Чаепитие на Олимпе

миниюмор / 13+
Артемида Афина Афродита Гера Гефест Зевс
15 окт. 2016 г.
15 окт. 2016 г.
1
1490
 
Все главы
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
 
На Олимпе редко происходило что-то необычное. Ну разве можно было считать необычными традиционные пиры, плавно перетекающие в многодневные оргии? Но в этот раз боги в недоумении смотрели на столы, заставленные керамическими сосудами с плотно притертыми крышками. Нет, они знали, что это такое. И даже не раз пробовали этот странный напиток, принесенный с Востока Аполлоном, но до сих пор делали это в одиночку, а никак не на развеселой пирушке.

Вернее, они надеялись на развеселую пирушку, когда получили весть, а теперь...


– Я рада, что вы все пришли сегодня, – Гера, недавно искупавшаяся в источнике, аж светилась от довольства.

– Ну все. Быть гадости, – пробормотал себе под нос Арес и скривился. – Я-то рассчитывал на добрый мастос хиосского... И сбежать ведь не выйдет.

– Не выйдет, – кивнул стоящий рядом Гермес. – Гера велела прислужникам двери засовами заложить снаружи.

Арес тоскливо вздохнул и уставился на столы.

– Ну что, сиятельные боги, вам какой чай: черный, зеленый, красный, белый, травяной? – Гера внимательно осмотрела сидящих за столом и решила подать пример. – Мне зеленый, – она кинула пристальный взгляд на сосуды с чайным листом. – Тот, который из Японии – он нежнее. И про жасмин не забудьте – это же лучшее сочетание.

– А мне, пожалуй, чифир, – буркнул раздосадованный Зевс, который тоже не смог избежать устроенного супругой фарса.

– Нет, дорогой, ты будешь пуэр. От чифира у тебя изжога... – Гера нежно улыбнулась и обратилась к остальным. – Я понимаю, что вы несколько разочарованы, но в связи с тем, что наши обычные пиры приводят к... довольно неприятным последствиям... – она скривилась лицом, вспомнив последние похождения супруга, – я подумала, что стоит в дальнейшем ограничить количество потребляемого на пирах вина.

Кто-то на дальнем конце стола тихо, но очень жалобно застонал. Гере даже смотреть в ту сторону не надо было, чтобы понять, что это Дионис – один из выродков ее супруга, как раз покровительствующий виноделию.

– Итак, кто что будет?

Афродита капризно надула губы и процедила:

– Зеленый китайский с женьшенем.

– А мне – белый, – поддержала ее Афина, с нежностью поглядывающая на блюдо со свежими нежными коричными булочками, стоящее прямо напротив нее.

– От выпечки толстеют, – ядовито процедила Афродита.

– Только если исключительно едят и ничего больше не делают, – насмешливо ответила Афина и добавила: – одна булочка – один час в гимнасии. А так как я все равно собиралась туда, то... – она мстительно улыбнулась и нежно пропела, – вполне могу себе позволить штук пять-шесть. С маслом.

Это окончательно добило Афродиту, и она стиснула кулаки, в подробностях представляя, как душит эту вечную девственницу.

– А мне, пожалуй, среднеферментированный улун, – попросила Артемида, мечтательно улыбаясь. – Только чтобы правильно заварен был.

Афродита закашлялась и прошипела:

– Не ругайся!

– Я не ругаюсь, – пожала плечами Артемида. – Это на банке написано. Воон той.

Афродита внимательно уставилась на указанную банку и фыркнула:

– Зеленый полезнее.

– Не сомневаюсь, – покивала Артемида. – Особенно для тех, кто ведет нездоровый образ жизни.

– Мой образ жизни очень даже здоровый! – вскинулась Афродита.

– Ну да, – снова включилась в разговор Афина. – Вся гимнастика – исключительно в постели. Что там у тебя в программе? Упражнения на козле?

Афродита не выдержала и с пронзительным визгом бросилась на Афину, норовя вцепиться той в волосы. Артемида, сидевшая по другую сторону стола, захохотала и принялась подбадривать сестру, вызывая тем самым еще большую ярость Афродиты.

Окружающие сначала онемели, а затем Ника и Ирида бросились разнимать дерущихся, Гера принялась неистово хлопать ладонью по столу, требуя порядка, а боги стали делать ставки, кто из дерущихся победит.

– Вы как хотите, но против Афины Афродита и пол-клепсидры не выстоит. Нашла на кого кидаться, – огладил бороду Посейдон, похмыкивая. – Геба, прелестница, налей-ка мне чифирика. Уж больно забориста эта трава.

– Трава хорошааа, – покивал Зевс, с отвращением поглядывая на килик с пуэром. – Геба, будь умницей, плесни и мне чуток. Только тссс, матери не говори.

– Гефест, а ты чего их разнимать не идешь? – вдруг спросил Посейдон.

– Куда уж мне между бабами встревать, – отмахнулся Гефест. – Сами разберутся. Тем более, что кому бы я ни помогал, другая ж потом житья не даст. Вон, пусть Арес лезет – он к этому делу привычнее.

– Кстати, а где Арес? – прищурился Зевс, торопливо допивая из килика налитый дочерью чифир.

– Сбежал твой Арес, – хохотнул Посейдон. – И почти весь молодняк с ним. Или не с ним, а с одним хитрожопым наглецом в крылатых сандалиях.

– Эх... А нас что же не позвали? – огорчился Зевс, прекрасно представляя, куда и зачем сбежали его сыновья.

– Потому что их исчезновение Гера не сразу заметит, – рассудительно ответил Гефест, – а вот ваше – очень даже сразу. А кому охота на себя ее гнев навлекать?

Зевс на это тяжко вздохнул и пробормотал себе под нос:

– И где были мои мозги, когда я бегал за ней, умоляя стать моей женой?

Посейдон ободряюще похлопал брата по колену:

– Чего уж теперь поделаешь. Так-то она ничего. Ревнивая только. Но ты и сам виноват, понимаешь же.

– Понимаю, – снова вздохнул Зевс. – Только кто ж знал, что она такая собственница? Я ж ее люблю, но... Мужик я, в конце концов, или нет?!


А за время их беседы дерущихся разняли, рассадили на разные концы стола, и Гера снова потребовала, чтобы боги выбрали себе чай по вкусу.

– И булочки, булочки не забудьте. Вот довольно милые рогатые булочки из Галлии, а там – булочки с фруктами из Альбы. Еще есть лепешки с медом.

Боги, мрачно позыркивая на хозяйку пира, набрали себе булочек, выбрали сорт чая и принялись неуклюже хлебать свежезаваренный горячий напиток из киликов.

– Это же невозможно, – простонал какой-то мелкий божок. – У меня от обилия сладкого задница слипнется!

– Зато ты хоть перестанешь употреблять ее не по назначению, – ехидно прошипел неподалеку женский голос, вызвав смех у окружающих.

– Ну, знаете! Это все грязные инсинуации! – возмутился божок. – Я нормальный мужик! Могу даже продемонстрировать!

– Не надо, Приап! – рявкнула на него Гера. – Все и так видели, знают и верят. Лучше скажи, как тебе чай, – уже мягче добавила она.

– Отвратительное пойло, – еле слышно выдохнул Приап, а громче пропел, закатив глаза в якобы восхищении: – Этот Эрл Грей совершенно восхитителен, а его аромат будоражит во мне смутные желания...

– Желания чего? – сурово сдвинула брови Гера.

– Пойти надраться, – пробурчал Приап, а вслух ответил: – Как можно дольше наслаждаться этим восхитительным вкусом.

– Я рада, что тебе понравилось, – нежно улыбнулась Гера и переключилась на супруга: – А тебе понравился этот Шу Пуэр?

– Да, – величественно кивнул Зевс. – Он... освежает. Ты была совершенно права, дорогая, когда предложила его мне.

Гефест икнул, округлив глаза, а Посейдон тихо захихикал в бороду:

– Вот оно, действие чифира.

Гефест задумался и жестом подозвал к себе Гебу:

– Мне тоже чифирчика плесни, – пробормотал он, жадно поглядывая на хихикающую с Артемидой Афину.

– А Афродита как же? – укоризненно спросила Геба, наливая меж тем чифир в килик Гефеста.

– А что Афродита? – вздохнул тот. – Она опять перед Аресом хвостом крутит.

– Его здесь нет.

– И что? Здесь нет, так где-то еще есть... – Гефест махом осушил килик с чифиром и резко встал. – А мне надоело, что моя жена, как подзаборная шлюха, всем подряд дает! Зачем я вообще на ней женился?

В пиршественном зале наступила мертвенная тишина.

– Чтооооо? – вскочила со своего места Афродита. – Ты... ты...

Но закончить она не успела, так как в это мгновение в зал ввалилась компания исчезнувших ранее богов во главе с Гермесом и Дионисом. Первый нежно прижимал к себе мех с вином, а второй – пару девиц из своей свиты. Все были хорошо навеселе и явно намеревались продолжить.

– Что. Это. Такое?! – взревела Гера.

– Мама, не шуми, – выдвинулся вперед Арес, оказавшись при этом рядом с Афродитой, – мы... чай пили.

– Чай?! Какой чай, это же вино!

– Да? То-то вкус был какой-то странный, – удивился Арес и ущипнул Афродиту за зад.

Та возмущенно дала ему по руке, но не отодвинулась.

– Нет! Это невозможно! – всхлипнула Гера. – Никакой культуры!

Волоокая заломила руки и выбежала из пиршественного зала. За ней поспешили Геба и Ирида, напоследок укоризненно посмотрев на присутствующих.

– Да. Вот что случается, когда у женщин пээмэс, – глубокомысленно заявил Посейдон и снова огладил бороду. – Ты б ее трахнул что ли. А, братик?

– Думаешь, поможет? – скептически ответил Зевс.

– Думаю, да. Ну, или подари ей чего. Она же женщина.

– Эх... Ладно, пошел я... успокаивать.

И Зевс, махнув рукой, удалился за супругой.