сейчас хотелось биться головой о тяжелый стол лейтенанта.

— Сам заткнись!

— Я между прочим для нас двоих стараюсь!

— Правда? — со скептицизмом спросил Чанёль. Хотелось бы верить словам Бэкхёна, но раны, что он ему оставил, всё ещё дают о себе знать. — Что-то мне не верится! Такие эгоисты, как ты, думают только о себе! Сомневаюсь, что ты хоть на грамм изменился с нашей последней встречи! — с горечью добавил он.

— Пак Чанёль, ещё хоть слово…

— И что? Ты снова меня укусишь? — потирая ноющее плечо, хмуро спросил Пак.

— Укушу! Но за другое место! — скалился Бён, стреляя угрожающим взглядом.

— Вы это слышали? — обратился к полицейскому Чанёль с невинным и возмущенным в праведном гневе видом. — Он мне угрожает! — вскрикнул он и тут же стушевался, понимая, как нелепо выглядит его жалоба на омегу, что дышит ему в пупок.

— А кто мне чуть нос не сломал? — чуть ли не кричал Бён, вспоминая, как накинулся на альфу с кулаками, узнав его.

— Ты сам в меня врезался! — угрожающе подался вперед Пак, о чем тут же пожалел, снова втянув концентрированный аромат.

— Ах, вот значит оно как? А кто меня выталкивал из квартиры? — снова начал ту же песню Бэкхён.

— Я выталкивал! Потому что не фиг было мои вещи с окна выбрасывать! Это же пятнадцатый этаж! Я собирал их по ближайшим кварталам!

— И вы предлагаете мне жить с этим недоальфой в одной квартире? Знаете, с каким трудом я заработал деньги, чтобы купить ее? А теперь я должен делить свое жилье с ним? — акцентируя внимание на последнем слове, Бэкхён одарил истинного презрительным взглядом.

— Подбирай выражения! — по кабинету полицейского раскатился бас разъяренного альфы. — Я — такой же собственник этой квартиры, как и ты! Она настолько же моя, насколько и твоя! И если уж на то пошло, то и из тебя омега никудышный! Конечно, тебе не стоит со мной жить, не хватало мне ещё текущей омеги под ногами!

— Да кому ты нужен-то? Между прочим, я считаюсь самым сексуальным омегой в нашем журнале, и уж кому переживать о домогательствах, то это мне! — Бён демонстративно отвернулся и вздёрнул нос к потолку. Слова альфы вскрывали старые раны, но он не должен подавать виду.

Пак окинул омегу скептичным взглядом, стараясь не замечать, что с возрастом тот стал намного привлекательнее. Резкие юношеские угловатости сменились на приятную мягкость и притягивали взгляд. Жаль только, что характер, кажется, остался тот же, что и в студенчестве.

— Ну, как говорится, на безрыбье… — все же не удержался от шпильки альфа.

— Заткнись, Пак Чанёль! — стрельнул гневным взглядом омега и уже потянулся за огромным степлером на столе.

— ПРЕКРАТИТЕ!!! — не выдержал полицейский, не дав покрасневшему от злости альфе продолжить этот балаган, а омеге затеять драку. Сегодня и без того выдался тяжелый день, так ещё и эту неугомонную парочку к ним занесло под конец его смены. Чунмён устал, он мечтал сдать смену и поскорее добраться домой. — Вам придется ужиться в этой квартире вдвоем или найти себе иное жилье на то время, пока следствие установит и найдет мошенников, продавших вам квартиру дважды.

— Лейтенант Ким! Ну поймите меня. Это квартира моей мечты. В ней абсолютно всё соответствует моим требованиям. Я уже перевез свои вещи, связал плед для дивана и не собираюсь уступать или съезжать. А жить с этим альфой я не смогу, вы же видите — мы не совместимы, — прибегая к омежьим хитростям, проговорил Бэкхён, растягивая гласные и хлопая ресницами. Он мило улыбнулся, смотря на лейтенанта умоляющим взглядом.

— Прекрати канючить, Бэкки, — подал голос Чанёль, когда увидел, что взгляд полицейского приобрел сочувствующие оттенки по отношению к омеге, и совсем не заметил, как напрягся Бён от формы его обращения. — Полиция не может идти против закона. Я, между прочим, тоже копил и тщательно подбирал квартиру, а не купил её просто от нечего делать. И напомню, что я так же перевез все свои вещи и жить мне, кроме как в данной квартире, негде.

— Я не хочу жить в одной квартире именно с тобой! — выплюнул слова омега, в его глазах блестела влага.

— А ты думаешь я в восторге от того, что под ногами будешь кружиться ты? — вновь вскипел альфа.

— Почему ты такой? — спросил Бэкхён и начал реветь. Лейтенант заботливо подал ему салфетку и уверил, что всё будет хорошо.

— Прекращай реветь, Бэкхён! — бросил Чанёль, стараясь не смотреть на слёзы омеги.

— Мне даже поплакать теперь нельзя! — вытирая влажные дорожки и сморкая нос, пожаловался Бэкхён и снова бросил жалобный взгляд на полицейского. Этот приятной внешности альфа просто обязан купиться.

— Прошу вас, заберите постановление о возбуждении уголовного дела по факту мошенничества и покиньте полицейский участок, — пересилив сострадание к омеге попросил лейтенант. — Если вы нам понадобитесь или мы что-то найдем, мы свяжемся с вами по телефону. Всего доброго, — почти скороговоркой протараторил он, подталкивая парочку к выходу и наконец выпроваживая их за дверь.

— Ну, и когда ты успел стать такой истеричкой? — с прищуром спросил Чанёль, когда они вышли из участка.

— Все методы хороши, Пак! Вы, альфы, только на таких и ведётесь, — стряхнув невидимые пылинки с кофты, ответил Бэк, всё ещё расстраиваясь, что его спектакль не подействовал. Хотя слезы были вполне реальные, но ему удалось использовать их в нужном направлении, жаль только, что ничего не вышло. — Если бы ты не лез, то я бы с ним договорился! Но ты же упёртый баран, а я совсем об этом забыл! Впрочем, как и о твоём существовании до сегодняшнего дня! — договорил он и направился к машине.

— Да, Бэкхён, я в очередной раз убедился, что твоя жестокость не знает границ, — бросил Чанёль ему вслед и тяжело вздохнул, думая о том, как корректнее всего рассказать о сложившейся ситуации своему возлюбленному.