Понять. Простить

мидиангст, омегаверс / 16+ слеш
6 апр. 2017 г.
6 апр. 2017 г.
1
1.622
 
Все главы
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
6 апр. 2017 г. 1.622
 
‒ Ты все-таки пойдешь туда? ‒ Эван настороженно смотрел на друга.
Дрейк сосредоточенно укладывал учебники и тетради в сумку и глаз не поднимал.
‒ Дрейк, мне кажется, что это ошибка.
Дрейк продолжал молчать.
‒ Дрейк! ‒ чувствовалось, что Эван потерял терпение. ‒ Ты меня слышишь?
‒ Слышу, но это ничего не изменит. Я туда пойду, ‒ Дрейк закинул сумку на плечо и пошел к двери.
‒ Тебя туда не приглашали, ‒ Эван догнал Дрейка, схватил за руку и развернул лицом к себе, ‒ каким образом ты планируешь туда заявиться?
Дрейк сбросил руку Эвана. Теперь он не прятал взгляд и смотрел прямо в глаза другу:
‒ Ты сам слышал, что Гилмор приглашал всех.
‒ Да, всех со своего курса, ‒ Эван тоже не отводил взгляд. ‒ Насколько я знаю, ты заканчиваешь первый курс, а не пятый.
‒ Ну и что? ‒ пожал плечами Дрейк. ‒ Подумай сам, на вечеринку явно придут не только пятикурсники, они наверняка будут со своими омегами. Там будет такая толпа, причем по большей части незнакомая друг с другом, что на меня никто не обратит внимания, а если и обратит, то подумает, что я чья-нибудь пара.
‒ Здравая мысль, ‒ усмехнулся Эван. ‒ А ты уверен, что Михаэль тоже придет на эту вечеринку?
‒ Конечно, ‒ пожал плечами Дрейк, ‒ Михаэль же лучший друг Гилмора. Как ты полагаешь, может ли он проигнорировать празднование своего выпускного, организованное лучшим другом? Конечно, Михаэль там будет.
‒ Но будет ли он там один? ‒ Эван внимательно смотрел на Дрейка. Дрейк помрачнел:
‒ Может, и не один. Но я тогда хотя бы буду знать, что надеяться мне не на что ‒ это все же лучше, чем неизвестность.
Эван с сочувствием смотрел на друга, зная, что Дрейк с первого дня учебы сохнет по красавцу альфе. Однако Михаэль Дрейка не замечал: то ли считал, что омега-первокурсник не заслуживает его внимания, то ли состоял в отношениях и посторонними омегами не интересовался. Поэтому желание Дрейка прояснить ситуацию Эван вполне понимал, но при этом был не в восторге от идеи прийти без приглашения на вечеринку пятикурсников, отмечавших свой выпуск из университета.
‒ Ну хочешь, я пойду с тобой? ‒ Эван не мог бросить друга одного в толпе пятикурсников, которые почти все были альфами, за исключением нескольких бет.
‒ Нет, спасибо, я справлюсь.
‒ Но все-таки, что ты собираешься делать на этой вечеринке? Предположим, что Михаэль будет один. Что дальше? ‒ продолжал допрашивать друга Эван.
‒ Не знаю, ‒ помотал головой Дрейк, ‒ буду действовать по обстоятельствам. Но я постараюсь обратить на себя его внимание.
‒ Что же ты в универе не старался? Целый год потерял зря, ‒ Эван знал, что Дрейк довольно застенчив, но все же не удержался от подколки.
‒ Именно поэтому я не хочу терять свой последний шанс, ‒ голос Дрейка был тверд.
‒ Ну хорошо, ‒ вздохнул Эван, ‒ делай как знаешь. Но я все же подежурю неподалеку ‒ вдруг Михаэль придет не один? Тогда я тебя заберу и отвезу домой.
‒ Спасибо, Эван, ‒ очень серьезно сказал Дрейк. ‒ И все же я надеюсь, что Михаэль будет один и у меня все получится.

***
Вечеринка была в разгаре. Гремела музыка, кто-то танцевал, кто-то прочно оккупировал столики на веранде, кто-то валялся в саду на разбросанных тут и там циновках. Альфы, пришедшие одни, флиртовали с приглашенными омегами. Гилмор, который умудрялся и пополнять запасы спиртного в импровизированном баре, и следить, чтобы всем было весело и удобно, и обнимать стройного миловидного омегу, вдруг удивленно приподнял бровь и поцеловал омегу в висок:
‒ Прости, мон ами, не уходи далеко.
Гилмор отпустил своего спутника и поспешил к воротам, к которым подъезжал устрашающего вида черный автомобиль.
‒ Мишель, как же я рад, что ты все же приехал!
Михаэль, лучший друг Гилмора, вышел из машины, но не спешил направиться в сияющий огнями дом, а прислонился к бамперу автомобиля, достал сигареты и закурил.
‒ Решил, что студенческое братство все же важнее смазливой мордашки? ‒ Гилмор встал рядом и, забрав у Михаэля пачку, которую тот вертел в руке, выбил сигарету и тоже закурил.
‒ Смазливые мордашки ‒ зло, ‒ выдохнул дым Михаэль.
‒ Поссорился со своим ненаглядным? ‒ Гилмор, которому возлюбленный Михаэля никогда не нравился, насторожился.
Михаэль молчал.
‒ Мишель, я сразу тебе говорил, приезжайте вместе. Потерпел бы я твоего Николя. Но ты же сам сказал, что хочешь отметить выпускной только с ним, в романтической обстановке.
Михаэль продолжал молча курить.
‒ Мишель! ‒ воскликнул Гилмор. ‒ Да что случилось-то?
Михаэль глубоко затянулся и щелчком отбросил окурок далеко в траву.
‒ Ты же знаешь, сначала я хотел отмечать выпускной вместе с вами, и Никки предупредил, что зависну дня на два у тебя.
‒ Да знаю, ‒ с досадой бросил Гилмор. ‒ Только сегодня утром ты вдруг передумал.
‒ Передумал, ‒ подтвердил Михаэль. ‒ Захотел устроить Никки сюрприз и провести время с ним.
Михаэль опять замолчал и закурил новую сигарету.
‒ Что, сюрприз не удался? ‒ осторожно спросил Гилмор.
‒ Ну почему же, очень даже удался, ‒ усмехнулся Михаэль. ‒ Никки явно не ждал моего появления, как и двое альф, с которыми он развлекался.
Гилмор поперхнулся дымом и отбросил сигарету.
‒ Что? Этот полудурок изменил тебе?
‒ Не думаю, что слово «изменил» здесь уместно, ‒ горько улыбнулся Михаэль. ‒ Изменял неоднократно, думаю, будет точнее.
‒ Так, пойдем-ка в дом, дружище, выпьешь и все мне расскажешь, ‒ Гилмор решительно потянул Михаэля в сторону дома.
‒ Оставь, Гилмор, ‒ вырвал руку Михаэль, ‒ не хочу я сейчас видеть твою толпу гостей, да и веселиться как-то не тянет. Я лучше пойду прогуляюсь.
‒ Да кто тебя заставляет с этой толпой зажигать? ‒ ответил Гилмор, снова беря Михаэля за руку. ‒ Пойдем в мой кабинет, там тебя никто не потревожит.
Вскоре друзья расположились в мягких удобных креслах и потягивали разлитый по пузатым бокалам коньяк.
‒ Так что же все-таки произошло? ‒ грея бокал в ладонях, спросил Гилмор.
‒ Все было банально до зубовного скрежета, ‒ ответил Михаэль. ‒ Открыл дверь своим ключом, Никки встречать меня не вышел. Я подумал, что его нет дома, решил переодеться и накрыть на стол. Прошел в спальню ‒ и увидел картину маслом: Никки с явным удовольствием отсасывал какому-то альфе, в то время как второй пялил его в зад.
‒ Черт, никогда не любил твоего Николя, ‒ выругался Гилмор. ‒ Пиявка противная.
‒ Знаю, ты своих чувств никогда не скрывал, ‒ усмехнулся Михаэль.
‒ Ну и что дальше? Надеюсь, ты выставил его вон, даже не дав одеться?
‒ О, дальше было очень интересно! ‒ Михаэль одним глотком допил свой коньяк и, встав, подошел к столу у окна, на котором выстроилась целая батарея разнокалиберных бутылок. ‒ Наконец меня заметив, Никки опешил, а потом начал плакать и кричать, что я неправильно все понял.
Михаэль снова наполнил свой бокал и вернулся в кресло.
‒ Не так понял? ‒ поперхнулся Гилмор. ‒ А как еще можно было это понять?
‒ Вот и я задал ему этот же вопрос, ‒ кивнул Михаэль. ‒ Альфы, кстати, попробовали было побыковать, но, быстро поняв, что я не просто забредший на огонек гость, а постоянный партнер и владелец квартиры, ретировались. А Никки я предложил выметаться и дал 15 минут на сборы. Никки завопил было, что я ему подарил эту квартиру, но тут его ждал неприятный сюрприз: подарок не был оформлен документально.
‒ В смысле? ‒ не понял Гилмор. ‒ Я тоже считал, что ты подарил Николя квартиру.
‒ Гилмор, ‒ вздохнул Михаэль, ‒ я, конечно, был влюблен, но я же не идиот. Я привел Никки в квартиру и сказал, что это мой ему подарок и он может здесь жить. Но оформить документы я собирался только после свадьбы и рождения детей.
‒ Представляю состояние Николя, когда он понял, что остался без шикарной хаты, ‒ засмеялся Гилмор.
‒ Да уж, ‒ улыбнулся в ответ Михаэль, ‒ визжал он знатно и обвинял в обмане: типа, я же сам сказал, что квартира теперь его, на что я ответил, что он неправильно все понял.
Гилмор от души захохотал.
‒ Мишель, дружище, я считал, что в этой своей влюбленности ты совсем потерял голову. Рад, что ошибся и ты сохранил остатки разума.
‒ Сохранил, не сомневайся, ‒ лицо Михаэля опять помрачнело. ‒ Никки был, конечно, в ярости, но еще пытался меня как-то разжалобить и уверить в своей любви. А вот когда он узнал, что и машина остается у меня, началось невообразимое!
‒ Крысеныш выпустил зубки?
‒ Да уж, тут было что послушать! ‒ Михаэль помолчал. ‒ В общем, оказывается, что на меня ни один приличный омега не посмотрит. Что трахаться со мной можно только за деньги. Что он все время заставлял себя ложиться со мной в постель, и если бы я не был так богат, то он даже бы не посмотрел в мою сторону.
‒ Что? ‒ Гилмор чуть не опрокинул бокал с коньяком, подавшись вперед. ‒ Твой Николя совсем границы потерял? Надеюсь, ты понимаешь, что это всего лишь мелкая месть подлого сученыша?
‒ Да все я понимаю, ‒ досадливо взмахнул рукой Михаэль, ‒ но противно до невозможности: я ведь его действительно любил, я планировал года два пожить с ним совместно и, если бы убедился, что нам хорошо вместе, женился бы на нем. Я думал, что он тоже меня любит, а оказалось, что он меня лишь использовал.
‒ Слушай, Мишель, да забей ты на этого слизняка, ‒ посоветовал Гилмор. ‒ Шлюха ‒ она и есть шлюха. Что с нее возьмешь? Хороший трах помогает в любых жизненных неурядицах. Трахни какого-нибудь хорошенького омежку и выкинь из головы этого ублюдочного Николя.
‒ Нет, ‒ замотал головой Михаэль, ‒ я сейчас даже думать не могу о каких-либо отношениях, даже несерьезных.
‒ Да кто говорит об отношениях? ‒ удивился Гилмор, встал с кресла, подошел к столу и открыл верхний ящик. ‒ Вот, я об этом.
Гилмор бросил на колени Михаэлю небольшой картонный прямоугольник. Рассмотрев его внимательнее, Михаэль понял, что это визитка элитного эскорт-агентства, а попросту ‒ борделя, маскировавшегося под приличное заведение.
‒ Зачем это тебе? ‒ вскинул на Гилмора удивленный взгляд Михаэль. ‒ Настолько я знаю, у тебя никогда не возникало проблем с тем, чтобы снять кого-нибудь на ночь.
‒ На всякий случай, ‒ пожал плечами Гилмор. ‒ Все же, когда снимаешь свободного омегу, предполагаются некие определенные действия: угостить вином или кофе, проводить или дать денег на такси. А иногда просто хочется расслабиться: трахнуть симпатичную попку и не заморачиваться по поводу, уйдет ли парень сразу после этого или останется на ночь. Позвони, в этом агентстве очень хорошие шлюхи, лично проверил.
Гилмор коротко хохотнул и добавил:
‒ Можешь даже называть мальчика Никки и чуток придушить его. Только не заиграйся. Ладно, ты расслабляйся, а я пошел: боюсь, моего горячего омегу уже кто-нибудь увел, придется окучивать нового.
Гилмор залпом допил оставшийся в бокале коньяк и вышел из комнаты, оставив Михаэля одного.
Написать отзыв