Ночь, парк и существо

от Velyan
зарисовкафэнтези, юмор / 13+
27 окт. 2016 г.
27 окт. 2016 г.
1
5243
1
Все главы
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
 
Никогда еще предприятие не было настолько на грани срыва. Никогда эти два Штирлица еще не были так близко к провалу.

     А провал в их деле означал смерть. Иногда, конечно, и тяжелые физические увечья, но всё-таки в большинстве случаев не очень быструю и безоговорочную смерть.

     И главной причиной такого близкого и, казалось бы, неумолимого краха всего являлся — а точнее, являлось  — это. Огромное, покрытое слизью собственного метаболизма, отдаленно смахивающее на лабрадора размерами и хождением на четырех лапах, но явно без намека на отсутствие гена злости. Существо рычало, обнажая длинные, как у моржа, клыки, с которых капал яд, от контакта с которым асфальт шипел и растворялся, и угрожающе подавалось вперед, играя мышцами, явственно видными под тонкой пленкой серой кожи, больше похожей на полупрозрачный и очень непрочный, готовый треснуть в любую секунду, пакет из какого-нибудь супермаркета. От каждого движения с него стекала слизь, медленно и противно отваливаясь огромными сгустками. Маленькие, как две угольные точки, черные глазенки едва виднелись на заплывшей морде четвероногой твари. Оно скребло когтями асфальтовую дорожку под своими лапами, оставляя глубокие борозды, и не демонстрировало никакой симпатии к молодым девушке и парню, застывшим в пяти метрах перед ним. В свете полной луны и под тенью деревьев существо вызывало благоговейный ужас.

     — S-класс, — заключила загробным голосом Цепеш, судорожно сглатывая и ощущая предательскую слабость. — Твою мать.

     — Какую сторону выбираешь? — отозвался Сагавара, плавно и мягко перекатываясь с пятки на носок, готовясь либо к рывку вперед, либо к прыжку в сторону.

     — В смысле? — напряженно переспросила Цепеш.

     — Право или лево? Накрест или каждый в свою сторону? Или…

     К сожалению, им договорить не дали. Так называемый один из S-класса решил не дожидаться, когда его визави договорятся между собой, и напал первым, как истинный стратег. Правда, в S-классе разума чуть-чуть, и он заключается в инстинктах из оперы «пожрать-поспать-убить», но минимум мозга в их черепных коробках с лихвой компенсируется физическими данными и литрами яда, который они вырабатывают за несколько часов.

     — Ай, блин! — взвизгнула Цепеш и, бессознательно выбрав накрест, рванулась вправо синхронно с Сагаварой, который, будто зная, какую схему выберет и куда побежит его напарница, побежал влево. Всё-таки они уже долго вместе работают, поэтому и понимают друг друга вообще без слов, не то, что просто с полуслова.

     — Ну почему именно за мной-то? — провыла Цепеш, из всех сил отталкиваясь ногами от земли и чуть ли не ощущая физически за спиной тяжелые удары лап о землю.

     Сердце колотилось с немыслимой скоростью, к горлу подкатывала тошнота, вызываемая запахом, которое источало существо. Цепеш была на грани обморока из-за его внешности и этого амбре, но бежала, подгоняемая инстинктом самосохранения.

     Она ненавидела весь S-класс в целом и не терпела себя ту слабость, которая появлялась каждый раз, когда она и S-класс встречались.

     Цепеш ненавидела себя за эту брезгливость, не позволительную для того, кто она есть.

     В голове билась одна мысль: «Что ж парк такой редкий?» Цепеш не анализировала, куда бежать, а просто на инстинктах неслась вперед, петляя между деревьями так, чтобы существо не могло достать её в резком и длинном прыжке. Она откровенно не понимала, где она и что делать, когда закончатся силы. Цепеш и так уже бежала из последних сил, выжимая из своего пусть и натренированного, но все-таки женского тела максимум, но этот максимум в деле с S-классом является минимумом. А она всё бежала и бежала, закладывая резкие повороты, на которых она практически не теряла скорость, и заставляя монстра, не сумевшего затормозить и войти в поворот, оставаться позади. Правда, ненадолго — S-класс легко и быстро нагонял свою позицию аккурат за спиной девушки.

     Дыхания уже не хватало, казалось, сердце сейчас выпрыгнет из груди. Язык стал как наждак и уже не помещался во рту. Она поймала себя на том, что дышит через рот и слишком часто, ощущая, как колит в боку и болят легкие. Уже начиная хрипеть и чувствуя, как уже теряет нужную, спасительную скорость, Цепеш неожиданно ясно осознала, что сейчас, видимо, её конец. Прожив всего семнадцать лет и уже имея признание в своих кругах, так глупо умереть от какого-то захудалого S-класса. Даже не от рук-лезвий Гробовщиков, лучших в своем деле. Какой-то S-класс, который можно обмануть на раз-два, а потом вогнать нож по самую рукоятку в холку, прямо в твердые, почти железные мышцы. Правда, потом тебя окатит слизью с ног до головы. Если не успеешь, конечно, вовремя отпрыгнуть. Но никто не успевает. Воняет потом дней пять тухлятиной, и этот запашок с трудом могут перебить лишь самые сильные духи или дезодоранты.

     — Вниз!

     Бессознательно отреагировав на этот повелительный возглас, Цепеш резко упала и по инерции поехала на спине, пропахивая землю своим берцами с шипованными подошвами в попытке затормозить. Как в замедленной съемке, прямо над ней в изящном полете пронеслось серое существо. Она разглядела каждую мышцу на его теле, настолько близко оно пролетело. Если бы не молниеносная реакция и мышечная память тела, Цепеш сейчас бы уже стала раздувшимся трупом, который, скорее всего, еще бы и распотрошили, если принять во внимание любовь S-класса к мертвецам и прочей падали.

     — Быстро!

     Не дожидаясь, пока существо осознает, что промахнулось и снова не бросится в атаку, Цепеш быстро вскочила на ноги и побежала обратно, туда, откуда доносился голос Сагавары, игнорировать который было бы большой ошибкой и непростительной глупостью. С трудом соображающая девушка сначала подумала, что он взлетел куда-то под небеса и теперь оттуда раздает указания, что было полностью в его стиле — если его припрешь, взлетит без колебаний, а каким образом, это уже дело десятое. Но в реальности всё оказалось прозаичнее: он просто влез на высокое дерево с раскидистыми ветвями. Как забрался, не понятно, потому что ветви начинались только на высоте примерно десять футов.

     Видимо, Сагавара всё-таки смог взлететь.

     Не прошло и пяти секунд, как снова послышались тяжёлая поступь S-класса, стремительно нагоняющего Цепеш и решительно не уступавшего свою претензию на полуночный обед. Но и девушка не уступала своё право на борьбу за жизнь, поэтому она бежала так, словно сил у неё было вагон и маленькая тележечка, будто она способна еще часика два побегать по освещенным лунным светом дорожкам.

     К сожалению, Цепеш не прельщала возможность играть в салочки с S-классом. Поэтому она неслась к Сагаваре, разместившемуся на ветвях дерева и уже протягивающего ей руку настолько низко, насколько это было возможно.

     — Чёрт! — отчаянно выкрикнула она, чувствуя всеми нервными окончаниями, что S-класс уже почти её догнал, и, оттолкнувшись от земли, крепко вцепилась в предплечье Сагавары, который сразу же рывком втащил её на дерево, прижимая к себе за талию и дыша не менее тяжело, чем его спутница.

     Цепеш, схватившаяся за него, как за спасательный круг, и уткнувшаяся ему в основание шеи, чувствовала, как быстро у него колотится сердце. Будто это он убегал от самой смерти. Она вдруг всхлипнула и, вцепившись в куртку парня еще сильнее, закашлялась от боли в пересохшем горле, которое от этого только пуще прежнего разболелось.

     — Он тебя не задел? — опомнившись, засуетился Сагавара, отстраняя Цепеш, но не отпуская из-за страха, что она может сорваться, и разглядывая её настолько, насколько позволяла поза, в которой они сидели на огромной, толстой ветке. — Эй, Цепеш!

     — Да в порядке я. Расслабься, — прохрипела она, чувствуя, что сейчас потеряет сознание. Оно уже утекало тоненькой струйкой, оставляя тело на попечении Сагавары.

     — Врешь, — буркнул парень и неожиданно влепил ей пощечину. Несильную, но подействовала она как нашатырный спирт — сознание Цепеш сразу же решило не бросать своё тело на произвол судьбы. — Дура!

     — Ай! Ты придурок, что ли?! — схватившись за щеку, горевшую от удара, взвыла девушка. И, посмотрев на парня, внезапно разревелась.

     Горячие слезы текли по её лицу, капая на футболку, Цепеш размазывала ладонями соленую влагу по щекам и судорожно всхлипывала, задыхаясь от нахлынувшей истерики, пережитых эмоций и от боли в горле и правом боку, которая усугублялась с каждым вдохом девушки. Вместе со слезами из неё выходил весь страх и ужас смерти, которая не успела лишь на какие-то мгновения от того, чтобы схватить всё-таки её за задницу.

     Цепеш нечасто плакала, но сейчас её прорвало. Сагавара и вовсе видел её так сильно и душераздирающе рыдающей впервые. Конечно, бывало, он замечал, как она пускала скупую, практически мужскую слезу при просмотрах всяких драм, как и всякая женщина. Но чтобы так рыдать — никогда.

     — Боги, Цепеш, только не реви, — испуганно забормотал Сагавара, кончиками пальцев нежно дотрагиваясь до её лица и вытирая слезы. — Прости, я не хотел так сильно. Ты теряла сознание, а с тобой в обмороке я мало на что был бы способен. Черт, Цепеш, ну не реви, а? Ну, прости меня, прости, — жалобно молил он не перестающую вздрагивать от плача девушку, откровенно начиная паниковать.

     — Кто бы знал, Сагавара, что женских слез ты боишься больше S-класса, — коротко всхлипнув, прохрипела Цепеш, ужасаясь тому, как звучал её голос. Он стал баритоном. Цепеш попыталась прокашляться, а слезы в свою очередь уже сходили на нет, оставляя девушку полностью опустошенной.

     Сагавара и Цепеш окончательно забыли про того, по чьей милости оказались на ветках дерева без возможности как-то скрыться. Но он решился напомнить о своем присутствии громким рыком и ужасающей силы ударом о ствол, от которого всё дерево пошатнулось. Цепеш и Сагавара едва удержались, вцепившись в друг друга в попытке удержаться и забыв про собственные переживания.

     — Вот именно поэтому про S-класс говорят, что они тупы, как пробки, — удовлетворенно заключил Сагавара, разглядывая лежащее возле корней существо, которое лапами держалось за морду, болезненно скуля. — Врезался собственным телом, а если точнее, то головой, и ведь не понял, что даже при своих параметрах не смог бы он дерево снести. — Говорил он нервно, не глядя на Цепеш.

     Всё-таки бить женщин, а тем более напарниц, не было в привычках Сагавары, но выбора не было — он бы не справился с бессознательным телом на руках. Но Цепеш была не среднестатистической женщиной. С одной стороны, она может вытерпеть тяжелые, сильные удары, а с другой — будет плакать из-за царапины.

     — Он ноги точно не задел? — уточнил Сагавара. Увидев, что она покачала головой, в последний раз погладив пострадавшую щеку, он почти успокоился, осознав, что с ней всё в порядке и истерика закончилась. — Повезло — он пролетел, когда я тебя затаскивал, самое большее в нескольких дюймах. Почему-то я подумал, что всё-таки задел. Чёрт, Цепеш, не пугай меня больше так, — зло вздохнул он. — Я чуть сам не помер, когда ты бежала, а S-класс тебя стремительно нагонял. В какой-то момент я даже решил, что не успеешь.

     — То-то у тебя сердце у тебя колотилось, будто это ты, а не я, от него убегал, — фыркнула Цепеш, снова всхлипнув и старательно восстанавливая дыхание.

     — Да я серьезно чуть не сдох. Переживал, наверно, больше тебя, — выпалил Сагавара. — Легче было его грохнуть сразу, чем играть в догонялки.

     — Так чего ты его не грохнул? — огрызнулась Цепеш, поморщившись. Резь в легких прошла и бок больше не кололо, а вот ноги решили выдать арию боли — выли и трубили они знатно.

     — Чем? — злобно ощетинился в ответ парень. — Пальцы сложить пистолетом и выстрелить из них, прибив подонка ментально? Прости, но подобные техники не моё. Я бы, может, его и замочил, да вот только загвоздочка — Кэт-то ты выкинула, а Энн осталась в ковене.

     — Услышь бы нас кто — подумал бы, что я кого-то принесла в жертву. Я еще вдобавок Халк, способный выкинуть человека в безвременный полет. И всё это только из-за того, что ты свои пистолеты женскими именами называешь, — прикрыв глаза от накатывающей усталости, кончиками губ улыбнулась Цепеш, уже переставая хрипеть. — Я всего лишь запустила твой пистолет Рогоносцу в пасть, потому что тот сплав, из которого он создан, действует как раскаленное железо и кислота вместе взятые. Да и нефиг было тогда так тупить. Если бы не я, то мы бы тогда уже померли. У тебя не хватило бы времени для телепортации.

     — Зато не встретились бы с этим идиотом, — ткнув пальцем в продолжающее скулить существо, заметил Сагавара.

     — Неплохо, — саркастично усмехнулась Цепеш. — Везде есть положительные стороны, да?

     — А нет, что ли? — невозмутимо поинтересовался парень.

     — Да не, вполне логично, — иронично кивая, ответила она и вдруг покачнулась. Если бы не Сагавара, то она бы точно полетела головой вниз прямо в пасть S-классу, который уже оправился от удара и, обходя корни дерева по широкой дуге, угрожающе порыкивал.

     — Ну-ка, пододвинься ко мне, — приказал Сагавара, осторожно вжимаясь спиной в ствол дерева и таща за собой девушку.

     — Мы и так слишком близко друг к другу, — возразила девушка, не поддаваясь напору напарника. — Не пристало молоденькой девочке прижиматься к без пяти минут женатому мужчине, — со шкодливой улыбочкой вдруг выдала она, из-за чего парень от шока даже перестал её тянуть к себе.

     — А вот это было обидно, — оправившись от удивления, сказал он. — Во-первых, мне двадцать, и я всего лишь на три года старше тебя, а во-вторых, я пока что не женюсь. И вообще тебе доставляет удовольствие шутить, когда мы в полной заднице? — возмущенно уточнил Сагавара, вглядываясь в веснушчатое лицо подруги.

     — Это нервы, — опустив голову, пробурчала Цепеш. — Мог бы проникнуться — я чуть не умерла.

     — Я тоже.

     — Так ты от переживаний, а я от лап S-класса с Божьей помощью унеслась.

     — А у меня слабое сердце и инфаркт в любой момент может случиться.

     — У тебя не слабое сердце.

     — Слабое. Я же седею в свои двадцать.

     — Сердце и преждевременная седина не связаны.

     — Чем докажешь?

     И Цепеш было нечего ответить. Сагавара смотрел на неё с ухмылкой, отчетливо понимая, что его в споре она не одолеет. Он за словом в карман не лез и сочинял правдоподобные истории на ходу. В этом ему не было равных.

     — И ты еще спрашиваешь, почему все, кто с тобой более-менее близко знаком, тебя придушить готовы, — злобно прищурившись, буркнула она. — Иногда ты так самозабвенно врешь, что, даже зная, что это ложь, веришь.

     — Твои слова тешат моё самолюбие, Цепеш, — ухмыльнулся Сагавара.

     Девушка в ответ просто закатила глаза. S-класс громко рыкнул, будто подтверждая мысли Цепеш о том, что ей в напарники достался идиот, пусть и неглупый. Такой вот парадокс.

     — Что будем делать с нашим другом? — неожиданно для себя вспомнив о существовании S-класса, спросила Цепеш.

     — Предлагаю вариант, но он тебе не понравится. Так как ты уже отдышалась, просто спрыгиваешь ему на спину, благо, он прямо под нами, и приканчиваешь подонка.

     — Ты головой, что ли, стукнулся? — взвизгнула Цепеш, вздрагивая всем телом от перспективы прикасаться к этому существу, чувствовать под пальцами его сколькую, покрытую дурно пахнущей слизью кожу, а потом еще и вонять ближайшую неделю гниением, как восставший из могилы труп не первой свежести. Она поморщилась.

     — Твоя брезгливость, Цепеш, слишком мешает тебе. Для человека с твоими боевыми способностями ты слишком много не делаешь только потому, что «противно и омерзительно». Сведет это тебя когда-нибудь в могилу.

     — Так лучше в могилу, чем дотрагиваться до этого! — зло воскликнула Цепеш, и ей вторил громогласный рык S-класса, который только сейчас начал осознавать, что про него забыли.

     — Вот именно, — многозначительно подняв палец, заключил парень. — И ты еще просишь меня разрешить тебе одиночную работу. Разрешить такое человеку, который предпочтет умереть, лишь бы не дотрагиваться до чего-то неприятного — где ж это видано? — по-женски всплеснул руками Сагавара.

     — Чё вы там спорите, заклятая парочка?! Вы где, два идиота?! — внезапно раздалось из рюкзака, который висел на ветке. Напарники вздрогнули и уставились на него, будто в него вселился сам Сатана. Даже S-класс отреагировал на угрожающие нотки в голосе, исходящем из рюкзака, пронзительно залаяв, точно собака. — Ответьте мне, неуловимые, мать вашу!

     — Чёрт, я не буду отвечать. Она в последнее время неадекватная какая-то, — нахмурившись, сделал выбор Сагавара и посмотрел на Цепеш, ожидая поддержки.

     — Я бы на тебя посмотрела, если бы в комнате, когда ты заходишь, появлялось сначала пузо, а только потом ты, — хихикнула Цепеш, припоминая эту картину.

     — Ну-ну, Цепеш, я же мужик.

     — Докажи, — сразу ухватилась она за эти слова. — Будь мужиком — отвечай Ньюберг.

     Сагавара в ответ состроил такое мученическое лицо, что если бы у Цепеш еще остались слезы, то она бы точно разрыдалась. Потом, поняв, что вряд ли добьется от девушки чего-то, кроме злорадного смеха, он осторожно потянулся к карману рюкзака, откуда доносились испуганно-бешенные вопли Мелиссы, которым вторили заунывные рыки существа, видимо, проникнувшегося матами неизвестной.

     — М-мы здесь, — заикнувшись, вышел на связь Сагавара, поднося заговоренную рацию к губам. Он уже приготовился получить разнос по полной программе и услышать о том, в каких позах его будут иметь, если он еще раз не ответит сразу же.

     — О-о-о-о! — взбешенно протянула Ньюберг. Цепеш захихикала в кулак. Сагавара закатил глаза. S-класс наконец замолчал. — Так вы здесь?! А ничё, что я чуть с ума не сошла? А ничё, что вы не выходите на связь в положенное время? А ничё, что вы не отвечаете и заставляете меня переживать, хотя знаете, на каком я месяце, мать вашу?! — Она уже практически кричала.

     Сагавара поморщился и молчаливо передал рацию Цепеш, которая без разговоров взяла её и начала щебетать что-то убаюкивающее не в меру переживающей Ньюберг. Цепеш вообще умела успокаивать людей всех возрастов: начиная с младенцев и заканчивая глубокими стариками.

     — Ладно. Всё. Я спокойна и всё поняла. S-класс, едва от крышки гробика сбежали, — наконец спокойно выдохнула Мелисса. — Где вы?

     — На дереве.

     — О, как. Какое точное местоположение. Я с ходу поняла, где вы, угу-угу, — саркастично протянула Ньюберг, и только потом жестко, тоном, не терпящим возражений, продолжила: — Где вы? Я не вижу вас на радаре. Только не говорите мне, что вы вышли за пределы зоны, которую вам выделили.

     — Тогда я промолчу, — сконфуженно ответила Цепеш, косясь на Сагавару. Из рации донесся тяжелый вздох и Цепеш могла поклясться, что там, у себя на посту координатора, следившего за всеми, кто был на задании, Мелисса закатила глаза, сетуя на двух идиотов.

     — Что ж, дайте угадаю. Отталкиваясь от того, что вашей зоной был штат Кентукки, смею предположить, что вы в Огайо. А, нет-нет, — она вдруг исправилась, — в Западной Вирджинии, не так ли? Пожалуйста, скажите, что не Иллинойс.

     — Иллинойс, — мрачно подтвердил Сагавара.

     — Ну, вот черт, чё сразу на спорную территорию-то, а? С нас ведьмы три шкуры спустят, если узнают, что кто-то из наших там был, — разочарованно простонала Мелисса.

     — Не спустят, если мы успеем скрыться раньше, чем они нас заметят, — убежденно объяснил Сагавара. — Вытащите нас и всё чики-пуки.

     — А если конкретнее, где вы? Город какой? Хотя если судить по тому, что вы на дереве, гоните сразу координаты. Не удивлюсь, если вы там где-то лес нашли.

     — Мы в Спрингфилде. Кто ближе всех к нам? — выпалила Цепеш, опасаясь, что они сейчас начнут спорить. А они могли, и полностью наплевать, что ведьмы и вправду ненавидят, когда во время Самайна и нашествия разных, не очень приятных и дружелюбных существ, их отвлекают одни из таких, коими являлись Цепеш и Сагавара — одни из язычников.

     — Серьезно? Практически центр штата? Вы не могли в Куинси хотя б обосноваться наедине с S-классом? — Было слышно, как Мелисса щелкает по кнопкам клавиатуры. — Так. Ближе всех Кристиансен в Айове.

     — Нет, — резко возразила Цепеш. — Кто еще? Где те, кто должен быть в Миссури?

     — А ты неплохо знаешь карту Америки, Цепеш, — хмыкнула Мелисса, снова громко постучав по клавишам. — Прости, детка, но они на западной окраине штата. Единственный, кто не смертельно занят, так это наш Ромео-Кристиансен.

     — Сойдет, — припечатал Сагавара, забирая у уже начинающей возмущаться девушки рацию. — Только скажи, чтоб быстро и без позерства. Мы в центральном парке города.

     — Да, господин, — неожиданно покладисто отрапортовала Мелисса, которая в другое время бы покорила бы парня за слишком командирский тон. «Со старшими так не разговаривают», — всегда уверяла она.

     — Сагавара, — медленно проговорила Цепеш, почему-то глядя злобным взглядом на рычавший S-класс. — Это что такое было? Да кто угодно, кроме этого шведа!

     — Расслабься. При мне-то он к тебе подкатывать не будет, — осадил девушку Сагавара, при этом насмешливо ухмыляясь, будто выдал какую-то тонкую шутку.

     — Да не подкатывает он ко мне! — взорвалась Цепеш. — Пошел он на хрен, падла! Паяц, позер, клоун!

     И звучали эти отчаянные вопли под аккомпанемент рычаний и тявканий S-класса. Сагавара принял в позу мыслителя, попирая голову ладонью и изображая величайшее внимание. Он даже не пытался как-то успокоить подругу, потому что знал, что это только еще больше раззадорит её, и крики станут только громче, а мат забористее.

     Но в её криках был и неоспоримый плюс — она точно привлечет Кристиасена, когда он всё-таки телепортируется в центр города. Так что резона успокаивать её не было.

     Прооравшись, Цепеш остыла и насупилась, поджав губы и наморщив нос.

     — Может, мы его просто убьем?

     — Но-но, Кристиансен хороший боец. Я в этом не участвую.

     — Да причем тут этот придурок? Я про S-класс, — нахмурилась она, вперившись глазами в существо, будто взвешивая, сможет или нет. Если честно, нежелание прикасаться к отвратительному пересиливало возможность получить уязвленную помощью Кристиансена гордость.

     — Если ты как-нибудь…

     — Вот именно, что как-нибудь, — огрызнулся Сагавара. — Ну не могу я уложить его из пальцев. Дала б ты мне пистолет, тогда еще можно было бы попытаться.

     — Ты слабак!

     — Ну уж прости, что я не боец.

     Цепеш еще сильнее насупилась и громко задышала через нос, демонстрируя всем своим видом обиду. Если бы она могла, то она еще и отвернулась бы, сложив руки на груди.

     — И почему тепепортнуться в зону, накрытую ведьмами, можно, а из этой зоны — нельзя?

     — Ты как-то неправильно сказала слово «телепортироваться», — заметил парень.

     — Знаешь что? — вздернула нос Цепеш. — Иди в зад. Не выговариваю я это твоё телепортр… телепортирв… В общем, то вот твоё, — раздраженно закончила она.

     — Ладно-ладно, остынь. Ну, не можем мы — засекут, а потом, как правильно сказала Ньюберг, три шкуры спустят. Появление Кристиансена не заметят, если он, конечно, им на головы не свалится. И не будет лезть на рожон.

     — Ну, окей, — неожиданно покладисто сказала Цепеш. — Он нас найдет, прикончит S-класс, и мы потихонечку выйдем из-под купола. Окей. Окей. Окей, я принимаю помощь от него, и только из-за тебя, — пренебрежительно протянула она.

     — Хватит. Ну с кем не бывает. Ну лажанули чуть-чуть. Не вали всё на меня.

     — Это вообще-то полностью твоя вина, — рыкнула Цепеш. — Почему именно Спрингфилд? Черт, ничего поближе к территории язычников, то бишь наших ребят, не мог выбрать?

     — Я был здесь два дня назад. Наверно, подсознание сыграло свою роль, — отмахнулся Сагавара. — И вообще — если бы я приказывал и решал, куда нам надо, нас бы расплющило о ближайшую твердую поверхность. Вблизи проломов не телепортируются.

     — А у тебя получилось. Из Ричмонда в Спрингфилд — шикарно, — уважительно проворчала Цепеш. — Чертова ночь.

     — Ненавижу Самайн. Каждый год — одно и то же. Проломы из Клеток с выходящими оттуда монстрами, которые на порядок сильнее наших, местных и привычных. Ведьмы, накрывающие пусть и одну треть всей территории, за что, конечно, мы им благодарны, но больно кусающие, если кто-то из язычников посмеет к ним явиться, даже случайно. Ежегодная нехватка людей, которых слишком мало, чтобы накрыть весь материк, и это принимая во внимание то, что у нас остается всего лишь две трети. У нас даже не хватает магов, чтобы они закрывали проломы — стыдно признавать, но без ведьм всё было бы еще плачевнее, чем есть на деле.

     — О, так ты всё-таки понимаешь, что без ведьмочек никуда? — уточнила Цепеш, спокойно вытерпев жалобы Сагавары, которые она, к слову, частенько слышала. Нехватка людей — главная проблема язычников во всем мире, а минимальный состав магов и без того становился с каждым годом всё меньше и меньше.

     — Куда уж без них, без наших хранительниц, — выдохнул Сагавара, решив заткнуться и не ныть.

     В это время S-класс откровенно не понимал, почему так происходит. Два каких-то человечка, явно подходящих для трапезы, окончательно и бесповоротно на него забили. Но он не мог этого так просто оставить. Их запах с одной стороны манил и заставлял довольно урчать от предвкушения, а с другой — вызывал желание рычать и разорвать на части. Этот аромат напоминал существу о той далекой древности, когда этот мир еще был их. О том мире, который у них отняли в угоду маленьким человечкам, годных лишь для пищи.

     Все, кто находился к Клетках, от примитивного и сравнительно мало живущего S-класса, который впитывал все знания о прошлом с молоком матери, до высших, огромных и наводящих беспримерный ужас, закованных в цепи существ, рожденных еще до появления самой привычной Земли, ненавидели язычников, тех, кто их заковал и оставил подыхать в затхлом мирке на окраине Вселенной. Их победили, у них отвоевали нормальную в сегодняшнем понимании людей жизнь. После Великой битвы на много тысяч лет назад прежних властелинов свергли те силы, которые косвенно правили следующее время — Боги. Не без помощи обычной, загнанной в то время, малочисленной расы людей.

     И получили те, кто принимал участие в Битве, от Богов благословение, которое сами благословленные считают проклятием: язычники приняли на попечение огромное знание, которое должны были охранять, и полный контроль за отношениями расы людей и оставшихся в этом мире сверхъестественных существ. В то же время количество язычников потихоньку увеличивалось в зависимости от численности населения людей.

     Боги, дабы не нарушать равновесие, оставили наиболее миролюбивых и спокойных существ в этом мире, а всех остальных упрятали в Клетки. Правда, поверженные не желали смиряться со своей участью и всеми способами старались вырвать реванш, но это уже совершенно другая история.

     S-класс знал всё это, но лишь интуитивно — он не мог облечь всё это в слова, но ненависти к этим двум язычникам это не умаляло. Первой он хотел попробовать эту эмоциональную девушку, от которой пахло настолько сладко, что начиналось повышенное слюноотделение. Насчет второго S-класс еще не определился, потому что не слишком-то вкусно он благоухал — больше похоже на дым. Существо вдохнуло полной грудью и неожиданно различило новый аромат. В ноздри ударил запах настолько противоречивый, что аж закружилась голова. Заскулив, S-класс завертелся на месте, пытаясь определить, откуда доносился запах. Он не мог понять, ведь пахло повсюду.

     Слишком поздно существо осознало, что прекрасно видно издалека. Свою ошибку оно поняло лишь, когда резкий запах стал неожиданно сильнее, а в шею вонзилось длинное лезвие. S-класс не смог и звука издать, как рассыпался прахом, отправляясь в небытие, ведь у него нет какой-либо вообще души, в отличии от большинства монстров, которые иногда да перерождаются.

     — Ну наконец-то. Я-то уж подумал, что тебя ведьмы заарканили, — сказал Сагавара, легко спрыгнув с дерева. Цепеш скинула ему рюкзак и тоже слезла на землю, хмуро наблюдая, как Кристиансен протирает платком лезвие своей катаны.

     — Читер, — презрительно бросила Цепеш, просверливая в парне дыру своим взглядом. Вот только он мог отскочить от S-класса, не получив в лицо и на одежду порцию слизи.

     — О, да, Цепеш, уверен, тебе бы хотелось, чтобы я был весь, как свинья, — саркастично протянул Кристиансен, убирая катану в ножны. — Какой черт вообще дернул вас сюда? — он обратился к Сагаваре.

     — Очень подлый черт, — не поведя бровью, выдал он. — Тебя не засекли?

     — Обижаешь.

     — Вот и славненько. Двигаем отсюда, сучки. Иначе попадемся еще. — И, закинув рюкзак на плечо, он пошел, не оглядываясь на двух придурков, которые снова начали грызться. Цепеш учуяла запах мускатного ореха в дуэте с сосной и теперь высказывала, как же это неприятно — чувствовать такой аромат не в рождественскую ночь, тем более, в таких количествах. Кристиансен отбивался как мог.

     В какой-то момент у Сагавары даже мелькнула мысль о том, что надо было не соглашаться на Кристиансена. Если бы тогда не согласился, не выслушивал бы сейчас рычание и попытки друг друга задеть, которые весьма походили на очень и очень странный флирт.

     Сагавара был уверен, что дай им время, они начнут встречаться, даже несмотря на увещевания Цепеш о том, что она в жизни не сойдется с парнем-язычником. Но жизнь любит подкладывать всем, кто наблюдает за этим миром и не имеет собственной жизни, всецело подчиняясь долгу, жирную и неприятную свинью. Впрочем, все язычники уже к этому привыкли.

     А в то время, пока Сагавара и без пяти минут парочка шли, избегая открытых мест, дабы их не засекли с воздуха, наверху, в поднебесье, носились ведьмы на метлах, визжа от души, и, как матерые ковбои, загоняли летающих монстриков обратно в проломы.

     И так было в эту ночь по всему миру.
Написать отзыв