Новый сотрудник

от эФэФ
миниобщее / 13+ слеш
10 марта 2017 г.
10 марта 2017 г.
1
2803
4
Эта глава
2 Отзыва
 
 
 
 
Фраза "Я из того времени, в котором если парень говорил парню "надо тушь купить", то они не голубые, а студенты технического вуза"

— Макс, ну никак сегодня не могу. Я на собеседовании и понятия не имею, когда освобожусь, а потом еще хочу в магазин за тушью забежать.

Вячеслав Викторович машинально обернулся на голос и впервые за утро ощутил чувство глубокого удовлетворения. У окна стоял молодой человек в элегантном костюме. Среди заполнивших коридор претендентов на место дизайнера он смотрелся как незыблемый надгробный камень в куче ярких фантиков от дешевых леденцов. Роль фантиков играли субтильные существа неопределенного пола в обтягивающих тощие задницы разноцветных колготках, которые по какому-то недоразумению назывались штанами.

Проталкиваясь сквозь частокол острых локтей, амбициозных взглядов и дребезжание многочисленных фенечек, Вячеслав Викторович проклинал тот день и час, когда решил расширить штат, добавить в коллектив свежей крови. В это решение органично вплелось невысказанное желание нанять приятную во всех отношениях девушку, но надежды на это рухнули при первом же взгляде на всю эту разношерстную и в то же время совершенно одинаковую толпу. В ней не мелькало даже намека на яркую и умную девицу, способную захомутать строптивого сына владельца рекламного агентства «Викинг». Ладно, еще не вечер, и художниц в Питере не так уж и мало, найдется и акварельная девица. Этим отказать и продолжать искать.

С этой мыслью Вячеслав Викторович вошел в зал заседаний. Сынуля уже сидел за столом, раскинув длинные ноги и с видимым отвращением глядя на щекастую толстушку Машеньку, начальника художников. Та отвечала ему не менее злобными взглядами. Немудрено — дизайнеры и маркетологи всегда были на ножах.

— О, бать, — сынок оживился и даже шевельнулся, изображая попытку сесть прямее. — Там хоть кто-то с членом появился?

Машенька пробормотала что-то, похожее на «шовинист», а Вячеслав Викторович бросил на сына подозрительный взгляд, твердо решив протестовать против любой выдвинутой им кандидатуры. Сергей заметил и взгляд и возмущение Машеньки и примирительно поднял руки:

— Да я только потому, что мужиков у нас всего ты да я да мы с тобою.

И это была чистая правда. Так получилось, что мужчины в агентстве не задерживались — сбегали, не отработав в «цветнике» и полугода. Незамужние дизайнеры и маркетологи делали стойку даже на самого завалященького представителя другого пола. После учиненного мадам Самойловой скандала, окончившегося парой увольнений, на владельца агентства и его сына не покушались. Вячеслав Викторович повел могучей шеей, сдавленной жестким воротничком и модным галстуком. Что бы там жена ни говорила насчет того, что сын достоин лучшего, чем все эти вертихвостки, он имел свое мнение. Сергея надо женить — и срочно. Пока он не успел выскочить замуж.

— Запускай, — бросил он секретарю Леночке и с тоской уставился на первого впорхнувшего в зал.

Кандидаты отличались друг от друга лишь очень мелкими деталями: у одного козья бородка в бусинках, у другого туфли на красной подошве, оборочки на розовой блузке сменялись куцым свитерком в блескучках, и все щебетали, щебетали, щебетали…

Любой из претендентов сходу определял в Вячеславе Викторовиче главного и общался только с ним, первым делом пихая в руки пухлые папки с портфолио. Вячеслав открывал их, с тоской перелистывал несколько листочков, сплошь покрытых цветными или черно-белыми кляксами, и со вздохом передавал папку сыну. Сергей небрежно поддевал пальцем один-другой лист, снисходительно фыркал и пасовал папку Машеньке. Вот она и занималась собственно отбором. Тщательно просматривала рисунки, временами вполголоса переговаривалась с очередным творцом, оперируя странными словами, вроде "передача трансцендентных образов" и "пространственное выражение бытия". Кажется, для всех, кроме Вячеслава Викторовича, все было понятно.

Плюнув на попытки разобраться в профпригодности, он занялся более важным делом: начал изучать всех, кто хоть как-то смахивал на мужчину, чтобы вовремя отсечь явных пидоров. Хватало и сына.

— Давайте еще одного и на обед?

Машенька сурово кивнула и тут же голодно уставилась на того самого — в костюме. Вячеслав Викторович во второй раз ощутил удовлетворение. Костюм был не из тех, что висят в шкафу от выпускного до свадьбы, да и парень умел носить его. Не горбился, не хватался за правильно повязанный галстук и даже не одергивал полы пиджака. Мелковат, правда, но это только в сравнении с отцом и сыном Самойловыми — они оба обладали статью вставшего на задние лапы гризли. Легче всего их было представить на палубе драккара в кожаных доспехах, с топорами в руках и шлемами, из-под которых вольно падают гривы пшенично-русых волос.

Кандидат в костюме сверкнул белозубой улыбкой и опустил перед Вячеславом Викторовичем простую картонную папку. Внутри вместо мельтешащих в глазах цветных пятен оказались наброски зданий и улиц. Карандаш, тушь с редкими вкраплениями почти прозрачной акварели. Вячеслав Викторович перекладывал листы плотного картона и отдыхал душой — вот это он понимал. Полуразрушенный портик какого-то греческого храма, перспектива улочки с уходящим вдаль силуэтом, небоскреб и скромный газетный киоск рядом… Передав папку сыну, Вячеслав Викторович уставился на кандидата.

— Бондаренко Павел Антонович?

Павел перестал строить глазки Машеньке и подтвердил догадку:

— Именно. Опыта работы нет, но и в декрет не уйду.

И вновь засиял улыбкой.

Вячеслав Викторович склонился к сыну и прошипел на ухо:

— Слюни подбери. Нормальный он.

— Натуралов нет, есть плохо мотивированные, — прошипел в ответ сын и передвинул папку Машеньке, заканчивая уже вслух: — Отказываем.

Вячеслав Викторович перегнулся через сына и посмотрел на Машеньку. С каждым просмотренным листом ее тщательно выщипанные бровки поднимались все выше и выше.

— Кхм, Павел, рука у вас твердая, но и все. Я не вижу таланта.

Павел тоже приподнял брови и заговорил внезапно очень вкрадчивым тоном:

— Талант? Разве у вас открыта вакансия гения? Я собираюсь зарабатывать вам деньги, а не рисовать шедевры. Рекламу пора менять. Только посмотрите на этот отстой. — Он эффектным жестом отвел с окна жалюзи. Вячеслав Викторович тяжело поднялся и выглянул в окно. Как раз напротив висел баннер их последнего заказа.

— И что не так в этой рекламе?

— А что в ней так? — парировал Павел. — Пятьдесят процентов населения даже не поймут, что продается.

— Мебель… — пробормотал Вячеслав Викторович, не понимая, что можно ругать в баннере. Яркие жизнерадостные цвета, красивая девушка, роскошный диван и запоминающийся слоган: «Будет стоять долго!»

— А я думал, что девиц легкого поведения или в крайнем случае — виагру. Этот ваш гений рекламного дела хотя бы знает, что в основном мебель покупают женщины? Мужчины только отслюнивают деньги. И какая женщина поведется на такую рекламу? Для них это как красная тряпка для быка. Соперница на горизонте! Убить! Разорить!

— Предлагаешь уложить на диван парня? — Сергей криво ухмыльнулся. Его идеи еще никогда не критиковали.

— Ни в коем случае! — запротестовал Павел. — Котика.

— Котика?

— Котика, — стоял на своем Павел. — Найти красавца, развалить в вальяжной позе и прикрыть слоганом: котэ знают толк в уюте. Можно целую серию сделать с разной мебелью и разными породами.

Сергей Вячеславович внезапно от души хлопнул по столу и обернулся к отцу.

— Я не буду с ним работать. Берите того, что в розовых штанах и с зеленым хаером.

Вячеслав Викторович глубоко задумался и перевел на сына потяжелевший взгляд.

— Будешь. Он идет к тебе в отдел. А твоего розовенького я рисовакам возьму.

Сергей молча встал и ушел, хлопнув дверью так, что качнулась люстра. Леночка собрала документы и, равнодушно уточнив, как и кем оформлять, удалилась. Вячеслав Викторович подсел к Машеньке.

— А это… розовое, оно мальчик или девочка?

Подозрения были не лишними, не хватало еще посветить в коллективе ориентацией сына.

Машенька перелистнула свои записки и пожала плечами.

— Понятия не имею. Зовут Арке Герш. Но с векторной графикой оно знакомо не понаслышке. Я бы взяла.

— Ну бери, — согласился Вячеслав Викторович и поплелся к себе в кабинет.

***          ***

Следующий месяц выдался напряженным. За неимением отдела охраны пришлось самостоятельно следить за обоими новенькими. Оба оказались мужчинами, вернее, об одном и сомнений не возникало, а вот второй был крайне подозрительной личностью. Вячеслав Викторович постоянно ловил его томные взгляды в сторону сына и ответные подмигивания, что и понуждало к постоянной бдительности. Не хватало еще судебных исков за преследование, принуждение, вовлечение… С точки зрения имиджа агентства лучше иметь сына — Дон Жуана с когортой обманутых и брошенных девиц, чем даже разовый трах с парнем.

Однако Дон Жуаном оказался Павел. Он то флиртовал сразу со всеми, то трещал по телефону с многочисленными «детками», «кисками», «зайками», то гавкался с Серегой. Хотя упрекнуть в манкировании служебными обязанностями его было нельзя. Пахал так, словно был владельцем агентства. И у него еще хватало сил на клубы.

— Малыш, как насчет забега по клубам? Завтра? — Павел, томно щурясь, мурлыкал в трубку, накручивая на палец короткую прядь челки. Увидев шефа, засуетился, пытаясь одновременно отложить телефон и выбраться из кресла, но Вячеслав Викторович уже ушел. У него появилась идея.

И вечером он решился на эксперимент. Между прочим, Вячеслав Викторович был уверен, что сын вполне нормальной ориентации, просто, вечно окруженный толпой хорошеньких девиц, стремится избавиться от раздражителя. Известное же в психологии дело: когда кругом полно шоколада, тянет на селедочку. А если завалить селедкой, то сын одумается и вернется к шоколадной, то есть натуральной диете. Поэтому, вдумчиво пережевывая отличный антрекот, он чрезмерно равнодушно спросил:

— Серег, а ты чего по клубам не ходишь? Твой новый продажник из них и не вылазит.

Сын поморщился.

— Да пусть хоть поселится там, с-сука.

Вячеслав Викторович непонимающе поднял голову.

— И что он тебе так не нравится? Работает хорошо, девкам нравится…

— Еще бы не нравился! — Сергей с яростным хрустом откусил сразу половину яблока. — Подружку новую себе нашли, вот и щебечут то о тряпках, то о мазюкалках.

Вячеслав Викторович задумался, перебирая в голове нечастые встречи с Павлом, и успокоился. Никакой голубизны. Просто разговоры о последних заказах. Павел отлично показал себя в рекламе губной помады — ролик станет хитом агентства. Кстати, надо бы не забыть заглянуть на кастинг моделей. Но это завтра, а сегодня продолжение разговора.

— Серег, ты не прав. Ваша грызня мешает делу. Так что или мирись, или… — он замялся, не зная, чем пригрозить, но сын уже швырнул салфетку на стол и привстал, нависая над отцом.

— Мне с ним по клубам потаскаться? Так не проблема, бать. Вот завтра же и пойду. — И, не теряя времени, набрал номер на мобильнике. — В рамках усиления корпоративной сплоченности завтра я иду с тобой в клуб. Да, это я. Да, не шучу. Что? — Сергей вдруг беззвучно захихикал, мелко вздрагивая и почему-то поглядывая на отца. — Где встречаемся?

Но совместный поход в клуб не помог: Сергей и Павел продолжали самозабвенно ругаться, сцепляясь при любой возможности. Если один предлагал голубую полосочку на рекламе, то второй немедленно требовал красную. Но мирить их не было ни времени, ни желания. Появилась проблема: крупнейший конкурент на рынке рекламы предложил совместный проект, раскрутку с нуля парфюмерной линии очередной стареющей звезды. Составление договора, проверка, утряска мелких деталей… Вячеслав Викторович приползал домой только поспать. Не до сына было.

Тем более что там все было нормально. Работа шла, детали будущей кампании обрабатывались, Павел и Сергей ругались, но идеи выдавали дельные. Был, правда, один довольно непривычный скандал, но Вячеслав Викторович не очень понял, что там произошло, и пропустил мимо внимания. Он как раз шел по коридору, когда из кабинета сына донесся гневный крик:

— А раньше сказать не мог? Сбрендил? — И, уже выходя из кабинета, добавил: — Ладно, перетопчемся как-нибудь. — Увидев отца, Сергей захлопнул дверь и буркнул: — Не поедет он к ним. Понос подхватил.

Понос так понос. Значит, бегать между офисами будет только Серега, ему же хуже. Он и бегал.

Наконец договор был подписан, общий концепт согласован и аванс получен. Ну и по древней русской традиции главы фирм решили отметить это дело. Сначала вдвоем — нечего расслаблять коллектив перед важной задачей. Закончат дело, тогда и погуляют от души. А пока так, по рюмашечке. Именно из этих соображений Вячеслав Викторович и Антон Павлович и завернули в первый попавшийся ресторан. К сожалению, в этот день боги уже закончили с повседневными делами и тоже разошлись по клубам, и Дионис обосновался именно в том самом — первом попавшемся.

Там что-то праздновала довольно большая и очень шумная компания. Еще и с вооруженным микрофоном тамадой. Помучившись в попытках разобраться с меню и перекричать разошедшееся веселье, Вячеслав Викторович решительно склонился к уху своего уже компаньона и заорал:

— Слушай, мы ж нормальные мужики? Так чего мы тут забыли? Давай скажем, чтоб нам завернули с собой мяска, и поедем ко мне на дачку. У меня классная банька. И вискарик в баре не чета здешней бурде.

Антон Павлович не имел ничего против. По его мнению, благородные доны вполне заслужили отдых на природе, баньку и вискарик. Они дружно предупредили жен, отогнали машины на охраняемую стоянку и взяли такси. Оба внезапно нашли друг в друге родственные души. Может, этому способствовали пара выпитых аперитивов, сходные привычки и законопослушность? К концу поездки в такси уже сидели закадычные друзья.

Дача Вячеслава стояла в стороне от общего массива поселка, и таксист наотрез отказался переться лишний километр по разбитой дороге. Пришлось топать пехом, поэтому их появления не заметили. Хотя что можно заметить, если азартно целуешься? А именно этим и занимались родной сын и Павел. К счастью, пока они действительно только целовались. Взасос, со стонами и влажными чмоками.

Пакет с едой вывалился из рук Вячеслава Викторовича, в мыслях промелькнули пункты договора, по которым он может быть расторгнут. Потом он вдруг неожиданно для себя представил сына:

— Это мой сын, Сергей Вячеславович. Наследник, так сказать. А это мой сотрудник, Павел…

— …Антонович, — ровным тоном закончил компаньон. — Мой сын.

Детки одновременно оторвались друг от друга и растерянно пискнули:

— Папа?

— Бать…

Поужинали в неловком молчании, честно разделив прихваченные ресторанные изыски и две банки армейской тушенки. Детишки, видимо, трахаться хотели больше, чем жрать. Но угощение подъели исправно. В баню их не взяли, отправив спать в мансарду. Вячеслав Викторович мысленно посмеялся, понимая, что детки будут заниматься чем угодно, только не трахом.

После баньки, отпиваясь пивом, Вячеслав поинтересовался:

— А чего сына к себе не взял? Отличный маркетолог же.

Антон Павлович вздохнул и принялся за рассказ. Ориентация сына тайной не была. Ну, погоревал немного, не без того, но принял такого, какой есть. Гораздо больше возмущало  поведение сына: кое-как закончив институт, тот с головой нырнул в ночную жизнь столицы. Клубы, тусовки, сомнительные друзья и никакого желания работать. Намеки, разговоры по душам, просьбы и увещевания ни к чему не приводили, и однажды Антон сорвался. Он ляпнул то, за что потом долго корил себя, но было поздно. Сын ушел.

— Сын-пидор — это несчастье, но то, что он лентяй и тунеядец - это уже позор.

Подать в розыск Антон не успел, Павел сам позвонил, сказал, что хорошо подумал и все понял. Но домой вернется только после того, как принесет отличные рекомендации с работы. Потом звонил часто, сообщал, что все нормально, и денег не просил. Антон переживал, но ничего поделать не мог. Взрослый же мальчик. Хотя при каждом разговоре хотелось Христом-богом просить, чтоб только не торговал собой. Что готов все простить, и пусть Павел хоть поселится в клубе, только был бы жив и здоров. Но молчал, стискивая зубы. И не зря, раз парня хвалят.

— А тебя-то как угораздило его нанять? Он же совсем не по специальности пошел, у него архитектурный за плечами.

Вячеслав хлебнул пива, припомнил, как и почему обратил внимание на Павла, и ухмыльнулся:

— Все потому, что я из того времени, в котором, если парень говорил парню «надо тушь купить», то они не голубые, а студенты технического вуза.


Оценить и дать свою номинацию данной работе вы можете в комментариях и по ссылкам:
https://forum.ru.fanfiktion.net/t/163/1#jump1426
http://ru-fanfiktion.diary.ru/p212206826.htm