Черный песок.

от In Flame
миниприключения, фантастика / 16+ слеш
15 февр. 2017 г.
16 февр. 2017 г.
2
3084
1
Все главы
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
Гнетущее великолепие забвения. Если бы только его можно было навечно запечатлеть в памяти, как большая часть первозданного творения природы.

Если бы Потапова знала, что человечество не вернется на землю, а просто будет изучать ее так, как изучали бы микрокосм… Если бы она знала это в других жизнях, возможно она бы писала об этом или помнила. Но в прошлых веках человечество занималась чем угодно, но только не сохранением всего живого на планете, поэтому планета решила избавиться от вируса по имени – человек.

Странно вернуться на Землю спустя сто десять тысяч лет и увидеть, что без человека она только преобразилась, стала краше, виртуознее. Как лакомый кусочек небольшой горячей пиццы, который только что вынули из духовки, и он еще не тронут и источает свежий аромат пряностей и вкусного снадобья.

Вспомнив про пиццу, Потапова вспомнила и о том, что могла полететь сюда вместе с Анжеликой. Но в последний момент, решила не сообщаться ей о том, что летит сюда. Она была не уверена, что если бы Энжи полетела с ней, то они бы не занимались здесь делами и исследованиями. Только не с Энжи.

Когда они впервые встретились, им было еще так мало лет, чтобы понять, что с ними происходит, когда они вместе. Даже сейчас они не всегда понимают. Поэтому Потапова согласилась лететь одна и провести на Земле в полном изолированном одиночестве почти полторы недели.

Она понимала, что, когда Энжи узнает об этом, на придет в ярость. И совсем не потому что Потапова улетела без нее, а потому что на Земле все идет по-другому. Сейчас по-другому. Сейчас это опасное место, оно разоружает и укорачивает жизни первоприбывших, таких, как Потапова и ее звездолет.

Звездолет пришлось припрятать в небольшой полой пещере, в которой Потапова впервые увидела черный песок. Она читала в «Книге Столетия», что когда-то песок был бежевого, грязно-желтого или белого цвета, но по прошествии многих веков, он переменил свой цвет. Резко. Неожиданно. И почему, никто не знал.

Сейчас планета Земля представлялась Потаповой как большой кусок неизведанного пространства, который надо изучить понемногу за полторы недели. В это время связь с лунной базой ей придется держать только в особых случаях. Поэтому она не сможет сообщить ни отцу, ни Энжи о том, что тут происходит.

А пока что не происходило ничего. В самом прямом смысле этого слова.

Если верить карте, которую ей вручили в центре управления полетами перед тем, как она села в свой звездолет, то она приземлилась где-то в районе бывшего города Выборга. Ранее, когда она читала летописи о России и ее окрестностях, она много разных фотографий и информации просмотрела. Здесь был явно другой климат. Жесткий, неуступчивый, болотный, изменчивый. Сейчас же это место представляло собой тропики. Вместо холода, здесь стояла знойная жара с удушающим запахом пряных трав, у которых в данный момент времени сезонов было цветение.

Города как такового не существовала, лишь заросшие мхом и диким, а порой и ядовитым плющом, тропинки иногда напоминали о том, что некогда здесь водилась жизнь, кипела работа, обживалось хозяйство. Это было давно. Сейчас эта местность более походила на безлюдную равнину, на которой кое-где пробивались зубцы разрушенных временем и стихиями строений. Звенящая тишина нарушалась лишь щебетанием редких птиц и клекотом насекомых, резвящихся в траве.

Здесь не было черного песка, но было другое. Вместо темно-зеленых ветвей сосен, край явил взору странное смешение палитр в середине лета. Еловый цвет всегда был темно- или светло-зеленым, а сейчас он казался серебристо-бурым, причем видимо он был таким уже много лет. Возможно, это изменилось ровно тогда, когда песок приобрел черный цвет. Но почему?

Воздух не был ядовитым, по предположению некоторых с лунной базы. Наоборот, он был чересчур перенасыщен кислородом, отчего в первые несколько часов кружилась голова и явно падало давление. Пришлось какое-то время ходить в специальной маске, чтобы дышать спокойно, без порывистых вдохов.

Так шаг за шагом Потапова вышла к воде. Предположительно это был тот самый залив, который на старых картах называли Финский или Кронштадтский. Сейчас он казался больше, хотя насколько больше он действительно был, можно было узнать только пролетев его весь на звездолете или легком аэроплане, схема сборки которого лежала у нее в бардачке технического отсека. Но сейчас гораздо важнее было взять пробы воды из этого водоема, вернуться в звездолет и изучить их в мини-лаборатории. А уже потом передав сведения на лунную базу, можно было бы собрать небольшой легкий аэроплан и полетать на нем над заливом.

Едва Потапова ступила на берег залива, она поняла, что здесь черный песок достаточно перемешался с красным. А точнее цвет его колебался от ярко-красного, до темно-вишневого и последний преобладал. Но по самой кромке воды, цвет песка был такой же, как и много тысячелетий назад, а именно – светло-бежевым.

Вынув пару склянок из походного ранца, Потапова присела на корточки, смотря на свое отражение в спокойной воде залива. Затем она зачерпнула воды в пробирки и закупорив их плотной крышкой, сунула обратно в ранец.

Она подумала о том, что вот бы кого-то здесь встретить все же, кто говорил на языке Вселенной и мог бы в подробностях объяснить эволюцию и наличие черного красного песков. Но по последним данным со спутников-шпионов, здесь не было активности уже триста веков, либо она, эта активность, так хорошо маскировалась, что ее просто не замечали. Такой вариант тоже нельзя было сбрасывать со счетов, ведь человечество всегда было на выдумки гораздо.

В любом случае, сейчас она направлялась в обратный путь, решив срезать маршрут, пройдя его другим путем.

Когда-то Потапова мечтала сбежать на землю от своих родителей, которые очень хотели, чтобы она была обычным ребенком, живущим на Лунной базе. Но больше всего они хотели внуков. Когда ее мать узнала о том, что никаких внуков у ее дочери не ожидается, она бросила их с отцом и ушла к другому мужчине. Хотя, Потапова предполагала, что своим отказом плодить потомство, просто подтолкнула свою мать к уже принятому решению их покинуть. К тому же отец более разделял ее выбор стать космическим инженером и летать на звездолете.

Сейчас, шедшая прогулочным шагом Потапова поняла, что отца она всегда любила больше. Возможно ее мать чувствовала это, поэтому в какой-то момент она стала лишней в их с отцом жизнях.

Хрустнувшая ветка, заставила Потапову обернуться, мгновенно обнажая свое грозное оружие – телепортатор. Это была небольшой пульт с тремя кнопками, который намертво был прикован к ее левой руке. В случае опасности, применять другое оружие вовсе запрещалось, хотя пистолет последнего поколения лазеров, висел у нее на правом бедре. Но в целях безопасности, лучше всего было использовать телепортатор.

Вокруг была тишина и ни единой живой души. Поэтому пройдя еще несколько шагов, Потапова решила за благо использовать «перемещатель», чтобы избежать столкновение с кем-то, кто будет недружелюбен.

Оказавшись в пещере возле звездолета, Потапова юркнула внутрь, оставляя дверь открытой. Вообще-то на Земле не следовало отставлять двери открытыми, но она решила, что это ненадолго. Ей нужно было только поставить склянки в портативный морозильник, подкрепиться своей обычной космической едой, сходить в туалет и немного отдохнуть. Обычные будни космических инженеров и звездоплавателей. Это было вполне обыденно и даже скучно, но тем не менее представляло собой часть жизни крейтов на лунной базе, которую они считали домом.

Крейты были далекими потомками людей, с планеты Земля. Крейтами они себя стали называть после того, как переселились на планету Креатон, которая оказалась одиннадцатой планетов в созвездии Ориона. Крейтяне были очень похожи на людей, но жили дольше и были виртуозами в освоении дальних космических пространств. Землю они забросили пятьдесят тысяч лет назад, хотя возможно эта цифра не была столь точна.

Сунув пробирки в мини-холодильник, Потапова плюхнулась в кресло и включила транслятор. Какое-то время он ловил одни помехи и шипел, словно разъяренная кобра. Но потом на экране появилось замученное и усталое лицо ее отца.

- Яррочка, дочка! Как там дела?

Он говорил тихо, будто скрывал от всех то, что он связался с ней по транслятору, предназначенному только для деловых переговоров. Так и было, но ему как уважаемому космическому инженеру было многое позволено в центре управления полетами на базе.

- Энжи разгромила свое жилище, когда узнала, что ты полетела на Землю без нее, - честно признался отец, озираясь по сторонам, словно это была секретная информация. – Дочка, она просто в ярости. Как ты там? Собрала образцы?

- Все хорошо, пап. Образцы собраны, но пока что мне нечего сообщить в ЦУП. Надо исследовать. Здесь невыносимая жара, только в звездолете можно от нее спастись.

- Я рад, что у тебя все хорошо. Не пропадай.

На этом экран снова отключился и зашипел. Потапова выключила его и откинулась в кресле. Прикрыв на мгновение глаза, она подумала о том, что эта поездка пока никаких трудностей собой не являет. Можно расслабиться и отдыхать.

Поэтому она не сразу среагировала на то, что заскочило в ее звездолет. Лишь спустя мгновения, она вытащила лазерный пистолет, но кто-то очень сильный перехватил ее оружие, впечатав ее саму в крепкую и ребристую обшивку космолета.

- Стой! Не надо! – прохрипела Потапова. – Я не причиню вреда, я свой…

Услышав голос, существо отпрянуло от нее, бросая то, что было у него в руках. Длинная остроконечная палка, одним концом которой она уже могла быть проткнута насмерть.

- Ты говоришь по-русски!? – удивленно изрекло существо.

Потапова осторожно вложила пистолет в кобуру на бедре и подняла руки, показывая, что она не вооружена, и не опасна.

Существо, которое так внезапно проникло на ее звездолет напоминало человека. Во всяком случае он им когда-то был. Да и то, что его голосовые связки еще не совсем атрофировались, говорила о том, что он общается с себе подобными. Много общается.

Внешне правда он больше напоминал обезьяну, обряженную в одежду. Руки и ноги были волосатые, но лицо без единой ворсинки.  Да к тому же оно было еще и женским!

- Кто ты такая? – наконец-то поинтересовалась Потапова, рассмотрев, как следует человека перед собой.

- Я житель этой чертовой планеты! – язвительно выплюнула ответ она. – А вот кто ты? Пришелец из далеких глубин космоса?

Пренебрежительный тон жителя этой чертовой планеты сразу напомнил Потаповой о том, что далеко не все люди могли похвастаться культурой и уважением во всем времена жизни на Земле. А уж спустя пятьдесят тысяч лет – нечего и было ожидать от них гостеприимства и кофе с пирожками. Хорошо, что сразу не убили.

- Я с Луны, - ответила, как можно спокойнее Потапова. – Я исследователь. Прилетела именно с этой целью, а не драться и воевать. Понятно?

Землянка молчала, но явно не удовлетворилась ответом. В любом случае, на лице у нее было что-то вроде отвращения к ней или же оно у нее всегда было таким, разобрать сложно.

- Я – Вайкан! – вдруг протянула руку она.

Рука у нее от плеча до ладони была покрыта густым коричневым ворсом, но ладонь, как и лицо было без волос. Рукопожатие оказалось крепким, хотя Потапова с пару секунд размышляла, стоит ли пожимать руку той, что едва ее не заколола. Но это был явно жест примирения и Потапова рискнула.

- А меня Яррой звать.
Написать отзыв