Цветочек

от H2O
минифэнтези, хоррор / 16+
16 окт. 2016 г.
16 окт. 2016 г.
1
1741
 
Все главы
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
 
Свой тридцатый день рождения Маруся решила отпраздновать тихо, в кругу друзей. Но, как это обычно бывает, друзья пришли со своими друзьями и подружками, и «вот этим знакомым крутым чуваком, познакомься, Маруська»! Скоро скромная квартира была битком набита людьми, музыкой, смехом, резким запахом спиртного и сигаретного дыма.
Вот раздался очередной звонок, и Маруся обреченно пошла открывать дверь.
— Ксюха?! — Маруся вытаращила глаза на гостью, держащую в руках огромный сверток. — Ты же в Америке должна быть?..
— С Днем Рождения, Потапова! — бодро выпалила та и торжественно вручила Марусе тяжелый сверток. — Да вернулась я из этой Америки, достало все. Дома лучше.
Маруся недоверчиво посмотрела на подругу — сколько ее знала, Ксения всегда мечтала уехать за границу, а когда она вдруг неожиданно пропала две недели назад, оставив записку, что уехала в Америку с парнем, Маруся почти не удивилась — Ксюха всегда была целеустремленной. А тут вот «дома лучше»… Хотя, может, и правда лучше — подруга выглядела бледной и уставшей, если не сказать истощенной.
Маруся хотела расспросить ее о том, почему она так неожиданно пропала, почему за все это время ни разу не позвонила, но Ксения постоянно была занята: то болтала с одним, то танцевала с другим… Когда гости начали расходиться по домам, Маруся очень удивилась, не обнаружив подруги, — Ксения, оказывается, уже ушла.
«Хоть бы попрощалась, коза!» — досадливо подумала Маруся, убирая завалы посуды со стола. Обидевшись, Маруся решила пока больше с ней не общаться. И правда, подруга стала вести себя в последнее время очень странно.

***

До разбора подарков Маруся дошла только к следующему вечеру. Безделушки, деньги, сертификаты… Ксюхин сверток Маруся развернула последним. Под несколькими слоями аляповатой подарочной бумаги оказалось экзотическое домашнее растение в керамическом горшке.
— Ну Ксюха и балда! — пробормотала Маруся. — Трудно предупредить было? Оно ж завянуть могло!
Поминая неласковыми словами безответственную девицу, Маруся понесла горшок с растением на кухню, чтобы полить.
Изящные узкие листья, длинные светло-зеленые стебли, которые венчали жемчужно-белые цветки с ярко-красной сердцевиной, — Маруся залюбовалась подарком, поворачивая горшок то так, то эдак. В какой-то момент ей почудилось, что листья растения не просто покачиваются по инерции, а плавно двигаются, извиваются, будто водоросли в воде. Один из стебельков, увенчанный полураскрывшимся бутоном, нежно обвил ее палец, пополз по запястью, обвивая руку… Маруся взвизгнула и отшатнулась от растения, отчаянно тряся рукой, чтобы сбросить цветок.
Это что еще за экзотического монстра притащила ей Ксюха?!
Но сколько бы Маруся не смотрела на растение дальше, оно больше не пыталось самостоятельно шевелиться. Стояло себе в керамическом горшке, развесив изящно-узкие листья.

***

Ей снилось, что нежные шелковистые пальцы гладят по ее обнаженной груди, щекочут набухший сосок, скользят по животу вниз, туда, где рождается удовольствие. Истома разлилась по всему телу, когда они дотронулись до клитора, настойчиво скользнули в открытое и уже влажное лоно… Она застонала и выгнула спину от наслаждения, когда эти шелковистые, прохладные пальцы стали толкаться в нее, снова и снова, доводя ее до оргазма… и тут она закричала, закричала что есть мочи от невыносимой боли: что-то чуждое впилось в нее внутри, вгрызлось в ее плоть, начало высасывать кровь. Она кричала, отбивалась, но боль становилась только сильнее.
Маруся с ужасом осознала, что это вовсе не сон. Что-то невыносимо мерзкое ворвалось в нее и теперь жрет изнутри. Жрет ее заживо!
Она попыталась схватить и вырвать то, что впивалось в ее лоно, — рука уже нащупала узкие листья, но тут ее обвило множество длинных стеблей, они опутали ее, сдавили так сильно, что рука начала неметь.
Маруся завыла от ужаса и боли. Из глаз брызнули слезы, смешиваясь с градом стекавшего по ее лицу холодного пота.
А боль становилась все сильнее, все невыносимее…
Как долго еще продолжалась эта экзекуция, она не знала — потеряла сознание.

***

Очнувшись утром, она оказалась лежащей на диване в гостиной, где вчера и заснула. Голова раскалывалась, рука, на которой она лежала, затекла до полного онемения.
Чувствуя себя полностью разбитой, она начала разминать затекшую руку, в которую словно тысячи тонких иголочек впились.
Припомнился ночной кошмар — будто ее сначала изнасиловал, потом начал жрать принесенный Ксюхой цветок. Вот же приснится бред!
Цветок продолжал стоять в горшке на кухне, где она его вчера и оставила. Маруся подозрительно на него покосилась, но тот не шелохнулся.
Досадливо фыркнув на свою глупость, Маруся открыла шкафчик, где хранился кофе.
Но от мысли о кофе ее чуть не стошнило, поэтому Маруся через силу выпила стакан воды.
Ее покачивало от слабости.
Добредя до ванной комнаты, она умылась и почистила зубы. Взглянув на себя в зеркало, Маруся ужаснулась: бледная, словно пергаментная кожа, ввалившиеся глаза, под которыми залегли тени. Краше только в гроб кладут, припомнилась ей поговорка.
Наверняка подцепила какую-нибудь злостную бациллу от гостей, теперь оставалось только надеяться, что это простуда, а не грипп… Хотя температуры вроде не было. Только неимоверная слабость.
Позвонив на работу, она сказалась больной.
Маруся заварила себе чайник ромашкового чая и закуталась в одеяло. За окном был серый сентябрьский день, набухшие от дождя тучи опустились так низко, что, казалось, еще чуть-чуть, и они коснутся голов прохожих.
Маруся, словно в пропасть, провалилась в глубокий сон без сновидений, а проснулась, уже когда за окном было совсем темно.
Она все еще чувствовала сильную слабость. Аппетита не было, но она заставила себя пойти на кухню и сделать себе бутерброд и сладкий чай.
Бросив случайный взгляд на чудо-цветочек, Маруся вздрогнула: ей снова почудилось, будто стебли медленно колышутся, извиваются, переползают друг через друга и тянутся, тянутся прямо к ней.
Зачарованная, она подошла к цветку. Длинный стебель с бутоном приветливо ткнулся ей в щеку, будто поцеловав. Маруся опасливо погладила узкий шелковистый лист, бутон, жемчужно-белый цветок с ярко-красной сердцевиной… На ее пальцах остались красные пятна.
Когда она понюхала их, ей почудилось, будто от них исходит медный запах крови, но нет, принюхавшись получше, она поняла, что это всего лишь пыльца с тяжелым экзотическим запахом.
«Что же ты за диковинка такая?» — подумала Маруся, когда бутон нежно погладил ее по запястью.
Она даже потратила около часа, перелопатив в Интернете кучу сайтов на тему домашних растений, но так ничего похожего и не нашла.

***

А ночью кошмар повторился снова.
Снова нежные шелковистые листья скользили по ее телу, снова тугой бутон проникал в нее, доводил до пика удовольствия, и снова он вгрызался в нежную плоть изнутри, словно цепень, впивался в ее тело, высасывая кровь.
А она не могла даже пошевелиться.

***

Неделю спустя, утром в ванной Маруся обнаружила, что ее кожа позеленела, а вены стали светло-салатовыми и казались прожилками на листьях. Она недоуменно провела по ним пальцами и вскрикнула — кожа на ощупь оказалась холодной и шелковистой, будто она действительно превратилась в растение.
Маруся бросилась к телефону — вызвать скорую, но, услышав в кухне непонятные шорохи и стуки, остановилась на полпути. Кто-то вломился к ней в квартиру?
В сумочке Маруся обычно носила электрошокер — мало ли что ожидает одинокую девушку в темных подворотнях — и сейчас она о нем вспомнила. Стараясь не производить ни малейшего шума, даже не дыша, она на цыпочках пробралась в прихожую и вытащила из сумочки электрошокер, почему-то проигнорировав мобильник, лежавший там же.
На кухне по-прежнему продолжало что-то шуршать. Неужели грабитель пытается найти что-то ценное у нее на кухне? Маруся, трясясь от страха, дошла на цыпочках до кухни и заглянула внутрь.
От увиденного она остолбенела, выронив электрошокер, раскрывая рот, словно рыба, выброшенная на берег. Керамический горшок с чудо-растением оказался пуст, а на старом сереньком линолеуме чернели комки земли. Посреди кухни стояла высокая девушка, ее кожа была покрыта зелеными пятнами, вместо ног у нее были корни, напоминающие женьшеневые, а на голове — узкие листья и длинные стебли с жемчужно-белыми цветами.
Лицо незнакомки было человеческим, но в таких же зеленых пятнах, что и все тело.
— В-вы к-кто?.. — запинаясь, выдохнула Маруся, таращась на незваную гостью.
Незнакомка резко повернула голову, услышав Марусю, и зашипела.
Она потянула к Марусе руки, из ее пальцев выпростались длинные, светло-зеленые щупальца-стебли, окутав Марусю в мгновение ока; та даже закричать не успела, потому что в ее рот впились холодные твердые губы. Вместо языка у незнакомки был стебель с тугим бутоном на конце, и он проник Марусе в рот, скользя все глубже и глубже в нее, скользя в глотку, впиваясь в плоть, вгрызаясь в аорту, чтобы сосать кровь.
Волна слабости окатила Марусю. Все вокруг плыло перед глазами, но она все же видела, как зеленые пятна на коже незнакомки бледнеют, ноги становятся человеческими, вместо листьев на голове появляются каштановые кудри, тогда как она, Маруся, теряет способность двигаться, думать.
Наконец, незнакомка оторвалась от ее рта и удовлетворенно ухмыльнулась. Подняв на руки то, во что превратилась Маруся, она осторожно посадила это в керамический горшок, присыпав корни землей, которую собрала с линолеума.
Весело напевая, незнакомка приняла душ, потом, порывшись в шкафу у хозяйки квартиры, надела джинсы и пушистый красный свитер.
Она не знала, с чего все началось и откуда взялось это растение, да ей и было в принципе все равно. Она лишь помнила, что этот «цветочек» ей приволокла ее коллега по работе, мерзкая грымза, якобы привезшая его из отпуска в Йоханнесбурге.
Точно как и Марусю, «цветочек» терзал ее, сосал ее кровь, превратившись однажды в бледную лахудру из соседнего отдела. А лахудра, едва придя в себя, всучила «цветочек» подруге на день рождения…
Теперь она точно знала, что у нее самой остались сутки, чтобы пристроить «цветочек» у новой хозяйки, иначе все колдовство снова вернется к ней. Снова стать «цветочком» она точно не хочет! Да и Маруся теперь вряд ли захочет держать злополучное «растение» у себя дома, еще чего доброго сожжет в костре!
Нет, надо поскорее передать растение какой-нибудь клуше, которую не жалко. О! У Женьки Сорокиной же сегодня новоселье! А домашнее растение чем не подарок?
— Ничего, моя хорошая, — приговаривала она, бережно заворачивая «цветок» в подарочную бумагу. — Скоро и ты окажешься в хороших руках и, если будешь вести себя правильно, то опять станешь человеком!
Мурлыкая под нос детскую песенку про цветик-семицветик, она подхватила «цветочек» и направилась в соседний подъезд.