Великий поход. Люди и нелюди

от эФэФ
миниприключения, фэнтези / 13+
21 марта 2017 г.
21 марта 2017 г.
1
4562
2
Эта глава
2 Отзыва
 
 
 
 
Слова задания:
логорея (пустословие, болтовня; длинные бессмысленные речи, произносимые ораторами)
кунштюк (ловкий трюк, шутка)
трискаидекафобия или тердекафобия (боязнь числа «13», основанная на предрассудках)

1
Клаус не выдержал на третий день вынужденного сосуществования рядом с великими героями.
– И долго ты будешь их терпеть? – ворчливо спросил он, нахохлившись, а потому сильнее обычного походя на старого ворона.
– Пока не надоедят, – отмахнулась Эрмена.
К слову сказать, путешествовать в компании великих героев оказалось весьма забавно. Пиромансер продолжал пылать благородным негодованием и бурчать гадости каждый раз, как видел Эрмену. Она ему мило улыбалась, и мажонок с удвоенным пылом бурчал. Как рассказывал Хольм, на привалах он подбивал товарищей плюнуть на все и сейчас пойти своим путем, но потом как-нибудь припомнить «зловредной упырице» эту встречу.
– А что они? – интересовалась Эрмена
– А Мельтан – это который их главарь, госпожа, каждый раз отвечает, что это выгодно и вам, и им, – ухмылялся Хольм. – А потому разрывать договоренность он не намерен.
Ухмылялся он не напрасно: поглядывать за спину было даже не привычкой – второй натурой у всех, кто жил в Сумеречных землях. Потому что либо ты уверен в своих тылах, либо мертв. Или немертв – кому как повезет. Так что соглашение с героями было жестом милосердия со стороны Эрмены, решившей немного подкормить несчастных путников, а заодно и развлечься.
– Доразвлекаешься до того, что проснешься с колом в груди, – неодобрительно заявил Клаус, прекрасно знавший о причинах милосердия Эрмены.
– А ты представь, как они удивятся, – хихикнула Эрмена. – И молитву прочтут, и колышек воткнут, а я раз – и проснусь!
– Не воткнут, – мотнул головой Хольм. – И мы не допустим, и кукла ваша, госпожа, не позволит.
Эрмена скользнула взглядом по неподвижно стоящему рядом Сейдхе и довольно улыбнулась. Не позволит, Хольм прав. И не предаст. Предать может Клаус, который принес клятву служения Эрмене, но любую клятву можно обойти. Предать могут живые, ведь они вообще не давали никаких обещаний. Предать могут немертвые – если контроль над ними перехватит более сильный или хитрый некромант. А Сейдхе не предаст никогда. Он вещь Эрмены, продолжение ее тела и лучший слуга из возможных. И пока Эрмена жива… или как можно сказать о вампирах? Существует? Пока она ходит, говорит, думает, Сейдхе будет повиноваться ей беспрекословно, будет понимать ее даже не с полуслова – с полувзгляда, с полумысли, жить ее надеждами и ненавидеть вместе с ней. И лишь потом он словно очнется от тяжелого сна, лишь с концом существования хозяйки у него появится собственная воля, мысли, устремления.
– Что они еще там говорят? – поинтересовалась Эрмена.
– Спорят, куда, точнее, зачем вы идете, – снова заухмылялся Хольм, а Клаус хохотнул. – Никто пока не угадал.
О целях этой вылазки, которую Клаус в приступе сарказма назвал «Великим походом», знала сама Эрмена и Клаус, предложивший именно этот маршрут – вдоль границ с Империей, по территории, которая в кланах считалась нейтральной.
– Там, конечно, можно столкнуться с кем угодно, – заявил он, – но вряд ли кто-то из сородичей будет сейчас в этих местах ошиваться, сама знаешь.
Эрмена знала – она тщательно следила за новостями, а потому от ее внимания не ускользнула начавшаяся грызня между Карнштайнами и фон Драгонами. Большинство кровавых лордов, конечно же, ринулись именно туда, Эрмена же решила воспользоваться моментом и отправиться в давно планируемое путешествие на север. Туда, где все чаще стали замечать корабли друкаи. И Эрмена очень хотела знать, что именно так привлекает друкаи на континенте…
– А еще, госпожа, они хотят встретиться с вами, – заявил Хольм.
– Да? – неподдельно удивилась Эрмена. – А зачем?
– Не знаю, госпожа, – развел руками Хольм. – Знаю только, что это придумал не мажонок.
– Ну, раз не мажонок, тогда схожу, – усмехнулась Эрмена и, подумав, произнесла: – Скажи, что через полчаса встречусь. На границе нашего лагеря. Может прийти их командир и еще кого-нибудь с собой взять. Если придут втроем – откажусь разговаривать.
– Мельтан, госпожа, – кивнул Хольм. – Его зовут Мельтан.
– Можешь идти, – отмахнулась Эрмена.
Хольм поклонился и поспешил к своим людям, а Клаус с интересом посмотрел на Эрмену, но ничего не говорил.
– Ну что? – не выдержала она. – Что ты на меня уставился?
– Зачем они тебе? Прибила бы или прогнала прочь – я бы понял. Но разрешить им… идти по нашим следам? Только не говори, что исключительно ради развлечения! – он страдальчески поморщился.
– Не только, – согласилась Эрмена. – Слушать их болтовню и пафосные речи исключительно ради развлечения – это, знаешь ли, попахивает извращениями!
– Логорея, сиречь словесный понос, – назидательно произнес Клаус, – есть неотъемлемая часть молодости. Когда речь длинна и полна странных словесных конструкций, оратору кажется, что он мудр не по годам!
– Ты сам-то понял, что сказал? – ехидно улыбнулась Эрмена. – На мой взгляд, твоя сентенция – образчик этой самой… поносной логареи.
– Я не стремлюсь казаться мудрым, – скромно потупился Клаус. – Мне ни к чему казаться тем, что я есть на самом деле.
Эрмена фыркнула и отвернулась. Клаус любил поговорить, а еще любил использовать забавные, устаревшие (точнее, бывшие в ходу в пору его молодости) или заумные слова. Эрмена порой посмеивалась над вампиром, но признавала, что манера его речи имеет некую изюминку. Впрочем, иногда она не гнушалась использовать некоторые необычные слова – когда считала это уместным.
– Опять меня с собой не возьмешь? – спросил Клаус, заметив, что Эрмена идет в сторону лагеря великих героев.
– Можно подумать, ты и без меня не знаешь, что там происходит, – не оборачиваясь, ответила она.
– Ну… подслушивать считается дурным тоном.
– И тебя это останавливает? – деланно удивилась Эрмена. – Не ты ли недавно заявил, что выше человеческих норм морали, ибо человеком давно уже не являешься?
– Так и знал, что вернешь мне эту шпильку, – осклабился Клаус. – Заявил. Не останавливает, но лелею надежду, что ты снизойдешь до моей ничтожной помощи…
– Со мной пойдет Сейдхе, – прервала его разглагольствования Эрмена. – И ты прекрасно это знаешь. Как и причину, по которой тебе не стоит лишний раз мелькать рядом с этими детьми.
И пошла дальше, старательно делая вид, что не слышит его ворчания.
Герои уже ждали. Здоровяк Мельтан стоял, опираясь на копье, второго пришедшего Эрмена уже не раз видела, но не обращала особого внимания. Сейчас же пригляделась пристальнее и едва подавила раздражение – она не любила подобных типов. Высокий, ростом почти с Мельтана, то есть почти на полторы головы выше Эрмены, но не ширококостный, а худой, с длинными, забранными в хвост волосами, даже здесь полыхающими яркой рыжиной, со смешливыми карими глазами и улыбчивым ртом.
– Чтоб тебя, – едва слышно прошипела Эрмена. – Лучше бы мажонка приволок!
Увидев ее, Мельтан коротко кивнул, второй же склонился в безукоризненном поклоне. Эрмена в ответ присела в реверансе – изящном и донельзя неуместном здесь и сейчас.
– Хольм передал мне ваши слова, милсдарь, – трепеща ресницами и вежливо улыбаясь, произнесла Эрмена. – Надеюсь, мои воины не чинят вам обиды?
Мельтан замешкался, а его спутник тихо хохотнул, явно оценив шутку.
– Нет, миледи, ваши воины не чинят нам никаких обид и ни в чем не притесняют нас, – произнес он, видя, что командир все еще подыскивает достойный ответ. – Мы можем лишь возносить хвалы богам, что в вашем лице обрели столь достойную и во всех отношениях прекрасную покровительницу, ибо встреча с вами стала…
– Даниэль, замолчи, – прошипел явно раздосадованный Мельтан. – Что ты несешь?
– А что он несет? – поинтересовалась Эрмена.
– Мы хотели поговорить, – оставляя ее вопрос без ответа, серьезно произнес Мельтан. – Про то, зачем вы так поступили.
– Может, присядем, – предложила Эрмена. – Это может затянуться надолго…
Герои уселись на землю, но только после того, как, повинуясь ее знаку, Сейдхе опустился на одно колено, и Эрмена тут же устроилась на втором, игнорируя удивленно-недоумевающие взгляды собеседников. Она уже привыкла к тому, что на Сейдхе смотрят именно так, явно пытаясь угадать, кто прячется под шлемом, закрывающим почти все лицо, и кем он является для Эрмены. К слову сказать, к разгадке пока никто не приблизился.
– Я слушаю вас.
Дураками герои не были. Они и сами понимали, что бесплатный сыр бывает только в мышеловке, а если помощь им, людям, оказывает вампир, то платить за это придется собственной кровью. Именно это, периодически запинаясь и искоса поглядывая на Эрмену, изложил Мельтан.
– И что? – равнодушно спросила Эрмена.
Настроение дурачиться слетело с нее, и она заскучала.
– Мы хотим знать, что вы с нас потребуете за…
– Едой делюсь с вами не я, – оскалилась в улыбке Эрмена. – Моя пища вам не подходит. Это вы с Хольмом решайте, кто, кому и сколько должен.
– И еще хотелось бы знать, куда вы идете, – упрямо договорил Мельтан.
– На север, я уже говорила вам это.
– Но там же только море Норска, – с упреком глядя на Эрмену, сказал Мельтан. – Вы что, собираетесь там… отдыхать?
– Топиться, вы хотели сказать? – уточнила Эрмена и мило улыбнулась. – Нет, ни топиться, ни отдыхать я там не буду. Я преследую иные цели. Впрочем, могу вас уверить, что ни Империя, ни какие-либо людские государства меня не интересуют. Равно как и большая часть нелюдских.
Она встала и сверху вниз поглядела на героев.
– И ночами можете спать спокойно – никто к вам не явится. Мои воины стерегут границы лагерей, – после чего отвернулась и пошла к маячившему невдалеке и откровенно ухмыляющемуся Клаусу.
– Благодарим вас, миледи, за увлекательную беседу, – долетело ей в спину. – И лично я надеюсь на встречу с вами.
Эрмена оглянулась и через плечо смерила наглеца взглядом.
– И не одну, – склонился в прощальном поклоне уже успевший встать рыжий.

2
С отрядом друкаи они столкнулись через два дня после первого раунда переговоров. Первого – потому что герои возжаждали встречи и на следующий день утром, а потом вечером, и на следующий… Эрмена возносила хвалу всем богам, что хоть во время марша они не пытались общаться. Клаус мерзенько хихикал и предлагал пригласить их в личную охрану, уверяя, что герои будут превосходно смотреться в этой роли, особенно шарахаясь от злющего жеребца, на котором предпочитала передвигаться Эрмена.
– Госпожа, – подбежал Хольм и указал рукой вперед. – Там… Один из моих людей говорит, что впереди может быть засада.
Эрмена молча выслушала подробности и кивнула.
– Нам предупредить этих? – спросил Хольм.
– Да. Пусть держатся около твоих людей и не лезут под ноги.
Хольм коротко кивнул и убежал, а Клаус предвкушающее оскалился.
– Свежатинка! Как я по ней соскучился!
– Одного мне оставь, – предупредила Эрмена. – Я хочу знать, что этим нелюдям здесь надо.
– Да помню я, – легкомысленно отмахнулся от ее слов Клаус. – Живых предупреди, а то перебьют всех…
В отряде друкаи, затаившемся в небольшой рощице, которую огибала дорога, было всего лишь около дюжины стрелков и ни одной ведьмы. Клаус должен был отвлечь их, напав со спины и дав возможность подойти ближе немертвым, а затем и живым. Сейдхе, получивший приказ взять одного из друкаи живым, спешился и пошел облачаться в доспехи, а Эрмена, хищно ухмыльнувшись, дала сигнал к атаке.
Бой был скоротечным. Клаус с блеском выполнил свою миссию, заодно и подкормился, выпив то ли двоих, то ли троих, остальных прикончили немертвые Эрмены и живые, причем Эрмене довелось увидеть со стороны, как слаженно умеют действовать великие герои. Двое щитоносцев прикрывали пиромансера и стрелка, Мельтан же со своим копьем не мешал им, сражаясь в одиночку.
– Хорошо размялись, – сыто щурясь, провозгласил Клаус после окончания боя.
Эрмена молча кивнула, с нетерпением поглядывая на притащенного Сейдхе полуживого друкаи.
– О, к тебе делегация, – хохотнул Клаус и ткнул пальцем Эрмене за спину.
Делегация состояла из Хольма и двух еще не снявших после боя кольчуг героев – Мельтана и щитоносца в  топфхельме.
– Убитые есть? – спросила Эрмена у Хольма.
– Нет, госпожа, – довольно улыбнулся Хольм. – Чай, не в первый раз с вашей милостью в бой идем. Мы из-за спин ваших скелетиков нелюдь тюкали.
– А у этих?
– Мы тоже все живы, миледи, – глухо донеслось из-под шлема, и Эрмена невольно поморщилась.
Она надеялась, что хоть в этот раз сопровождать Мельтана будет кто-то другой.
– Тогда что вам сейчас надо? – спросила она.
– Даниэль знает язык темных эльфов, – быстро глянув в сторону друкаи, произнес Мельтан. – И если вам нужен переводчик…
– Сейдхе, сними шлем, – промурлыкала Эрмена, предвкушая выражение лиц собеседников.
На Сейдхе без шлема реакция почти всегда была одинаковой – ошеломление, граничащее с потрясением. Темные эльфы никогда и никому не служат – этот постулат незыблем, на нем держится мир, это аксиома… Сейдхе и не служил. Будь его воля, он убил бы Эрмену, причем с немалым удовольствием. Но все дело было в том, что своей воли у него не было с тех самых пор, как магия Эрмены, магия вампира из клана ламий поглотила разум жертвы.
– Подозреваю, что Даниэль может не понять некоторых нюансов, – насладившись выражением лица Мельтана, вежливо произнесла Эрмена. – А мне важны именно они. Это все?
Герои молча поклонились и удалились, а Эрмена, уточнив, нет ли среди людей Хольма раненых, отпустила его. Она знала, что ее живые прекрасно осведомлены, зачем ей нужен друкаи, но предпочитала лишний раз не демонстрировать методы достижения своих целей.
Примерно через полчаса она велела Сейдхе убить пленного и задумалась. Сказанное друкаи нельзя было назвать приятной новостью, более того – этими сведениями необходимо было поделиться, осталось только решить, с кем именно.
– Карнштайны отпадают, – бормотала Эрмена, накручивая на палец прядь волос. – Фон Драгоны? Не хочу, неприятные они. Ламии тоже, эти слишком далеко, и к тому же все как одна вздорные бабы…
– Сидит, мучает себя, – ехидно прокомментировал ее размышления Клаус. – Даже последнему скелетону понятно, что не пойдешь ты ни к одному из кровавых владык.
– А в Империи меня не станут слушать. Как и в Бретонии, – невесело усмехнулась она.
– Разве? – деланно удивился Клаус. – Неужели нет человека, который поверил бы тебе?
– Есть, – нехотя произнесла Эрмена. – Но я не хочу писать… им. Пусть лучше думают, что я умерла, чем узнают, кем стала.
– Тогда готовься умереть красиво, но глупо, – скривился Клаус и отвернулся.
Умирать Эрмена не хотела. Она понимала, что рано или поздно это произойдет, но надеялась, что окончит свое существование не скоро. Грядущее же нашествие друкаи – или темных эльфов, как называли их жители Империи – было тем самым событием, которое могло поставить жирную точку в ее земном пути. Даже если учесть, что сейчас только начиналась подготовка к нему, а само оно должно было случиться лет через пятьдесят. Что такое полсотни лет для вампира?
Промучившись полночи, Эрмена решила пока никому не сообщать о том, что узнала. Мало ли, чему еще суждено случиться? Может, судьба намекнет, а может, появится союзник, который поверит Эрмене и которому будет доверять она.
Увы, судьба, как это чаще всего и бывает, показала свой мерзкий характер во всей красе. Она явно наслаждалась устроенной подлянкой в виде нового столкновения бредущего на север отряда с друкаи. К сожалению, в этот раз первой подсуетились именно они.
…Эрмена выскочила из палатки, едва только почувствовала гибель первого из своих немертвых. Сейдхе выбежал вслед за ней, успев схватить только мечи. Эрмена подняла руку, призывая своих немертвых воинов, и громко крикнула, подзывая живых.
– Госпожа, мы пропустили…
– Потом покаешься, – оборвала она Хольма. – Где Клаус?
– Здесь, – мрачно отозвался старый вампир. – Эти твари уже выкосили половину моего отряда.
– Попробуем отбиться. Левый фланг твой, – коротко бросила Эрмена. – Хольм, прикрывай спину. Я…
У самого лица зло просвистела стрела, вторая с глухим и негодующим «банг!» впилась в щит, возникший перед глазами.
– Миледи, вы бы отошли…
Они были рядом. Те, кого Эрмена с издевкой называла великими героями: Мельтан со своим копьем, Даниэль, настороженно поглядывающий по сторонам, Брегат, явно готовящийся швырнуть очередное заклинание – один из нападающих уже пылал праздничной свечой, – и еще двое, чьих имен Эрмена так и не узнала.
– Я не могу, – отмахнулась она. – Если мы отступим, они догонят и добьют. Клаус, – окликнула она вампира, – вторая дюжина на тебе, перехватывай.
Тот махнул в ее сторону рукой, показывая, что понял, и выдохнул заклинание. С Эрмены словно разом сняли тяжелый груз. Она прикрыла глаза, сосредоточилась, не обращая внимание на творящееся вокруг, и потянулась сознанием туда, откуда летел смертоносный ливень…
Три воина прикрывали вертящуюся на месте ведьму. Ей оставалось совсем немного, чтобы завершить заклинание, которое должно было смести прочь так некстати подвернувшегося под ноги некроманта. Еще дюжина стрелков отвлекала внимание, осыпая лагерь стрелами. Ведьма закончила свой танец и воздела руки вверх, начиная песнь обращения к великой госпоже…
– Брегат, – хрипло выдохнула Эрмена, – ты сможешь послать заклинание, ориентируясь лишь на внутреннее зрение?
– Наверное, – неуверенно ответил маг. – Нас учили, но я…
– Сможет, – перебил его Даниэль. – Говорите, миледи, что надо делать.
– Обними меня, – приказала Эрмена. – И смотри внутренним зрением.
Она почувствовала касание рук человека – слишком робкое, слишком слабое.
– Сильнее!
– Да помоги ему, Мельтан!
Вторая пара рук легла поверх первой, и Эрмена ощутила уверенное и правильное объятие.
– Убей ведьму!
Волосы на виске взметнулись, когда маг выкрикнул заклинание, и Эрмена увидела, как шар огня, сначала тускло-багровый, постепенно становится все светлее, превращается в светящуюся белую точку и взрывается, окутывая фигуру ведьмы ярким пламенем.
– Эрмена! – раздался вопль Клауса. – Надо уходить, к ним подошло подкрепление.
– Строй портал, – прохрипела Эрмена и, помотав головой, открыла глаза. – Хольм, собирай своих. Сейдхе!
Эльф невозмутимо отбивал мечами стрелы, словно танцуя в нескольких шагах от Эрмены и надежно прикрывая хозяйку. Услышав ее голос, сделал шаг назад, не прекращая своего завораживающего танца.
– Мельтан, вам придется уйти со мной.
– Да.
Клаус торопливо выкрикивал последние слова заклинания, когда Эрмена ощутила, что ее небольшого отряда немертвых больше нет. Она зло рассмеялась и послала волну смерти в сторону пылающего костра, в который превратилась ведьма.
– Хольм, вы идете первыми, – приказала Эрмена, услышав тихий звон, с которым раскрылся портал. – Мельтан, следом вы, – и раскинула руки, накрывая маленькую группу щитом неуязвимости.
– Уходи сама, дура, – зарычал Клаус. – Сдохнешь же! Уведите ее!
– Клаус, как живые уйдут, иди сам и тогда дерни меня, – словно не слыша его, сквозь зубы велела Эрмена. – Давайте быстрее, я же их долго не сдержу!
Ее щита всегда хватало на минуту, зато это был добротный, поглощающий любые атаки купол. Эрмена знала, что после него она некоторое время будет очень голодной и очень слабой, но оно того стоило – жить хотелось до безумия…
– Забирай ее, мальчик, – словно сквозь толстый слой ваты, набитой в уши, услышала она голос Клауса. – Быстрее!
Она почувствовала резкий толчок, пошатнулась и провалилась в портал, а следом за ней упал Даниэль с удивленно распахнутыми глазами и стрелой, насквозь пробившей щит и вонзившейся ему в грудь.

3
– Ненавижу живых, – мрачно пробурчала Эрмена, полулежа в кресле. – Ненавижу!
– И поэтому загнала их в портал первыми, – хохотнул Клаус. – Хотя о чем это я?! Вдруг замок опять захватили, и тогда они…
– Замолчи! – рыкнула на него Эрмена.
Клаус послушался, но ухмыляться не перестал, и Эрмена предпочла отвернуться и смотреть в окно, за которым занимался тусклый рассвет Сумеречных земель. На душе было погано. Ее прогулка обернулась стычкой с друкаи, она потеряла отборный отряд немертвых и едва не лишилась Сейдхе. Эльф сейчас находился на попечении лекаря, веселого старичка из деревни. Как только староста узнал о том, что в замке есть раненые, тут же велел лекарю отправляться, заявив, что своих остолопов они сами подлечат, не такие у них страшные раны. И велел заодно прихватить госпоже вот этого, и вон того, и еще… Эрмена гостинцы оценила, пообещала благодарность высказать старосте лично, заодно и проинспектировать вверенные ее заботам тела и души. Лекарь расплылся в улыбке, словно Эрмена одарила деревенских величайшей милостью, и отправился врачевать раненых, то есть почти всех живых.
– Можно вас? – заглянул в зал Мельтан.
Он упорно избегал называть Эрмену госпожой, и она уже махнула на это рукой.
– Что еще? – повернулась она к Мельтану.
– Вас Даниэль зовет.
Зато этот самый Даниэль с поистине ослиным упрямством именовал Эрмену миледи и тем самым раздражал ее еще больше.
– Сейчас буду.
Даниэлю повезло. Стрела не задела ничего жизненного важного – в этом Эрмена убедилась лично. Придя в себя после щита, она велела отнести потерявшего сознание Даниэля в свой кабинет и уложить на стол. Игнорируя скептическое сопение Брегата, рвавшегося врачевать товарища, Эрмена вынула стрелу и, проверив насколько серьезна рана, вручила Мельтану флакон с мазью, скороговоркой велела перевязать потуже и почти бегом кинулась прочь.
От запаха крови мутило. Желудок выворачивло наизнанку, а сознание все больше туманило желание впиться в ближайшее горло и до последней капли выпить такую горячую и вкусную кровь. Эрмена с трудом сдерживала себя, однако успела домчаться до темницы и рывком открыла дверь, за которой обреченно завыл смертник…
– Миледи, благодарю вас за спасение, – попытался сесть Даниэль, едва только увидел ее.
– Лежи! – хмуро велела Эрмена и спросила: – Почему не пошел вместе со всеми? Мне от одной стрелы ничего бы не было.
– Брегат сказал, что она была заговоренная, – упрямо нахмурился Даниэль.
– Они не знали, кто я, – отмахнулась Эрмена. – Кровавых владык в тех местах редко можно встретить, так что скорее всего она была против человека зачарована.
– В тех местах? – вскинул брови Даниэль. – А где мы сейчас?
– Сильвания, – усмехнулась Эрмена. – Замок Тринадцати шпилей.
– Тринадцати? – слегка побледнел Даниэль.
– В чем дело? У тебя трискаидекафобия? – не смогла удержаться от шпильки Эрмена.
Он по-прежнему раздражал ее. Эрмена и сама не могла объяснить, в чем тут дело. Возможно, сказалось то, что она с некоторых пор недолюбливала рыжеволосых. Может быть, перенесла на него отношение к любым чужакам. Или предчувствовала какую-то смутную угрозу, исходящую от этого человека. Так или иначе, Эрмена старалась общаться с ним как можно реже, он же явно искал ее общества.
– Нет, – бледно улыбнулся Даниэль. – Просто… вспомнилось кое-что. Из детства.
Эрмена пожала плечами. О чем еще можно говорить с этим человеком, она не знала. Благодарить за то, что прикрывал ее? Запретить именовать ее этим глупым словом? Заявить, чтоб выметался прочь, едва только сможет вставать?
– Мельтан сказал, что у вас очень красивый замок, – между тем говорил Даниэль. – И он же сказал, что вы запретили мне пока вставать.
Эрмена кивнула. Она все еще помнила его кровь на своих руках, и эти воспоминания были не из самых приятных.
– Но мне так хочется осмотреть здесь все, – он обворожительно улыбнулся, с интересом глядя на то, как перекосилось лицо Эрмены в ответной гримасе: то ли вежливая улыбка, то ли не слишком дружелюбный оскал. – Вы же позволите раненому соратнику проявить любопытство?
– Всегда ненавидела придворные расшаркивания, – пробормотала она. – Будьте моим гостем, милсдарь. Надеюсь, что моя скромная обитель не разочарует ваших ожиданий. – Выпалив положенную формулу гостеприимства, она оскалилась в слащавой улыбке и произнесла: – Отдыхайте, милсдарь, я же пока распоряжусь насчет еды для вас.
И поспешила удалиться под тихий смех Даниэля.
В коридоре ожидаемо маялся Мельтан. Он хмуро глянул на Эрмену, покосился на дверь комнаты, а потом тихо спросил, когда они смогут покинуть этот гостеприимный дом.
– Как только пожелаете, – ответила она. – Вы не пленники и вам нет нужды оставаться здесь. Я велю дать вам припасов и проводить до границ моих владений.
– До каких именно? – уточнил Мельтан. – Насколько я понял, мы в центре вампирских владений.
– Вас опять подвело незнание географии, – усмехнулась Эрмена. – Пройдемте со мной.
Она привела гостя на верхнюю площадку башни Ветров, самой высокой в замке. Ветер тут же попытался растрепать косу Эрмены, но, как обычно, безуспешно. Волосам Мельтана досталось больше – они почти встали дыбом, и все попытки пригладить их были обречены на провал. Эрмена указала на густой лес на востоке.
– За тем лесом кончаются мои земли,– она грустно улыбнулась. – И там же начинаются подвластные Империи территории. Впрочем, если вы захотите пройти к другим границам…
Мельтан помолчал, глядя на лес, а потом глянул вниз.
– А если я захочу вас сейчас сбросить отсюда? – спросил он. – Что будет тогда?
– Вы умрете, – спокойно ответила Эрмена. – Либо я извернусь и сброшу вас вниз – я быстрее и сильнее человека. Либо вам повезет, и вниз полечу я, но тогда вас убьет Сейдхе, Клаус или крестьяне. Либо вы прыгнете вниз сами.
Она замолчала, повернувшись к Мельтану, и улыбнулась, глядя ему в глаза.
– Просто потому, что я вас попрошу об этом.
Мельтан скептически хмыкнул и протянул к ней руку… И словно натолкнулся на стену. Улыбка Эрмена из вежливо-прохладной стала манящей, она коротко выдохнула и чуть подалась в сторону замершего человека. Он шагнул к ней, Эрмена протянула руку, коснулась горячей щеки и прошептала:
– Сделай это для меня, мой храбрый рыцарь.
Сомнамбулически улыбаясь и не отводя от Эрмены обожающего взгляда, Мельтан влез на парапет и снова замер.
Эрмена щелкнула пальцами, глаза Мельтана обрели осмысленное выражение, он отшатнулся назад и едва не упал на пол.
– Карнштайны известны своей свирепостью, фон Драгены – хитростью, Ноосферату – магической силой, – скучным голосов профессора произнесла Эрмена, – а ламии – властью над мужчинами. – Она поглядела вниз и вздохнула. – Право слово, Мельтан, хватит уже торчать на парапете, еще упадете вниз. Поверьте, ваши мозги не украсят мой двор.
Мельтан молча спрыгнул на пол и отошел подальше от края.
– Вы могли нас всех зачаровать, – пробормотал он. – Сразу же, да?
– Мне хватает Сейдхе, – пожала плечами Эрмена. – Зачем мне ручные люди?
Мельтан с опаской и почти суеверным ужасом покосился на нее.
– Я не люблю прибегать к силе ламий, – глянула на него через плечо Эрмена. – Я предпочитаю полагаться на знания, полученные в Академии. Я, знаете ли, дипломированный маг. И…
Она замолчала, невидяще глядя на Мельтана, и забормотала:
– Академия… Может быть… хотя… – Она улыбнулась и спросила: – Вы сможете отвезти письмо одному человеку?
– В Империи? – уточнил Мельтан.
– Да. – Улыбка Эрмены стала теплой и немного печальной: – Любой, кто учился в Академии, знает его. Это мэтр Вальдес.
Через два дня Эрмена снова стояла на башне Ветров.
– Странные кунштюки порой выкидывает судьба, – задумчиво произнес Клаус. – Эти дети ненавидят тебя, однако радостно кинулись выполнять именно твою просьбу…
– Самый странный кунштюк, – проворчала Эрмена, – сейчас валяется в кровати в одной из комнат моего замка и капризничает, заявляя, что слишком слаб для двухдневного перехода. Однако я лично осматривала его рану и видела, что она полностью затянулась.
Клаус хохотнул и покосился на Эрмену.
– Мне кажется, что ты смотрела не туда, – хитро прищурился он. – Но ты права, это все очень странно.
Он достал белый платочек и с самым серьезным видом помахал им вслед уходящим героям.


Оценить и дать свою номинацию данной работе вы можете в комментариях и по ссылкам:
https://forum.ru.fanfiktion.net/t/163/1#jump1426
http://ru-fanfiktion.diary.ru/p212206826.htm