Размер шрифта  Вид шрифта  Выравнивание  Межстрочный интервал  Ширина линии  Контраст 

Une femme

от PriestSat
мидиДетектив, Сверхъестественное / 18+ / Слеш
11 мая 2017 г.
11 мая 2017 г.
7
9.115
 
Все главы
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
11 мая 2017 г. 789
 
В Больничном Комплексе им. Гиппократа, находящемся в колонии Верден, течения времени никто особо не отмечал. Персонал сменялся, повинуясь сложному графику, выработанному при основании Комплекса. Никто не жаловался, график учитывал всевозможные особенности людей. Как только у работника заканчивались положенные часы — он немедленно покидал свое место, передав файл с отчетом сменщику. Исключения практиковались только в ургентном отделении, в реанимации и в хирургии.

При Комплексе находились три общежития и разветвленная сеть съемных квартир. Комплекс был широко известен в Западном Округе обитаемого Космоса.

***


Как плохо… ужасно. Я отказываюсь от всего. Жизнь замедляется, сворачивается в тугой узел отчаяния и ненависти к самому себе. Я смотрю на окружающих и не понимаю их стремления вернуть мне жизнь. Прикосновения причиняют боль. Отвратительно. Мерзко. Гадко. Не надо трогать. Не трогайте меня, не пытайтесь принести облегчение, я не нуждаюсь в нем. Оставьте все, как есть. Я тону в болоте непонятных звуков, которые похожи на склизких червей, опутывающих мое тело, скользящих по коже, оставляющих липкие следы. Нет, звуки — это насекомые, их чешуйчатые лапки мечутся по мне, заползают в глаза, рот, нос, уши, я не могу закричать от страха. Уберите от меня ЭТО. Замолчите, не порождайте никаких звуков, не заставляйте ощущать свои звуки. Но нет, люди не в состоянии молчать. Они отмечены печатью болтовни, словно раскаленным тавром. И это безумное, иррациональное желание приносить никому не нужное облегчение.

Умереть хоть на какое-то время.

***


Агнешка Фабри, молодая и симпатичная женщина, задумчиво смотрела в окно своего небольшого кабинета. Как психолога (одного из многих), работающего в огромном Комплексе, ее не особо нагружали работой. В основном приходилось иметь дело с несостоявшимися самоубийцами или с перепуганными мамашами, у которых ребенок проглотил монетку. Правда, несколько раз ей выпадала нелегкая участь подготовить пациента к сложной операции. И всего-то. Из-за неопытности мисс Фабри не часто приглашали в палаты к тяжелобольным.

Агнешка взглянула в зеркало, висевшее слева и закусила верхнюю губу, чтобы не расплакаться. Или чтобы не заорать от бессильной ярости. Ей так и хотелось спросить у тупого стекла — ну для чего жить? Агнешка в отчаянии вцепилась в стол, приступ ужаса перед будущим едва не заставил ее зарыдать. Но мысль, что ее могут обнаружить в таком неподобающем виде, вынудила Фабри успокоиться. Вернее, затолкать свои чувства в дальний угол сознания.

В дверь постучали. Фабри быстро удостоверилась в том, что нормально выглядит, то есть не в слезах, не с красным носом и без жалобной гримасы.

— Да, входите, пожалуйста, — она старалась говорить как можно приветливее. В кабинет проскользнула невысокая женщина, вся кругленькая и мягкая на первый взгляд. Но Агнешка знала, что мисс Булгарин совсем не мягкая, даже наоборот — эта женщина могла сразить наповал искусно придуманной сплетней. Ранее психологу донесли, что эта старая дева усердно распускает слухи о профнепригодности доктора Фабри. Зачем ей это понадобилось — неизвестно. Так как в случае увольнения Фабри мисс Милена Булгарин, которая занимала должность старшей медсестры Третьего Терапевтического Отделения, не выигрывала ровным счетом ничего.

Просто сплетни — это были ее дети, толстушка лелеяла их и с трепетом выпускала в чужие уши, наслаждаясь произведенным эффектом. При этом она обладала талантом избегать неприятностей, непременно возникающих в ходе расползания слухов. Она мастерски скрывала свое авторство и могла притворно сокрушаться по поводу «злых языков» и «бессердечных людей, для которых нет ничего святого». Будучи одинокой, Старшая Сестра Милена (она предпочитала, чтобы ее называли именно так) почти все время проводила в больнице, сумев выкроить для себя особый график.

Сестра Милена остановилась перед столом Фабри и, быстро обстреляв ее пристальным взглядом маленьких черных глазок, оправила на себе белоснежную блузу. Протянула психологу инфо-кристалл.

— Добрый день, доктор Фабри. — От елейной улыбки Сестры Милены Агнешка содрогнулась.

— Спасибо, Старшая Сестра. Могли бы и не утруждаться, — сказала она, складывая непослушные губы в подобие усмешки. Милена начала плести что-то на тему «Мне совсем-совсем не трудно, всегда готова помочь». Фабри схватила кристалл и установила его в считывающее устройство. Старшая Сестра чуть подалась вперед, желая узнать содержимое кристалла, но Агнешка рывком вытащила желтоватый карандашик и зажала его в ладони.

«Ну вот, теперь я окончательно превратилась в психованную и стоящую на краю», — мрачно подумала Фабри, когда насупленная Старшая Сестра молча покинула кабинет.

Но работа заканчивалась через два часа и Агнешка начала просмотр кристалла.

«Мужчина, европеоид, тридцать три года. Потерял сознание в космопорту, доставлен в Первое Диагностическое Отделение. Первоначальный диагноз — острое нарушение мозгового кровообращения. Наблюдались судороги, тотальная афазия. При анализе крови найдено действующее вещество под условным названием «Лета» — одно из основных составляющих средства для самоубийства. После детоксикации и полного выведения «Лета» состояние пациента стабилизировалось, прекратились судороги, полностью исчезли признаки афазии.

На данный момент пациент вполне адекватен и физически здоров.
Замечены симптомы тяжелой депрессии. На контакт почти не идет, от пищи отказывается — симптомы недоедания, низкая масса тела. Всячески избегает физического контакта.

Рекомендовано повышенное питание и консультация психолога. В дальнейшем — консультация психиатра.

Пациент переведен в Третье Терапевтическое Отделение».

Агнешка некоторое время сидела неподвижно, ни о чем не думая. Потом встрепенулась и отправилась в Терапию.
Написать отзыв
 
 Размер шрифта  Вид шрифта  Выравнивание  Межстрочный интервал  Ширина линии  Контраст