Белые монархи

миниAU, драма / 13+ слеш
20 мая 2017 г.
20 мая 2017 г.
1
3070
2
Все
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
 
— Поттер, я удивляюсь, как вы вообще смогли доучиться до пятого курса. Ваши руки явно не из того места растут, — Гарри хмуро смотрел в котёл на варево, которое у него получилось. Хуже чем у Лонгботтома, это ж надо было так постараться. — Кто скажет, почему у Поттера вместо зелья желаний, вышла… — Снейп заглянул в котёл и наморщился, — вязкая жидкость болотного цвета, которую он смеет называть зельем?

     Конечно, Гермиона знала. Кто бы сомневался, что она чего-то могла не знать. И, конечно, Снейп её игнорировал. Гарри даже понимал, почему. Они с Роном никогда не говорили ей, как она выглядела с этой её любовью всегда ответить, гриффиндорка могла лишить их своих конспектов.

     — Никто? Я разочарован. А вы, мистер Поттер, — Снейп повернулся к Гарри и выразительно посмотрел на него, — что вы скажите?

     — Ну… — гриффиндорец посмотрел в котёл и пожал плечами.

     — Как широко и вместе с тем глубоко, мистер Поттер, — Гарри ожидал стандартной фразы «пять-десять-пятнадцать баллов с Гриффиндора», как вдруг Снейп вопреки обыкновению, вытащил из кармана своей мантии белую бабочку и осторожно положил Поттеру на стол. Гарри заворожённо наблюдал за этим, не понимая, что происходит. Всех остальных этот жест как-будто не удивил. Гриффиндорец крутил головой, но никто не обращал на него внимания. Снейп отошёл от Поттера и прошёл к классной доске. Гарри взял в ладонь бабочку и рассмотрел её — белая, без единого узора, но не капустница, форма крыльев острая и ни намёка на желтизну.

     — Профессор Снейп, — окликнул зельевара Гарри. Тот остановился и взглянул на гриффиндорца.

     — А что это? — спросил Поттер, показывая свою ладонь с бабочкой на ней. Снейп лишь выгнул бровь и посмотрел на Гарри как на идиота.

     — Сдайте свои пробирки с зельем, — обратился зельевар к классу. — Хотя я уверен в том, что ничего толкового вы не сварили.

     Студенты ринулись со своими пробирками и быстро выстроились в очередь, желая побыстрее сдать свою работу и уйти из ненавистного класса.

     — К пятнице подготовьте эссе на тему основных ошибок при варке зелья желаний. Поттер, своё варево можете не сдавать. Это стопроцентный тролль.

     Гарри нахмурился, он не столько был расстроен своим зельем, сколько обескуражен поведением Снейпа. Поттер свернул лист пергамента так, чтобы получился небольшой конверт и осторожно положил внутрь сухую бабочку. Найдя место в сумке, Гарри положил её так, чтобы та не смялась. Когда он это сделал, к нему подошёл Рон и хлопнул по плечу.

     — Гарри, идём на обед. И не расстраивайся из-за Снейпа. Я тоже завалил зелье, будем вместе отрабатывать, — Поттер посмотрел на друга и открыто улыбнулся ему. Сдавать зелье вместе, что могло быть прекраснее этого?

     — Отлично, как думаешь, сколько раз придётся его сварить?

     — Чёртову уйму времени потратим, — весело сказал Рон. Всё было просто отлично.

* * *


     Жабу стоило давно проучить, поэтому они с Роном, наплевав на школьные правила, как и обычно, надели мантию невидимости и пошли к покоям Амбридж. Мантия была коротковата и в ней для двоих было слишком мало места.

     — На втором курсе мы помещались под ней втроём, — шептал Рон, потирая ушибленный локоть. Они едва вписались в узкий проход на втором этаже.

     — Ты бы ещё вспомнил, как на втором курсе одолжил жилет у Герми и влез в него.

     — На уходе за магическими существами было холодно! Осень же была поздняя, — тут же возмутился Рон, — а я тогда свалился в озеро и всё тёплое намокло. Кстати, ты мог бы мне одолжить тогда хоть что-нибудь, — в голосе Уизли была слышна обида.

     — Я тебе миллиард раз говорил по поводу моей магловской одежды и ты сам её видел.

     — Да-да, помню, на два размера больше…

     — И она ненамного теплее. Ты кстати сколько навозных бомб взял?

     — Четыре.

     — Было же две всего?

     — Ещё две я стырил сегодня у Фреда и Джорджа, пока они продавали своё барахло от Уизли, — если бы мантия позволяла Рон вытянулся бы и выпятил вперёд грудь.

     — Отлично, главное успеть сбежать.

     — Мы же в мантии, — фыркнул Рон.

     — Случиться может всё что угодно.

     — Фреду и Джорджу без мантии всё всегда сходило с рук. Чем мы хуже? Да и вообще, что может… — Гарри закрыл Рону рот рукой и прислушался. Позади были чьи-то шаги. Поттер оглянулся, но ничего не увидел, кромешная темнота коридора мешала что-либо рассмотреть. Тогда Гарри пихнул Рона в бок, в нишу. Уизли не удержался на ногах и больно ударился копчиком, громко ойкнув. Шаги стихли и послышался голос Снейпа:

     — Кто здесь? — Гарри кинулся к Рону и успел только что накрыть его, а сам спрятаться не успел. — Не сметь сбегать! — Поттер замер.

     — Мистер Поттер, — ехидно сказал Снейп, освещая Гарри своей палочкой. Гриффиндорцу смутно показалась эта ситуация знакомой. Такое уже было, только в прошлый раз его спасли. — Кто ещё может ночью ходить по замку. Только Поттер и его неуёмное эго.

     — Вообще-то кроме меня и моего эго, ещё очень много людей бродят ночью по Хогвартсу. Вы, например, — сбоку послышалось тихое хрюканье. Рон, как видно, посчитал Гарри очень забавным. Поттер прокашлялся, пытаясь обратить взгляд Снейпа обратно на себя.

     — Вы всегда были наглым ублюдком, но сейчас вы перешли все границы, — Поттер стойко ожидал расправы, думая о том, что наказание будет ужасным, возможно даже исключение, хотя в него Поттер никогда особо не верил. Но Снейп ничего не сказал, он взял ладонь Поттер и положил на неё белую бабочку.

     — Что? — спросил Гарри, рассматривая насекомое. — Зачем это? — Поттер посмотрел на Снейпа, тот был спокоен, как удав. Чего точно не ожидал гриффиндорец, так это того, что зельевар развернётся и уйдёт. Гарри растерянно смотрел на уходящую фигуру, съедаемую мраком коридора.

     — Ушёл? — послышалось сбоку.

     — Ага, — на автомате ответил Гарри.

     — Ну и славно. Идём бомбить Амбридж?

     — Почему он просто ушёл?

     — Откуда мне знать, ушёл и ладно. Хорошо же.

     — Да, но это Снейп.

     — Может Снейп бывает мягким, — предложил Рон и сам засмеялся от абсурдности идеи.

     — И бабочки эти, — добавил Гарри, но Уизли его уже не слушал.

     — Идём-идём! Пора отомстить старой кошёлке!

* * *


     Гарри ровным счётом не понимал, что происходит. У него уже была целая коллекция неизвестных ему великолепных белых бабочек. Было в них что-то эфемерное и удивительное, словно гостьи из другого мира или времени. Сначала Гарри складывал необычных насекомых в коробочку из-под ассорти шоколадных лягушек, но потом понял, что та для них не подходит, слишком уж ненадёжной была картонная коробка. В следующий же уикенд Гарри купил в деревне Хогсмид две больших рамы, специально для коллекционирования бабочек. Он аккуратно прикрепил каждую внутрь рамы. Теперь Поттер иногда смотрел на своих «питомиц» и добавлял к ним новых. Никто не знал о них, точнее все знали, но никто никогда не интересовался бабочками Поттера и ему это нравилось. Это было слишком личным, только между ним и Снейпом. Правда, Гарри до сих пор не понимал, зачем зельевар давал их ему.

* * *


     — Как вы сдадите зелья, если так плохо знаете теорию? — воскликнула Гермиона. — Варить нужно по памяти.

     — Мы за год проходим около двадцати зелий, ты что правда думаешь, что мы можем все их помнить? — возмутился Рон.

     — Я же их помню, — гордо заявила гриффидорка.

     — Тебя мы в расчёт не берём!

     — Это почему?

     — А потому, что ты ненормальная! — Гарри молчал. Не стоило вмешиваться между спорящими Роном и Гермионой, можно было запросто схлопотать.

     — Ах вот как. Как дай конспект списать, я — Герми и лучший человек на земле, а как учиться, я — ненормальная?

     — Не принимай это близко к сердцу, — тут же ответил Рон, понимая, что перегнул палку. Он с надеждой уставился на Гарри, молча умоляя его помочь.

     — Ты — наше всё, — сказал Поттер. Две пары глаз уставились на него. Одни укоряющие, другие разочарованные. — Что?

     — Ничего получше придумать не мог? — спросил Рон.

     — Да что не так?

     — Идиоты, — сказал Гермиона и, подхватив свои учебники, ушла в комнату для девочек. Уизли тяжело опустился рядом.

     — Ничего, отойдёт.

     — Что не так, Рон?

     — Не парься, — махнул рукой Уизли. — Это женские бои на остроумие и нам в них не победить.

     — Что будем делать?

     — Можем сделать, как сказала Гермиона и позаниматься, — ответил Рон и они оба сморщились, — или поиграть в подрывного дурака.

     — Другое дело!

     — А сдавать как будем?

     — Как обычно, — махнул рукой Гарри.

* * *


     — Что ж, видимо идиотизм передаётся воздушно-капельным путём. Отойдите, Уизли, не хочу заразиться, — Рон состроил недовольную рожу, но отошёл. — На сдачу вы наскребли, поздравляю, — сообщил Снейп Рону. Тот поднял руки вверх и сказал:

     — Спасибо Мерлин, спасибо!

     — Идите вон, — зельевар скривился, как-будто съел лимон.

     — Я подожду Гарри.

     — Поттер не сдал.

     — Как? — удивились оба.

     — Очень просто, если не готовится к занятиям, мистер Поттер, то можно схлопотать тролль два раза. Ещё вопросы? Уизли, какого чёрта вы ещё здесь? Вам заняться нечем?

     — Я тебя там подожду, — сказал Рон Гарри, пытаясь ободрить того. Прежде чем Поттер благодарно улыбнулся другу, Снейп разрушил их иллюзии:

     — Поттер останется здесь до того времени, пока не сварит приличное зелье.

     — Но у нас обед!

     — Вы его не заслужили. Уизли, если вы простоите здесь хотя бы секунду, клянусь, я аннулирую ваш зачёт за зелье, — Рон мгновенно собрал сумку и вышел за дверь.

     — Профессор Снейп, — зельевар подошёл к Поттеру и положи на его парту белую бабочку.

     — Варите зелье заново, Поттер, — сказал Снейп, смотря Гарри прямо в глаза.

     — Зачем вы мне их даёте? — спросил гриффиндорец, рассматривая последнюю бабочку.

     — Вы не уйдёте отсюда, пока не сварите его.

     Гарри угрюмо посмотрел на Снейпа, а потом уничтожил остатки своего варева эванеско. Закладывая новые ингредиенты, Поттер старался максимально чётко следовать инструкции из учебника. Он не собирался оставаться здесь. Ему не зачем было быть в этом классе, когда все обедали, когда Рон и Герми сейчас без него обсуждали что-то. Поттер был внимателен, как никогда. Всё то время, пока он варил зелье желания, Снейп сидел напротив за преподавательским столом и следил за ним. Было в этом что-то интимное. Как-будто зелье связывало их обоих, создавало между ними настроение.

     За час Гарри закончил. Он ошибся всего раз, когда на финальном этапе начал перемешивать зелье не в ту сторону, но он исправил эту оплошность. Конечно зелье всё равно было не совсем того оттенка, каким должно было быть. Снейп молча посмотрел в котёл, а затем достал ещё одну бабочку и бросил её в котёл.

     — Что вы делаете? — закричал Гарри, но зельевар не ответил. Снейп молча зачерпнул зелье и передал черпак Поттеру.

     — Пейте, Поттер.

     — Зачем?

     — Это же зелье желания. Чего вы хотите более всего?

     — Уйти отсюда.

     — Тогда, тем более пейте.

     И Гарри выпил, до дна. Зелье имело вкус киселя из клюквы. Оно было вязким и сладким, а потом вкус стал напоминать жвачку, которую Гарри дал когда-то в магазине продавец, пожалев его. Поттеру было всего пять и он, открыв рот, рассматривал витрины со сладостями. Дадли купили всё… а ему… ему досталась жвачка бабл гам…

* * *


     Он приходил сюда год. Каждый день, как только заканчивались занятия в Хогвартсе и каждый выходной утром. Поттер всё также не реагировал на зелья, лежал и ни черта не делал. Как и всегда впрочем, а когда Поттер что-либо делал это заканчивалось катастрофой. Снейп ненавидел его за это. Он тратил всё своё время на то, чтобы просиживать около этого идиота и держать его за руку. Как-будто у него не хватало своих проблем? Он и так посвятил ему всю свою жизнь, пока мальчишка учился в Хогвартсе, так какого чёрта теперь он должен сидеть около постели героя и с надеждой вглядываться в белое, как мел лицо, неподвижное и какое-то чужое?

     Его бестолковые друзья наконец поженились. Приходили просить у него прощения, что не дождались его пробуждения. Они так это называли. Словно Поттер всего лишь спал. Снейп злился на них, за Поттера злился; порвал своё приглашение и выбросил в камин. В тот день он к Поттеру не пришёл. Не знал, что сказать ему. Идиотизм чистой воды, как-будто Поттер стал бы его укорять чем-то. Он уже год не мог никого ни в чём укорить. Лежал, как манекен или как чёртова Белоснежка в этой своей больничной пижаме и бледным лицом, ожидал поцелуя своего старого чудовища. Если бы это помогло… Нет, Поттер равнодушен ко всему: и к деликатным касаниям медсестёр, омывающих его, и к чётко выверенным рукам массажиста, избавляющим его от пролежней. Хотя некроз маловероятен, Поттер худ как щепка, на него смотреть было страшно. Снейп и не смотрел, он просто ждал.

     Иногда он говорил с равнодушным мертвецом, в основном о том, каких идиотов учит, иногда молчал долгими часами. Один раз умолял дождаться его из Мексики, куда собирался на конференцию. Оттуда звонил в Святого Мунго каждый день, узнавал — как там Поттер. Поттер был в порядке: лежал и не возмущался. Обратно прямиком в больницу, даже багаж не разобрал. Поттер лежал недвижно. Снейпа это разозлило. Мелкий ублюдок его не ждал, ни минуты не ждал, пялился в свой потолок, даже не раскрывая глаз, а Северуса не видел.

     Снейп, как пьяный опустился на пол перед ним и упрашивал очнуться, гладил по руке и говорил о бабочках.

     — Вредители, американские вредители, но видел бы ты какие они красивые, Поттер. Каждая как монарх в белой шубе, а длинные полы белоснежного плаща аккуратно сложены позади тела; ни единого пятнышка, белые, как снег. Видел бы ты их…

* * *


     Он проваливался в какую-то черноту, дальше от классной комнаты, в которой варил зелье со Снейпом. Кричал и рвался обратно, но что-то тянуло его вниз. В какой-то момент Гарри понял, что никуда он не падал и вообще не двигался, а лежал.

     — Поттер, — рука Северуса была на его голове, прижимала что-то холодное. Во рту было сухо и горько. Гарри с недоверием смотрел на Снейпа, ему казалось, что это очередной бред, где он вынужден отделять себя и то, что прикидывалось им и другими.

     — Что со мной? — прошептал он еле-еле. Снейп молчал. Лицо его, посеревшее и какое-то усталое, вдруг смягчилось.

     — Теперь уже всё хорошо. Ты выбрался, — Гарри смотрел на Северуса и не верил в то, что видел. Снейп не такой, он никогда не выглядел таким уязвимым.

     — Где я?

     — В Святом Мунго. Ты был не в себе, уже давно, — Гарри мгновенно пронзило воспоминание о последней битве. Они победили. Он собственноручно победил его, а потом была темнота.

     — Что это было?

     — Заклинание забвения или его ещё называют заклинанием шизофрении.

     — Ты давал мне бабочек, — Поттер усмехнулся и тут же поморщился от боли в голове.

     — Лежи тихо, ты ещё не пришёл в себя.

     — Это точно. Мне кажется, я теперь никогда не приду в себя.

     — Придёшь, — уверенно заявил Снейп.

     — Северус, — позвал Гарри, распахнув широко глаза.

     — Что?

     — А ты точно настоящий? — Поттер упрямо смотрел на зельевара, пытаясь определить степень его реальности.

     — Сам скажи, — Снейп больно ущипнул гриффиндорца за руку выше локтя.

     — Ау! Ты что делаешь?

     — Вправляю тебе мозги, Поттер, чтобы в следующий раз под заклинания идиотские не подставлялся!

     — Рановато ты начал, я ещё не пришёл в себя.

     — Ничего, с тебя станется. Позову, колдомедика, она тебя осмотрит.

     Снейп встал, собираясь уходить, но Гарри не отпускал его руку и во все глаза смотрел на него.

     — Поттер, это необходимо.

     — Понимаю.

     — Тогда отпусти, — гриффиндорец улыбнулся и отпустил руку Снейпа из захвата.

     — Ты сбегаешь, почему? — спросил Гарри Северуса, когда тот уже выходил из палаты.

     — С чего ты это взял?

     — Я тебя знаю, — Снейп поймал себя на желании отчитать зарвавшегося гриффиндорца и это чувство приятно заполнило его изнутри. Как давно он не испытал ничего подобного? Год, уже год он жил без эмоций, в тягостном ожидании конца. Поттер очнулся каких-то пару секунд назад, но уже поселил в нём чувственную бурю.

     — Я рад, что ты вернулся, — сказал Северус, улыбаясь кончиками губ.

Конец.