Размер шрифта  Вид шрифта  Выравнивание  Межстрочный интервал  Ширина линии  Контраст 

Забери мои крылья

от PriestSat
мидиДетектив, Сверхъестественное / 18+ / Слеш
11 мая 2017 г.
11 мая 2017 г.
5
6.542
 
Все главы
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
11 мая 2017 г. 1.500
 
Я был в полном отчаянии. В самом настоящем. И только корабельный компьютер, Artificial intelligence, AI, заботился о моем самочувствии. Он был соучастником преступления. Он помог одному человеку совершить самоубийство.

А я только наблюдал со стороны. И ничего не сделал. Ровным счетом ничего. Ибо понимал — другого выхода нет. Для Пинхуса Антоновича, человека, которому я изменил психику, не существовало иного конца его жизни. Исключительно самоубийство. Он остался потерянным, влюбленным в меня, тем, кто ради осколка льда был готов пожертвовать жизнью.

Я стоял на мостике, обхватив себя руками. И пересматривал прыжок в никуда. Я не мог плакать. Слезы жгли мне глаза, рыдания разрывали горло. Но я смотрел. Смотрел, не отрываясь и ничего не думая.

Больно. Как же больно осознавать свою никчемность. Меня словно пронзило электрическим ударом. И я вспомнил себя до того заключения в подвале. Вернее, я и не забывал ничего. Лишь старательно притворялся, что забыл.

***


Двухэтажное здание полузакрытого пансиона для мальчиков располагалось на окраине столицы Руанской колонии. Впрочем, разметки на карте, установленной возле дороги, свидетельствовали о том, что менее чем через год неподалеку начнутся застройки. Пансион должен был оказаться посередине жилых кварталов. Но на то время он находился в живописном месте — неподалеку небольшой лес, река и запруда, куда летом бегали купаться жители пансиона.

В заведении проживали мальчики с шести лет. Кому везло, того на выходные или на каникулы забирали домой. Остальные злились и выделывались, заявляя о том, что «в гробу они видали семейные посиделки». К числу последних относились полные или частичные сироты. Или те, кого целенаправленно отправили в пансион, якобы для закалки характера. Я относился к первым — отца никогда не знал, а мама умерла в мои десять лет. Дальние родственники обиделись навсегда, когда узнали о том, что опекуном назначен друг семьи.

Учителя и надзиратели не применяли жестких методов воспитания. Провинившихся сажали в карцер, иногда лишали всяческих удобств вроде выхода в Сеть или еженедельных самостоятельных прогулок по городу. И так далее и тому подобное. В общем-то особо буйных в пансионе не наблюдалось, поэтому такие методы работали. К тому же персонал придерживался строгой политики уважительного отношения к воспитанникам.

***


Поздним вечером перед воротами пансиона остановилось автомат-такси, из которого вышли два подростка. Один высокий, крупный блондин с простоватым веснушчатым лицом. Второй среднего роста брюнет, он выглядел непонятно чему удивленным из-за изогнутых бровей. Оба мальчика несли по объемному рюкзаку. Кроме них из такси больше никто не появился.

Высокий позвонил в ворота и их почти сразу открыли. Привратник, пожилой мужчина с залысинами, просмотрел документы и велел идти к жилому крылу пансиона. Мальчики уныло побрели в указанном направлении. После очередной проверки документов их провели в комнату, которая отныне должна была стать их домом.

Высокий швырнул рюкзак на пол и тяжело опустился на кровать, закрыв лицо руками. Его спутник быстро обследовал комнату и, заперев дверь, начал выкладывать вещи в один из шкафов. Он проворно работал, но, судя по нахмуренным бровям, он просто пытался занять себя. Закончив с вещами, брюнет аккуратно лег на кровать, повозился немного и вскоре вытянулся под одеялом, крепко зажмурив глаза.

— Ты спишь? — трагически спросил блондин. У него покраснели глаза.

— Отстань, — прошипел второй подросток. — Ложись и спи.

— Я не могу.

— Слушай, если ты будешь рыдать всю ночь, как вчера, тебя отправят в психушку.

Высказав это, брюнет повернулся к соседу спиной и прикинулся спящим. Но это не смутило блондина. Он подошел к двери и высунул голову, чтобы осмотреть коридор. Внезапно он крякнул и попятился. Его держал за нос невысокий подросток с абсолютно белыми волнистыми волосами. Вслед за ним вошли трое, всем было явно лет по пятнадцать. Один, как бы невзначай, поигрывал мышцами, второй красовался объемной растой. Третий был скучным и правильным на вид.

Беловолосый уселся на стол и осмотрел собравшихся.

— Итак, дамы и господа, — сказал он, чуть наклонив голову. — Мы видим перед собой новых членов нашего скромного общества. Представьтесь, будьте любезны.

Вновь прибывшие переглянулись.

— Фредерик Орлан, — назвался брюнет. Его спутник сказал: «Натаниэль Толедано». Оба заметно испугались.

— Спасибо, вы были очень любезны. Меня зовут Венсан Лакруа. Вон того, с мышцами — Юрай Херц. Растоман — Штефан Томан. И третий — Вим Бекер.

Он спрыгнул со стола и в один момент обшарил шкаф, затем взялся за вещи Толедано. С этим делом Венсан управился за несколько минут.

— Вам совершенно нечего подарить нам, — сокрушенно сказал он, притворно вздыхая. — Какая тоска!

— Да кто вы такие? — возмутился Орлан, поднимаясь с кровати. — Проваливайте отсюда!

Некрасивое лицо Лакруа просияло улыбкой. Он очаровательно пожал плечами.

— Ну что вы так сразу? Можно было бы пообщаться.

— Выйдите, пожалуйста, — нервничая, попросил Орлан.

— Не советую ссориться со мной, — погрозил пальцем Лакруа. — Толедано будет в моей группе по возрасту. Тебе сколько лет?

— Четырнадцать, — отозвался Натаниэль.

— Тогда ты пролетаешь, — Венсан обнял за шею Вима и поцеловал его в щеку. — Ладно, ребята, не грузитесь. Мы не собираемся ссориться. Просто стало интересно, кто такие, как выглядят.

— Насмотрелись? — страдальчески спросил Орлан, заворачиваясь в одеяло. — Спокойной ночи.

Дверь открылась и появился надзиратель.

— Все тот же набор. Венсан, Вим, Штефан и Юрай, — укоризненно сказал он, придерживая ногой дверь. — Ну что вы тут делаете?

— Знакомимся с коллегами, — ответил Венсан. — Нельзя?

— Да все можно, только не в это время. Так, быстро отсюда.

Когда троица и надзиратель ушли, Фредерик сказал:

— Я не понял, так он нам угрожал?

Его сосед ничего не ответил.

***


Утром их разбудил надзиратель, показал общую ванную комнату с душевыми кабинками, столовую и аудитории. Толедано, как и говорил Венсан, оказался в одной группе с Лакруа.

В большой светлой аудитории ученики сидели за индивидуальными столами. Венсан настоял, чтобы Натаниэль сидел рядом с ним.

Толедано не был глупым, скорее, тугодомом. Ему требовалось некоторое время для осмысления вопроса и построения ответа. Преподаватель почти сразу это понял и не стал требовать мгновенных ответов от нового ученика. В аудитории находилось тридцать пять учеников и Толедано сначала сильно психовал из-за количества народа. Но вскоре успокоился. Никто не бросал на него враждебных взглядов и не пытался высмеять.

К удивлению Натаниэля, Венсан оказался местной знаменитостью. Он блистал на всех занятиях, бойко отвечал, высказывал оригинальные мысли. При этом успевал хохмить, подкалывать и раздавать улыбки направо и налево.

— Это твой близкий друг? — спросил Лакруа, когда в столовой Натаниэль бросился на шею Орлану.

— Это мой двоюродный брат, — ответил Фредерик. Венсан, странно улыбаясь, рассматривал кузенов.

Ученикам выдавали форму темно-красного цвета. Кузены еще не получили ее и были одеты в простую одежду — джинсы и рубашки. На Венсане форма сидела, как влитая, подчеркивая стройность невысокой фигуры. Но общее впечатление немного портила большая голова.

Лакруа переступил с ноги на ногу и сказал:

— Я с друзьями иногда выхожу гулять в город. Хотите присоединиться?

Кузены переглянулись и Фредерик мягко ответил:

— Мы подумаем, хорошо?

Когда Венсан отошел к своему столу, на него почти накинулся Бекер, схватил его за плечи и встряхнул, что-то бормоча со злым лицом. Лакруа беспомощно оглянулся и, заискивающе улыбаясь, попытался сесть. Но Бекер не давал ему это сделать, все сильнее сжимая и встряхивая. В столовой повисла тишина, все уставились на Вима и Венсана.

Лакруа сильно побледнел и почти незаметным движением вывернулся из рук Бекера, затем сгреб его за грудки и приподнял над полом. Со стороны это выглядело одновременно нелепо и пугающе — Бекер был выше Венсана на целых полторы головы.

Лакруа бережно поставил противника на пол и уселся на стул. Некоторое время он сидел, опустив голову, белые пряди полностью закрывали лицо. А потом вскочил и быстрым шагом удалился из столовой.

— Голубки поссорились, — прошептал кто-то за спиной Натаниэля. Он немедленно повернулся и увидел парня примерно в одной весовой категории с ним. Толедано показал ему кулак и вернулся к еде.

Удивительное дело — впервые за всю жизнь у него пропал аппетит. Толедано попробовал насильно затолкать в рот еду и его чуть не стошнило. Он почти отбросил вилку, свирепо посматривая по сторонам.

В аудиторию Венсан не пришел, преподаватель осведомился о его здоровье и спросил, кто может поискать Лакруа. Вызвался Натаниэль, хотя он совершенно не ориентировался в пансионе. Выйдя в коридор, он остановился в глубоком раздумье, затем направился к комнате Лакруа, которую тот делил с Вимом Бекером.

Он долго стучал в дверь, прислушивался к тишине в комнате.

— Если ты там, то перестань валять дурака, — наконец сказал Толедано. — Ты ведешь себя, как идиот. Выходи.

Послышалась возня и дверь открылась, Лакруа посторонился, впуская Натаниэля.

В комнате почти ничего не было, кровати, два стола и стенные шкафы. В углу стояли две гитары. Венсан уселся на подоконник и закурил.

— Разве тут разрешают курить? — Толедано уселся на кровать Лакруа, ощутив непонятный, но знакомый травяной запах.

— Нет. Но я курю. — Венсан яростно затянулся. — Зачем пришел? А, препод послал. Ну, вот он я, в порядке, и скоро приду.

— Что с тобой случилось? — Натаниэль не мог просто взять и уйти. Он хотел все разузнать.

— Ничего не случилось. Повздорил с Вимом, — наигранно радостным тоном сообщил Венсан. Он втянул почти половину сигареты и чуть не обжег пальцы. Ругнувшись, он затушил окурок.

— Это я видел. А как у тебя получилось поднять его?

— Как-то получилось, — грустно ответил Лакруа, спрыгивая на пол. — Ладно. Я передумал, вернусь в аудиторию сейчас.

— Знаешь, я в своей школе любил драться, — рассказывал Толедано, пока они шли по коридору. — Но чтобы с такой силой… А меня ты можешь поднять?

— Свихнулся? — со смехом спросил Венсан. — Зачем это тебе?

— Я люблю сильных людей. — Натаниэль засмотрелся в глаза Лакруа — большие, черные, с длинными пушистыми ресницами.

— Да перестань, — отмахнулся от него Венсан. Но украдкой заинтересованно взглянул на одногруппника.
Написать отзыв
 
 Размер шрифта  Вид шрифта  Выравнивание  Межстрочный интервал  Ширина линии  Контраст