Размер шрифта  Вид шрифта  Выравнивание  Межстрочный интервал  Ширина линии  Контраст 

Мириады комнат

миниАнгст, Семья / 13+ / Джен
Фокс Малдер
7 мая 2017 г.
7 мая 2017 г.
1
1.779
 
Все главы
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
7 мая 2017 г. 1.779
 
Секретные материалы
Основные персонажи:
   Саманта Малдер, Фокс Малдер
Пэйринг:
   Фокс Малдер, Саманта Малдер
Рейтинг:
   PG-13
Жанры:
   Драма, Мистика, Психология
Описание:
Жизнь - бесконечная череда комнат...

Публикация на других ресурсах:
С разрешения автора

Примечания автора:
Для команды сериала на Фандомной битве - 2013


Она появилась однажды вечером. Просто постучала в мою дверь и показала водительское удостоверение. Я долго вчитывался в печатные буквы, они плыли перед глазами, сливаясь и подрагивая. Время тянулось, как патока, каждая секунда казалась вечностью, а из головы разом исчезли все мысли. Я спросил, кто она? Глупый вопрос, когда у тебя в руках документы.

Она повторила свое имя и, пожав плечами, задумчиво улыбнулась. Кажется, я ничего не понимал, мне просто было…

— Странно…

Саманта вошла в квартиру. Разумным казалось стиснуть худые плечи сестры и хорошенько встряхнуть ее разок-другой. Я обрадовался, как ребенок, первой связной мысли в голове и сухо поинтересовался:

— Ты где была?

— Прости, Фокс. Всё так запуталось.

…Чайник засвистел непривычно глухо. Сам не заметил, как поставил его на плиту полупустым, — воды хватило только на одну кружку. Хотелось извиниться, потому что нормальный кофе закончился, осталась эта растворимая бурда, но я промолчал. Рука дрогнула, и коричневые гранулы просыпались на стол.

— Объясни.

Она сидела на табурете и разглядывала мою кухню затравленно, как дикий зверек, вдруг очутившийся в клетке.

— Что тебе объяснить? Понимаешь…

Я не понимал.

Мы с мамой искали её столько лет… Папа тоже искал, но по-своему — на работе или на дне стакана с виски. В конце концов, мне пришлось собрать свои вещи и переехать в другой город, помахав отцу из окна такси на прощание. Разве детям не нужно говорить заранее, что родители собираются развестись? Мне даже не сообщили, что они уже… Просто увезли прочь от прошлой жизни.

Мама оставила папину фамилию, но отказалась от старого дома — так спешила изменить жизнь. Наверное, внутренне она готовилась к тому, что Саманта никогда не вернется.

…Я сказал сестре об этом. Попытался расписать всю низменность и подлость её поступка, объяснить, как сильно мы страдали. Саманта молча слушала и пила свой кофе. Даже не взяла сахар. Или я не предложил?

— Понимаешь, Фокс…

Но договорить я не давал. Ругал, как должен ругать старший брат, если сестренка не вернулась домой вовремя.

В сущности, она вообще не вернулась домой.

Тот дом, из которого Саманта исчезла двадцать пятого ноября одна тысяча девятьсот семьдесят пятого года, стоял закрытым много лет. Даже отец там не бывал. Вся мебель упрятана в чехлы, а старый ламповый телевизор, который мы смотрели вместе, давно уже перекочевал на помойку.

Беззаботное детство нам уже не вернуть, но сделать что-то с будущим мы всё еще могли, следовало только немного поторопиться. Разум отчаянно искал выход из того тупика, в который сам себя загнал. С самого начала стоило разобраться в случившемся с Самантой объективно, не зацикливаясь на одном-единственном варианте. Но у меня, на тот момент, уже имелась своя теория, ставшая смыслом жизни: пришельцы, абдукция, заговор молчания.

— Жизнь — бесконечная череда комнат. В одной играют свадьбу, в другой говорят надгробные речи, а в третьей…

— Не забудь про коридор, Фокс.

— Коридор? — переспросил я и задумался: почему меня потянуло на эти философские измышления. Попытка отвлечься?

Она поставила на стол белую чашку и кивнула.

— Да… Бесконечный коридор со множеством дверей без табличек. Ходишь по нему, ходишь, но всё без толку. Дергаешь двери, а они заперты. И оттуда уже никак не выбраться.

— К черту философию, Саманта! Где ты была столько лет? Почему не пришла раньше?

— В коридоре. И я всё еще там.

Мой разум, наконец, стряхнул череду палиндромных импульсов загнавших его в состояние бездействия. Проснулись эмоции, и реальность обрушилась на меня всей своей невыносимой тяжестью.

— Саманта! — я стукнул кулаком по столу, желая прервать бессодержательную беседу, заставить её сконцентрироваться на самом важном. — Хватит! Мне нужно знать правду. Я должен понять, кто тебя забрал. Понять, почему ты кричала, и откуда взялся тот свет.

— Открыли дверь. Кто-то распахнул дверь, ведущую в безграничный коридор. Там пахло печеными яблоками и корицей, папиными сигарами и мамиными розами. Я пошла на свет.

— Са-ман-та, хватит говорить загадками… — я в бессилии опустился на стул, отрешенно наблюдая, как темная капля кофе ползет по безупречно белой кружке.

— Жизнь — череда комнат, Фокс… Так страшно попасть в коридор. Ты слишком рано загоняешь себя туда. Слепо веришь в то, во что не смог бы поверить никто, необдуманно рискуешь собственной жизнью. Сотни, тысячи, миллионы, миллиарды миль плохо освещенного коридора, в котором блуждают одинокие души.

— Послушай, мне нужно разобраться в том, что с тобой случилось. Я хотел смотреть «Волшебника». Потом был свет… Что дальше? Кто тебя забрал?

— …Если очень хочешь во что-то верить, то сам меняешь реальность. Не знаю, есть ли Бог, но те, кто верят в него безоговорочно, сами создают себе идола.

— Саманта! Да объясни же, наконец! — я сжал её плечи, глядя в глаза, но она не слушала.

— Мир выбрал тебя. Я — стала поводом, толчком, а истинной причиной… Никто не умеет верить так, как ты, Фокс. Но иногда ты приукрашиваешь истину своей верой.

— Хочешь сказать, что я сам придумал себе всё? Пришельцев, абдукцию, показания похищенных людей?

— Нет… Но, когда ты слепо следуешь вере, то искажаешь истину, невольно дополняешь ее теми деталями, которых в реальности нет. И постепенно, сам того не замечая, превращаешь истину в ложь. Мир выбрал тебя вовсе не для этого. Ты должен показать истину другим людям. Чтобы однажды остановить тех, кто пытается её скрыть.

— Истину невозможно скрыть, она всегда выбирается наружу. Но для этого ей не нужен помощник. Помнишь, как мы стащили у Руби Вантасл бейсбольную карточку? Спрятали её под половицей, на крыльце. А соседский пес…

— Джой.

— Верно, Джой. Он выкопал карточку и принес её хозяину.

— Помню, Фокс, — Саманта улыбнулась и положила на стол помятый кусок картона с потертым изображением бейсбольного комментатора в синей футболке «Лос-Анджелес Доджерс» (1).

— Откуда?

Она накрыла мою руку своей ладонью, прохладной и немного влажной.

— Грань между истиной и безумием слишком тонкая, так что будь осторожен — не сорвись вниз.

— Но ведь теперь все будет иначе? — я улыбнулся и посмотрел в её глаза. — Теперь, когда ты вернулась…

— Ты же знаешь, Фокс, меня здесь быть не должно, я заглянула всего на минутку. Просто постучала в одну из дверей, и ты почему-то открыл. Раньше такого не случалось, это совсем не по правилам, — она убрала руку и виновато улыбнулась. — Мне пора в мой коридор. До нашей встречи еще далеко.

Я вдруг ощутил, что запутался окончательно. Мир перестал казаться реальным, стало невыносимо страшно, сердце пустилось вскачь

— Я не понимаю. Почему ты должна уходить?

— Представь, что где-то во Вселенной существует огромное количество комнат, все они проходные, со множеством дверей. Каждая такая комната — очередной этап в жизни. Нельзя вернуться туда, откуда ты ушел, чтобы исправить уже сделанное — жизнь не стоит на месте и идти можно только вперед. Людей миллиарды, а комнат ещё больше. Там можно столкнуться с незнакомцем, но не разойтись к разным дверям, а пойти дальше рука об руку. Мало кто задумывается, что ждет в конце. Но однажды, ты выйдешь в коридор — пустой, плохо освещенный — и останешься там навсегда, ведь в нем сходятся все пути, — она отставила кружку на стол. — Бесконечный коридор и повсюду двери, двери, двери… Я уже там, Фокс. А тебе ещё идти и идти.

— Саманта… — я поднялся одновременно с ней.

— Мне пора. Совсем скоро ты пойдешь по комнатам не один.

— Скоро? Когда?

Электронный будильник запищал, мигая цифрами.

«06:03»

Ещё так рано или уже настолько поздно?

— Совсем скоро, — Саманта улыбнулась. — Может, нам повезет. И мы встретимся в коридоре.

— Постой!

…Но она ушла. Только что Саманта стояла рядом, и вот её уже нет. Дверь закрылась с едва различимым хлопком.

Одновременно с этим звуком вдруг раздался другой, навязчивый и резкий. Где-то вдалеке звонил телефон, словно только и ждал подходящего момента.

Я вздрогнул от неожиданности, а секунду спустя осознал, что лежу в постели, крепко вцепившись в подушку, словно в спасательный круг. Мне далеко не сразу удалось выпутаться из этого странного, тягучего сна.

— Агент Малдер? Это замдиректора Скотт Блевинс. Я только что подписал документы о новом назначении. Агент Дана Скалли будет работать над «Секретными материалами» вместе с вами. Она молодой, но очень перспективный агент, надеюсь, что у нас не возникнет недомолвок.

— Скалли? Как бейсбольный комментатор?

Вин Скалли (2).

Молчание в трубке красноречиво свидетельствовало, что я не ошибся. А недавний сон казался таким живым, и избавиться от ощущения присутствия иной реальности никак не получалось. Блевинс на том конце провода больше ничего не сказал, только хмыкнул и повесил трубку.

…Ступая босиком по ледяному полу, я думал над словами Саманты. Если жизнь — это череда комнат, то что за комната ждет меня дальше? Замок двери послушно щелкнул, и узкая полоска света легла мне под ноги. Я сделал шаг вперед, в плохо освещенный коридор. Тишина вокруг показалась до странности непривычной для будничного утра. Я огляделся, и краски вдруг померкли. Впереди у окна стояла маленькая девочка с темными вьющимися волосами.

— Саманта? — мой разум снова заблудился в пустоте. Я побежал по истоптанному тысячами ног ковру прямо к ней…

Пожилая женщина вынырнула из-за угла и взяла девочку за руку, а я остановился как вкопанный

— Дженни, ты забыла свою куклу, — она протянула пластикового пупса в серой ночной рубашке и посмотрела на меня с явным неодобрением. Девочка схватила игрушку за ноги.

— Давай, наперегонки! — крикнула она и пронеслась мимо меня как вихрь, прямо к лестнице.

— Дженни, нельзя бегать по коридору! — сварливо заметила незнакомка и поспешила следом.

Сосед вышел на прогулку со своим лабрадором. Торопливо поздоровался и направился к лестнице, пытаясь удержать на поводке пса, радостно вилявшего хвостом. Электрик обошел меня стороной, установил стремянку и полез наверх, чтобы заменить перегоревшую лампочку.

Коридор в моем доме снова ожил. Интересную картину я, должно быть, представлял сейчас со стороны — взъерошенный, босой, в серых пижамных штанах. Одним словом — чудик-Малдер. Из-за двери выглянула старушка и взглянула на меня с лукавой улыбкой.

— Вы не ошиблись коридором, молодой человек?

Должно быть, ошибся…

Откуда-то издалека доносилась тихая мелодия, она манила, звала к себе. Я обернулся и взглянул на электрика, но тот был слишком занят работой и ни на кого не обращал внимания. Кто-то коснулся моего плеча, и мир опять перевернулся.

Рыжеволосая женщина, уставшая и бледная, склонилась надо мной. А её лицо озарила такая знакомая улыбка:

— Малдер, ну проснись же…. Только что звонили из больницы. Тот мальчик, Кристиан (3)… У него ремиссия. Кажется, я победила.

Если жизнь действительно состоит из мириад проходных комнат, я определенно хочу задержаться в этой подольше...
___________________________________________
1[Лос-Анджелес Доджерс — известная бейсбольная команда США. Карточки с бейсбольными комментаторами не характерны для США, однако, этот момент можно считать, как домыслом автора, так и играми подсознания агента Малдера. Как читателю больше понравится — прим. автора.]
2[Вин Скалли — один из бейсбольных комментаторов. Здесь имеет значение также игра слов. Win (пер. англ) — победа].
3[Кристиан — мальчик с тяжелым заболеванием, поражающим головной мозг — болезнью Сандхоффа. В полнометражном фильме «Я хочу верить» Скалли работает в больнице и пытается найти способ вылечить ребенка. Эта фраза является прямым посылом к 2008-ому году. В это время Малдер и Скалли живут вместе, в Вирджинии.]
Написать отзыв
 
 
 Размер шрифта  Вид шрифта  Выравнивание  Межстрочный интервал  Ширина линии  Контраст