Когда плачут зомби

минипоэзия, драма / 18+
27 апр. 2017 г.
27 апр. 2017 г.
1
1699
 
Все главы
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
 
Зомби. Безмозглы, медлительны, злы. 
Бывшие люди. Не-мертвецы. 
Они наступают, грозно мыча. 
Исходят слюной, пытаясь достать. 
Слепо, упорно прут на меня...
Для них я — добыча, для них я — еда.

Темные пятна на грязных телах. 
Трупов несвежих мерзостный смрад. 
Разинуты рты, куски гнили в зубах... 
Сожрали кого-то. Мне не сбежать...
Не стану им кормом — нет, ни за что. 
Мне нужно выжить. Любою ценой. 

Нет больше патронов, утерян топор — 
Лишь нож рассекает мертвую плоть. 
Рычат, воют, стонут — но слепо идут.
Вечно голодные, чуют еду. 
Нет, мне не страшно. Бояться нельзя. 
Сейчас не до этого — дохлая тварь 
Уже ухватила меня за рукав. 

Уверенно нож я сжимаю в руках — 
Скорее не нож, а огромный тесак. 
Точный удар — и летит голова, 
Ошметок рубашки остался в зубах. 
Стекает на камни бурая слизь, 
Пачкают землю гнилые мозги. 
Окровавленный глаз зацепился за нож, — 
Быстро отчистив, растерла ногой. 
В штанину опять уцепилась рука... 
Чёртова тварь, что ж не сдохнешь никак?

Под грубой подошвой кости трещат...
Нет, я не жестока. Не к мертвецам.

Еще двое сбоку... сколько же вас? 
Одному — палкой в зубы, второму — нож в глаз. 
Шевелятся, суки. Ладно, потом. 
Вот снова тварь лезет — бью палкой в лицо. 
Еще сколько? Трое! Боже, за что? 

Как же устала... Немеет рука. 
Грязь, пот и кровь застилают глаза. 
Сил не осталось... сдаваться нельзя. 
Нет, мне не страшно. Не за себя: 
Там, за спиною, в колючих кустах, 
Спрятаны дети. Мои сыновья. 

Поэтому — к чёрту усталость и страх, 
Толпу мертвецов я должна разогнать! 
Последние силы собрала в кулак: 
Сдохните, твари! Детей — не отдам! 
Не отступлю, ни за что, никогда — 
Мальчишек своих не позволю сожрать! 
Пока я жива, пока держит рука 
Старый, тяжелый, щербатый тесак... 

Не подпущу. 
Не позволю. 
Не дам. 

Уж слишком могуч материнский инстинкт: 
Чтоб детей защитить, встану против толпы. 
Плевать, что устала — этот инстинкт 
В гарпию злую меня превратил. 
Режу, топчу, выпускаю кишки... 
Победа близка — остался один.

Оставшийся зомби умнее других: 
Не нападает, лишь глухо рычит. 
Возможно, уйдет, раз боится меня? 
Нет, — развернувшись, рвется к кустам! 
Унюхал детей? Вот же чуткая тварь!
Я здесь, ублюдок! Ты сдохнешь сейчас! 

Шагаю по трупам — чавкает слизь, 
Разрубленных тел шевелятся куски; 
На осколках костей, как будто флажки — 
Гниющей кожи висят лоскуты. 
Когда я успела стольких убить? 
Куда ни посмотришь, всюду они...

Бурая жижа зловеще блестит, 
Участок полностью ею залит. 
Не поскользнуться бы...
— Мама! — я слышу отчаянный крик.
Бегу со всех сил!

На последнего зомби с разгону упав, 
С яростью я опускаю тесак: 
Вот отлетела, хрустнув, рука — 
Культей тянется к детям настырный мертвяк; 
Не попала по шее — не сдох, лишь упал... 

И упрямо ползет все к тем же кустам. 
Нет, не успеет. Снова удар — 
Из носа текут, словно сопли, мозги; 
Из шеи фонтаном бьет бурая слизь. 
Что это — кровь? Или, может, слюна? 
Трупного яда должна быть полна...

Чуть-чуть не попала... Не сразу подох. 
Зубами вцепился.... Резкая боль. 
Плечо обожгло — 
Стекает на землю горячая кровь. 
Ниже укуса мертвеет рука — 
Нахрен отрезать! Может, пройдет? 

Вязкая кровь 
Траву заливает 
Зловещим ковром... 
Я стану такой же. 
Немертвой. Как те... 

Испугаюсь потом — 
Нужно спрятать детей. 
Как можно скорее... 
Где-то за лесом — 
Община людей. 

Там безопасно... 
Должна быть еда... 
Еда? Только это 
Заботит меня? 

Ах да, мои дети...
Словно туман застилает глаза — 
Мешает мне думать... Соображать.
Теперь я, по сути, тоже мертва. 
Укушена зомби. Ходячий мертвяк. 

Времени мало. Зову малышей. 
Напуганы. Плачут. Сжимаю в объятьях. 
— Монстры убиты, мы живы, не плачьте...

— Мам, я не плачу! Я смелый, как ты! 
Это от вони... Они все мертвы?
— Давно уже, милый. Мы лишь помогли... 
Им сейчас лучше. Пора уходить...

Я стану, как эти... 
Нет, лучше умру! 
Вот только... Дети. 
Мои малыши. 
Что с ними будет?
Как их спасти? 

Нужны люди. Живые. Не для еды... 
Мысли тускнеют. Надо спешить.

— Мам, куда мы идем? 
— К людям, родной...
— Мама, ты плачешь?
Но ведь все хорошо?
Нет, милый, все плохо... 
— Да, родной, хорошо. 
Я не плачу — это от вони 
Слезятся глаза. 
Быстрее шагайте! Нам нужно туда, 
Где безопасно, где не съедят... 

Вот, наконец-то... Высокий забор. 
Колья торчат повсюду кругом. 
Где же ворота? Хоть бы успеть... 
А, вот и люди. Навстречу идут... 
Теплые? Вкусные?
Я словно в бреду... 
Еще чуть продержаться.
И лучше присесть...
Осталось немного. 

— Мама! А ты?
— Я потом догоню... 
Держи брата. Иди!
— Мам, ты точно догонишь? 
— Да, попозже. Идите! 
Умный малыш...
Что-то понял. Стоит.
— Мам, ты... вернешься?
Вернешься ведь? Да?
— Да... Я вернусь...

Когда-нибудь, в иных мирах...

— Мам, ты снова плачешь? Да?
— Нет... Это просто пыль в глазах... 
Поторопись, родной. Идите...

Уходят к людям... 

Что это? Слеза? 
Нет, все же грязь 
Попала в глаз... 

Язык словно к нёбу навечно прилип, 
Слова не даются — похожи на хрип:

— Прощайте, родные...
Живите... простите...
Аллах, Христос иль Сатана — 
Кто б ни услышал, — защитите! 

Куда идти теперь? Кто я?
Нужна еда... 
Чтоб с кровью,
Теплая, живая... 

Мысли чужие. Куда-то я шла? 
Что-то хотела... Кого-то спасла... 
Часть щеки и глаза 
Обожгла кислота... 
Потерла рукой — 
Что это, слеза? 
Что такое слеза? 

Не помню... 

Пора уходить... Но куда? 
Ах да... 
Там, за поляной, 
Глубокий овраг. 
Нужно броситься вниз: 
Лучше смерть на камнях, 
Чем трупом голодным 
Рыскать в кустах! 

Мышцы твердеют, еле иду. 
В мыслях хаос полнейший... 
Куда я бреду? 
Что-то оставила? Знаю? Ищу? 
Да. Легкую смерть, пока помню себя: 
Урывками, смутно...
Нужен овраг.

Успеть бы...

До оврага осталось четыре шага. 
Ноги весят под тонну, словно вата в ушах. 
Кровавый туман застилает глаза — 
Рядом добыча! Живая еда! 
О! Идти за добычей! Поймать! Растерзать! 

Овраг? Не успела... 

Не успела куда? 
Еда — вот она, близко, 
Осталось лишь взять. 
Теплая, вкусная... 
Зачем мне овраг? 

Что такое овраг?

Еды всегда мало. 
Долго искать. 
Чувствую голод. 
Опять и опять. 
Еда убегает.
Кричит иногда. 
Найти и поймать. 
Съесть, обглодать 
И снова искать. 

Крошатся зубы о твердые кости, 
Отвалились недавно сгнившие ногти. 
Зачем они мне? Важнее еда. 

Еды не хватает — слишком быстра. 
Еду иногда очень трудно догнать. 
Бывает и очень плохая еда — 
Жжет и кусает. Вот, у меня 
Отгрызены уши, хромает нога. 
Слышу я плохо. Рука лишь одна. 
Нос отвалился. Спина 
Продырявлена вся — 
Попалась еда, 
Что горячим пожгла. 
Осталась голодной, еле ушла.

О, наконец-то я чую еду. 
Теплые — там. Один. И один. 
Один теплый — большой, будет много еды. 
Один — мало-мало. Быстрей надо к ним...

Один-много-еды хотел убежать. 
Отрезал мне что-то, и руку сломал. 
Глаз еще продавил — еда плохо видна. 
Но красного много... 

Вкусно. Мало. Еще.

Один-мало-еды не бежит. 
Он кричит... 
Что-то знакомое... 
Я слышала раньше эту еду? Нет, голос не этот... 

Я словно слышу чьи-то слова: 
"Мам, ты вернешься к нам? Мамочка, да?" 
Нет, есть я не буду эту еду... 
Плохая еда... Отпущу. Почему?

Не знаю. Мне нужно кого-то искать... 
Кого-то знакомого. Очень родного... 

Пойду я туда, 
Где злая еда 
Острыми кольями окружена. 
Я обещала — вернуться должна... 

Кому обещала? Не помню... Неважно. 

Еда убегает. Глаз что-то жжет. 
Трогаю кожу целой рукою — 
Мокрое что-то... Я плачу кровью? 
И что значит "плакать" ? 
Не могу вспомнить... 
Не могут ведь плакать 
Безмозглые зомби?

Что значит "зомби"?

Нет, это не слезы — 
Вытекают глаза... 
Зачем они мне? 
Еду и добычу учую и так...

Добыча потом. 
Мне нужно спешить. 
Меня где-то ждут... 
Мои малыши...


Я дошла. 
Здесь, в этом месте, 
Прощалась с детьми... 
Вспомнила все: когда умерла, 
Как уходила и как я жила. 
Словно вернула вдруг душу свою... 
Вот только не в теле своем нахожусь — 
На кольях повис разложившийся труп. 

Душа отлетела, рядом парит...
Душа — это я. Возле тела — они. 
Мои сыновья, мои малыши...


— Этот зомби не страшный... не злой. 
Мне кажется, даже... Какой-то родной? 
Братик, он плачет?
— Да, это слеза... 
Братишка, смотри: половина лица, 
Что осталась... Узнал?
— Да, это мама! Она не пропала! 
Она... Ведь тогда...

— Мамочка, мама! Ты ведь внутри? 
Где-то там, в этом зомби... 
Мама, ты знаешь, тогда мы спаслись... 
Но тебя не хватало... 
Теперь же ты...

— Мама, не плачь... Мы любим тебя — 
Даже такой... 
Даже зомби... Прости...

Плачут... 

Выросли. Живы. 
Помнят меня.
Мои дети. Мальчишки. 
Мои сыновья...

Из глазницы пустой 
Покатилась слеза...

Перед глазами сверкающий свет — 
Исчезла голодная мутная тень... 
Там, впереди, — или рядом, как знать? — 
Светящийся путь зовет меня вдаль. 
Кто-то там, наверху, улыбаясь, зовет... 
Там покой и забвение, там хорошо... 

Дети в порядке. Можно уйти...


Остывала слезинка в застывших глазах, 
И свету навстречу летела душа...