Последняя капля

от Antilopa
драбблыангст, драма / 18+ слеш
Бэкхён (Бён Бэкхён) Чанёль (Пак Чанёль)
29 янв. 2017 г.
29 янв. 2017 г.
1
543
 
Все главы
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
 
Мозг Бэкхена просто переполнен разнообразными цветными картинками, что выливаются в сногсшибательные идеи, запоминающиеся промо-ролики и слюнявую радость заказчиков. Его яркий позитив, при желании хозяина, может накрыть сумасшедшей волной, оставляя незадачливых людей отплевываться диким смехом и нескончаемо хорошим настроением.

Каждый день Бэкхен влетает в офис всегда одним из самых последних, но никогда не позволяет себе опаздывать. Он обожает свою работу, а начальство души не чает в ценном сотруднике, поощряя того разнообразными бонусами, премиями и подарками.

Бэкхен всегда обедает с коллегами в уютном кафе, шутя и широко улыбаясь, не преминув пофлиртовать с симпатичной официанткой и оставить щедрые чаевые, а потом вновь возвращается в офис и пестрит всевозможными слоганами. Он праздник, он фейерверк, он нескончаемый заряд.

Но ровно в назначенный час его рабочий день заканчивается, и никто не смеет его задерживать. Бэкхен не спеша спускается на стоянку и заводит машину. Его глаза закрываются, пальцы сжимают руль, мурашки бегут по коже, грудь вздымается, а потом сжимается мощными тисками, заставляя дышать через раз.

Он знает, что его ждет дома …


***

Чанелю страшно, его пробивает дрожь, но все, что он может - это безмолвно наблюдать за извращенными ласками. Его кожа испещрена шрамами, старыми или только успевшими зажить и, наверное, увидев его на улице, люди бы в ужасе расступились, но…

Чанель давно не выходит на улицу, он уже забыл, когда в последний раз видел людей и слышал чужие голоса. Весь его мир и спокойствие однажды просто замкнулись на человеке, что сейчас возвышается над ним и благоговейно вглядывается в его потускневшие от безысходности глаза.

Изящные руки, осторожно и едва касаясь, будто боясь навредить, ведут по его когда-то сильному телу, намертво привязанному веревкой к кровати. Мягкие подушечки плавно обводят каждую шероховатость и каждый рубец, с животной страстью вдыхая спертый комнатный воздух. Загораясь во взгляде алыми вспышками, похоть сносит все на своем пути, отключая сознание и выпуская наружу зверя.

В ожидании привычной боли, Чанель равнодушно закрывает глаза, не желая видеть продолжение, но уже чувствует кроткое ненавистное прикосновение холодного металла…

Бэкхен делает небольшой надрез на чужом теле и заворожено наблюдает за тоненькой алой дорожкой, что очень медленно стекает на идеально белые, разглаженные простыни. Его руки дрожат в предвкушении удовольствия. Он облизывает губы и, с восторженным стоном, припадает к ране. Кровь теплая, густая, она обволакивает полость рта, покрывая зубы красной тонкой пленкой. Язык ласкает края надреза, слизывая плазму и размазывая ее по белой коже. В животе узлом скручиваются мышцы, вызывая спазмы и отдаваясь начальным возбуждением где-то у основания естества. Парень касается пальцами своих губ, слегка задевая их короткими ногтями, и с упоением взирает на себя в зеркало, что весит напротив. Ресницы самозабвенно опускаются, и он ощущает, как буквально балансирует на краю пропасти, когда свободная рука сжимает промежность.


***

Чанель уже не плачет, давно не плачет. Единственной и самой ненавистной жидкостью в его организме осталась - кровь, которую он хотел бы навсегда и до последней капли выцедить из своих чертовых вен, зная, что только так он прекратит мучения.