сорванные листовки

от Integrity
драбблыAU / 16+ слеш
Дио (До Кёнсу) Кай (Ким Чонин)
3 дек. 2016 г.
5 янв. 2018 г.
10
20108
1
Все главы
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
Skillet – Saviors of the World


     Сол­нце па­лит не­щад­но, и Кен­су ка­жет­ся, что ас­фальт пла­вит­ся пря­мо под но­гами. Пос­ле Вспыш­ки сред­няя тем­пе­рату­ра на всех кон­ти­нен­тах под­ско­чила на нес­коль­ко гра­дусов, и нес­терпи­мая для не­кото­рых жа­ра в Бу­энос-Ай­рес те­перь ка­жет­ся прос­то адо­вым пек­лом. Кен­су поп­равля­ет спол­за­ющий с пле­ча ав­то­мат и вы­тира­ет ла­донью пот, зас­ти­ла­ющий гла­за.

     — Ну, дол­го там еще?

     До щу­рит­ся, под­хо­дя бли­же к ко­па­юще­муся Чо­нину. Ста­рый ту­рис­ти­чес­кий ав­то­бус, прос­то­яв­ший до­воль­но дол­го без де­ла, — единс­твен­ный тран­спорт, ко­торый они встре­тили за нес­коль­ко ча­сов. Их вне­дорож­ник сло­мал­ся, а ид­ти даль­ше пеш­ком не хва­тит сил боль­ше, чем на нес­коль­ко ки­ломет­ров, да и в та­ком слу­чае они не ус­пе­ют доб­рать­ся до Де­вятой Зо­ны до нас­тупле­ния су­мерек. Чо­нин вы­тира­ет ру­ки о мок­рую от по­та май­ку и хло­па­ет скри­пучей двер­цей ав­то­буса.

     — Эта кон­сер­вная бан­ка толь­ко и мо­жет, что че­сать на сме­си раз­ных язы­ков. Единс­твен­ное, что в ней ра­бота­ет, это ав­то-гид на сол­нечных ба­таре­ях.

     Ким за­чесы­ва­ет мок­рую чел­ку на­зад и уса­жива­ет­ся пря­мо на зем­лю, скры­ва­ясь в хоть ка­ком-то по­добии те­ни, об­ра­зовав­шей­ся от вну­шитель­но­го тран­спор­та. Кен­су не­доволь­но под­жи­ма­ет гу­бы и пи­на­ет ка­мень под но­гами, прос­ле­живая его путь до об­ломков ста­рого сту­ла.

     Ког­да-то яр­кий ста­рани­ями мес­тных жи­телей рай­он Ла-Бо­ка сей­час пред­став­ля­ет со­бой лишь по­лураз­ру­шен­ные зда­ния и гру­ды цвет­но­го ши­фера и жес­ти — то, из че­го и бы­ли выс­тро­ены до­ма на уз­ких улоч­ках. Кен­су все еще пом­нит, как выг­ля­дел Бу­энос-Ай­рес до Вспыш­ки. Как выг­ля­дел весь мир до мо­мен­та, ког­да Зем­ля стрях­ну­ла со сво­ей шеи дос­та­точ­ное ко­личес­тво тер­завших ее все это вре­мя лю­дей. Стрях­ну­ла, к сло­ву, ста­рани­ями са­мого че­лове­чес­тва, ко­торое до пос­ледне­го не пе­рес­та­ет иг­рать с собс­твен­ны­ми жиз­ня­ми. Те­перь, ког­да по под­сче­там не ос­тавля­ющих свое де­ло уче­ных, ос­та­лось чуть мень­ше по­лови­ны, нель­зя быть уве­рен­ным окон­ча­тель­но, что ес­ли ты вы­жил в пер­вый раз, в сле­ду­ющий те­бе мо­жет так же по­вес­ти.

     Кен­су нес­пешно про­гули­ва­ет­ся не­дале­ко от сле­дяще­го за ним Чо­нина, слы­ша, как хрус­тит по но­гами му­сор из об­ломков. Мно­жес­тво иг­ру­шек, кус­ков ме­бели, лис­то­вок и су­вени­ров для ту­рис­тов — каж­дая выц­ветшая на злом сол­нце ве­щица на­поми­на­ет о том, как ки­пела рань­ше жизнь на опус­тевших улоч­ках.

     Все лю­ди ре­шили пе­реб­рать­ся ту­да, где, как счи­тали мно­гие, мень­ше все­го ве­ро­ят­ность сле­ду­ющей Вспыш­ки. Толь­ко вот точ­но пред­ска­зать, что по­явит­ся на этот раз и где, не­воз­можно. Кен­су уве­рен, что в Де­вятой Зо­не, рас­по­ложен­ной на гра­нице с Бра­зили­ей, еще ос­та­лись за­пасы сы­ворот­ки, ко­торую не ус­пе­ли заб­рать в прош­лый раз. Это их шанс про­тянуть как мож­но доль­ше и по­мочь пос­тра­дав­шим из груп­пы. Толь­ко вот их груп­па, с ко­торой приш­лось раз­де­лить­ся, не спе­шила сог­ла­шать­ся и ос­та­лась в ла­гере, раз­би­том в Сан­та-Крус не­дале­ко от пор­та. Ник­то, кро­ме Чо­нина, ко­торый выз­вался с ним.

     — Злишь­ся?

     Кен­су зас­ты­ва­ет на мес­те и раз­во­рачи­ва­ет­ся на пят­ках к щу­ряще­муся от сол­нца Чо­нину. Млад­ший вста­ет с зем­ли, неб­режно от­ря­хивая пыль­ные шта­ны, и под­хо­дит бли­же к не­му.

     — С че­го ты взял? — бес­цвет­но бро­са­ет До, от­во­дя взгляд в сто­рону. На­ходить­ся с Чо­нином на­еди­не все еще не­лов­ко.

     — У те­бя так жел­ва­ки нап­ря­га­ют­ся от каж­дой мыс­ли, что тут и ду­мать не на­до.

     Кен­су иг­но­риру­ет чу­жие сло­ва, на­чиная нес­пешно ша­гать вдоль ули­цы. Хва­тит пе­редыш­ки, им еще дол­го ид­ти. Чо­нин хмы­ка­ет и на­гоня­ет его в нес­коль­ко ши­роких ша­гов, прег­раждая путь. Кен­су под­ни­ма­ет на не­го хму­рый взгляд:

     — Сей­час не вре­мя.

     — А ког­да бу­дет это са­мое вре­мя, м, Кен­су? — в тем­ных гла­зах нап­ро­тив нет при­выч­но­го иг­ри­вого блес­ка, и Кен­су по­нима­ет, что Чо­нин ус­тал иг­рать в мол­чанку. До де­монс­тра­тив­но об­хо­дит его по ши­рокой ду­ге и нас­той­чи­во про­дол­жа­ет свой путь, на­де­ясь встре­тить гла­зами хо­тя бы ста­рый ве­лоси­пед, что­бы не ид­ти даль­ше пеш­ком.

     Ти­шина длит­ся не­дол­го, хо­тя от на­вис­ше­го вдруг нап­ря­жения Кен­су ка­жет­ся, что он счи­та­ет каж­дую се­кун­ду. Боль­шая фи­гура Кар­ло­са Гар­де­ля, смот­ря­щая на них с од­но­го из до­мов, буд­то пос­ме­ива­ет­ся над всем про­ис­хо­дящим. Кен­су ка­жет­ся, что от пек­ла он на­чина­ет схо­дить с ума, ког­да слы­шит му­зыку. Он обо­рачи­ва­ет­ся и ви­дит Чо­нина, си­дяще­го на кор­точках воз­ле ста­рого пе­ренос­но­го па­тефо­на. Тя­желые, под стать вяз­ко­му воз­ду­ху, зву­ки тан­го в ти­шине слыш­но весь­ма от­четли­во.

     Чо­нин вста­ет и под­хо­дит бли­же, про­тяги­вая ру­ку с мяг­ко улыб­кой. Кен­су ши­роко рас­пахну­тыми гла­зами смот­рит сна­чала на чу­жую ла­донь, а по­том на ее об­ла­дате­ля, не­воль­но от­сту­пая на­зад и вцеп­ля­ясь паль­ца­ми в ре­мень от ав­то­мата.

     — С ума со­шел?

     — Брось, мы с то­бой на­ходим­ся на ро­дине тан­го. Раз­ве не бу­дет ко­щунс­твом упус­тить та­кой шанс? — Чо­нин под­хо­дит бли­же, го­воря ти­ше, буд­то гром­кие зву­ки мо­гут спуг­нуть стар­ше­го. Кен­су, ко­торый, ка­жет­ся, уже дав­но поч­ти ни­чего не бо­ит­ся, с ос­то­рож­ностью смот­рит на про­тяну­тую ла­донь, хму­ря бро­ви.

     — Ес­ли ты за­был, то я не де­вуш­ка, Чо­нин. И с тан­ца­ми у ме­ня об­ще­го столь­ко же, сколь­ко у те­бя со стрель­бой.

     — Не упус­тишь шан­са на­пом­нить о мо­ей су­пер-мет­кости, вер­но? — млад­ший ус­ме­ха­ет­ся и лов­ким дви­жени­ем от­би­ра­ет ав­то­мат, ук­ла­дывая его не­дале­ко от них на ас­фальт. А по­том ре­шитель­но кла­дет ла­дони на чу­жую та­лию, прид­ви­гая бли­же к се­бе. — Я все по­кажу, ты толь­ко до­верь­ся.

     Кен­су сгла­тыва­ет, опус­кая гла­за ку­да-то в рай­он смуг­лой шеи. «До­верь­ся». До по­нима­ет, что его дав­но уже и про­сить не на­до. Что как бы ни от­талки­вал, ни­кому не смо­жет так до­верять. Да­же Ча­нелю, ко­торый весь­ма зас­лу­жен­но взял ко­ман­до­вание над их груп­пой.

     Чо­нин бе­рет его ла­донь, зас­тавляя ру­ки при­нять пра­виль­ное по­ложе­ние, а вто­рую уве­рен­нее сжи­ма­ет на чу­жой та­лии. Слиш­ком жар­ко, а ког­да два раз­го­рячен­ных сол­нцем те­ла соп­ри­каса­ют­ся, мож­но от­бро­сить конь­ки и вов­се, ка­жет­ся. Кен­су чувс­тву­ет, как по­те­ют ла­дони, но ру­ки не от­ни­ма­ет и не отод­ви­га­ет­ся, от­че­го-то ре­шив, что впер­вые мож­но ус­ту­пить. Он то­же из­мо­тан.

     Чо­нин скры­ва­ет до­воль­ную улыб­ку в угол­ках губ, на­чиная с прос­тых ша­гов, и Кен­су под­чи­ня­ет­ся. Прос­то де­ла­ет то же, что и всег­да, — от­сту­па­ет тог­да, ког­да Чо­нин де­ла­ет шаг. Ким глу­боко втя­гива­ет раз­го­рячен­ный воз­дух, пы­та­ясь про­чувс­тво­вать мо­мент как мож­но луч­ше. По­тому что при­выч­но ко­лючий Кен­су сей­час та­кой по­дат­ли­вый и ти­хий, что кру­жит­ся го­лова сов­сем не из-за жа­ры.

     — Рань­ше этот та­нец тан­це­вали ис­клю­читель­но муж­чи­ны, по­это­му то твое за­меча­ние по по­воду де­вуш­ки не кста­ти, — нег­ромко про­из­но­сит он, нак­ло­ня­ясь к чу­жому уху, чем зас­тавля­ет Кен­су зап­нуть­ся от не­ожи­дан­ности. Чу­жой го­лос пус­ка­ет му­раш­ки. Ким ух­мы­ля­ет­ся, пы­та­ясь сде­лать вид, что ни­чего не про­изош­ло.

     — Лишь во­семь ша­гов, — шеп­чет он. Нуж­но знать лишь во­семь ша­гов и до­верять.

     Плас­тинка при­ят­но для уха пот­рески­ва­ет, а Кен­су пос­лушно сле­ду­ет за пар­тне­ром, чувс­твуя, как мок­рая дав­но фут­болка неп­ри­ят­но лип­нет к те­лу. Стар­ший те­ря­ет­ся в про­ис­хо­дящем, дви­гая но­гами на ав­то­мате, не осоз­на­вая, что при­жат к чу­жому го­ряче­му те­лу слиш­ком близ­ко. Лишь жад­но втя­гива­ет об­жи­га­ющий воз­дух че­рез нос.

     — Я чуть с ума не со­шел, ког­да все это про­изош­ло, — го­рячо шеп­чет на ухо Чо­нин, де­лая оче­ред­ной «крест» и вдруг отс­тра­няя рас­те­рян­но­го стар­ше­го от се­бя, что­бы при­тянуть вновь. — Мы с Ча­нелем ис­ка­ли не­делю всех зна­комых, и в са­мый пос­ледний мо­мент, ког­да сов­сем от­ча­ялись, по­лучи­ли сиг­нал от Чон­дэ. Мне ка­залось, что я бы умер пря­мо там, ес­ли бы не смог те­бя най­ти, преж­де чем по­кинуть поч­ти опус­тевший Се­ул.

     Кен­су бо­ит­ся под­нять гла­за, смот­ря ку­да-то по­верх чу­жого пле­ча. Па­тефон дав­но за­тих, и те­перь они сто­ят на мес­те, на­ходясь пре­дель­но близ­ко. Кен­су бо­ял­ся это­го раз­го­вора, не хо­тел во­рошить. А Чо­нин про­дол­жа­ет:

     — А ког­да мы соб­ра­лись — все, кто ос­тался, — по­лучил лишь сте­ну, ко­торую ус­тал уже пы­тать­ся про­ломить. Ка­залось, что ты во­об­ще был не рад ме­ня ви­деть...

     — Чо­нин, — пре­рыва­ет его не­уве­рен­но Кен­су, — все не так...

     — А как? — Ким отс­тра­ня­ет­ся, заг­ля­дывая в чу­жие гла­за и зас­тавляя пос­мотреть в от­вет.

     — Так все бу­дет го­раз­до слож­нее. Да­вай не бу­дем...

     — Нет, бу­дем, — уве­рен­нее от­ве­ча­ет Чо­нин и бе­рет чу­жое ли­цо в го­рячие ла­дони.

     — Я так не хо­чу, по­нима­ешь? — в боль­ших гла­зах со­бира­ет­ся вла­га. Кен­су не пла­кал ни ра­зу пос­ле Вспыш­ки. — Я ви­дел, как те­ряли близ­ких. Мы уже мно­гих по­теря­ли. Я не хо­чу, что­бы по­том бы­ло еще боль­нее. Пос­мотри, ка­ким стал Чон­дэ пос­ле то­го, как под­хва­тил за­разу Бэк­хен. А ес­ли зав­тра что-то слу­чит­ся с то­бой?

     Чо­нин вздра­гива­ет, ког­да чувс­тву­ет, как пер­вая со­леная кап­ля ка­са­ет­ся его боль­шо­го паль­ца. Он при­жима­ет бли­же к се­бе, зас­тавляя ут­кнуть­ся в пле­чо. А сам заж­му­рива­ет гла­за до яр­ких вспо­лох, что­бы не дать се­бе сор­вать­ся от вдруг на­катив­ше­го об­легче­ния и по­нима­ния, что все это вре­мя сту­чал­ся в дверь, от ко­торой ему дав­но да­ли клю­чи.

     — То, что ру­шит­ся мир, не зна­чит, что мы дол­жны ру­шить свои жиз­ни. Слу­чит­ся что-ли­бо зав­тра или че­рез де­сят­ки лет — пле­вать. Прос­то не от­талки­вай ме­ня боль­ше, Кен­су.

     Стар­ший не от­ве­ча­ет, лишь вздра­гива­ет, ког­да слы­шит рев мо­тора. Он смот­рит на улы­ба­юще­гося Чо­нина и не­доволь­но кри­вит гу­бы, по­нимая, что про­ис­хо­дит.

     — Спе­ци­аль­но все подс­тро­ил, да? И как я мог по­верить, что Ча­нель от­пустит нас од­них...

     — Но ведь это сра­бота­ло, вер­но? — сме­ет­ся Чо­нин, уты­ка­ясь но­сом в чу­жую шею.

     — Иди­от, — бро­са­ет хрип­ло Кен­су, сжи­мая на чу­жой спи­не фут­болку и сов­сем не вы­рыва­ясь.

     Чо­нин улы­ба­ет­ся, це­луя не­боль­шую ро­дин­ку за ухом стар­ше­го и ощу­щая со­леный прив­кус на язы­ке. На ма­шине они до­берут­ся до Де­вятой Зо­ны вов­ре­мя, на­вер­сты­вая упу­щен­ное вре­мя на пус­тых до­рогах. И что бы ни слу­чилось в пу­ти, те­перь ему нель­зя дать сла­бину. И стре­лять он на­учит­ся обя­затель­но, что­бы у стар­ше­го боль­ше не бы­ло ни од­ной при­чины по­шутить. Что­бы он мог до­верять ему еще боль­ше.