Хель

от эФэФ
минифантастика, мистика / 13+
10 марта 2017 г.
10 марта 2017 г.
1
3456
3
Эта глава
2 Отзыва
 
 
 
 
Фраза "Мне срочно нужен Хьюстон, чтобы поделится проблемой"

Вик осторожно улёгся на металлической ребристой поверхности узкого коридора. Для высокого и широкоплечего механика это было сущим мучением — лезть во внутренние коммуникации корабля, где было не развернуться толком. Выбритый затылок холодил поток очищенного воздуха, короткая чёлка, взмокшая от пота, щекотала лоб и заставляла всё время щуриться. Контроль температуры в форменном комбинезоне работал идеально, но время от времени Вика пробирал озноб, тут же превращающийся в жар. Однозначно, этот корабль проклят.
— Сколько ещё лезть?
Микронаушник ожил, заговорив приятным мужским тенором:
— Триста метров до вентиляционного коридора «Б», затем пятьсот пятьдесят два — вниз по лестнице, а дальше будет развилка...
— Мог бы просто сказать, что долго, Джек.
— Мог бы не спрашивать, Викки.
Вик вздохнул и осторожно пополз вперёд, стараясь думать лишь о мигающем маячке впереди — триста метров, да? Будь проклят Барон, будь проклят этот громадный корабль с узкими шахтами, будь проклята вся эта авантюра!
Сейчас мысль о том, что можно поддерживать существование огромного космического крейсера втроём, казалась безумной.

— Это гениальная идея! — Джек восхищённо смотрел на Джулиана. — Но ты уверен, что профсоюз не пронюхает?
Джек смотрел так на Джулиана почти всегда. Ещё бы: тот подобрал белобрысого малыша Джекки ещё сопливым подростком, заметил его талант и, выкупив у тогдашнего владельца, отправил учиться навигации. По законам Галактической Конфедерации, после сдачи экзаменов Джек считался свободным гражданином, но почему-то свежеиспечённый навигатор взял фамилию Джулиана и остался с ним. Вик предпочитал не думать об причинах, потому что на ум приходили не самые невинные мысли: уж слишком разительно отличались друг от друга Джек и Джулиан.
Джеку, казалось, было не место на задворках Галактики. Худощавый, большеглазый, он смотрел на собеседника с лёгкой долей недоумения, хлопая длинными белесыми ресницами. Вика удивляли его глаза: светло-серые, словно талая вода, почти белые. Но чаще всего Джек прятал взгляд за непрозрачным стеклом навигаторского шлема.
Джулиан «Барон» Кейси, огненно-рыжий здоровяк, едва уступал Вику в росте, зато был крепок и жилист. Ходили слухи, что свой первый капитал он заработал на подпольных боях, и у Вика не было ни малейшего желания это проверять. Про Барона вообще всякие слухи ходили: и что он приходится бастардом кому-то из Звёздных королей, и что он якобы сговорился с пришельцами из другой галактики, вызнав секрет бессмертия, или что на самом деле он — мутант с Забытых земель... Барон везде чувствовал себя как дома: даже в захудалом баре в захолустнейшем порту Крайнего круга выбрал себе широкий диван и развалился на нём, широко расставив ноги и обхватив за плечи Джека одной рукой. Во второй он держал флягу с чем-то ароматно-пряным.
— Не-а, — отмахнулся он, прихлёбывая. — Слишком далёкий космос. Они за Средний круг не суются, а мы сейчас о-о-о-о-очень далеко. Тем более, это всего лишь на пару месяцев! Там уж прибудет основной экипаж, а мы с заработанными денежками будем... будем... — Он задумался. — Да мы сможем сделать что угодно! Денег нам отвалят, как целому экипажу, а мы честно поделим всё на троих, идёт?
— Конечно! — радостно кивнул Джек и уставился на Вика.
Тот постарался выглядеть не слишком мрачно. Барон один раз вытащил его из горящего отсека, когда капитан уже собирался задраить люки и отстыковаться; но единичный случай невероятным образом привёл к тому, что Вик оказался частью команды. Точнее, триумвирата.
— Думаете, мы втроём сможем поддерживать в работоспособном состоянии целый корабль? — недоверчиво пробормотал Вик, глядя Барону в глаза. Тот прищурился. — Я понимаю: механик, навигатор, ты. Полный набор, и, учитывая твой опыт мастера на все руки, мою смекалку и талант Джека, мы справимся. Но нас трое, а ты сказал, что это крупный крейсер.
— Новая модель, — кивнул Барон. — почти полностью автоматическая. Я проверил документацию, Вик. Он бы протянул и без людей, но ты знаешь правила Конфедерации — никаких беспризорных беспилотников крупнее шлюпки. Понимаю твои опасения, но поверь, я бы не стал браться за гибельное дело.
— Ну же, — Джек недоумевал: как можно не доверять Джулиану? — Соглашайся, Викки.
— Насколько мне известно, — продолжил Барон, — Вик Гарунц никогда не боялся сложных задач. Не так ли?
И Вик согласился — о чём потом жалел тысячи и миллионы раз.

Корабль, за которым им предстояло присматривать, назывался «Хель». Кто вообще в здравом уме назовёт так огромный корабль, созданный для колонистов? Барон пояснил, что это — тестовая модель, и несколько месяцев дрейфа — это тестовый период. Вику корабль казался пустым и пугающим: многокилометровый корпус, мощные двигатели, множество кают, залов, площадок, складов — и ни одной живой души, кроме них троих. Нетипичное строение, нелогично проложенные коммуникации, множество лишних или запечатанных отсеков — «Хель» была слишком необычна, но без экспериментов не бывает открытий.
Первая неделя прошла без происшествий: получили аванс, закупили паёк и бытовые предметы первой необходимости, прилетели и заселились в понравившиеся каюты — рутина, одним словом. Вику даже начало нравиться: живёшь себе на корабле, всё при себе, никто не беспокоит, знай ковыряйся в технической литературе сколько влезет, ешь и спи. Иногда Вик выходил в кают-компанию: Барон выбрал одну из общих кают для персонала, находящуюся ближе всего к выбранной им спальне, навигационной рубке, где дневал и ночевал Джек, и к каюте Вика. Там можно было застать сидящих на диване Кейси: Джулиан обычно больше слушал, а Джек трепался о чём-то, но, завидев механика, тут же замолкал. Реже случалось, что говорил Барон, и уж он-то рассказывал так, что Вик осторожно подсаживался ближе и присоединялся к восхищённо слушавшему навигатору.
Барон рассказывал о тех местах, где побывал, о битвах, в которых сражался, о планетах, которые покорил. Вик не знал, что из этого ложь, а что правда, но истории увлекали его, вели далеко туда, где механик никогда не бывал: его долей было следить за оборудованием. Важная работа, но почти всё время Вик проводил в машинном отделении, редко выходя за его пределы. И умер бы там же — если бы не Барон.

— ...и только эти координаты, — Джек заканчивал говорить, когда в кают-компанию зашёл Вик.
Барон, сидевший на диване рядом с навигатором, задумчиво кивнул.
— Ясно. Знакомое местечко.
— Знакомое? — Джек поднял на него сияющий взгляд. — Это же за пределами Внешнего круга! Там... там же люди не живут!
— Не живут, — согласился Барон. — Как дела, Вик?
— Пока нормально, — откликнулся тот. — Вот бы и дальше так.
И как сглазил.

Через полторы недели на корабле начали происходить мелкие сбои. Странные, неопасные, но Вик чуял корабль как живое существо, и это существо начинало ворочаться. Барон выслушал его, посмотрел список неполадок и нахмурился.
— Думаешь, лучше отказаться?
— Не знаю, — честно признался Вик. — Я уже почти привык к «Хель». Но всё-таки... Не по себе мне. Что-то с ней не так.
Задумавшись, Барон прикусил нижнюю губу, затем вдруг хлопнул в ладоши и резко уставился на Вика.
— Я знаю, — он говорил негромко, — что нужно проверить. Продержитесь здесь без меня пару дней, ладно? Передай малышу Джеку, что я скоро вернусь.
Вик кивнул, поморщившись от сильного хлопка по плечу — сил Барон никогда не жалел. В голове пойманной бабочкой билась мысль о том, что надо будет как-то успокоить Джека — без своего Джулиана он всегда становился тихим и молчаливым.
«Я просто скажу, что Барон скоро вернётся».

— Барон скоро вернётся, — выдавил из себя Вик, когда Джек, снимая шлем, ввалился в кают-компанию.
Джек побледнел, осторожно положил шлем на подлокотник дивана и упал рядом.
— Почему он мне не сказал? — пролепетал он.
— Потому что пора взрослеть, Джекки.
Тот резко уставился на Вика — почти враждебно, недоуменно.
— Ты никогда не называл меня так. Не пытайся притворяться Джулианом.
Вик проглотил слова о том, что он вовсе не пытался. Просто вырвалось — хотелось как-то дать понять, что он здесь и рядом. Что Джекки... что Джек ему не чужой.
— Когда он улетел?
Вик не сразу вспомнил, о чём речь.
— Три с половиной часа назад, — произнёс он наконец. — Ты ужинал.
— Да, — Джек сжал губы, хмурясь. — Джулиан умеет выбрать момент.
— Ты же за это его и любишь, — не удержался Вик. — За то, что когда-то он выбрал тебя.
Сказал — и испугался собственных слов. Общее прошлое Кейси не то чтобы было запретной темой — просто об этом не было принято говорить. Никогда. «Нет, Вик, не сейчас. И не завтра. Вообще никогда, просто забудь. Ты же и так знаешь самое главное, оставь меня в покое. И Джекки не спрашивай, он от этого звереет».
Вопреки обещаниям Барона, Джек не озверел. Его щёки вмиг окрасились румянцем, он вскочил и процедил сквозь зубы:
— Да что б ты понимал...
— Что? — тут же поднялся Вик, нависнув над навигатором во весь свой немалый рост. — Расскажи, Джек. Барон всегда отмалчивался, так может у тебя хватит смелости рассказать?
Тот смотрел в глаза, исходя злостью, приоткрыл рот, намереваясь сказать что-то яростное, колкое, обидное — но, так и не произнеся ни слова, развернулся и, прихватив шлем, направился в рубку.
Вик несколько секунд смотрел ему вслед, не шевелясь, затем стряхнул оторопь и помчался в машинное отделение: мерзкий писк означал неполадки в системе. Снова.

Через полчаса отборного мата, торопливых попыток что-то исправить или как-то контролировать происходящее, Вик признал: придётся лезть лично. Одна проблема за другой лавиной рушились на механика, и в конце концов тот решился.
— Джек, — Вик коснулся пальцем наушника, — мне нужна твоя помощь.
Неизвестно, как отреагирует затаивший обиду навигатор. Откажется? Будет разговаривать сквозь зубы и дальше? Или...
— Конечно, Викки, — голос Джека был серьёзен. — Это как-то связано с помехами из отсека Б-14?
— Вроде того, — Вик едва не позабыл слова от удивления. Неужто Джек так легко прощает? Или он действительно готов сосредоточиться на работе, а личное оставил на потом? — Мне нужно, чтобы ты вёл меня по внутренним коммуникациям. Я скину тебе наводку, сейчас...
— Поймал, — было слышно, как Джек щёлкает клавишами центральной системы. — Прокладываю маршрут. Готово. Начни с панели Д-74...

Сорок две минуты спустя Вик полз по вентиляционной шахте, проклиная Барона, «Хель» и всю эту авантюру. Голос Джекки успокаивал, подсказывая, куда двигаться дальше. Добравшись до очередного барахлящего элемента, Вик принялся за проверку. Подкрутил разболтавшуюся деталь, проверил давление, крепёж... И тут же стены корабля задрожали, что-то позади заскрежетало; Вик обернулся — но поздно. Коридор, по которому он добрался досюда, оказался заблокирован намертво. Вик извернулся и лягнул внезапно возникшую стену, но без толку.
— Мне срочно нужен Хьюстон, чтобы поделиться проблемой.
— Что такое, Викки? — тут же откликнулся Джек.
— Что-то не так. Закрылась переборка, я заперт.
Вик старался говорить спокойно, но где-то внутри уже набухала липким комком паника. Джек ответил не сразу.
— Я... Викки, если верить схеме, это был единственный выход. Я пытаюсь удалённо снять блокировку, но... — его голос дрогнул. — Викки, «Хель» отказывает мне в доступе. Выход из навигационной тоже заблокирован. У нас осталась только связь.
Вику понадобилось время, чтобы осознать сказанное.
— Джек... — в горле пересохло. Дрожащими пальцами Вик нащупал панель управления. — Джек, подожди, этого не может быть. А если вручную?
— Ты запрёшь себя там окончательно. Не беспокойся, — воспрянул тот, — Джулиан скоро вернётся!
— Он сказал, что это займёт не меньше дня.
На этот раз Джек долго молчал, прежде чем произнести следующую фразу.
— А ещё он не сможет попасть на борт «Хель», если я не получу доступ к системе, — Джек чуть не плакал. — Викки... Викки, что мне делать?
Тот опешил. Он впервые слышал, как Джек Кейси паникует — и был уверен, что это не то, чего стоило желать.
— Спокойно, Джекки, — он облизал вмиг пересохшие губы. — Что бы ни случилось, Барон знал о неполадках. И он вернётся во всеоружии, я уверен. Ты ведь знаешь его, Джекки. Ты знаешь, что он выходил и не из таких передряг!
В наушниках вместо ответа раздалось лишь шумное дыхание. Вик несколько секунд пытался понять, что происходит, пока до него не дошло: Кейси-младший плачет.
— Джек... Джекки, успокойся. Успокойся, говорю тебе! — от вынужденного лежания в узкой шахте начинала неметь шея, и Вик повернулся поудобнее, приготовившись провести здесь некоторое время. — Ты ведь... ты ведь не дуешься на меня?
Пусть лучше вспомнит об обидах и разозлится, чем паникует.
— Ты не понимаешь, — всхлипнул Джек. — Ты не был там тогда...
— А ты расскажи. Время у нас есть, малыш.
Последнее слово Вик произнёс тише остальных, неуверенно, словно шагая на тонкий лёд. Но Джек то ли не заметил, то ли смирился с таким обращением.
— Я был никем, Викки. Живым дополнением к инструменту, с которым работал, меня покупали вместе с ним, пока не пришёл Джулиан. Он... он выкупил меня — за бесценок, за какие-то пару тысяч — и сказал, что если я буду честно работать на него, то даст мне свободу и сделает независимым.
— Он почти сдержал обещание.
— Он сдержал обещание. Я сам захотел остаться, Викки. Ты... — голос Джека становился ровнее, и Вик молча порадовался, что навигатор забывает про страх. — Ты не представляешь, сколько он для меня сделал. Что бы ни делал я, мне никогда не отплатить.
— Поэтому ты остался с ним?
— Он позволил мне это. Дал свою фамилию, свою любовь, семью — то, чего у меня никогда не было. А у тебя, Викки?
Тот не отвечал, обдумывая слова Джека. «Фамилию, любовь, семью» — так кем был для Барона Джек? Неужто все эти прикосновения, взгляды и слова — это...
— Викки?
— Извини, малыш, задумался, — в этот раз назвать так Джека получилось с трудом. Что вкладывает в это обращение Барон? — У меня с семьей не сложилось. Отца потерял в восстании на Хорусе-1, мать... У нас с ней сложные отношения. Я всегда был замкнутым ребёнком, мы с ней не очень-то ладили. Она где-то на планете Внутреннего круга, получает регулярно часть моих «гонораров», но видеть её... не очень-то хочется. Неловко.
Джек вздохнул и тихо пробормотал:
— Будь у меня мать, я бы хотел её увидеть. Но у раба не может быть семьи, так что мне никогда не узнать, кто она.
Вик не стал ничего говорить. Джек был прав: даже обойди он с генетическим анализатором всех рабынь родной луны, не факт, что он найдёт кого-то из своих. Тем более, речь шла об обслуживании машин, значит, Джекки перевозили с места на место вместе с заводом.
— Становится жарко, — вдруг сказал Джек.
— Да? — удивился Вик. — А я начинаю замерзать.
— Это система климат-контроля, — надломленный голос Джека пугал не хуже замкнутого пространства. — Она тоже меня не слушается. Викки... Викки, мне страшно.
— Не думай об этом, — Вик слышал, что Джек что-то делает, но догадался лишь когда услышал звук расстёгиваемой молнии. — Что, настолько жарко?
— Снял шлем, — выдохнул Джек, — и комбинезон. Сижу, как идиот, в шортах и футболке, но жарит, как в ядре звезды.
— А у меня только едва прохладно, — соврал Вик.
Холод начинал пробирать до костей. По телу ползли мурашки, Вик едва сдерживался, чтобы не дрожать — тогда ведь Джекки по голосу услышит и поймёт. Мысль о том, что где-то ближе к носу «Хель», в навигаторской, сидит полураздетый Джек Кейси, неожиданно обдала жаром.
— Ты правда так сильно любишь Барона, Джекки?
— С чего вдруг ты спрашиваешь? — удивился тот.
Вик замялся. Как объяснить этот безумный коктейль из чувств, в котором Вик и сам не мог разобраться? Здесь и обречённость, раз нечего уже терять, и нежелание умирать в неведении, и что-то, в чём не хотелось признаваться даже самому себе.
— Просто... просто скажи — ты любишь его?
— Да, Викки, — Джек дышал тяжело, словно жара уже была невыносимой. — Он... Он мне как отец, понимаешь? Отец, которого у меня никогда не было, и о котором я только мечтать мог! До него не было никого, кто был бы мне так близок, и... Викки, ты что, смеёшься?
— Я... — тот замялся. В голове мелькнула неожиданная догадка. — Я понял, о чём подумал Барон. Джекки, у тебя есть доступ к данным?
— Да. Только просматривать, но...
— Неважно. Этого достаточно. Посмотри записи с видеокамер, сделанные до нашего прибытия.
— Но зачем? Что я должен там искать? — одновременно с вопросом было слышно щёлканье клавиш.
— Не знаю точно, — Вик съежился, насколько позволяли узкие стены, лишь бы не стучать зубами, — но что-то должно было произойти. Почему основной экипаж не прибыл заранее? Они ведь знали, когда «Хель» сойдёт с верфи, верно? Значит...
— Понял, — откликнулся Джек. — Дай мне несколько минут.

Вик готов был поклясться, что между этими словами и следующим вызовом от Джека прошло не меньше получаса, да и те казались вечностью.
— Викки, — голос навигатора стал хриплым, огрубевшим, — как ты?
— В п-порядке. Чт-то у тебя?
На этот раз скрыть дрожь не удалось. Становилось слишком холодно.
— Они не успели прислать экипаж, потому что они не были готовы. Они не знали о «Хель».
— В-в смысле — н-не знали?
— Это не наш корабль, Викки, — Джек судорожно вздохнул, закашлялся резко, затем продолжил: — Конфедерации неизвестно, что это такое. Они нашли его, переделали, но боялись оставаться на нём, и...
И придумали, как заманить туда лабораторных мышек, разумеется. Вик мысленно выругался: чувствовал же, что что-то не так! Но дал Барону и Джеку уговорить себя, хотя подозревал ведь...
— А более ранних записей нет... Викки, — вновь раздался в наушниках хриплый шёпот Джека, — извини. Ты был прав, а мы не послушали. Извини, Викки...
Он продолжил что-то лепетать, но Вик уже не слушал. У навигатора начинался бред от жара, самому же Вику неимоверно хотелось заснуть, и лишь остатки силы воли удерживали от смертельного забвения. Он перевернулся, ударяясь локтями о покрывшиеся инеем стены. Чёрт возьми, он не должен так помирать! И Джекки... кто поможет Джекки, если механик погибнет?
Сжав зубы, Вик вновь ударил пяткой металлическую дверь. Бессмысленно! За что этот проклятый корабль вознамерился их убить, чёрт возьми? И, главное, как хитро: «Хель» дождалась, пока самый осмотрительный человек, обладающий информацией, покинет борт... Единственный, кто мог бы предусмотреть, узнать, помешать — Барон.
«Скрипач не нужен, да?»
Вик замер, пытаясь сложить картинку в голове по-новому. Если представить, что «Хель» и вправду из других миров, то...
То тогда понятно, почему она так хочет убить находящихся на борту людей.
— Послушай, — вполголоса произнёс Вик, — мы не убийцы. Мы их не убивали.
Джек наверняка слышал его, но даже не обратил внимания, продолжая что-то нашёптывать в бреду. Вик и сам чувствовал себя по-идиотски, но если был хоть какой-то шанс — стоило попытаться.
— Мы их не убивали, — повторил он громче. — Слышишь?
И «Хель» услышала.

Барон выхлопотал для Вика и Джека двухместную палату. Сам ночевал здесь же, на диване. Вик пришёл в себя первым, перегревшемуся же навигатору было хуже. Если размораживать медики Конфедерации умели отлично, то с Джеком они обходились, по его мнению, жестоко.
— Значит, «Хель» и вправду была кораблём для колонистов? — вздохнул Вик.
Барон кивнул и бросил взгляд в сторону спящего на соседней кровати Джека. Бледнее обычного, с красными опухшими веками, тот спал, дрожа и продолжая что-то шептать потрескавшимися губами. В вену была воткнута игла капельницы.
— Ему долго будут снится кошмары, — Барон говорил тихо, боясь потревожить своего «малыша Джекки». — Мне — тоже.
— Слухи про то, что ты скорешился с пришельцами — правда?
— Это кто ещё тут пришельцы, — пробормотал Барон. — Вы или мы.
— То есть...
— Неважно, Вик. «Хель» была колониальным кораблём, и её перехватили люди Конфедерации. Убили экипаж, выпотрошили механизмы и нашпиговали новыми... А у её первых владельцев была особая связь с кораблём. Опомнившись, «Хель» стала мстить, правда, не особо разобралась, кто из чужих существ совершил убийство. Ты правильно сделал, что заговорил с ней.
Вик несколько минут не отвечал, отведя взгляд. Он думал — о том, как познакомился с Бароном, как несколько лет находился рядом с ним и с его названным... братом? Сыном? Неважно. Усталость навалилась тяжёлым грузом, придавливая к постели, язык едва ворочался, но Вик сумел выдавить из себя несколько слов.
— Скажи, Джулиан, — он впервые за долгое время обратился к Барону по имени, — что ты будешь делать дальше?
— Мы с ребятами увели «Хель» и спрятали, — признался тот. — Я снова с вами.
— Надолго?
— Надолго.
— Хорошо, — выговорил Вик, засыпая. — Джек переживал.
Он знал, что когда проснётся, всё будет в порядке. Он, Барон и Джек — все они будут в порядке.
Ведь кое-что он Джеку так и не сказал.

Оценить и дать свою номинацию данной работе вы можете в комментариях и по ссылкам:
https://forum.ru.fanfiktion.net/t/163/1#jump1426
http://ru-fanfiktion.diary.ru/p212206826.htm