Размер шрифта  Вид шрифта  Выравнивание  Межстрочный интервал  Ширина линии  Контраст 

Дракон для принцессы

максиДетектив, Триллер / 16+ / Слеш
7 апр. 2017 г.
10 июн. 2017 г.
24
82.581
5
Все главы
2 Отзыва
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
7 апр. 2017 г. 4.204
 
Он спал… Да­же не так, он слад­ко дрых, вне­зап­но уба­юкан­ный све­жим ве­сен­ним вет­ром, на­по­ен­ным аро­мата­ми цве­тущих де­ревь­ев, приг­ре­тый поч­ти по-лет­не­му го­рячим сол­нцем. И го­лову эта та­ту­иро­ван­ная ско­тина умос­ти­ла ак­ку­рат на пле­чо сво­ему со­седу по пар­ко­вой ска­мей­ке, ни­мало ни­чем не стес­ня­ясь: ни тем, что они нез­на­комы, ни тем, что из-под рас­пахну­той кур­тки вид­не­ет­ся ру­ко­ять пис­то­лета, а на по­ясе у со­седа поб­лески­ва­ет, пус­кая сол­нечные зай­чи­ки, по­лицей­ский же­тон. Это­му наг­ле­цу бы­ло на все пле­вать — он дре­мал. А сам со­сед по­чему-то не ше­велил­ся, хо­тя впол­не мог бы поп­росту стрях­нуть наг­лую тварь с се­бя од­ним дви­жени­ем пле­ча. Прав­да, был воз­мо­жен ва­ри­ант, что наг­лая ско­тина прес­по­кой­но ус­тро­ит­ся спать тог­да на его ко­ленях. Встать и уй­ти он то­же не мог, ме­шала од­на ма­лень­кая, но ос­но­вопо­лага­ющая де­таль: ко­рот­кая проч­ная це­поч­ка, со­еди­ня­ющая по­лицей­ские на­руч­ни­ки, один из ко­торых кра­совал­ся на жи­лис­том за­пястье спя­щего, выг­ля­дя ошей­ни­ком вы­тату­иро­ван­но­му на его ру­ке дра­кону, мор­да ко­торо­го рас­по­лага­лась как раз на кис­ти; а вто­рой — на за­пястье по­лицей­ско­го. И — да, за­дер­жа­ние счи­тать зна­комс­твом нель­зя, Джо­эл был в этом твер­до уве­рен. По­чему он не ра­зору­жил это­го ти­па? Черт его зна­ет, прос­то не хо­телось об­ве­шивать­ся ору­жи­ем, да и за­дер­жанный вся­чес­ки шел на кон­такт, улы­бал­ся и де­монс­три­ровал всю без­дну сво­его оба­яния и ми­ролю­бия. Ма­лость под­порчен­ную на­личи­ем «трав­ки» в кар­ма­не. И кро­вавым пят­ном на шта­нине свет­лых джин­сов, уже яс­но ви­димым из-под нас­квозь про­мок­шей по­вяз­ки, нас­пех сде­лан­ной из бан­да­ны. И — нет, Джо­эл к это­му не имел ни­како­го от­но­шения, ему за­дер­жанный дос­тался уже та­ким. Имен­но по­это­му они сей­час си­дели в пар­ке и жда­ли бри­гаду па­раме­диков, а не та­щились в учас­ток. Но до при­бытия бри­гады пис­то­лет нуж­но отоб­рать. Джо­эл ак­ку­рат­но и быс­тро вы­дер­нул «ствол», дер­жа его че­рез пла­ток, что­бы не нас­ле­дить сво­ими от­пе­чат­ка­ми. От­ки­нул за ска­мей­ку — по­том под­бе­рет, как по­лага­ет­ся, в па­кет для вещ­до­ков и ру­ками в пер­чатках.
Тип прос­нулся, при­под­нял го­лову, бес­смыс­ленно та­ращась. По­том уз­нал:
— А, мой лю­бимый коп. Не сбе­жал, на­до же.
— Ты сво­ей ду­ри, по­хоже, и сам не­хило пых­нул, — про­вор­чал Джо­эл, раз­гля­дывая его гла­за.
Бы­ло не­понят­но, то ли у за­дер­жанно­го в са­мом де­ле при­ход, то ли зрач­ки от бо­ли рас­ши­рены.
— Я ни­чего та­кого не упот­ребляю, — сра­зу воз­му­тил­ся тот. — Да как вы мо­жете во­об­ще? Ме­ня? По­доз­ре­вать?
— Лег­ко, — бур­кнул Джой, от­ме­чая, что ску­лы-то под тем­ным за­гаром пар­ня из­рядно поб­ледне­ли, зна­чит, не все так ра­дуж­но в Дат­ском ко­ролевс­тве, как тот хо­чет по­казать.
— А ког­да я ис­те­ку кровью, вы бу­дете тас­кать за со­бой мой труп?
— Нет, от­стег­ну и бро­шу на ска­мей­ке. Зат­кнись, что ли, ког­да мол­чишь — мож­но за ум­но­го при­нять.
Где-то в на­чале пар­ко­вой ал­леи ряв­кну­ла си­рена.
— Офи­цер, а вы ме­ня прис­тегну­ли, по­тому что я вам нас­толь­ко нрав­люсь, что ме­ня да­леко от­пускать не хо­чет­ся?
— Угу, — что­бы толь­ко от­вя­зать­ся, про­мычал Джой, пос­матри­вая то на тем­не­ющее и раз­раста­юще­еся на гла­зах пят­но, то на приб­ли­жа­ющи­еся проб­леско­вые ма­яки ма­шины па­раме­диков. На са­мого пар­ня он не смот­рел, дос­та­точ­но бы­ло слы­шать за­дыха­ющий­ся го­лос. Сде­лать боль­ше, чем уже сде­лал, он не мог.
— А вы мне то­же нра­витесь, — вы­дал тот и сно­ва рух­нул, толь­ко уже не в слад­кий сон.
Джо­эл сдал его с рук на ру­ки па­раме­дикам, сняв, на­конец, на­руч­ни­ки. Все рав­но с та­кой кро­вопо­терей тот да­леко не уй­дет, а ес­ли уй­дет — сам се­бе злоб­ный дя­тел. Ска­мей­ку, вон, на­мочил ос­но­ватель­но.
— Жить бу­дет, прав­да, к нес­частью, дол­го, — ме­дики то­же по­пались ве­селые, се­год­ня во­об­ще все на пу­ти Джо­эла юмо­рили, как мог­ли, день от­кры­тых две­рей в цир­ке был, что ли? «Ско­рее, в пси­хуш­ке», — мрач­но по­думал он.
Джо­эл Страйк во­об­ще был не скло­нен к шут­кам, чувс­тва юмо­ра ему при за­чатии яв­но не до­ложи­ли, а вот серь­ез­ности — пе­ресы­пали. Лес­ли, по­ка бы­ла жи­ва, сме­ялась, что ее жиз­не­радос­тнос­ти хва­тит на дво­их. Имен­но она на­зыва­ла му­жа «Джой»*. Уже два го­да в жиз­ни Джо­эла чу­жие по­туги на юмор вы­зыва­ли толь­ко глу­хое раз­дра­жение, а жиз­не­радос­тность он тер­пел толь­ко на ли­чике до­чери. К счастью, на се­год­ня ра­бочий день был за­кон­чен, так что мож­но бы­ло ид­ти в учас­ток, про­делы­вать все не­об­хо­димые про­цеду­ры. И воз­вра­щать­ся до­мой, к Эн­дже­ле, ведь на­вер­ня­ка сос­ку­чилась уже, вол­ну­ет­ся. И ня­ню от­пустить. Ня­не, кста­ти, еще неп­ло­хо бы­ло бы зап­ла­тить за пос­ледние три дня и до­гово­рить­ся о сле­ду­ющих. И на­де­ять­ся, что ник­то не вы­дер­нет сре­ди но­чи на за­дер­жа­ние.
— Че­го та­кой хму­рый? — по­ин­те­ресо­вались у не­го в учас­тке. — Гор­чи­ца в хот-до­ге горь­кая или прос­то так, деп­рессия на­кати­ла?
Сам Джой не счи­тал, что этот день в пла­не его эмо­ций чем-то от­ли­ча­ет­ся от пре­дыду­щих, по­это­му прос­то хму­ро зыр­кнул на шут­ни­ков и про­мол­чал. С бу­мага­ми уда­лось раз­де­лать­ся быс­тро, пис­то­лет в вещ­до­ки он сдал, за­яв­ле­ние на бал­листи­ку от­дал, ес­ли на этом «ство­ле» что-то ви­сит, то его та­ту­иро­ван­ный нез­на­комец по­пал. Же­лать спо­кой­ной но­чи ник­то ни­кому не стал, мах­ну­ли друг друж­ке и ра­зош­лись, кто в бар, кто на сви­дание, а кто до­мой, раз­мышлять, при­гото­вила ли ня­ня что-то на ужин хо­тя бы Эн­дже­ле. И хо­рошо, что по до­роге до­мой он заг­ля­нул в круг­ло­суточ­ный ма­газин, ку­пив мо­лока и хлопь­ев, по­тому что до­ма бы­ло пус­то, а ня­ня за­яви­ла, что о го­тов­ке до­гово­рен­ностей не бы­ло, и хлоп­ну­ла дверью.
— Пап, а мы са­ми мо­жем при­гото­вить что-ни­будь, — ска­зала Эн­джи. — Я умею ва­рить со­сис­ки, а ты мо­жешь сва­рить нам ма­каро­ны или что-то вро­де то­го.
— Хо­рошо, сол­нышко, так и сде­ла­ем, — Джой сгреб дочь се­бе на ко­лени, об­нял, и она за­тих­ла, как пте­нец под ла­донью, в его силь­ных ру­ках.
От ее во­лос пах­ло клуб­ничным шам­пу­нем, так же всег­да пах­ло от Лес­ли. Он прос­то про­дол­жал по при­выч­ке по­купать имен­но эту мар­ку шам­пу­ня, и те­перь Эн­дже­ла мы­ла им свои зо­лотис­тые куд­ряшки.
— А ты се­год­ня пой­мал мно­го пло­хих пар­ней, да, па­па?
— Нет, сол­нышко. Толь­ко од­но­го, и я по­ка еще не знаю, нас­коль­ко он пло­хой, — он да­же улыб­нулся, прав­да, ник­то этой улыб­ки не ви­дел, да­же дочь, он пря­тал ли­цо в ее во­лосах.
— Да­вай го­товить еду, ты го­лод­ный, — за­яви­ла Эн­дже­ла.
Со­сис­ки и спа­гет­ти, и да­же с со­усом, на ко­торый пош­ло все, что толь­ко мож­но бы­ло ки­нуть в со­ус, не ис­портив про­дукт. Лад­но хоть не ки­тай­ская еда в ко­робоч­ках или клас­си­чес­кая пиц­ца под пив­ко. Сколь­ко еще он про­дер­жится один? Джо­эл знал, что дол­жен про­дер­жать­ся до то­го счас­тли­вого и страш­но­го дня, ког­да Эн­джи пов­зрос­ле­ет и ста­нет са­мос­то­ятель­ной.
— А я се­год­ня на­рисо­вала нас, учи­тель­ни­ца дол­го смот­ре­ла на ри­сунок, по­том по­чему-то ска­зала: «Бед­ный ре­бенок».
Эн­дже­ла про­тяну­ла ему лист бу­маги, на ко­тором чер­ным ка­ран­да­шом бы­ли на­мале­ваны две стран­ные пу­чег­ла­зые фи­гуры.
— По-мо­ему, очень неп­ло­хая кар­ти­на. По­весим ее на стен­ку?
На сте­не уже бы­ло не­мало дет­ских ри­сун­ков. И — да, цвет­ные ка­ляки по­тихонь­ку те­ряли яр­кость, сме­ня­ясь чер­но-бе­лыми. Это, на­вер­ное, дол­жно бы­ло что-то зна­чить. На­вер­ное, пси­холог бы ска­зал что-то про то, что у ре­бен­ка по­дав­ленный стресс. А Эн­дже­ла прос­то лю­била чер­ный цвет, ну или ут­вер­жда­ла так.
— По­весим.
При­том она с не­пос­редс­твен­ной дет­ской ра­достью на­тяги­вала выр­виглаз­ные са­лато­вые ло­сины на за­нятия а­эро­бикой, тре­бова­ла го­лубые или оран­же­вые бан­ты и обо­жала за­тас­канно­го плю­шево­го еди­норо­га, уже вы­линяв­ше­го из не ме­нее выр­виглаз­но­го цве­та фук­сии в при­ем­ле­мый блед­но-ро­зовый.
— А в суб­бо­ту у нас бу­дет праз­дник, мы выс­ту­па­ем. Ты ведь при­дешь пос­мотреть на ме­ня, прав­да? Я тан­цую на сце­не.
Тос­кли­во за­соса­ло под ло­жеч­кой.
— Я… пос­та­ра­юсь выр­вать­ся, ма­лыш­ка. Ес­ли не бу­дет ни­каких прям-счас-сроч­ных дел.
— У нас один раз в год та­кой праз­дник. Я бу­ду те­бя очень-пре­очень ждать, — Эн­дже­ла зев­ну­ла.
— Пой­дем-ка спать, сол­нышко. Где там твой вол­шебный еди­норог?
Иг­рушку эту он ког­да-то вы­иг­рал в ти­ре для Лес­ли. Во вре­мя бе­ремен­ности она за­сыпа­ла с ним в об­нимку, до­жида­ясь Джо­эла со служ­бы. Еди­норог в се­бя впи­тывал ее сле­зы, ког­да его подс­тре­лили во вре­мя за­дер­жа­ния. И он пе­решел по нас­ледс­тву к Эн­дже­ле, ког­да умер­ла ее мать, вер­нее, да­же рань­ше, как толь­ко де­воч­ка смог­ла до­пол­зти до не­го, стук­нуть ку­лач­ком и убе­дить­ся, что эта мяг­кая шту­ка за­меча­тель­но под­хо­дит для пры­гания по ней и за­сыпа­ния ря­дом. Сей­час Эн­джи бы­ло уже шесть, и она бы­ла по­боль­ше еди­норо­га, но рас­ста­вать­ся с ним не же­лала ни в ка­кую. Пре­дыду­щая ня­ня, во­зом­нив се­бя су­пер­пси­холо­гом, по­пыта­лась вти­хую вы­кинуть пот­ре­пан­ное ро­зовое стра­шили­ще, пос­ле че­го Джой вы­кинул ее са­му. Фи­гураль­но, ко­неч­но.
— И ты по­чита­ешь мне на ночь сказ­ку, прав­да? — спро­сила дочь.
— Что те­бе по­читать, ма­лыш­ка? — Джой ус­тро­ил­ся на ди­ван­ной по­душ­ке на по­лу, прис­ло­нив­шись спи­ной к кро­вати, что­бы за­гора­живать свет ноч­ни­ка.
— Сказ­ку про ру­салоч­ку.
— Хо­рошо, ко­тенок. Зак­ры­вай гла­за. «Да­леко в мо­ре во­да си­няя-си­няя, как ле­пес­тки са­мых кра­сивых ва­силь­ков, и проз­рачная-проз­рачная, как са­мое чис­тое стек­ло, толь­ко очень глу­бока, так глу­бока, что ни­како­го якор­но­го ка­ната не хва­тит»…
Джо­элу не бы­ло нуж­ды смот­реть в кни­гу: «Ру­салоч­ка» бы­ла лю­бимой сказ­кой Лес­ли, и он од­нажды прос­то вы­учил ее на­изусть. Эн­джи всег­да за­сыпа­ла быс­тро, на этот раз она то­же ус­ну­ла, сто­ило пе­рей­ти на вто­рую стра­ницу кни­ги. Он вык­лю­чил ноч­ник и сно­ва ус­тро­ил­ся на по­душ­ке, от­ки­нув го­лову так, что­бы ка­сать­ся ма­куш­кой щеч­ки до­чери.
— У нас все хо­рошо, Лес. Ви­дишь? Все хо­рошо, я справ­люсь.
Эн­джи что-то за­бор­мо­тала во сне, по­том об­ня­ла креп­че сво­его плю­шево­го еди­норо­га. И, ра­зуме­ет­ся, в эту ми­нуту заз­во­нил те­лефон, раз­ры­вая ус­та­новив­шу­юся бы­ло ти­шину но­чи. Хо­рошо, что у до­чери вы­рабо­тал­ся реф­лекс иг­но­риро­вать этот звук. Чер­ты­ха­ясь про се­бя, Джо­эл выс­ко­чил на кух­ню, хва­тая со­товый.
— Де­тек­тив Страйк на про­воде!
— У нас де­ло, я у тво­его до­ма, выс­ка­кивай.
— До ут­ра спра­вим­ся? — зас­те­гивая пор­ту­пею, Джо­эл при­жал те­лефон к пле­чу ухом.
— Смот­ря, как по­рабо­та­ем, но, ду­маю, что впол­не дол­жны.
Пис­то­лет из сей­фа, же­тон, ап­течка, кур­тка, бо­тин­ки. Ти­хо зак­рыть дверь, пос­ту­чать к со­сед­ке.
— Мис­сис Де­бес­ку, я…
— Да­вай­те клю­чи, де­тек­тив, я прис­мотрю за Ан­хе­ликой.
Джо­эл бла­годар­но улыб­нулся ста­руш­ке и пос­пе­шил к ма­шине.
— Как дочь? — по­ин­те­ресо­вал­ся Том, гля­дя на на­пар­ни­ка. — Не­нави­жу ноч­ные вы­зовы, но у нас, по­хоже, кое-что не­обыч­ное. Пар­ня наш­ли обез­глав­ленным, при­кинь.
— Норм. Пен­таграм­мы, зна­ки, све­чи? — мрач­но спро­сил Джо­эл.
— Ни­чего, — отоз­вался Том. — Прос­то без­го­ловый па­рень. Го­лову, кста­ти, ис­ка­ли, но так и не наш­ли, ког­да мне зво­нили.
— Дол­жно быть, он по жиз­ни был без­го­ловым, а сей­час прос­то при­шел к кон­сенсу­су с судь­бой.
Том стран­но взгля­нул на не­го. Джо­эл от­вернул­ся, гля­дя в ноч­ную тем­но­ту и мель­кав­шие ми­мо ог­ни рек­лам.
Око­ло до­ма жер­твы сто­яли пат­руль­ные ма­шины, по­зевы­ва­ющий де­жур­ный от­ча­ян­но ску­чал око­ло лен­ты и с том­ле­ни­ем пос­матри­вал в сто­рону ав­то, где в дер­жа­теле сто­ял бу­маж­ный ста­кан­чик ко­фе из «Стар­бакса».
— Все в до­ме, эк­сперт то­же при­ехал.
— Ору­дие убий­ства? — от­ры­вис­то спро­сил Джой, ак­ку­рат­но пе­рес­ту­пая кро­вавые ру­чей­ки, уже дав­но по­бурев­шие и зас­тывшие на гряз­но­ватом по­лу.
— То­пор. Кста­ти, у нас есть сви­детель.
— Ну? Мне из вас каж­дое сло­во кле­щами тя­нуть?
Сви­дете­лем ока­зал­ся нер­вный мо­лодой че­ловек, гу­ляв­ший с со­бакой в не­уроч­ный час.
— По­нима­ете, мне не спа­лось, — та­рато­рил он. — Я ре­шил по­гулять, взял с со­бой Ви­олу. И уви­дел, как от это­го до­ма у­ез­жа­ет ма­шина, это бы­ло где-то око­ло по­луно­чи. Ма­шина та­кая… Тем­ная… И че­тыре ко­леса… И за ру­лем кто-то был…
Лох­ма­тая двор­няжка си­дела смир­но, при­валив­шись к но­гам хо­зя­ина. Джой под­нял го­лову и вни­матель­но пос­мотрел на на­пар­ни­ка.
— Сви­детель, го­воришь? За­меча­тель­но.
— Сей­час он вы­дох­нет, ус­по­ко­ит­ся и при­пом­нит еще что-то. За­то мы зна­ем, что бы­ла ма­шина.
— На­до де­лать зап­рос по ка­мерам на­руж­ки. Где тут бли­жай­шие?
— Я зай­мусь, — кив­нул Том.
Сна­ружи из ко­ридо­ра пос­лы­шал­ся ка­кой-то шум.
— Я тут жи­ву, — вя­ло бор­мо­тал муж­ской го­лос. — Да не тут, а вон там, по со­седс­тву, моя дверь пра­вее.
Го­лос был, кста­ти, зна­ком чем-то, Джой по­рыл­ся в па­мяти и хмык­нул: не мо­жет быть, чтоб ему по­вез­ло дваж­ды за од­ни сут­ки нар­вать­ся на од­но­го и то­го же тра­воку­ра. И что это он де­ла­ет здесь? Не­уже­ли от­пусти­ли, или стра­хов­ки не хва­тило? Он выг­ля­нул в ко­ридор: ну так и есть, сто­ит, дро­жит и про­махи­ва­ет­ся клю­чом ми­мо сква­жины.
— Это же мой лю­бимый офи­цер! — сра­зу за­орал этот при­дурок. — С ко­торым мы друг дру­гу нра­вим­ся!
В квар­ти­ре за­шел­ся каш­лем Том.
— Иди­от, — кон­ста­тиро­вал Джо­эл, от­би­рая у не­го связ­ку клю­чей. — Пос­ле кро­вопо­тери на­до под ка­пель­ни­цей смир­но ле­жать, а не по го­роду шлять­ся.
— Мне очень на­до бы­ло до­мой. А что вы тут де­ла­ете во­об­ще, офи­цер? А мож­но вас на сви­дание приг­ла­сить? Раз уж мы все рав­но у ме­ня поч­ти до­ма, за­ходи­те на чай? Я поз­на­ком­лю вас с Бе­атой, ду­маю, вы сра­зу най­де­те об­щий язык.
— За­ходи, нес­частье в кар­тинках, — де­тек­тив ак­ку­рат­но под­хва­тил ша­та­юще­гося пар­ня под ру­ку и нап­ра­вил в квар­ти­ру. — Ты сей­час упа­дешь, и бу­дет у нас два жму­ра вмес­то од­но­го.
— А кто ско­пытил­ся? — уди­вил­ся тот. — Да, а что вы тут во­об­ще де­ла­ете-то, офи­цер?
— «Ско­пытил­ся» твой со­сед.
— Ко­торый из двух?
— Опань­ки, вот и но­вос­ти. Том!
На­пар­ник ми­гом прим­чался.
— Что та­кое, Джей?
— Вот этот мо­лодой че­ловек ут­вер­жда­ет, что в квар­ти­ре, где про­изош­ло убий­ство, оби­тало двое. Так? — Джо­эл по­вер­нулся к уса­жен­но­му на ку­хон­ный та­бурет пар­ню. Сам он, да­же не за­думы­ва­ясь о том, как это выг­ля­дит, ша­рил по шкаф­чи­кам: ра­нено­го сле­дова­ло на­по­ить теп­лым, луч­ше бы крас­ным ви­ном, раз­ве­ден­ным ки­пят­ком, но и чай сой­дет.
— Ага.
Под ру­ку Джо­элу по­пада­лись па­кеты ма­карон, кру­пы, ка­кие-то жес­тя­ные бан­ки со спе­ци­ями.
— Офи­цер, еда в хо­лодиль­ни­ке, — ок­ликну­ли его. — Мо­жете пог­реть в мик­ро­вол­новке. А там са­хар. Соль. Пе­рец. Чай.
— Чай.
Чай­ник за­кипел быс­тро, смеш­ной фар­фо­ровый за­вар­ник Джо­эл то­же на­шел сра­зу.
— Ви­но есть? Крас­ное?
— Пот­ра­тил на со­ус к пас­те, но есть конь­як. Еще мо­гу сде­лать тос­ты с мас­лом, хо­тите? А в хо­лодиль­ни­ке есть сви­ной ру­лет с зе­ленью и вро­де бы был ку­сок пи­рога с поч­ка­ми.
Том пос­мотрел на не­го с тос­кли­вой не­навистью, жрать хо­телось не­имо­вер­но.
— Хо­лодиль­ник — это вон та боль­шая бе­лая шту­ка в уг­лу, ко­торая гу­дит, на ней еще маг­ни­ты ви­сят.
Джой впол­не раз­де­лял мыс­ли на­пар­ни­ка. Ужин был дав­но, да и бы­ло его… ма­ло, чес­тно ска­зать. И та­кая рос­кошь, как пас­ту­ший пи­рог или за­печен­ная сви­нина, офи­церам не све­тила. Джо­эл рас­пахнул двой­ные двер­цы хо­лодиль­ни­ка, об­ра­дован­но вых­ва­тил взгля­дом упа­ков­ку с ка­ким-то со­ком. Прис­мотрел­ся и до­воль­но хмык­нул: сок был ви­ног­радный, крас­ный.
— Твоя де­вуш­ка по­меша­на на го­тов­ке? — по­ин­те­ресо­вал­ся Том, рас­смат­ри­вая ак­ку­рат­но за­нятые пол­ки.
— У ме­ня нет де­вуш­ки. Это я го­тов­лю… Иног­да прям так жрать охо­та по но­чам по­чему-то… Так что днем ста­ра­юсь при­гото­вить.
Пе­ред пар­нем, имя ко­торо­го Джой все так же не знал, со сту­ком пос­та­вили ог­ромную круж­ку со­ка по­полам со слад­ким ча­ем. Том, поль­зу­ясь лю­без­ным пред­ло­жени­ем оту­жинать, су­нул в мик­ро­вол­новку бли­жай­шее вкус­но пах­ну­щее блю­до и при­нял­ся доп­ра­шивать сви­дете­ля. Ин­форма­ции бы­ло ма­ло.
— Они то ли братья, то ли друзья. Что-то у них там с од­ной де­вицей не кле­илось, я тол­ком не по­нял, кто там к ко­му ушел, кто ко­го не по­любил. Но ру­гались они из-за нее иног­да аж до дра­ки. Ма­шина? Да, бы­ла ма­шина, тем­но-си­ний «Форд», до­воль­но дрях­лый. Ко­неч­но, я знаю но­мер.
Джо­эл то­же не от­ка­зал­ся от поз­дне­го ужи­на или очень ран­не­го зав­тра­ка. Сам хо­зя­ин квар­ти­ры — «Ми­шель Ма­но, офи­церы», — выг­ло­тал под­ряд че­тыре круж­ки со­ка с ча­ем и яв­но ед­ва си­дел. По-хо­роше­му, ему сле­дова­ло бы во­об­ще ле­жать.
— Лад­но, пробью по ба­зе но­мер, най­дем «Форд», — Том од­новре­мен­но до­жевы­вал ку­сок пи­рога и во­дил руч­кой в блок­но­те. — Я пом­чался.
— Что зна­чит — пом­чался? А я? — удив­ленно за­мер на по­луд­ви­жении Джой.
— А ты поз­во­нишь бе­зутеш­ным родс­твен­ни­кам, я ски­ну те­бе на со­товый ин­форма­цию об уби­том. И те­лефо­ны его ро­дите­лей или дру­гой семьи.
— Офи­цер, я не ку­са­юсь, — тут же рас­сме­ял­ся из сво­его уг­ла Ми­шель. — И го­ловы не от­ре­заю. Ос­та­вай­тесь здесь, вам же удоб­но на ку­хон­ном сто­ле?
Джо­эл мах­нул на все ру­кой и ос­тался. Все рав­но, пос­пать в бли­жай­шее вре­мя не све­тит.
— А вы, Ми­шель, шли бы спать, — за­метил он, под­со­вывая клю­юще­му но­сом пар­ню на под­пись его по­каза­ния.
— А, да-да, офи­цер, ко­неч­но, как ска­жете.
Под­пись выш­ла слег­ка кри­вова­той. Та­щить не­легонь­ко­го пар­ня приш­лось прак­ти­чес­ки на ру­ках. Ра­неная но­га под­во­рачи­валась и во­об­ще, ка­жет­ся, нас­ту­пать на нее Ми­шель не мог. Хо­тя Джо­эла в пос­тель за­тащить по­пытал­ся, прик­ры­ва­ясь пред­ло­гом, что ему так оди­ноко и хо­лод­но, а вот ес­ли офи­цер по­будет ря­дом еще три ми­нут­ки… Впро­чем, все это бы­ло уже в по­лус­не, и Джой впол­не до­пус­кал, что неп­ра­виль­но по­нял это нев­нятное бор­мо­тание. Быть объ­ек­том флир­та ему уже при­ходи­лось не раз. Ког­да ря­дом бы­ла Лес­ли, все бы­ло про­ще: вы­сочен­ный здо­ровый блон­дин с мрач­ным взгля­дом и хруп­кая, как фея, ры­жень­кая и куд­ря­вая де­вуш­ка смот­ре­лись ря­дом уди­витель­но гар­мо­нич­но, их па­ру раз­бить не ре­шались.
Том сра­ботал дос­та­точ­но опе­ратив­но, ски­нув ин­форма­цию, так что раз­ду­мывать дол­го не приш­лось, мыс­ли пе­рек­лю­чились в ра­бочее рус­ло. К ут­ру мож­но бы­ло со спо­кой­ной ду­шой сда­вать де­ло: прес­тупни­ка наш­ли по го­рячим сле­дам, так ска­зать. Убить де­вуш­ку он не ус­пел, хо­тя из­рядно на­пугал и нес­коль­ко раз из­бил. Джой был поч­ти счас­тлив: ред­ко ког­да им с То­мом так вез­ло. А тут он, ка­жет­ся, ус­пе­ет до­мой вов­ре­мя, что­бы соб­рать Эн­джи в шко­лу и по­кор­мить ее.

— Па­па, ты опять не но­чевал до­ма? — дочь смот­ре­ла расс­тро­ен­но.
— Прос­ти, ма­лыш­ка. Но за­то те­перь я точ­но пой­ду на твой праз­дник, — он улыб­нулся од­новре­мен­но и ви­нова­то, и ра­дос­тно.
— Прав­да? — Эн­джи толь­ко что не зап­ры­гала от счастья.
Сколь­ко раз он был на та­ких вот «очень-очень важ­ных для нее кон­цертах? Раз… ну, два. За два го­да.
— Пап, а что зна­чит «сор­няк»? — спро­сила Эн­джи за зав­тра­ком, впи­хивая в се­бя хлопья.
— Это рас­те­ние, ко­торое не при­носит че­лове­ку поль­зу, а вот мес­то на пло­дород­ной поч­ве за­нима­ет, еще и ду­шит со­сед­ние, куль­тур­ные рас­те­ния. А за­чем те­бе?
— А по­чему я сор­няк? Мисс Фрай­ди ска­зала, что я сор­няк, но я ни­кого не ду­шила, у нас да­же нет ни­каких рас­те­ний. А куль­тур­ные — это веж­ли­вые? А веж­ли­вые рас­те­ния — это как?
— Не слу­шай ее, ко­тенок. Не­кото­рые взрос­лые, как это ни грус­тно, иди­оты. Ты вов­се не сор­няк, ты моя зо­лотая ро­за, — он пог­ла­дил ее мяг­кие куд­ряшки, по­том при­нял­ся зап­ле­тать. Приш­лось очень пос­та­рать­ся, что­бы на­учить­ся это де­лать.
Эн­джи без умол­ку бол­та­ла все вре­мя, по­ка Джо­эл ее оде­вал, ус­пе­вая рас­ска­зывать про свой сон, про вче­раш­нюю шко­лу, про гря­дущий кон­церт.
— Идем, прин­цесса, Том обе­щал под­ки­нуть те­бя к шко­ле, а ме­ня — на ра­боту.
— Здо­рово! А то в школь­ном ав­то­бусе ме­ня ука­чива­ет.
— При­вет, ан­ге­лочек, — Том, не спав­ший то­же ни ми­нуты, об­ра­дован­но зев­нул. — Ка­кая ты се­год­ня кра­сивая.
— По­тому что па­па мне зап­лел ко­су. А мисс Фрай­ди обоз­ва­ла ме­ня сор­ня­ком. А в шко­ле у ме­ня по­явил­ся друг, он очень клас­сный.
— Это кто же? — по­ин­те­ресо­вал­ся Том, вы­рули­вая со сто­ян­ки.
— Один из ра­бочих, ко­торые ре­мон­ти­ру­ют на­шу шко­лу.
— Прин­цесса, что я те­бе го­ворил про об­ще­ние с нез­на­ком­ца­ми? — стро­го спро­сил за­нер­вни­чав­ший Джой.
— Но мы же с ним поз­на­коми­лись. Он очень веж­ли­вый и ми­лый, пос­то­ян­но улы­ба­ет­ся мне. И у не­го та­кой ми­лый дра­кон.
— Так, прин­цесса, стоп. Как его зо­вут?
— Ми­шель. Он ска­зал, что это фран­цуз­ское имя. Мне нра­вит­ся, хо­тя он раз­ре­ша­ет на­зывать се­бя Май­ки. Как че­репаш­ку в муль­ти­ке.
Том и Джо­эл пе­рег­ля­нулись. Джоя это все на­чало оп­ре­делен­но бес­по­ко­ить.
— Пробью-ка я это­го пар­ня по ба­зе, — про­вор­чал де­тек­тив Страйк.
— Про­бей… — сог­ла­сил­ся Том.
Ма­шина ос­та­нови­лась око­ло шко­лы, Эн­джи выб­ра­лась на­ружу, по­маха­ла им ру­кой и убе­жала.
— Зна­чит, вы с ним не бы­ли зна­комы?
— Вче­ра днем я прих­ва­тил его за зад­ни­цу с трав­кой на кар­ма­не в пар­ке. Точ­нее, ду­мал, что па­рень под кай­фом, ког­да уви­дел ва­ля­ющим­ся под де­ревом. А его прос­то кто-то пыр­нул но­жом.
— А ночью он ока­зал­ся со­седом уби­того пар­ня. А те­перь вы­яс­ня­ет­ся, что это во­об­ще друг тво­ей до­чери.
— И это мне не нра­вит­ся.
Том раз­вел ру­ками.
— Вряд ли он прес­тупник. Квар­ти­ра вро­де при­лич­ная.
— И да­же слиш­ком при­лич­ная для обыч­но­го стро­ите­ля, или кто он там. И его ру­ки — ты не пом­нишь? Ни­какой крас­ки, не­из­бежных сса­дин и про­чего.
— Ру­ки у не­го весь­ма ухо­жен­ные, на­до приз­нать. Мо­жет, пер­чатки ис­поль­зу­ет?
— В три слоя? И скот­чем свер­ху? Чушь, из не­го стро­итель, как из ме­ня — ба­лери­на.
— На­до вы­яс­нить… — за­дум­чи­во ска­зал Том. — Я по­копа­юсь в ба­зах, а ты по­ез­жай к не­му, что ли. За­од­но пож­решь, а то смот­реть на те­бя не мо­гу, ско­ро вет­ром уне­сет.
— Ес­ли ме­ня уне­сет вет­ром, то это бу­дет вто­рой ура­ган Кат­ри­на, — хо­хот­нул де­тек­тив.
Ког­да он по­кинул са­лон ав­то­моби­ля, тот ощу­тимо при­под­нялся и, ка­залось, об­легчен­но вы­дох­нул.

Из квар­ти­ры Ми­шеля очень ап­пе­тит­но тя­нуло вы­печ­кой. Джо­эл сглот­нул слю­ну, но при­казал се­бе ду­мать о до­чери и де­ле, и ре­шитель­но на­жал кноп­ку звон­ка. Дверь от­кры­лась. На по­роге воз­ник взъ­еро­шен­ный Ми­шель в май­ке-«сет­ке», сквозь ко­торую вид­не­лась еще па­ра та­ту­иро­вок на гру­ди, и об­ре­зан­ных вы­ше ко­лена джин­сах.
— Мой лю­бимый офи­цер, — на ли­це у не­го сра­зу рас­цве­ла иди­от­ская улыб­ка.
Слов­но в про­тиво­вес ей Джой пом­рачнел еще боль­ше, рез­ко кив­нул:
— Нуж­но по­гово­рить.
— Ко­неч­но, про­ходи­те, вы как раз к чаю. Ка­кое при­ят­ное до­пол­не­ние.
Де­тек­тив хо­тел от­ка­зать­ся от чая и сра­зу при­переть Ми­шеля к стен­ке, но… об­на­ружил се­бя си­дящим на кух­не с чаш­кой в од­ной ру­ке и над­ку­шен­ным пи­рож­ком в дру­гой. Ми­шель вмес­то пи­рож­ка жад­но по­жирал са­мого Джо­эла. Взгля­дом, ра­зуме­ет­ся, но ка­ким. Су­дя по дым­ке в гла­зах, там сме­нялась пя­тая по­за гей-Ка­масут­ры. Джой мыс­ленно по­жал пле­чами: по­ка па­рень не рас­пускал ру­ки, он мог меч­тать о чем угод­но, са­мого де­тек­ти­ва это ка­салось ма­ло.
— Так, — ска­зал он, до­жевав ап­пе­тит­ное пе­чево с чем-то мяс­ным в на­чин­ке. — По­гово­рим?
— С ра­достью, — сра­зу сог­ла­сил­ся Ми­шель. — А о чем? Я тут вче­ра та­кую прек­расную кни­гу про­читал…
— Что те­бе от ме­ня нуж­но? — ру­банул Джой.
— Мне? — нес­ка­зан­но уди­вил­ся Ми­шель. — О, так это вы мне так на­мека­ете, я по­нял… Сви­дание. Обо­жаю хо­дить на сви­дания, осо­бен­но на ве­чер­ние. В семь ве­чера по­дой­дет, нет, слиш­ком поз­дно? В шесть? Ра­но?
Джо­эл нем­но­го рас­те­рял­ся. По­том опом­нился и рас­сердил­ся, гла­за, и без то­го свет­ло-се­рые, от злос­ти еще боль­ше пос­ветле­ли.
— Что. Те­бе. От ме­ня. Нуж­но? Я не гей, с пар­ня­ми не сплю, у ме­ня ма­лень­кая дочь, и ты, кста­ти, ка­кого-то чер­та ее оча­ровал.
— Оча­ровал? — оза­дачил­ся Ми­шель. — А, так эта кро­ха с зо­лоты­ми куд­ряшка­ми — твоя дочь? Эн­джи очень ми­лая, толь­ко слиш­ком серь­ез­ная.
— Дер­жись от нее по­даль­ше. И от ме­ня то­же.
— Эй, по­лег­че на по­воро­тах, офи­цер, мы прос­то бол­та­ем с Эндж про муль­ти­ки, — Ми­шель под­нял ру­ки ла­доня­ми вверх.
Джой пой­мал се­бя на том, что на­виса­ет над ним, слов­но над по­доз­ре­ва­емым на доп­ро­се. М-да, на­вер­ня­ка, еще и ли­цо звер­ское, свою ми­мику он в та­кие ми­нуты не кон­тро­лиро­вал. Та­кие — это ес­ли он чу­ял уг­ро­зу для сво­его единс­твен­но­го сок­ро­вища, сво­ей ма­лень­кой прин­цессы. Да­же мни­мую.
— Съ­ешь­те еще один пи­рожок, а то у вас уже от го­лода ли­цо пе­река­шива­ет.
Ми­шель его не бо­ял­ся. Да­же не опа­сал­ся — Джой чу­ял та­кое на раз. Он и в пар­ке прес­по­кой­но уд­рых ря­дом, хо­тя де­тек­тив был скло­нен от­но­сить это нас­чет сла­бос­ти от кро­вопо­тери. Но сей­час Ми­шель не вы­казы­вал приз­на­ков стра­ха, ско­рей уж на­обо­рот, слиш­ком яв­но он по­дал­ся навс­тре­чу, и гла­за опять ка­зались пь­яны­ми, с по­воло­кой.
— Так что те­бе от ме­ня на­до? — пов­то­рил Джой.
— Вам вот так сра­зу все свои ин­тимные меч­ты вы­валить?
— То есть, ты прос­то хо­чешь со мной пот­ра­хать­ся?
— По­чему это прос­то? — воз­му­тил­ся Ми­шель. — Мо­жет, я влю­бил­ся с пер­во­го взгля­да под тем де­ревом.
— Хо­рошо, не прос­то, а с пе­репод­вы­под­вертом. Но мне это не ин­те­рес­но.
— А ес­ли я соб­лазню вас? Едой, нап­ри­мер? Ту­шеный кро­лик в бе­лом ви­не со слив­ка­ми…
Джо­элу ста­ло смеш­но. И грус­тно од­новре­мен­но. Черт, да этот фа­зан ра­зук­ра­шен­ный жил и жрал в де­сять раз луч­ше, чем он с до­черью. И вот та­кой пи­рожок он бы не от­ка­зал­ся при­нес­ти Эн­джи…
— Нет.
Взгляд упал на ча­сы, и Джо­эл вско­чил. Ес­ли он хо­тел за­кон­чить все от­че­ты и ус­петь к до­чери на кон­церт, сле­дова­ло по­торо­пить­ся. Да и Том уже мог что-то на­копать.
— А чем тог­да я мо­гу вас соб­лазнить? — не от­ста­вал Ми­шель.
Джо­эл по­жал пле­чами.
— Ни­чем. Ты не де­вуш­ка, а я, пов­то­рюсь, не ис­пы­тываю тя­ги к сво­ему по­лу.
— А вдруг вам бы пон­ра­вилось? — грус­тно про­тянул Ми­шель. — И мы бы на­чали встре­чать­ся…
— Мы и так встре­ча­ем­ся го­раз­до ча­ще, чем мне бы хо­телось, — хмык­нул Джой, от­кры­вая дверь.
— Но не так час­то, как хо­телось бы мне. И не в тех ус­ло­ви­ях. А мо­жет, все-та­ки сви­дание?
Вмес­то от­ве­та Джой зак­рыл за со­бой дверь, мыс­ленно ка­чая го­ловой: что за уп­ря­мая ско­тина? Вте­мяши­лось в баш­ку, и все — по­давай ему де­тек­ти­ва Страй­ка нег­ли­же и с бан­ти­ком на при­чин­ном мес­те.
До ра­боты он доб­рался пеш­ком за пол­ча­са.
— Пло­хо де­ло, — встре­тил его Том. — Или хо­рошо, я еще не ра­зоб­рался. У это­го Ми­шеля та­кой пе­речень прес­тупле­ний, мож­но ком­на­ту ок­ле­ить рас­пе­чат­ка­ми. И по­мереть со сме­ху. Он у нас гро­за все­го рай­она, кри­миналь­ный ав­то­ритет го­рода — был со­рок три ра­за арес­то­ван за «трав­ку», пят­надцать раз за бро­дяж­ни­чес­тво и при­мер­но трид­цать за мел­кое ху­лиганс­тво. Неп­ри­мири­мый бо­рец с рек­ламны­ми объ­яв­ле­ни­ями.
— И кто он та­кой, этот Ми­шель Ма­но? — нах­му­рил­ся Джо­эл.
Об­раз бро­дяги-тра­воку­ра пло­хо со­четал­ся с тем ухо­жен­ным, нес­мотря на та­тухи, иди­от­скую одеж­ду и при­чес­ку, пар­нем, ко­торо­го он ви­дел се­год­ня. И с до­воль­но при­лич­ной квар­ти­рой.
— Не знаю, но вон в том ка­бине­те мне на­мек­ну­ли, что у ме­ня слиш­ком мно­го вре­мени на не­нуж­ные де­ла, — Том кив­нул на «ак­ва­ри­ум» ка­пита­на Пар­ке­ра.
— Яс­но. Что ни­чего не яс­но.
— А ты что вы­яс­нил? — по­ин­те­ресо­вал­ся Том, скла­дывая рас­пе­чат­ки в пап­ку.
— Что он уме­ет печь пи­роги, — мрач­но от­ве­тил Джо­эл, уса­жива­ясь за свой стол.
Бу­маж­ная ра­бота за­няла дос­та­точ­но мно­го вре­мени, от­влек от на­писа­ния от­че­тов толь­ко крик курь­ера.
— Кто у вас офи­цер Дж. Страйк?
Джо­эл под­нялся, ми­мохо­дом ужас­нулся, гля­нув на ча­сы: на кон­церт при­дет­ся или бе­жать бе­гом, или про­сить То­ма под­ки­нуть до шко­лы.
— Вам по­сыл­ка.
На стол вод­ру­зили ко­роб­ку, пос­ле че­го курь­ер уда­лил­ся.
— Са­перов звать? — по­ин­те­ресо­вал­ся Том, лю­бопыт­но ко­сясь на ко­роб­ку.
— Ду­ма­ешь, сто­ит? Не нас­толь­ко я зна­менит, чтоб ус­тра­ивать тут День Не­зави­симос­ти име­ни ме­ня.
— Ну, смот­ри.
Джо­эл пос­мотрел. На во­семь пи­рож­ков с мя­сом и ро­зовую от­крыт­ку с блес­тка­ми. Два пи­рож­ка он по­ложил пе­ред То­мом:
— За мол­ча­ние. И за то, что под­ве­зешь пря­мо сей­час к шко­ле Эн­джи.
— До­гово­рились, — сра­зу же сож­рал взят­ку на­пар­ник.
На кон­церт они все рав­но слег­ка опоз­да­ли, но ус­пе­ли до вы­хода Эн­джи на сце­ну. И са­мой до­рогой наг­ра­дой для Джоя ста­ла яр­кая улыб­ка до­чери, уви­дев­шей его в за­ле. А Джой кро­ме все­го про­чего уви­дел в за­ле еще и Ми­шеля. Тот улы­бал­ся, гля­дя на сце­ну, ап­ло­диро­вал со все­ми вмес­те. И выг­ля­дел впол­не при­лич­но: тем­ные джин­сы, чер­ная ру­баш­ка с длин­ным ру­кавом, слой то­наль­ни­ка, скры­ва­ющий та­ту­иров­ку на ру­ке, и соб­ранные в хвост во­лосы. А пос­ле кон­церта этот фа­зан вы­тащил­ся к сце­не и при­нял­ся вру­чать всем де­воч­кам оча­рова­тель­ные бу­кети­ки.
— Па­па, смот­ри, это Ми­шель, я те­бе про не­го го­вори­ла, — Эн­джи слег­ка зас­му­щалась и спря­тала ли­цо на пле­че от­ца.
— Очень рад встре­че, — Ми­шель толь­ко что не за­тан­це­вал брач­ный та­нец пав­ли­на.
— Вза­им­но, — неп­ри­яз­ненно бур­кнул Джой, от­сту­пая от не­го по­даль­ше и к вы­ходу поб­ли­же.
— Па­па, те­бе пон­ра­вилось, как я выс­ту­пала? — за­тере­била его за ру­ку дочь.
— Очень, прин­цесса. Ты бы­ла луч­ше всех. Са­мая кра­сивая, са­мая ар­тистич­ная, ко­тенок.
Они как раз выш­ли на сто­ян­ку, ког­да их дог­нал Ми­шель.
— Эндж, ты бы­ла са­мой клас­сной.
— Да­же луч­ше Кла­рис­сы? — уточ­ни­ла де­воч­ка.
— Нам­но­го…
— Пой­дем, прин­цесса, нам по­ра до­мой. Зав­тра — толь­ко наш день, — Джой под­хва­тил дочь на ру­ки и за­шагал к ма­шине То­ма.
Ми­шель от­стал где-то на се­реди­не пар­ковки.
__________________________________________

Примечания:
* - игра слов: Joy - имя Джой (в некот. сл. - уменьш. от Джоэл), и joy - сущ. "радость".
Содержание
Написать отзыв
 
 Размер шрифта  Вид шрифта  Выравнивание  Межстрочный интервал  Ширина линии  Контраст